Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мир в фотографиях
Подборка фотографий из различных интернет-ресурсов источников, а также фотографи...
№15
(368)
25.12.2019
Культура
«Разрушение хачкаров Джуги – преступление против человечности»
(№6 [128] 16.03.2006)
Автор: Ашот Бегларян
Ашот  Бегларян
Недавно Европарламент принял резолюцию, осуждающую уничтожение армянских памятников в Нахичевани. В частности, в ходе обсуждения документа парламентарии отметили неприемлемость разрушения Азербайджаном армянских хачкаров (каменных стел с инкрустированным крестом), являющихся общемировым культурным наследием. В связи с резолюцией Европарламента с заявлением выступило министерство иностранных дел Азербайджана, в котором выразило протест по поводу данного решения.

Ситуацию разъясняет доктор исторических наук, археолог Гамлет Петросян:

«В пространственно-объемном, иконографическо-стилистическом и семантическом планах хачкары Джуги представляют собой исключительное явление в культуре армянских хачкаров. Имея в своей основе классические традиции культуры армянских хачкаров, Джуга, благодаря своему исключительному экономико-культурному, географическому и политическому положению и роли в известной степени внесла инновации в иконографию, орнамент и частично семантику хачкаров. Такое беспрецедентное развитие искусства хачкаров в Джуге явилось результатом экономико-культурного подъема, пережитого этим поселением в 15-16 веках благодаря транзитной торговле шелком. Однако этот подъем трагическим образом был приостановлен насильственным переселением, организованным согласно указу первого правителя Персии - Шаха Аббаса, а затем - поджогом и разрушением города. Из порядка 10 тысяч хачкаров, имевшихся в 17 веке, к 20 веку в Джуге осталось лишь около 3 тысяч. В конце 2002 года в результате варварства, организованного со стороны правительства Азербайджана, были уничтожены и последние 3 тысячи хачкаров Джуги. В декабре 2005 года азербайджанские вооруженные формирования тяжелыми молотами расщепили последние осколки хачкаров и, перевозя их на машинах, свалили в Аракс. Это преступление было заснято с иранского берега и распространено по всему миру.

Параллельно с отражением различных модуляций армянской культуры хачкары Джуги являлись лучшим выражением той синтетической культурной среды, в которой они появились. Мировоззрение и вкусы общины, занимавшейся торговлей с дальними странами и имеющей благодаря этому общирные и многоплановые экономические, политические и культурные связи, ее предпочтения и инновации своеобразно отразились в хачкарах. Как, в объемных решениях, так и в растительном и геометрическом орнаменте можно выделить особенности (сверхстройность, неизменная ширина плиты, почти обьемное представление ниши, преобладание простого декора и др.), которые появились вследствие взаимовлияния армянского и персидско-мусульманского искусств.

В некоторых композициях заметно влияние западно-европейской иконографии, а отдельные скульптуры явно содержат в себе монгольские черты и образцы индийского и тибето-китайского фронтального изображения. В какой мере, какими путями и посредством чего они превратились в культурное явление, демонстрируя великий и многогранный образ Шелкового пути, - задачи, которые должны были ставиться и исследоваться на основе наследия хачкаров Джуги.

Таким образом, культура хачкаров Джуги важна не только для наследников и исследователей армянской культуры, но и для носителей и исследователей мусульманской и персидской, европейской и даже культуры Юго-Восточной Азии. Эти памятники являлись ценным источником для изучения не только армянского, но и персидского, индийского, юго-восточного искусств и их взаимовлияний. Посягательство на всякое проявление культуры - уже само по себе большое преступление против человечности, и тем более непростительно злодеяние, вследствие которого теряются ценности, вмещающие в себя культурное многообразие и завоевания различных культур, а следовательно и культурные ценности, отражающие диалог людей и народов».

Карабахский археолог Вардгес Сафарян отметил в интервью ИА REGNUM, что своей самобытностью хачкары на кладбище в Джуге занимают особое место в истории искусства армянского хачкара.

«Имея торговые сношения с Западом и Востоком (в особенности с Персией), Джуга стала местом скрещивания армянской и восточной (позднеиранской) культур. И как следствие этого влияния на хачкарах Джуги ясно прослеживается влияние персидского искусства. По мнению известного исследователя А.Якобсона джугинские хачкары «столь же пластичны и артистичны по исполнению, как и их выдающиеся предшественники 12-13 и 14 вв.». «Но это произведения уже нового позднесредневекового искусства, далеко отошедшие от армянской монументальной декоративной классики. В этом – историческая ценность джугинских хачкаров позднего средневековья», - отметил археолог.

По его словам, практика уничтожения армянских памятников на территории современного Азербайджана не является чем-то новым.

«На протяжении всего существования Советского государства на правительственном уровне осуществлялся этноцид, в ходе которого сначала отчуждалось, а затем присваивалось культурное наследство армян. Программа присвоения культурного наследия Арцаха и других районов исторической Армении, оказавшихся в составе Азербайджанской ССР, стала составной частью армянофобской политики правительства Азербайджана с самого начала создания этой республики. После того, как в 1936 году кавказских тюрок переименовали в азербайджанцев, они по сути стали титульной нацией. Новоиспеченной нации нужна была история, нужно было доказать свою «автохтонность» на данной территории. И поскольку историческая «ниша» была занята, началось присвоение чужого культурного наследства», - сказал Вардгес Сафарян.

По словам археолога, отчуждение и затем присвоение культурных ценностей обычно протекало с помощью достаточно гибкого внутреннего механизма.

«В ходе пропаганды идей интернационализма и равноправия народов, одним из рычагов присвоения стало выявление «родственности», «общих истоков», «тождественности» между армяно-христианской и татаро-мусульманской культурами. Другой рычаг состоял в опосредованном присвоении, цель которого - приписать культурное наследие армян агванам (кавказским албанцам), а через албанцев – азербайджанцам. Механизм опосредованного присвоения давал возможность сохранять при необходимости кажущуюся нейтральность и обьективность. Одновременное использование этих двух рычагов, в соответствующих условиях, могло придать насильственному отчуждению и присвоению характер чисто академической дискуссии», - сказал археолог.

По его утверждению, в присвоении культурных ценностей были задействованы административные органы и научная интеллигенция, а отношение азербайджанского народа к этому наследию оставалось полуравнодушным (как и отношение к любому культурному наследству вообще в реалиях советского периода) и полувраждебным (что можно определить как отношение к конкретной антагонистической культуре).

«В связи с развернувшейся национально-освободительной борьбой, в условиях, когда армянство Арцаха вновь обрело связь с культурным наследством, механизм присвоения полностью исчерпал себя. Именно об этом свидетельствует попытка азербайджанской интеллигенции найти новых «предков» и четко выраженное враждебное отношение азербайджанского этноса к культурному наследию армян, что мы наблюдаем сегодня в Старой Джуге», - резюмировал Вардгес Сафарян.


_________________________
© Бегларян Ашот Эрнестович
Космос Эрнста Теодора Гофмана
Очерк о философе, писателе, мыслителе Эрнсте Теодоре Гофмане (1766, Кёнигсберг – 1822, Берлин)
Жизнь в инореальности. 4 статьи
Статьи о том, как ниги, видеоигры, телесериалы создают когнитивную систему современного пользователя интернета
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum