Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Коммуникации
С.М.Киров о литературе и театральном искусстве
(№6 [60] 23.03.2001)
Автор: Всеволод Боянович
Всеволод Боянович
Говоря о Кирове, мы привыкли иметь в виду прежде всего его революционную деятельность, поэтому сегодня, когда коммунизм более чем не в фаворе, этот крупный деятель оказался забытым. Во многом - несправедливо. В этой статье я постараюсь рассказать о литературно-художественной деятельности С.М.Кирова.

Можно с уверенностью сказать, что интерес к литературе, искусств, театру с годами у Кирова возрастал, приобретая профессиональный характер. В детстве он много читал. Проявлял неравнодушие к поэзии. В архиве Кирова (бывший ИМЛ. фонд, оп. I.) хранится несколько листков со стихотворениями юноши Кострикова.

В полную меру Киров выразил свое отношение к литературе, театральному искусству в годы журналистской работы во Владикавказе (1909 - 1918 г.г.). Газета "Терек" помещала рецензии Кирова на спектакли местного городского театра и гастролирующих трупп. Мною было собрано около 50 рецензий. Особый интерес представляли литературно-критические статьи, посвященные В.Г.Белинскому, А.И.Герцену, Т.Г.Шевченко, Л.Н.Толстому, М.Е.Салтыкову-Щедрину, Ф.М.Достоевскому, А.П.Чехову, А.М.Горькому и др.

В письмах 1911-1912 г.г., адресованных будущей жене Марии Маркус, Киров много и интересно писал о Достоевском, Андрееве, Чехове, Гл. Успенском, Горьком. Впоследствии, после его трагической смерти, сестра жены С.М. Кирова, Софья Маркус написала для музея в городе Орджоникидзе воспоминание. Есть там такие слова: "Многие письма … - это интереснейшие, ярко написанные лекции о двух направлениях в литературе. Сергей Миронович, характеризуя формализм и реализм в литературе, обнаруживает колоссальную эрудицию в этой области. Он знал в малейших деталях всех русских писателей: Л. Толстого, Тургенева, Гончарова, М. Горького, Л. Андреева и других ..." [1].

Вскоре по приезде во Владикавказ (1909 г.) состоялось близкое знакомство С.М. Кирова с Евгением Вахтанговым. Встречались на репетициях самодеятельного драматического кружка, которым руководил молодой Вахтангов. Вели беседы о сценическом искусстве, о большом назначении его в обществе. Вахтангов положительно отзывался о театральных рецензиях Кирова. Видел в них оценку спектакля, данную человеком знающим, глубоко и сильно чувствующим искусство.

Киров был активным зрителем городского драматического театра. Как репортер "Терека" он имел постоянное место во втором ряду партера. Хорошо знал артистов, со многими дружил.

Театральные рецензии "Терека" по преимуществу принадлежали перу С.М. Кирова. Рубрика "Театр и музыка" была привычной для читателей газеты. Помещаемые под ней материалы отличались друг от друга не только размерами. Здесь была и двадцатистрочная информация с общим отзывом о прошедшем спектакле или концерте; и развернутая рецензия с выделением отдельных проблем сценического искусства ; статья, анализирующая характер и манеру игры ведущего артиста или актера-бенефицианта; очерк, посвященный творчеству признанного деятеля культуры, корифея русской сцены и т.п. Под другой рубрикой - "Библиография" - Киров помещал рецензии на книги, альманахи, журналы. Публичные лекции также получали оценку.

В начале ноября 1910 года Россия была потрясена смертью Льва Николаевича Толстого. Столичные и провинциальные газеты, журналы заполнялись статьями, в которых люди разных взглядов выражали свое отношение к покойному писателю, к его богатому творческому наследию. "Терек" оперативно откликнулся на смерть Л. Н. Толстого. Вся третья страница газеты от 9 ноября 1910 г. была посвящена памяти писателя.

С. М. Киров, живо интересовавшийся русской литературой, не мог не написать о Толстом, которого любил самозабвенно. Статья-некролог "Он не умер" выражает горечь утраты русских людей, всего передового человечества. С душевным трепетом пишет Киров о бессмертии Л. Н. Толстого и его большой любви к народу: "Кто держал путеводный факел, освещавший дорогу всему миру, чье сердце болело скорбью всего человечества, кто жил, страдал и радовался за всех, кроме себя, тот не может умереть, тот будет жить в сердцах человечества и умрет вместе с ним...".

У Кирова статья-некролог написана в "общем плане". Частично это можно объяснить тем, что времени для глубокого и тщательного продумывания статьи у автора не было. Следы поспешности, вызванные срочностью задания, естественно, наложили отпечаток на материал, придав ему характер хотя и взволнованного, искреннего отклика по поводу тяжелой утраты, но отмеченного абстрактностью, некоторой фразеологической возвышенностью и патетикой.

Важно отметить другое. Киров через полгода пишет вторую статью о Толстом ("Забытая память", "Терек", № 4018 от 12.05.1911 г.). В ней уже нет общих рассуждений. Она конкретна и политически остра. И главная мысль сводится к тому, что официальная Россия стремится к забвению великого имени Толстого, тогда как неофициальная Россия (то есть - народ. - В. Б.) воскресит память о писателе земли русской.

Развернутые рецензии С. М. Кирова на "Анну Каренину" и "Власть тьмы", шедшие во владикавказском городском театре в 1910 и 1912 гг., есть не что иное, как продолжение разговора о Толстом, о непреходящей силе его могучего таланта и влияния.

Рецензия на "Анну Каренину" начинается с весьма категорического замечания, не согласиться с которым сложно. "Давно уже признана тщетность попыток приспособлять романы к театральным подмосткам. Насколько эта задача неблагодарна, видно хотя бы из переделки "Анны Карениной". Следовательно, инсценировка внесла деформацию. Из всех героев бессмертного романа более или менее сохранился только Алексей Каренин. Вронский же пострадал больше всех. В нем осталось, и то в довольно слабо выраженной форме, его отношение к Анне. Последняя уступила свое место Каренину. Но великое произведение остается великим произведением. И несмотря на неверно поставленные акценты, "драма прошла в общем хорошо", - констатирует рецензент .

Чтобы сложилось более или менее целостное представление о Кирове - рецензенте, приведем весь отрывок, раскрывающий, на наш взгляд, тонкое понимание автором сценического искусства :

"Особенно ярко был проведен третий, самый трудный для исполнения акт. Весь акт на сцене - две личности: Анна и Алексей Каренин. Они только что вернулись со скачек, где Анна открыла свое отношение к Вронскому окружающим. Это настолько сильный акт, что артист легко может истощиться в средствах. Сдержанное объяснение постепенно переходит в высшей степени драматический момент, когда Анна открывает своему мужу, что она беременна. Здесь не нужно слов, тут говорить нечего. Надо суметь передать свои переживания фигурой. Г.Вронченко-Левицкий сделал это прекрасно. Безукоризненная и законченная сцена, когда Алексей молчаливым жестом указал на дверь Анне. И когда последняя уходила, ясно чувствовалась та тяжелая борьба, которая происходила в душе Алексея. Казалось, что еще мгновение и Алексей изменит свое решение. Анна ушла, ушла оскорбленная в своих лучших, святых чувствах. И куда девалась неприступная гордость Алексея, - он стал ничтожен, жалок и бросился к сыну, которого не любит. Это был прямо захватывающий момент" / "Терек" , № 3905 от 21. 11. 1910 г. /.

В своих суждениях Киров честен и категоричен. Насколько он восхищен игрой Вронченко-Левицкого, настолько огорчен неудавшейся ролью Анны: "Анну Каренину играла госпожа Гордон. У артистки нет данных для такой роли, хотя она делала все, чтобы справиться с ней". Положительный отзыв получила игра артистки Валенты. Ее Сергей - сын Карениных - объединил в себе живость, детскую беспечность и любопытство. Алексей Вронский / арт. Гетманов / в инсценировке слабо вырисован. Эту мысль Киров подчеркивает дважды в своей рецензии. И все-таки он упрекает артиста, говоря , что "сцену у больной Анны можно было провести сильнее" .

На постановку "Власть тьмы" Киров откликнулся рецензией, не менее показательной и своеобразной. Построена она по иному. Об игре актеров здесь тоже идет речь. Но сказано об этом в конце и по соотношению с общим объемом - немного. Подавляющая часть рецензии-статьи посвящена общей оценке драмы Л.Н.Толстого, ее общественной значимости и актуальности.

Автор высказывает мысль, что исключительная по своей простоте и глубокому драматизму пьеса Толстого трудна для постановки. И объясняется это тем, что драма развивается в среде, которая большинству подвижников сцены малознакома, так как драматическая литература до сих пор отражала главным образом "быт интеллигентческий", а не народный, крестьянский. Чем вызван интерес к драме? Не только новизной темы. Он усиливается, по совершенно справедливому мнению автора, жизненностью основных моментов пьесы, не перестающих действовать "в сельской среде и по сей день".

Киров отмечает большую работу всего коллектива передвижников [2]: "Развертывая одну картину за другой, углубляя и развивая драматизм действия, они местами делают его потрясающим и при этом ни пяди не уступают жизненной правде, не уходят от реальности". / "Терек" от 11 мая 1912 г., № 4312 /. Киров-рецензент отмечает изумительную по своей простоте игру артиста Аркадина. Его Аким "вполне и совершенно овладел душою и скудной мыслью самобытного и цельного человека "от земли" , для которого труд - святыня и правда - бог". Артист правдиво изобразил "бессилие Акима доказать свою правоту при завязке драмы. Аким чувствует "нутром" надвигающуюся грозу, но он бессилен предотвратить ее, отразить доводы окружающих". Об артистке Марусиной, игравшей Анисью, находим в отзыве также высокую оценку: "В ней не было ни одного "игранного" штриха - все жизненно, красочно". Упоминаются еще Митрич и Никита. Первый - "хорош", второй - "местами увлекался пафосом, передерживал, а в общем оставил впечатление".

Итак, на наш взгляд, рассмотренные рецензии дают полное право сказать: "Киров любил театр, любил творчество Л.Н.Толстого; умел смотреть и оценивать.

Киров отдавал предпочтение писателям-реалистам, их герои "гораздо понятнее и ближе" , сила их воздействия неоспоримо богаче и многограннее. Л.Н.Толстой, как и Тургенев, Достоевский, Гончаров, Чехов, Горький, - писатели, чьи произведения оказывали огромное влияние на мировоззрение Кирова, на выработку у него литературно-эстетического вкуса , политических и философских взглядов.

К столетию со дня рождения В. Г. Белинского, отмечавшегося всей печатью России в мае 1911 года, С. М. Киров откликнулся на страницах "Терека" пространной статьей "Великий искатель" [3].

Первые абзацы статьи характеризуют эпоху, в которую жил и творил В.Г.Белинский. Страшное время 30-40-х годов прошлого столетия являло собой "кульминационный пункт развития дореформенного периода". Здесь "воплотился во всей полноте дворянско-крепостнический режим, уснащаемый высшей формой бюрократизма". Последний, как отмечает Киров, проникал не только во все формы внешней жизни тогдашнего общества , но и "в сердце , и тайные людские помыслы". Общественная, литературная, художественная и научная деятельность подчинялись строгой бюрократической опеке. Все неугодное правительственной системе беспощадно изгонялось, преследовалось, уничтожалось. В тексте статьи Киров очень кстати использует резолюцию Николая I: "Должно повиноваться, рассуждения свои держать про себя". Эта лаконичная запись царя с беспредельной циничностью выражала истинное состояние общественной жизни российского государства. "Бюрократическая система была возведена на такой пьедестал, подходить к которому считалось преступлением против самого неба...".

И вот нашелся человек, который смело и самозабвенно бросился на поиски истины. Этим человеком был В.Г.Белинский: "Жадно, неутомимо и страстно бросился он в поиски за ней и мощный голос его, как трубный звук, стал оглашать мрачную эпоху, связывая все живое и лучшее , способное воспринять правду-истину и правду-справедливость. От юношеской трагедии "Дмитрий Калинин" до предсмертных писем его все проникнуто этим пылким исканием" .

В статье прослеживается путь исканий Белинского, путь нелегкий, тернистый, мучительный: "Начав с поисков абстрактной, потусторонней истины ... он перешел к чисто-научному мировоззрению, от идеализма к материализму", - заключает Киров. Автор статьи называет Белинского "Моисеем русской общественной мысли, который вывел ее из темных лабиринтов голой абстракции на торную дорогу реализма". В заключение, Киров высказывает твердую уверенность в том, что творчество Белинского, его идеи, его литературно-критическая школа будут долгие годы служить русскому передовому обществу, "и не одно еще поколение будет с жадностью припадать к "мечтаниям" великого искателя, ища ответа на мучащие социальные вопросы" [4].

Накануне первой мировой войны Владикавказский театр поставил пьесу Горького "На дне". Киров откликнулся рецензией, в которой буквально с первого абзаца выразил неудовлетворение : "Какое-то странное впечатление оставила постановка "На дне". Впечатление незаконченности, недостаточной полноты общих картин, несмотря на несомненную сценичность пьесы" (Подчеркнуто мной. - Вс.Б.)

В чем же дело? Пьеса сценична, "исполнители как будто были все на местах...; роли достаточно наиграны... тем не менее, в целом картины не совсем удавались". Почему, спрашивается, все это происходит? Чем вызвано "какое-то странное равнодушие, вялость и медленность в общем развитии пьесы?". Прямого ответа на поставленные вопросы в рецензии мы не найдем, однако по прочтении всего материала становятся понятными неудачи театра: они заключаются в неровности игры, в отсутствии сыгранности всей актерской труппы, в неумении глубоко прочесть горьковский текст пьесы. Если второй акт прошел хорошо, то "третий акт сильно разбил впечатление, полученное от второго акта". Удачно сыграны роли Актера, Сатина, Луки, Барона, но "Васька Пепел скорее походил на Василия, чем на Ваську. Слишком мало было в нем воровского, бесшабашного, красочного ... женские роли прошли безжизненно" [5].

В 1928 году состоялось личное знакомство Кирова с Горьким. На следующий год Алексей Максимович дважды приезжал в Ленинград. Киров и Горький присутствовали на собрании городского профсоюзного актива, были свидетелями спуска на воду двух лесовозов со стапелей Балтийского завода, подолгу беседовали в гостинице, где остановился писатель. Между ними установились самые дружеские деловые отношения. Большую поддержку и помощь оказал Киров Горькому - редактору издания "Жизнь замечательных людей" .

В литературно-критическом наследии С.М. Кирова немалый интерес представляет внушительная по размерам статья о Н.К. Михайловском, опубликованная к 10-летию со дня смерти известного литературного критика и социолога народнического направления [6]. Статья начинается с укоризненного замечания о том, что "русские люди никогда не торопятся познать и изучить своих отечественных светочей науки, знания и социального реформаторства". Хотя на это есть причины, "достаточные" для русского общества оправдания, скрывающиеся все в тех же "особых условиях" русской жизни и общественности, - с некоторой горечью и иронией замечает автор статьи.

Киров пишет далее о тех тяжелых условиях, в которых протекала многообразная деятельность Н.К. Михайловского. Шестидесятые, семидесятые годы - трудное время, " когда русская общественная мысль претерпевала испытания, идущие со всех сторон, когда больно было смотреть на Запад, а в России задыхались от разочарований после "эпохи великих реформ". В это время не каждый сумел сохранить чистоту, последовательность и неизменность своих социальных и гуманитарных принципов.

Н.К. Михайловский был в числе тех, кто сохранил все эти качества и потому имя его "должно быть особенно ценно для всякого, кому не безразличны социальные судьбы России, кто чувствует хотя какую-нибудь привязанность к истории русской общественной мысли".

Киров видел в Н.К. Михайловском человека последовательных действий. Он всю свою жизнь посвятил исканиям Правды, Справедливости. В этих искренних исканиях Михайловский часто заблуждался. Киров пишет: "Он не упускал ни одного случая, чтобы не подчеркнуть своей социальной точки зрения. И если он делал это больше всего только в полемике с марксизмом, то только потому , что в этом идейном течении он видел много реальных оснований, хотя и не говорил об этом определенно".

В другом месте своей статьи Киров указывает на отрывочный, парадоксальный характер социологических настроений Н.К. Михайловского и тут же подчеркивает, что последний "только в своем отрицательном отношении к марксизму вылился вполне" .

В статье отмечаются огромные усилия Михайловского как защитника человеческой личности, не боявшегося "обрушить всю силу своего публицистического красноречия против самых модных и победоносных новшеств, если они не возвышали личность, не отвечали его правде - справедливости. Он неустанно бичевал пробравшийся в Россию капитализм со всеми его последствиями и с его своеобразным прогрессом" .

В статье С.М.Кирова о Н.К.Михайловском преобладает позитивное начало, сквозит уважительное отношение к одному из лучших представителей и выразителей взглядов русской культурной демократии в последней трети прошлого века человеку, который оказывал на русскую общественную мысль неотразимое влияние. "Это, - пишет автор статьи, - был сильный Боян, хорошо выстуженный критическим проникновением в человеческое творчество, смелый, прямой и зависимый только от логик собственного мышления".

*   *    *


С.М. Киров был одаренным литератором, многогранной творческой натурой. Занятие литературно-критической деятельностью носило профессиональный характер . Его очерки, статьи, зарисовки, рецензии выполнены на высоком художественно-публицистическом уровне.

В Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при бывшем ЦК КПСС хранятся неопубликованные стихи, рассказы, пьесы Сергея Мироновича. В одном из тюремных писем, адресованном будущей жене, Киров делился планами написания романа "Из мира отверженных".

Все это свидетельствует о серьезных потенциальных возможностях партийного литератора, которые не раскрывались в полную меру, не стали преобладающими только потому, что верх в жизни Кирова взяла революционно-партийная и государственная деятельность.

Примечания
1. Музей С.М. Кирова и Г.К. Орджоникидзе в г. Владикавказе. Ф . I
2. Пьесу во Владикавказе поставил передвижной драматический театр реалистического направления, созданный в 1905 г. в Петербурге артистами П. П. Гайдебуровым и Н.Ф. Скарской.
3. С. Миронов (один из распространенных псевдонимов Кирова). "Великий искатель" , "Терек" , № 4032 от 29 мая 1911 г.
4. "Терек" , № 4032 от 29 мая 1911 года.
5. "На дне" С.М. "Терек" от 23 ноября 1913 г.
6. С. Киров "Н.К. Михайловский" "Терек" , № 4815 от 28 января 1914 г.


_________________________________________________
© Боянович Всеволод Николаевич
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Не осознают себя и не понимают мира вокруг
Известный экономист и финансист о своей жизненной позиции – с критикой людей, осуждающих либерально мыслящих п...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum