Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
История
Из истории названий приазовских сел. Часть 1.
(№8 [38] 22.04.2000)
Автор: Виктор Литвиненко
Виктор Литвиненко
Часть I. Казенные поселения

Топономия Нижнего Дона и Приазовья в той или иной мере находила свое отражение в работах известных донских исследователей-историков и краеведов В.Д.Сухорукова, Х.И.Попова, А.Кириллова, М.Б.Краснянского и др., в которых, правда, преобладает историко-краеведческий подход. Сведения о некоторых наиболее ранних поселениях и их названиях по бывшему Ростовскому уезду содержатся в интересных, но малодоступных изданиях - "Материалах для историко-статистического описания Екатеринославской епархии" (1880 г.) и "Сборнике статистических сведений по Екатеринославской губернии" (1884 г.), а также в "Списках населенных мест Российской империи" (1863 г.) [1-3]. Любопытные факты можно найти и в хорошо известных историкам и краеведам "Материалах к археологическим съездам" Х.И. Попова [4]. Общеязыковой анализ донской топонимии дан в статье З.В. Рубцовой [5], а увлекательный обзор топонимов Нижнего Подонья и Приазовья содержится в неопубликованной работе Н. Г. Фрадкиной [6].

Тем не менее, наши познания в этой области трудно признать удовлетворительными. По многим населенным пунктам публикаций совсем нет, а имеющиеся сведения нередко разноречивы, неточны и не отличаются полнотой.
Нами предпринята попытка собрать архивные материалы и сопоставить их с данными публикаций по конкретной территории: была взята сплошная выборка селений в нижнем течении реки Кагальник от местоположения Новобатайска до устья; сюда входят и населенные пункты от Батайска до Азова; рассмотрены также некоторые селения по южному побережью Таганрогского залива. Все эти поселения входили в состав бывшего Ростовского уезда Екатеринославской губернии. Рассмотрены материалы только дооктябрьского периода (до 1917 г.). При этом по ряду населенных пунктов (особенно частновладельческих) собраны сведения, которых совсем нет в публикациях, а в ряде случаев получены интересные дополнения, которые удачно вписываются в известные факты. Вместе с тем обнаружились и своего рода топонимические загадки, ждущие своего разрешения [7].

История названий населенных пунктов тесно связана с историей их возникновения, т.е. с историей заселения края. По происхождению все населенные пункты можно разбить на три основные группы: а) те, которые основаны беглыми крестьянами, перешедшими здесь в разряд государственных ("казенные поселяне"); б) те, что возникли на помещичьих землях (частно-владельческие) и в) те, которые образованы переселенцами-колонистами, преимущественно немцами и частично латышами.
Поток беглых переселенцев шел преимущественно из Украины - из Полтавской и Черниговской губерний, а также отражал миграционный процесс внутри Екатеринославской губернии (сюда переселялись крестьяне из Бахмутского и Славяно-Сербского уездов); некоторая часть беглых поступала из Слободской Украины. Помещики переселяли своих крестьян большей частью из центральных губерний России: из Курской, Орловской, Тульской, Рязанской и др. губерний. Иностранные поселенцы представляли собой так называемую вторую волну колонизации, которая шла с запада по южным регионам России (Молдавия, Бессарабия, Причерноморье, Приазовье).

Рассмотрим происхождение названий сел по указанным группам, причем оговорим сразу, что такой подход - не более чем типологический прием, позволяющий разбить наше сообщение на части; в плане "чистой" ономастики в названиях по группам много общего: и там и там мы встретим топонимы, восходящие к антропонимам, гидронимам, оронимам и т.п., хотя можно отметить и некоторые нюансы.
Казенные поселения. На Кагальнике казенные поселения возникли на основе трех сельских обществ: Батайского, Койсугского и Кагальницкого - путем хорошо известной процедуры отпочкования хуторов от села-"метрополии".
На земле Батайского сельского общества основано было всего два поселения: собственно Батайск и село Новобатайск, расноложйное на р. Кагальник [8].

Батайск вырос на месте татарского становища, известного со времен хана Батыя, именем которого была названа небольшая речка (Батайсу - "ручей Батыя"), от нее пошло и название села; с появлением в начале XIX в. на этой земле еще одного селения его стали называть Новое Батайское, потом Новобатайск; Батайск же в документах все чаще фигурирует как Старое Батайское, или Старобатайск. С этими названиями все ясно. Однако вопрос осложняется тем, что в обиходе местные жители селение Новобатайск чаще называют Раково. В архивных документах это название обнаружить не удалось, но в то же время оно зарегистрировано в "Списках населенных мест Российской империи" (далее - "Списки...") за 1863 г. в качестве второго aназвания [3, с. 112], из чего следует, что оно издавна хорошо известно. Авторы "Сб. стат. сведений...", подробно рассказывая об основании этого села крестьянами во главе с "осадчим" Крахмалем, ни разу не упоминают название Раково, а волостной старшина Скиба, отвечая на вопросы анкеты Х.И. Попова, сообщает, что со времени основания Новобатайск других названий не имел [2, с. 65-66; 4, л. 367, 390]. Тем не менее местное название Раково существует, и, согласно местному преданию, появилось оно вследствие того, что в прежние времена здесь в реке Кагальник было изобилие раков.

На земле Койсугского сельского общества возникло 6-7 населенных пунктов (имел место факт слияния двух хуторов в один).
Ойконим Койсуг образован от хорошо известного гидронима, название которого восходит к татарскому кой-су - "овечий поток" [1]. Название село не меняло, если не брать во внимание фонетические и морфологические варианты: Койсуг - Койсюг, Койсугское - Койсюгское. Нелишне отметить любопытную деталь: исторически Койсуг состоит из двух частей - Полуденки и Доломановки. Полуденкой называют наиболее старую часть села: сюда в 1780 г. в массовом порядке переселились жители слободы Полуденной, которая находилась примерно в двух верстах к востоку от крепости Дм. Ростовского и была передана переселившимся сюда из Крыма армянам, назвавшим это место Нахичеванью. В 1824 г. решением магистрата г. Ростова-на-Дону слобода Доломановская была включена в состав города, а ее жителям предложено было записаться в мещанское сословие. Тогда свыше 300 жителей слободы, не пожелавших переходить в мещанство, перебрались в Койсуг, образовав здесь новую Доломановку как часть селения Койсуг, которая и поныне считается слободой.

Самарское, село (х. Самарский, Каяла, Каялова). Сведения о происхождении названия в "Сб. стат. сведений..." и в материалах Х.И. Попова несколько различаются: в сборнике утверждается, что село названо по имени первого поселенца - жителя Койсуга Ивана Самарченко, "чумака из малороссов" [2, с. 65]. У Попова сообщается, что Самаренко (Самарчак) - это прозвище, а настоящее имя основателя села - Иван Мартышенко [4, л. 339-406], что, очевид-но, соответствует действительности, ибо в ревизских сказках нет фамилии Самаренко или похожей на нее, но записан Мартышенко Иван Савельевич [9]. В других архивных материалах сведений, как-либо объясняющих название села Самарское, не обнаружено; до 1834 г. упоминается как койсугский хутор без названия [10]. С конца прошлого века село среди окрестных жителей все больше называется Каялой, или Каяловой; это - перенос названия железнодорожной станции на название населенного пункта [11].

Кочеванчик (Малый, Кочевал, Нахичеванчик), хутор на правом берегу р. Кагальник. Долгие годы административно включался в состав соседней Новониколаевки, хотя еще на рубеже XVIII-XIX вв. на картах обозначен как отдельное селение. На плане земель Койсуга за 1801 г. у линии, изображающей дорогу в этот хутор, сделана надпись: "Из Петровского в Малый хутор", - из чего можно заключить, что в те времена он назывался Малым (в отличие от большего по размерам соседнего хутора) [12]. На плане земли с. Новониколаевка за 1845 г. хутор имеет название Кочеван [13]. Данный топоним вызывает определенный интерес, обусловленный неясностью этимологии. З.В. Рубцова, стремясь подчеркнуть "многоязычность" донской топонимии, относит его к армянской лексике; никак не обосновывая свой вывод [5]. Н.Г. Фрадкина полагает, что данный топоним возник на основе глагола "кочевать" - в данном случае: скочевать, переехать, перебраться на новое место [14]. Хотя это название является в Подонье - Приазовье довольно распространенным, единого взгляда на его происхождение пока нет. В "Сб. стат. сведений..." приводится ошибочное название - Нахичеванчик [2, с. 65].

Новониколаевка (х. Кирбыта, Кирбытов, Чумаченко, с. Николаевка). Село на правом берегу р. Кагальник. До Октябрьской революции - волостной центр одноименной волости. На картах и в разных документах до 1834 г. встречается как хутор койсугских поселян без названия. Первое официальное название дано после постройки здесь в 1833 г. Николаевской церкви - селение Николаевка, а спустя несколько лет - Новониколаевка [13, 15]. Однако хутор изначально имел по крайней мере два названия, которые связывают с именем основателя, - х. Чумаченко и х. Кирбыта. Согласно преданию, записанному в "Сб. стат. сведений...", некий чумак но фамилии Колесник, приписавшись к Койсугу, основал на Кагальнике хутор, где и поселился, занимаясь чумачеством. По роду своего занятия Колесник получил прозвище Чумаченко [2, с. 63-64], так назвали и хутор. Это предание, к сожалению, не находит подтверждения в архивных документах: в них этот хутор ни разу не встречен под названием Чумаченко, но неоднократно упоминается как хутор Кирбыта (в ревизских сказках, в правительственном указе об отделении хутора от Койсуга - "О переименовании Койсугского селения Кирбытовских и Горбачевых хуторов...", а также в "Списках..."), из чего мы склонны заключить, что реальным лицом - основателем селения - был все-таки койсужанин Трофим Ерофеевич Кирбыт [16], а личность Чумаченко-Колесника нуждается в идентификации (возможно, Чумаченко и был Кирбыт, а не Колесник; впрочем, в ревизских сказках их фамилии стоят рядом - так записывали живших по соседству...). Исторические названия села в памяти людей не сохранились, их вытеснило церковное - Новониколаевка, в обиходе - просто Николаевка.

Высочино (х. Горбачев, Средний, х. Высочина) село на правом берегу р. Кагальник. Названо по фамилии основателя - беглого крестьянина из Полтавской губернии Семена Лаврентьевича Высочина. Личность основателя подтверждается и преданием, и документами [2, с. 65; 17]. Однако это название дано официально лишь в 1858 г., а до этого у хутора были другие названия. Основано село, надо полагать, в конце 70-х - начале 80-х гг. XVIII в., впервые о нем речь идет как о хуторе без названия (основанном жителями Койсуга по сути незаконно на резервной пустоши № 7) в материалах, относящихся к 1798-1803 гг. и отражающих споры по поводу притязаний правления Войска Донского на селения Батайское и Койсугское [18]. Первое официальное название - хутор Горбачев - дано в 1834 г., встретилось оно и в правительственном указе 1836 г., и на картах Ростовского уезда 1840 и 1848 гг. [19]. На карте земель Новониколаевки 1845 г. [20] хутор указан с названием Середний; этот топоним до конца XIX в. фигурирует в разных местных бумагах наряду с официальным - с. Высочино - и, являясь вторым названием, в обиходе употребляется и сейчас. Первое официальное историческое название - хутор Горбачев - в памяти местных жителей не сохранилось, но несомненно, что оно дано было по прозвищу, или уличной фамилии, людей, здесь живших, - эта уличная фамилия существует и поныне (Горбачи-Бондаренко). Но относилось ли это прозвище в те стародавние времена и к семейству Высочина, пока не установлено. Анализируя другое историческое название - Средний, мы вправе рассматривать возможность переноса названия урочища на ойконим: дело в том, что в окрестностях Высочино имелось два оронима со словом "средний" - пустошь Средний Гусарский Брод (на этой земле ныне находится с. Новоалександровка) и Средняя Падь на Кагальнике (примерно от с. Пешкове до с. Заимо-Обрыв). Ни к одному, ни к другому село Высочино не приурочено, и подобный перенос маловероятен. Возможно, справедливым будет другое объяснение: из трех рядом расположенных на Кагальнике койсугских хуторов - Кочеванчик, Кирбыта и Высочина - самым большим был хутор Кирбыта, самым маленьким - Кочеванчик, который, как уже сказано, так и назывался - Малый, а хутор Высочина был средним по размерам, и этот различительный признак, видимо, изначально употреблялся в обиходе, превратившись в неофициальное, но популярное название населенного пункта.

Кулешовка (х. Хорольский + х. Кулешова, Кулешов, Кулишов, Кулишовск; Закурганный) село па левобережье р. Азовки у оз. Лебяжьего. Основано в конце XVIII в. койсугским жителем, выходцем из Полтавской губернии, Григорием Яковлевичем Кулешовым. Имя основателя приводится в "Сб. стат. сведений..." [2, с. 66-67] и косвенно подтверждается ревизскими сказками [21]. В материалах Х.И. Попова имя Кулешова не названо [4, л. 340]. В документах конца XVIII - начала XIX в. упоминается как койсугский хутор без названия. Следует подчеркнуть, что первоначально здесь имелось два хутора: западнее собственно хутора Кулешова располагался хутор Хорольский, основанный, видимо, выходцами с р. Хорол, приписавшимися к Койсугу и поселившимися здесь для занятия скотоводством. Это был единственный из койсугских хуторов, которому уже в 1820 г. был выделен земельный надел и дано официальное название - "хутора Хорольские" (хутору Кулешова - в 1834 г.) [22]. Однако в публикациях почему-то о хуторе Хорольском нигде не сообщается, хотя мы его видим на некоторых историко-топографических картах и более позднего времени [23]. Переселение с Хорола, очевидно, не было единичным: в Зерноградском районе Рост. обл. сохранились поныне названия Верхние Хороли, Средние Хороли. Жителям Хорольского в 1834 г. было предписано переселиться в хутор Кулешова [24], поскольку их хутор был расположен за пределами койсугской земли - на Среднем Гусарском Броде (в то время - владение некоего Басманова). Память о хуторе Хорольском сохранилась в названии участка земли между Высочино и Кулешовкой (в наше время - это дачи в районе железнодорожного разъезда "Высочино"), указанное место называется "Хороли" (Хурули).

У Кулешовки было и второе, малоизвестное название - Закурганный [25], отображенное на историко-топографических картах, изданных в начале XX в. Каких-либо документальных данных, объясняющих это название, не обнаружено. Можно высказать следующее предположение. В прошлом весьма оживленной была дорога из Койсуга в сельцо Петровское (ныне Платоно-Петровка), поскольку через него шла дорога на Кубань. Из Койсуга вначале ехали по дороге на Азов, а потом примерно на полпути к Кулешовке сворачивали влево и двигались по направлению на самый большой в этих местах курган, известный в старину как "Черная Могила", а позже как Пеленкинский (поскольку дорога вела во владения помещиков Пеленкиных). Дорога шла юго-восточнее Черной Могилы, так что Кулешовка оказывалась далеко в стороне - за курганом. Не исключено, что это обстоятельство стало определяющим фактором в присвоении хутору названия Закурганный как заключающего в себе понятие некоего ориентира в пути.
Такова история названий койсугских поселений.

Подобный процесс образования населенных пунктов и появления их названий мы наблюдаем и в бывшем Кагальницком сельском обществе. Правда, здесь почти нет вариантов исторических названий, хотя самих населенных пунктов несколько больше. Ограничимся кратким перечислением этих селений.
Ойконимов, происходящих от антропонимов, здесь всего два: Пешкове и Головатовка. Пешкове основано кагальничанином однодворцем Пешковым [26], Головатовка - семьей Головатых (Головатенко) [27]. Кугей хотя и основано, по преданию, неким гусаром, малороссом, в 1801 г. [4, л. 42 об.-45], названо не по имени этого гусара, а по месту, где оно расположилось, - низине Луго-Кугей, или займищу Кугей, поросшему преимущественно кугой и мелким камышом [3, с. 113; 28]. Село Круглое, по преданию, названо так потому, что первые поселенцы располагали свои усадьбы по кругу [4, л. 82-94]. Село Заимо-Обрыв выделилось из Круглого и называлось то Займы, то Обрыв, а потом эти названия слились в одно; происхождение названия - по местоположению: займы - займище.

Хутор Узяк - по происхождению - гидроним: так называется рукав дельты Дона, на котором расположен хутор; слово тюркского происхождения и восходит к основе тех же слов, что нузак, азак, адзак, ад-даг, ай-ак, что в переводе означает "нога", "подошва", "край", "низина", "болотистое место" [29]. Хутор Подазовский назван по местоположению - "под Азовом".
Наконец, упомянем последний кагальницкий хутор, который сейчас официально называется Береговой, но больше известен под своим историческим названием - Качеван. Это одно из старейших селений, основанных жителями Кагальника. В документе 1820 г. и на карте Ростовского уезда 1840 г. оно отмечено как "хутора Качеванские" [30]. О происхождении этого названия мы можем сказать то же, что сказано выше о хуторе Кочеванчике.

Мы намеренно не стали рассматривать "метрополию" сельского общества - село Кагальник. Этот населенный пункт хорошо известен в топонимической литературе. О происхождении названия можно кратко сказать следующее. Гидроним Кагальник, от которого и произошел ойконим, безусловно, тюркского происхождения. Однозначного этимологического толкования этого топонима нам найти не удалось. З.В. Рубцова ограничилась замечанием, что данный гидроним образован от названия растения [5]. Некоторые возводят его к тюркскому кёгёлён, которое в переводе с ногайского означает "трава, зеленая травка". Такое объяснение звучит недостаточно убедительно, если вспомнить, что, например, Н.А. Баскаков относит это слово к однокоренным со словом "когил" - ковыль. Нам представляется более убедительным соотнести название реки Кагальник с огузоноловецким "когалы" - изобилующая кугой, осокой - в таком случае название реки дано по наиболее характерной для нее растительности [31], это и сейчас остается отличительным признаком реки.
В заключение данного обзора подчеркнем, что в нем не ставилась задача акцентировать внимание на теоретическом аспекте происхождения топонимов и их классификации, основное внимание прежде всего было уделено истории появления населенных пунктов и их названий на описываемой территории. Будет более целесообразно обсудить своеобразие этих ойконимов в сопоставлении с названиями частновладельческих поселений, что предполагается сделать в следующем сообщении.

Источники:

1. Материалы для историко-статистического описания Екатеринославской епархии. Церкви и приходы XVIII столетия: Вып. 2. Екатеринослав, 1880.
2. Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии: Т. 1. Ростовский на Дону уезд и Таганрогское градоначальство / Составлен статистическим отделением Екатеринославской губернии земской управы. Екатеринослав, 1884. Некоторые данные но истории населеннных пунктов в этом сборнике взяты из издания, указанного в кн. [I].
3. Списки населенных мест Российской империи, составленные и издаваемые статистическим комитетом Министерства внутренних дел. XIII. Екатеринославская губерния с Таганрогским градоначальством. Спб., 1863.
4. Государственный архив Ростовской области (ГАРО), ф. 697, оп. 2, д. 77 (материалы Х.И. Попова).
5. Рубцова З.В. Из истории донской топонимики // Историческая ономастика. М., 1977. С. 219, 227.
6. Фрадкина Н.Г. Заметки о донской топонимии // Очерки истории Азова: Вып. 5. (В печати).
7. Сведения о населенных пунктах нами почерпнуты из различных фондов, хранящихся в ГАРО: это - фонды Областной чертежной, межевой конторы, фонды уездного и областного по крестьянским делам присутствий, фонды казначейства, фонды уездного предводителя дворянства, уездного и областного дворян-ских собраний, фонды канцелярии области Войска Донского, фонды мировых посредников и мн. др.
8. О Батайске см.: ГАРО, ф. 229, 341, 376,429, 98; 213, оп. 1, д. 15308.
9. ГАРО, ф. 376, оп. 1,д. 5, п. 58.
10. ГАРО, ф. 213. оп. 1, д. 15308.
11. См.: Школьные музеи. Ростов н/Д., 1976. С. 74-75; а также: Гетманец М.Ф. Тайна реки Каялы. Харьков, 1989. С. 108 (о переименовании ж.-д. ст. Самарская в Каялу в 1885 г.).
12. ГАРО, ф. 229, оп. 1, д. 2023 (вкладыш - калька-копия плана койсугской земли 1801 г.).
13. ГАРО, ф. 229, оп. 1 доп., д. 78, д. 84.
14. Фрадкина Н.Г. Указ. соч.
15. ГАРО, ф. 229, оп. 1 доп., д. 51, 84; оп. 2, д. 145.
16. ГАРО, ф. 376, оп. 1, д. 667, л. 26-27; д. 5, н. 33.
17. ГАРО, ф. 376, оп. 1, д. 667. (В этой ревизской сказке 1835 г. в поправках и пометках на полях впервые упомянуты Высочиновы хутора).
18. ГАРО, ф. 213, оп. 1, д. 15308 (п. 8.2, К-5); ф. 341, оп. 1, ф. 300, л. 2-2об.; ф. 229, оп. 1 дон., д. 107.
19. ГАРО, ф. 376, он. 1, д. 667, л. 26-27; ф. 229, он. 1 доп., д. 51; оп. 2, д. 218.
20. ГАРО, ф. 229, оп. 1 доп., д. 78, л. 1.
21. ГАРО, ф. 376, он. 1,д. 5,п. 103.
22. ГАРО, ф. 229, оп. 2, д. 1; он. 1 доп., д. 51.
23. ГАРО, ф. 229, оп. 2, д. 218; К-263, № 1, К-264, л. 18.
24. ГАРО,ф.229,оп.1доп.,д.51.
25. ГАРО, К-263, № 1 (Сев.-Кавк. край); К-264, л. 18.
26. ГАРО, ф. 376, оп. 1, д. 25, л. 3 об., п. 7-8.
27. Там же, л. 17 об.
28. ГАРО, ф. 229, оп. 2, д. 218; см. также: Федотова Т.А. Вглубь истории приазовских сел // Голос истории. 1994. № 6 (ноябрь).
29. Толкование слова см.: Фомичев Н.М. О происхождении названия и времени основания города Азова // Очерки истории Азова: Вып. 1. Азов, 1992. С. 49- 50.
30. ГАРО, ф. 229, оп. 2, д. 1;д. 218.
31. О словах "кёгёлён", "когалы" см.: Баскаков Н.А. Тюркская лексика в "Слове о полку Игореве". М., 1985. С. 109; 110-113.
_____________________________
© Литвиненко Виктор Исидорович
Природа в фотографиях
Фотографии живой и неживой природы из разных частей света
На руинах рухнувших иллюзий
Смешались в кучу быт и психбольница... / Не время ль жить на водах и на видах / вдали от потребительской корзи...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum