Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Холодное лето 2020-го
Статья содержит краткий анализ экономических проблем в связи с эпидемией коронав...
№05
(373)
01.05.2020
Общество
Латыши и русские в одной "коммуналке"
(№6 [151] 25.04.2007)
Автор: Наталья Севидова
Наталья   Севидова
В Латвии слово "интеграция" – самое расхожее в СМИ. У нас есть министерство интеграции, государственная программа интеграции, сочиняется бездна проектов и дискуссий на тему интергации. Вся эта риторика давно набила оскомину. Тем более, что официально под интеграцией у нас понимают овладение "криевсами" (русскими) госязыка (латышского) и "правильное" понимание ими истории. Между тем, помимо расхождений в исторических взглядах и политических убеждениях, есть еще особенности национальных характеров. И, может быть, самое сложное - принять инаковость соседей по "коммунальной квартире" - без осуждения, снобизма и неприязни. А может, и поучиться чему-то друг у друга.

Я родилась и живу в Латвии всю свою жизнь и накопила немало наблюдений о ментальных отличиях русских и латышей. Конечно, это субъективный взгляд. Поэтому я дополнила его опросом разных людей, которые работали, учились, общались в иноязычной среде - латыши среди русских, русские - среди латышей, или в смешанных коллективах. И услышала от собеседников немало любопытных суждений.

Упаси боже, не собираюсь давать оценки - что есть плохо, что хорошо. Буду просто констатировать. Так есть, как говорят латыши.

Воспитание

Начну с личного. В классе этак шестом я пела в школьном хоре. Однажды мы выступали на певческом конкурсе, который проходил в столичной 49-й школе. Латышской. Когда нас привели туда, я была поражена чинному порядку на переменах - дети ходили по коридором парами, взявшись за ручки! В моей же родной 21-й школе на переменках стоял невообразимый гвалт, школяры носились как угорелые. Помню случай, когда толпа старшеклассников нечаянно сбила с ног маленького худенького японца из иностранной делегации. Наши акселераты его просто не заметили.

Вот вам пожалуйста - и тут дети, и там дети. Но - там паиньки, а здесь сорванцы. То ли темпераменты у нас разные, то ли воспитание... Но как оказалось, и педагогические подходы в латышской и русской школе не одинаковые.

Педагог Елена П., которая 80-х годах преподавала русский язык в латышской школе, рассказала, что ученики там были как шелковые. Учителя держали их в ежовых рукавицах. "Однажды классная руководительница предупредила меня: "Вы с этим Янисом пожестче! Тот еще фрукт!" Вихрастый с и виду безобидный первоклашка сидел на первой парте и невинно хлопал ресницами. Однако "сколотая"(учительница - Н.С.) предупредила меня, что шалопай не раз срывал ей урок. Она поступила с ним беспощадно - оставила после уроков и... отлупила! После трепки пацан и думать забыл про свои проказы."

Елену шокировали крутые воспитательные меры, но она должна была признать, что дисциплина на уроках была безупречной. И пусть в основе ее лежал больше страх, чем уважение к учителю, но зато педагоги в латышской школе не знали того, извините, геморроя, который имели их коллеги в русских школах. В моей юности, помню, на некоторых уроках, который вели мягкотелые учителки, не умевшие держать подростков в руках, был настоящий бедлам - мальчишки без спросу ходили между партами, лупили друг друга линейками, хамили на любое замечание. Вот и решайте сами, какая педагогическая система лучше.

Быт

По интерьеру офиса частной фирмы сразу поймешь, кого больше в коллективе. Если в помещениях царит эстетика - вазочки, подсвечники, плетеные корзинки - как пить дать, фирма латышская. Здесь свято отмечают varda diena (именины), стол сервируют тщательно и с любовью к мелочам - крохотные канапе, свечечки, салфеточки, букетики... "Любят они красивые бессмыслицы" - фыркнула как-то поэтому поводу одна моя приятельница, выпускница МГУ. Было это лет двадцать назад. Зайдя недавно как-то к ней в гости, я однако обнаружила и у нее в доме кучу подобных "красивых бессмыслиц".

Способность создавать гармонию пространства, вероятно, объясняет то, что латыши особенно сильны в искусстве дизайна. А еще в художественной фотографии и документальном кино, что я тоже объясняю пристальным вниманием к фактуре бытия. Эта латышская черта, подозреваю, созвучна японскому мировосприятию. Возможно, какие-нибудь высокомудрые филологи и возьмутся провести параллели между хокку и дайнами. И тут и там схожий литературный принцип: в малой форме большой художественный образ.

Но если вернуться к внешним условностям, то мы, русские, куда меньше к ним привязаны. И прекрасно себя чувствуем за столом с небрежно нарезанными бутербродами и разнокалиберной посудой. Лишь бы компания была душевная! Главное - хорошо посидеть: посмеяться над солеными шутками, понастальгировать, поругать власти и поговорить о смысле жизни. А пятно на скатерти и отсутствие салфеток - какое это имеет значение?

У моего бывшего коллеги по «Молодежке», Саши Никитина, ныне крупного российского издателя и создателя музея русской водки, была по всякому поводу дежурная присказка: "Старик, ну что это в сравнении с Мировой Скорбью?"

Досуг


Веселятся латыши организованно, заранее планируя процесс. Моя соседка-украинка, отправившись на пикник с чисто латышской компанией, взахлеб рассказывала, какие там были конкурсы, викторины, соревнования, песни. "А наши взяли бы с собой водки, ведро шашлыков и просидели бы весь день у костра - делилась она со мной. Да уж, это обычный сценарий выезда на природу братьев-славян.

Кухня

Вообще-то шашлык давно стал национальным латышским блюдом. Без него не обходится ни один праздник Лиго. А традиционный сыр с тмином идет лишь как скромное дополнение к богатому столу. Русские тминный сыр тоже охотно едят, но – в будни. А для праздников это, на наш вкус уж больно заурядное угощение. Что касается, хлебного супа со взбитыми сливками, то славяне его крепко полюбили, а вот к серому гороху со шпеком так толком и не привыкли.
Собственно, вот и все, что мы знаем о сугубо латышских блюдах. И посему нередко иронизируем на эту тему, не замечая, что сами тоже незаметно переключаемся на иноземные яства, предпочитая щам и пельменям японсикие суши, итальянские пиццы и пасты.

Стиль

Завуч моей родной школы Гермина Хансен поделилась своим наблюдением относительно манеры одеваться у нашей молодежи. Латышские девушки выглядят по-европейски безлико - бесформенные пуловеры, сарафаны, мешковатые юбки, грубая обувь, небрежные прически, а иногда и эпатирующий макияж. Или вовсе ни грамма косметики на лице. Всем своим аванградным видом девушка выражает презрение к мещанским предрассудкам. Демонстративный отказ от атрибутов, подчеркивающих женскую привлекательность - это манифест внутренней свободы. Русские девушки одеваются с точностью до наоборот - они всячески подчеркивают свою сексапильность - вызывающе короткими юбками, декольте, ярким гримом. И выглядят очень соблазнительно, но порой и вульгарно. Зато в смысле вольностей с мужчинами, как рассказывали мне девчонки, жившие в студенческих общежитиях, у их латышских сверстниц меньше комплексов. Правда в последние годы границы между двумя стилями начали размываться.

Студенчество

Моя дочь училась в университете и на латышском потоке, и на русском. И с удивлением обнаружила, что латышские сверстники более открытые и компанейские. В русскоязычной студенческой среде, особенно среди девчат было больше "понтов".

"Латыши шустрые в учебе и дико активные в общественной жизни", - такое мнение мне довелось услышать от другой русской выпускницы ЛУ Марины. "Если в группе 25 латышей, то двадцать из них наверняка состоят в каких-то организациях, участвуют в работе студенческого совета и пр." Латыши легки на подъем и готовы по первому зову куда-то нестись, ехать, участвовать в тусовках, толоках, капустниках и т.п. Наши более инертны. У нас в русской группе была только одна активистка, но она никого не могла растолкать. Всем было все по барабану", - вспоминает девушка.

Мышление

Это поразительным образом противоречит тому, что сказал мне о соплеменниках известный латышский политолог Кристиан Розенвальдс. Он считает, что национальная ментальность у латышей - хуторская, а у русских - деревенская. Коллективная реакция на событие - это русская ментальность. Хуторской тип мышления, это когда в схожих обстоятельствах латыши чувствуют себя посторонними: "Это не наш хутор! Нас это не касается".

"Русские жили в деревне друг у друга на виду. Деревня знала все горести каждой семьи и принимала их как неизбежность, без лицемерия. А латыши, жившие замкнуто на хуторах, свои беды и обиды привыкли держать при себе. Но при этом старались найти виноватых в своем горе вокруг себя. Это проецируется на макроуровне: русские виноваты потому, что сто лет назад кто-то что-то не так сделал, Европа виновата по другой причине. Это как женщина, которую бросил муж, - она считает всех мужчин негодяями и позволяет себе хамить им.

Политолог Розенвальдс не обошел и еще один аспект взаимоотношений наших народов, который сложился уже под влиянием не исторических обид, а современных этнополитических комплексов. "Латыши чувствуют себя нацией второго сорта по отношению к Европе. Мы, как беспризорники, подобраны и приняты в семью европейского сообщества. И должны как-то перед собой оправдываться, что мы все-таки лучше негров. Я, человек не из Западной Европы, по определению там человек второго сорта. И этого дурака из Латвии Европа все время учит, как и что делать. Отсюда рождается комплекс неполноценности. И латыш ищет кого-то, перед кем он может почувствовать себя человеком первого сорта. И находит русских", - замечает Розенвалдс.

А вот шеф-редактор РТР в Балтии Андрей Яковлев, который преподавал в Балтийском русском институте пиар в смешанных группах, считает, что "хуторской уровень" - это не природная, а привнесенная черта: "Многие латышские ребята, особенно из провинции, не знающие русского языка, оказались в обедненном информационном пространстве. Их русские сверстники уже владеют обоими языками, им доступен более объемный пласт специальной литературы. Например, по пиару можно найти пять-шесть книг на латышском. На русском - десятки. Поэтому студенты-латыши больше "заряжены" на преподавателя, больше "смотрят ему в рот", поэтому преподавать им проще и спокойнее. Русскоязычные же студенты более независимы и критичны. У них нет такого пиитета перед авторитетом преподавателя.
Музыкальный педагог Илзе Булате, которая на ломанном русском проводит семинары по звуковой терапии в ассоциации "Аквилона", в восторге именно от русских групп: "Они очень пытливые, открытые, жадные до всего нового. В латышских группах я не чувствую такой отзывчивости."

Речь

Андрей Яковлев отметил также засоренность молодежной речи в смешанных группах русизмами и латышизмами. Грозит ли это родным языкам? Едва ли. Новояз используется молодыми просто кодовый язык общения в определенной среде. (И кстати, этот сленг состоит сплошь из русской лексики – недавно даже словарь такой выпустили). Преподаватель латышского языка, лингвист Валентина Казачкова рассказала, как полчаса вслушивалась в молодежную абаркадабру, на которой в троллейбусе разговаривал с товарищем по сотовому молодой парень-латыш. А потом с другим собеседником он заговорил уже на отличном литературном латышском языке.

Та же Валентина Казачова, которая возглавляет языковый центр Lexis, подметила и такую особенность коммуникации латышей: "Они как бы поглаживают собеседника по шерстке. Даже сугубо деловой разговор начинается с обмена любезностями: "Как поживаете?", "Прекрасно выглядите!" "Как семья?" "Где отдыхали?". В латышской речи беспрерывно мелькает волшебное слово "ludzu" (пожалуйста). Латыш, если не расслышал или не понял, обязательно переспросит: "Что, пожалуйста?". Русские воспринимают это как неискренность и сюсюканье. По мнению же, Валентины Казачковой вербальный политес - европейская традиция. А наши соотечественники утратили эту учтивость в 1917-м году и теперь в общении сразу берут "быка за рога", не тратя время на церемонии и расшаркивания.

Среда

Еще пару слов о хуторском менталитете, за который я бы хотела вступиться. Думаю, он тесно связан и с ощущением малой родины и чувством хозяина своего кровного клочка земли. Мой дом, мое подворье, мое хозяйство... Все это должно быть не хуже, а лучше, чем у соседа. Приезжаю на хутор к саймниеку (хозяину), вокруг лес, сам крестьянин уже весь сгорбленный, и старуха давно померла, а под окнами дома - цветы посажены, и трава у пруда выкошена, и сухие сучья у сирени вырезаны... За этой ландшафтной эстетикой, присущей латышам, и русские дачники в Латвии тянутся. Правда, все, что за забором фазенды, их уже не колышет - обочины к садовым кооперативам завалены всяким хламом. Отдельные чистоплюи на ходу из машины кулек с мусором могут швырнуть, возвращаясь с уик-энда на даче в городские квартиры.

Деловая этика

Менеджер крупной фармацевтической торговой сети Татьяна К., работающая в смешанном коллективе, отметила такие черты латышского характера, как строгое подчинение субординации. "У латышей не принято "высовываться". Русские меньше оглядываются на начальство, могут выйти с личной инициативой, чаще проявляют склонность к лидерству. Но зато латыши более дисциплинированы. Если подчиненному-латышу что-то поручаешь, можешь быть уверен - все выполнит. Поэтому дела легче вести с партнерами-латышами. Хотя тут есть своя специфика. К примеру, я долго не могла привыкнуть, что на деловых встречах «в неофициальной обстановке», которые вам назначают, например, в ресторане, латышские партнеры будут говорить о чем угодно, только не о делах. Долгое время я готовилась к таким переговорам, таскала с собой папку с документами, пока не поняла, что это бесполезно - дело ограничится двумя-тремя вопросами по сути вопроса, а сама встреча назначается, видимо, просто для того, чтобы «прощупать» человека, составить о нем впечатление. Договора же подписываются значительно позже, непосредственно в офисе." Лариса Ткаченко, ныне менеджер Дома Москвы в Риги, а в прошлом хирург и организатор здравоохранения, имела дело со многим чисто латышскими коллективами медиков и подтвердила, что латыши – идеальные исполнители. «Наши хорошо соображают, но положится на них нельзя. Пообещают и подведут».

Бюрократия

Своих отечественных, преимущественно титульных клерков, мы можем сравнить разве что с российскими. Поскольку русских кадров на таких теплых местах основательно повымели еще в начале 90-х. Свои ощущения от общения с аппаратчиками я сверила с мнением многих знакомых и наши впечатления совпали. (Сравнительный уровень коррумпированности оставлю за скобками). Российский чиновник может быть хамоватым самодуром, но и добрые порывы души ему не чужды. При правильном подходе он может проявить милость. Ну, положим, если вы доверительно глядя в глаза российскому бюрократу скажете, что вам очень нужен его совет, как поступить в такой-то ситуации, то он может дрогнуть и «подсказать», даже если что-то не положено.

Реакция российского чиновника зависит во многом от того, какое у него сегодня настроение, вызвала ваше персона у него симпатию или совсем наоборот...

А вот чиновник-латыш всегда будет сохранять ледяную вежливость и шагу не ступит за рамки параграфа, даже есть в том нет ни капли здравого смысла. Никакими мольбами нашего истукана не проймешь. Это, конечно, бесит славянскую душу, но надо признать - в скрупулезном соблюдении всех предписаний есть преимущество для просителя: уж если ты собрал все справки, выполнил все формальности, проблема твоя решится. Ну а приветливость... Мы же не чаи гонять пришли, в конце концов.

Либидо

У топ-менеджера сети отелей, Redisson SAS, молодой обаятельной латышки Сандры Димитровичи, я спросила, какие, по ее мнению, мужчины самые сексапильные - литовцы, эстонцы или латыши. (Сандра долго работала на балтийском направлении). На первое место она поставила... горячих эстонских парней, на последнее - соотечественников.

Как всякая женщина я часто оцениваю мужскую привлекательность национальных политиков и госмужей. Латышские джентельмены весьма респектабельны и хорошо сложены, но боже мой, как бесцветны, не эмоциональны и невыносимо занудны! Есть одно исключение – обаятельный олигарх Лембергс, в котором, поговоривают, течет цыганская кровь, но и тот уже за решеткой... Невротики вроде нацрадикала Добелиса не в счет. Но в целом картина унылая – у наших VIP-персон такие застывшие холодные лица - даже искра мужского темперамента не пробивает через эту маску, то ли природную, то ли надетую для публики. Иногда я, грешным делом, думаю, а ведомы ли этим господам человеческие страсти, душевные волнения и влечение к женскому полу? И потом с большим удивлением узнаю, что они меняют жен и любовниц так же часто, как и их собратья других национальностей. И самое удивительное, нордические латыши частенько выбирают в жены и подруги пылких славянок. Что касается русских мужчин, то с темпераментом у них все о кей, но – пивное брюшко, мятые костюмы, щетина на щеках и пристрастие к зеленому змию заметно снижают их шарм в глазах латвийских дам...
____________________________
©Севидова Наталья Александровна
Когнитивные войны и операции
Три статьи на тему когнитивных войн: понятие явления, трансформация в современный период, технологии, социаль...
Дождавшись Ангела, расстанься с бесами
Соль вольного ноля. Глаз рыжего Грааля./Валенсии слеза. Печоры письмена. /Печали утоля, Архангела ругая,/Сжига...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum