Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Культура
Под известный мотив
(№19 [217] 01.12.2010)
Автор: Виктор Борзенко
Виктор Борзенко

Марк Розовский вывел на сцену тринадцать Чарли Чаплинов

 http://www.newizv.ru/news/2010-12-02/137353

 Давно замечено, что, когда режиссер попадает в новую обстановку, в нем 
Нажмите, чтобы увеличить.
неожиданно проявляются качества, о которых ни он, ни его постоянные артисты не подозревали. Потому и премьера спектакля «Звуки мюзикла» (режиссер-постановщик Марк Розовский), состоявшаяся вчера в Ростовском музыкальном театре, существенно отличалась от спектаклей Театра «У Никитских ворот», которым руководит Розовский в Москве. Как заявлялось в программке, спектакль состоит из лучших номеров мировых мюзиклов – от «Кошек» до «Кабаре». Но по количеству драматических отступлений было видно, что ставил его режиссер, для которого мюзикл – это лишь основная канва, поскольку многочасовое действие Розовский смешал с историческим экскурсом, разбавив своим излюбленным жанром политического театра.

Ростов-на-Дону, хотя и имеет три стационарных театра, на театральной карте России не очень заметен. Театральное искусство здесь развивалось вспышками, самая яркая из которых пришлась на конец 1930-х годов, когда в Ростов приехали (а фактически были сосланы) Юрий Завадский со своей многочисленной труппой: Вера Марецкая, Ростислав Плятт, Николай Мордвинов, Осип Абдулов и многие другие на несколько лет стали ростовскими артистами. Тогда на премьеры Завадского приезжали столичные критики, типично южный мещанский город превратился в культурную столицу юга страны. Затем на несколько десятилетий наступило затишье – вплоть до начала 1980-х годов, когда в Ростовском ТЮЗе, а потом и в Ростовском театре драмы работал режиссер Юрий Еремин (ныне один из крупных столичных режиссеров). Кстати, помимо него, первые шаги на городских сценах начинали и Анатолий Васильев (основатель «Школы драматического искусства» в Москве), и Кирилл Серебренников, и Геннадий Тростянецкий, но большой успех к ним приходил только в столице.

Нажмите, чтобы увеличить.

В культурном отношении Ростов – сложный город, очень консервативный, не приемлющий «трактовок», но вместе с тем и амбициозный. Долгие годы (как и во многих южных городах) излюбленным жанром здесь была оперетта. Однако десять лет назад местную Музкомедию расформировали, и в городе образовался, наконец, приличный Музыкальный театр, который сегодня является безусловно ведущим в городе, сочетая на одной сцене оперу, балет и оперетту. Для примера: в этом году спектакли театра выдвинуты на «Золотую маску» одновременно в 12 номинациях, кроме того, театр ежегодно гастролирует за рубежом, принимает участие в крупных фестивалях, поскольку ориентируется не столько на вкусы города, сколько на своих зарубежных собратьев. И потому приглашение Марка Розовского для постановки мюзикла – одно из звеньев этой цепи.


Нажмите, чтобы увеличить.
Сцена и зал в Ростовском музыкальном театре в десятки раз больше, чем в Театре «У Никитских ворот». Похоже, что Марк Розовский, привыкший мириться с техническим несовершенством свой сцены, решил развернуться в Ростове по полной программе. По формату мюзикл длится обычно не более двух часов. Спектакль же в ростовском театре продолжался в два раза больше. При этом режиссер снабдил его самыми разнообразными вариациями на заданную тему. Сперва из полупустого мусорного бака (в который кто-то выбросил партитуры самых знаменитых мюзиклов) вылез Чарли Чаплин, за ним – еще один, потом еще, пока всю сцену не заполонили Чаплины с тросточками и в котелках (фигура выбрана не случайно – именно в эпоху великого немого в Америке зарождался мюзикл). Но поскольку в России мюзикл развивался не столь интенсивно, как на Западе (к 1930-м годам большевики не считали, что театр должен быть коммерчески успешным и видели в нем уже средство идеологии), Чаплин вдруг запел куплеты под Утесова: «Один большой оратор однажды стал диктатор» и подобные. В этом читалась ирония: в советское время песни Утесова действительно противопоставлялись мюзиклу. За вечер декорации менялись неоднократно: вместо портрета Чарли Чаплина на заднике сцены появился вдруг Бертольд Брехт («Трехгрошовая опера»), а затем и Майкл Джексон. Звучали номера из мюзиклов My fair lady, Mamma Mia, West side story, «Нотр-Дам де Пари», «Скрипач на крыше», «Порги и Бесс», «Чикаго» и даже из русского мюзикла «Свадьба Кречинского». Но поскольку на сцене был не мюзикл, а только лишь «Звуки мюзикла», то в главе, посвященной Брехту, артисты рассказали о политическом театре, после чего зазвучала «Баллада о мертвом солдате». 

 На поклонах, когда к публике уже вышел и сам режиссер-постановщик, а театр наградили букетом от губернатора, на сцену поднялся колоритный местный житель, держа картину в руках, и с криком преподнес Марку Розовскому свой пейзаж...

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

_________________________________

© Борзенко Виктор - текст, опубликован в «Новых известиях» 2.12.2010

© Погонцев Виктор - фотографии, опубликованы на сайте «Российской газеты» 26.11.2010

Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum