Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
От человека разумного к человеку расслабленному
Статья о глобальных процессах в развитии человества, в результате которых происх...
№07
(360)
01.06.2019
Образование
«Детям индиго нужны индиго учителя»
(№5 [127] 01.03.2006)
Автор: Ирина Коняева
Ирина Коняева
Вот уже пятый год подряд учителя со всего постсоветского пространства собираются в Москве на международные педагогические чтения. В этом году они в течение трех дней обсуждали, как научить детей… летать. И глубоко ошибется тот, кто подумает, будто речь шла об организации курсов юных авиаторов для детей вип-персон. Совсем нет. Просто концепция гуманной педагогики, идеи которой сформулировал известнейший ученый и педагог Шалва Амонашвили, изначально предполагает, что человек от рождения крылат. В пригласительном билете на последние, пятые педагогические чтения, я прочитала:

«Высота полета меряется мыслью. Красота полета меряется творчеством. Стремительность полета меряется отдачей. Победа в полете достается храбрым».

Не благодаря, а вопреки

Перед тем, как сеть за эти строки, я прошлась по интернету и нашла сообщение об удивительном открытии одного из ульяновских ученых. Он воплотил в жизнь идею о шапке-невидимке и запатентовал новый способ преобразования оптического излучения – а говоря простым языком, научился делать предметы невидимыми. Фантастика! Сказка в очередной раз стала былью. Согласитесь, чтобы делать открытия такого рода, надо иметь богатое воображение – не только допустить мысль о том, что предметы могут быть невидимы, но и поверить в саму эту возможность.

Значит, основа развития науки – вера и полет воображения? Если начать задавать себе подобные вопросы, то идеи гуманной педагогики, которые поначалу могут показаться утопичными, принимают конфигурации самой что ни есть живой реальности и, более того, самой насущной необходимости!

Впрочем, о своей науке Шалва Александрович любит говорить образами – недаром само понятие «образование» – вслушайтесь в звучание этого слова! - есть не что иное, как воспитание по образу. И если принять во внимание, что сегодняшняя школа – это завтрашнее общество, давайте подумаем: какой образ будущего мы ей закажем?

… В одном сельском доме ласточки свили себе гнездо. Обитатели этого дома были хорошими людьми, и ласточки не побоялись соорудить свое жилище прямо в комнате. Чтобы дать птицам выход на волю, люди все время держали окно открытым, и в один прекрасный день ласточки вместе со своими детенышами упорхнули в высокое небо. Так случилось, что в этом же доме в клетке жили канарейки, которые тоже вывели потомство. Но эти птенчики научились лишь перепрыгивать с одной жердочки на другую. И хотя дверца в клетке часто оставалась открытой, они не покидали ее, потому что так и не научились летать, хотя были рождены крылатыми существами.

Не так ли мы поступаем с детьми? К сожалению, в современной школе пока не очень много людей, которые задаются этим вопросом. Иначе трудно объяснить, почему так непродуманно проводятся реформы в сфере образования. При этом игнорируются национальные традиции, без которых, как отмечал Амонашвили, духовное воспитание детей лишается важнейшей основы. В качестве яркого примера он привел внедрение тестовой системы оценки знаний – «благодаря» ей многие учителя ориентируют весь учебный процесс на зазубривание, а для развития мышления при таком подходе уже не остается времени.. На первый взгляд, странно, что на всем постсоветском пространстве стали копировать опыт страны, которая является мировым лидером по импорту мозгов. Если в США тестовая система не оправдала себя, то почему мы, словно под гипнозом, так настойчиво воспроизводим эту модель?

На все вопросы такого рода есть ответ, и на чтениях он был сформулирован со всей определенностью. Нынешняя школа, так же, впрочем, как и общество, поражены бездуховностью, поэтому стремление к осмыслению и познанию жизни не приветствуется – от школы требуют вложить в каждого ребенка определенный программой набор знаний. Почему-то не принимается во внимание, что многое из того, что сегодня кажется необходимым, через десять-двадцать лет безнадежно устареет, и в этих условиях гораздо практичнее научить детей учиться все жизнь. Да, отличники «канареечной» школы могут стать хорошими исполнителями, но для того, чтобы обеспечить стране достойное развитие, обществу сегодня нужны крылатые дети – с развитым воображением, свободным мышлением и способностями к творчеству. Взрастить таких детей и закалить их для жизни в нынешних условиях – такие сверхсложные задачи ставят себе учителя, которые приняли идеи гуманной педагогики.

Говорят, осенью в Москве прошел крупный форум философов, на котором преобладали апокалиптические настроения. В итоге ученые сошлись на том, что общество в своем развитии все больше заходит в тупик, о чем свидетельствует рост числа трудноразрешимых проблем во всех сферах жизни. В столичном Доме учителя царила совершенно другая атмосфера, хотя педагоги вполне осознавали: им зачастую приходится действовать не благодаря, а вопреки тому, что так настойчиво культивируется в обществе. Ведь не секрет, что многие молодые люди сегодня не имеют представления о классической культуре, а то, что раньше стимулировало духовное развитие – слово и звук – стало использоваться во зло. Да, на популяризации криминала, жестокости, насилия и распущенности можно сегодня хорошо зарабатывать. Но какое будущее уготавливается для молодежи через такое программирование ее интересов?

- Мы должны отдавать себе отчет в том, что сейчас против детей, против семьи ведется настоящая информационная война, - заметила доктор педагогических наук профессор Елена Черноземова, – а раз это война, значит, надо думать о стратегии и тактике.

Правда, на первый взгляд кажется, что набор средств гуманной педагогики совсем не приспособлен для ведения боевых действий – потому что здесь главным инструментом образования является любовь учителя к своим ученикам, школу рассматривают как мастерскую человечности, а смыслом педагогической жизни считают поиск истины.

Один из основных принципов такой педагогики – воспитывать не через осуждение, а через утверждение: когда утверждается любовь – отступает ненависть, когда появляется стремление к миру – война становится невозможной. Все просто: там, где появляется свет, тьма отступает. Так отвоевывается пространство, необходимое для полета.

Будем учиться летать!

Когда я впервые услышала о таком понятии, как гуманная педагогика, то, признаться, у меня возникло некоторое недоумение – а какой она может быть, если не гуманной? Во всяком случае, любое определение, которое отрицает гуманность, будет служить в этом случае скорее приговором, чем характеристикой. Поэтому в редакции Большой российской энциклопедии поступили очень смело, когда в только что вышедшем втором томе впервые решились дать определение педагогики авторитарной. Из него следует, что в основе технологии взращивания «канареек» лежит система, которая строится на беспрекословном подчинении учеников авторитету учителя, ограничивает их инициативу и препятствует развитию способности принимать во взрослой жизни самостоятельные решения.

И хотя эта модель воспитания, как утверждается в энциклопедии, больше характерна для тоталитарных режимов, так ли уж изменилась внутренняя жизнь школы за последние пятнадцать лет? То, что школа в принципе консервативна, общеизвестно. Возможно, потому, что весь процесс обучения изначально зависел и будет зависеть от личности учителя. Министерства могут сколько угодно засылать в школу новые методики и программы, инструкции и приказы, но когда учитель остается наедине с классом, именно он определяет, как строить отношения с детьми.

Сегодня учителя разных стран отмечают: работать стало труднее – при том, что число учеников в классах за последние годы уменьшилось. Изменились дети, и многие педагогические приемы, которые раньше позволяли добиваться желаемого результата, вдруг перестали действовать. Одна из педагогов с большим учительским стажем, не побоялась признаться:

- Мои ученики стали другими, а я осталась все той же.

С подобных признаний начался путь к гуманной педагогике у многих из тех, кто по своей инициативе, а зачастую и за свой счет приезжает в Москву, чтобы понять, как подступиться к современным детям, которых традиционная школа скорее готова записать в категорию «трудных», обвинить в замкнутости или в гиперактивности, нежели понять, что к ним нужно подбирать иные ключи.

«Гиперактивным детям нужна гиперактивная педагогика», «при больших надеждах рождается большая педагогика», «крылатому ученику требуется крылатый учитель» - все высказывания такого рода – а их на педчтениях звучало немало – сводятся в конечном итоге к тому, что школе все-таки придется в самые кратчайшие сроки кардинально меняться. По наблюдениям некоторых учителей – что любопытно, из разных стран - до 90 процентов детей в классах «не такие, как раньше». Если еще десять лет назад дети с особым типом одаренности, или как их сейчас называют, дети индиго, были редкостью, сенсацией, то сейчас они рождаются массово и появляется новое поколение – поколение-загадка, потому что современных методик обучения таких детей нет. Более того, проведенные опросы среди учителей показывают, что подавляющее большинство вообще не подозревает о том, что в их классе могут появиться такие «аномальные» ученики.

Не в лучшем положении могут оказаться не только учителя, но и все мы, взрослые – мамы и папы, бабушки и дедушки. Не случайно доктор педагогических наук, профессор Валерия Ниорадзе призывала учителей работать не только с детьми, но и с их родителями.

- У меня учился очень талантливый мальчик, - рассказывала она, - и, наконец, на родительском собрании я увидела его маму и подошла, чтобы высказать свое восхищение творческим потенциалом ее сына:

- Вы мама Феди?

- Да, я. И я знаю, что мой сын бездельник,- неожиданно ответила женщина.

- Ну, какой же он бездельник, он прекрасно пишет, к тому же сам так старательно набирает тексты на компьютере.

- Да, это он может, но все равно он лодырь, - подытожила Федина мама. И переубедить ее оказалось невозможно.

Если вникнуть в суть принципов гуманной педагогики, то тяготение к ней учителей, которые уже работают с необычными детьми, в том числе и детьми индиго, кажется явлением отнюдь не случайным. Потому что эта педагогика строится, прежде всего, на духовной основе, а для детей индиго как раз характерна именно духовная одаренность. Они видят мир других измерений и мгновенно чувствуют ложь, они отзывчивы на язык любви и обладают какой-то невероятной многовековой мудростью. Им по силам мгновенно решить задачу и дать готовый ответ, который получен в результате озарения, а не путем логического рассуждения. Они лучше учатся, когда им говорят: не «запомни», а «вспомни». Они способны общаться без слов, они непоседы и могут легко попасть в обычной школе в категорию трудных, неуправляемых детей, потому что не подчиняются приказу и всем своим существом требуют других условий общения с миром.

Почему появились дети индиго? В природе ничто не происходит понапрасну. Амонашвили разделяет предположение о том, что, видимо, человечеству пришло время сделать скачок в своем эволюционном движении. А дети индиго – это новые люди, которым суждено открыть новый резерв в развитии нашей цивилизации – духовный.

Сначала любить, потом учить – на этом стоит педагогика гуманизма. Каждому ли дана способность любить? Не только своих детей, но и всех тех, кто сидит перед тобой за школьными партами? И выясняется, что этому нужно учиться. Иначе не вырастут крылья, а без крыльев не состоится полет.

Уроки мудрости

- Это фантастика! – в этом возгласе я узнала латышскую речь, когда объявили перерыв между заседаниями. Делегация латвийских учителей была на этих чтениях одной из самых многочисленных. Правда, увидеть ее в «собранном» виде мне так и не удалось – живой обмен опытом из зала заседаний перемещался в кулуары, где каждый искал и находил коллег-предметников, люди обменивались адресами, обсуждали методические материалы, новые учебники и все то, что может объединять учителей независимо от того, где и что они преподают.

- Здесь все самое ценное собирается по крупицам, - сказала завуч одной из латвийских школ Галина Вдовина. – Мы приехали для того, чтобы учиться друг у друга и ощутить поддержку коллег-единомышленников.

Иногда кажется, что эти открытия очень простые. Вот, например, одна учительница дала детям задание – составить мудрое высказывание. И назвала несколько слов: сердце, улыбка, небо, путь. Результат получился просто удивительный! Улыбка в сердце – это путь к небу, писали ее ученики, путь в небо лежит через чистое сердце. Так они заглядывали внутрь себя. А один мальчик, чемпион города по боксу, написал: «улыбка лечит душу». А когда написал, заплакал.

Такая она, оказывается, эта гуманная педагогика, со слезами на глазах. Педагогика преодоления, жертвенности и бесконечного служения. Когда участники педчтений ответили на вопрос анкеты: что вы будете делать, чтобы соответствовать уровню современных детей, мне показалось, ответы больше походят на присягу своей профессии.

«Я буду искренним», писал один учитель. «Я буду верить в детей и любить их», отвечал другой. «Я не буду лгать детям», «я буду любить их такими, какие они есть». «Я буду учиться жить их жизнью».

Да, те, кто приезжает в Москву постигать мудрость гуманной педагогики, не отрицают, когда их называют идеалистами. Что есть идеал? Это форма предельной устойчивости. Идеалисты всегда несли тяжесть мира и спасали его.

Трудность в том, что идти к этому идеалу приходится с учетом земных реалий и выискивать пути к полету через обыденность жизни. Идти через кризисы, через преодоление себя, когда, как заметила в своем выступлении учительница из Цесиса, «хочется все бросить и уйти в монастырь». Но они не уходят – они проводят уроки чуда, разрисовывают потолок своего класса в цвета звездного неба, ведут факультатив «Эволюция души» и доказывают родителям, что их дети талантливы. Они вообще смотрят на мир под другим углом зрения – и открывают это зрение у своих учеников. Только тогда учеба становится сотворчеством.

Преподаватель литературы из российской глубинки рассказывала, как на уроке однажды не могла подобрать слова, чтобы объяснить ребятам заповедь «не прелюбодействуй». На помощь пришли сами ученики и дали такое определение - «не распыляй свою любовь, данную тебе богом, понапрасну».

Оказывается, дети любят такие головоломки, потому что им нравится все, что позволяет познавать себя. Правда, они и сами порой преподносят учителям задачки, которые вполне подтверждают еще один педагогический постулат: уча – учимся.

… Ученики девятого класса стащили классный журнал и подставили себе отметки по нескольким предметам. Когда это обнаружилось, встал вопрос: как поступить? Если пользоваться традиционными приемами, следовало найти зачинщиков, вызвать родителей или созвать собрание и устроить ребятам головомойку. Ну, а если отойти от шаблона?

На урок математики пришла завуч и объявила выговор классному руководителю. Формулировка выговора была приблизительно такая: «за недобросовестное отношение к государственному документу, нанесшее ущерб его сохранности». Завуч прочитала приказ и ушла. То, что так пострадает их любимая учительница, в классе не ожидал никто. Сначала воцарилось молчание, потом кто-то заплакал, а в конце урока весь класс просил прощение. Повинную голову, как говорится, меч не сечет. Когда стали обсуждать, как выйти из положения, выяснилось, что не все учителя обнаружили подлог. Тогда ребята пошли к ним и сами признались в том, как они «улучшили свою успеваемость».

Одновременно встал вопрос, как поступить с «лишними» отметками. Чтобы не пачкать журнал, было решено, что ученики возьмут дополнительные задания и выполнят их на те оценки, которые сами себе поставили. Кроме того, классная руководитель поручила ребятам самим все рассказать дома, для многих объяснение с родителями оказалось самым тяжелым испытанием. Но когда прошли и его, то ощутили огромное облегчение и радость от того, что смогли пройти весь этот путь. Он не был напрасным, потому что принес понимание: любой поступок – это причина, которая создает следствие. Хороший поступок – хорошие следствия, а дурной… Он порождает тернистый путь искупления.

Оказывается, приучать детей к самоанализу можно с самого раннего возраста. На семинаре одна учительница, которая ведет уроки в начальной школе, рассказывала, как дает детям задание нанизать на нитку бусинки. Светлая бусинка – это хороший поступок, доброе слово, высокие помыслы, а темная – это те проявления характера, которые предстоит изживать. По тому, какие цвета преобладают в бусах, ребенок может сам оценить, как он прожил день, неделю, месяц.

Ищите Учителя!


В дни педагогических чтений по российскому телевидению прошел сюжет о том, как в образцово-показательной школе было возбуждено уголовное дело по статье «за жестокое обращение с детьми». Увы, такое случается не так уж редко и не только в России. Я вспомнила, как однажды Шалва Амонашвили дал совет, как выбрать школу для своего ребенка. Не на здание надо смотреть, говорил он, и даже не на оснащенность школы современным оборудованием, а на лица учителей. Если они светятся, если люди доброжелательны и приветливы – значит, школа имеет свой дух. Ей можно доверить детей.

За пять лет гуманная педагогика в разных странах приобрела немало последователей. В России появились спецкурсы в нескольких педагогических вузах, на новые принципы воспитания перешло несколько школ, в ряде других открываются экспериментальные классы. В Дагестане уже есть сторонники перевода всех школ этой республики на методики гуманной педагогики. Наверно, не случайно эта идея возникла в том регионе, где не понаслышке знают, что такое агрессивность, и ищут пути, чтобы сгармонизировать общество.

Начали появляться первые учебники, в которых авторы совершенно по-иному подходят к изучению предметов - на чтениях за считанные минуты разобрали несколько десятков книг по русскому языку, которые только что изданы в Санкт-Петербурге. Я увидела в этом учебнике совершенно незнакомые термины и понятия. И, похоже, это только начало, потому что нынешняя учебная литература, по оценкам многих учителей, имеет один существенный недостаток – она рассматривает каждую науку в отдельности, в то время как детям надо дать целостное представление о мироздании.

Это, по общему признанию, одна из самых трудных задач. Но поиск идет, и оказывается, на уроках геометрии можно затрагивать проблемы психологии и параллельно с гранями геометрических фигур исследовать грани человеческих характеров. Преподаватель физики из Клайпеды Ирена Стульпинене уже написала книгу о том, каким теснейшим образом физика связана с философией. Она считает, что учебная программа незаслуженно умалчивает о том, как шел научный поиск лауреатов Нобелевской премии и какими представлениями о мире руководствовались известнейшие ученые, когда открывали для нас новые области знаний. Преподаватель музыки из Мытищ Нинель Алмазова знакомит своих учеников с пифагорейской школой, которая рассматривала музыку как часть математики.

Если организовывать весь образовательный процесс по такому принципу, то окажется, что в нем нет главных и второстепенных предметов. Но в нем всегда есть и будет главное действующее лицо – учитель.

На всем постсоветском пространстве, наверно, нет страны, где бы не пытались реформировать школу. Когда Шалву Амонашвили просят прокомментировать, насколько полезна или вредна может быть та или иная реформа, он обычно советует спросить мнения педагогов. Если преобразование помогает учителю в его работе с детьми – значит, такая реформа полезна. Если нет – лучше от нее отказаться.

… В какой-то момент я поймала себя на мысли о том, что если слово «гуманный» применить к другим областям нашей жизни, то они приобретут совершенно иное содержание. Ну, например: гуманная журналистика. Или так: гуманная экономика. Гуманная политика – это что-то совсем незнакомое. Хотя, как знать - быть может, именно такой образ будущего рождается в творческих лабораториях гуманных педагогов?

_______________
© Коняева Ирина
Наукометрия в науке — крупный международный бизнес
Статья известного ученого, главы Совета старейшин РАН Алексея Розанова об устаревшей методике использования по...
Мир в фотографиях
Фотографии, опубликованные в социальной сети "Твиттер" в апреле-мае 2019 года.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum