Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Коммуникации
О развитии журналистского образования в России и за рубежом
(№6 [224] 01.04.2011)
Автор: Валентина Кихтан
Валентина Кихтан

   История журналистского образования, его модернизация и развитие – одна из ведущих тем, освещаемых отечественными и зарубежными СМИ на протяжении долгого времени. В течение этого же времени шли поиски ответа на вопрос, каким должен быть журналист. Этот вопрос волновал многих представителей журналистики прошлого. 

Исследователи истории русской журналистики приводят такие факты. «Посвятим жизнь истине» – таков призыв Ж. П. Марата в газете «Друг народа». М. В. Ломоносов в статье «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии», считая журналиста первым распространителем знаний, науки, просвещения, отмечал такие его качества, как эрудиция и честное, добросовестное отношение к делу; выступал за то, чтобы «большинство пишущих не превращало своих сочинений в ремесло и орудие для заработка средств к жизни, вместо того, чтобы поставить себе целью строгое и правильное разыскание истины». А. С. Пушкин рассматривал журналиста как человека государственного, а издатель «Московского телеграфа» Н. А. Полевой называл журналиста разносчиком новостей: «чтобы быть достойным имени журналиста, ему следует обладать трудолюбием и терпением», чтобы журнал, в котором он работает, отражал «мир нравственный, политический, физический и т.д., отличался от научных изданий доходчивой формой, разнообразием статей, был журналом для всех, возбуждал деятельность в своих читателях» [5].

Творчество талантливых публицистов, общение с сотрудниками редакций было школой для тех, кто хотел приобщиться к журналистскому труду. В 1896 г. в помощь журналистам была издана «Справочная записная книжка-календарь работника печати на 1897 г.». В 1898 г. проблема специального журналистского образования обсуждалась на V Международном конгрессе журналистов. На нем присутствовали представители русской прессы. После этого в газете «Восточное обозрение» М. С. Ольминский высказался за необходимость специального литературного (журналистского) образования. Чтобы разъяснить читателям «Что такое корреспондент?» и опровергнуть распространенное в обыденном сознании критическое отношение к журналистам, М. С. Ольминский особо выделяет ценность их публицистического творчества. «Часто бывает так, – писал он, – что совершенно недостаточно сообщить голый факт: нужно еще осветить его или поставить в связь с собственными условиями местной жизни, показать его возможные последствия и т.д.». В корреспонденции журналиста, подчеркивал он, «должно отражаться мировоззрение их автора. И кому дорого его миросозерцание, тот должен смело писать, не боясь, следовательно, ни обывательских пересудов, ни цензурных гонений, ни административного произвола» [1].

В России журналистское образование постоянно обогащается. Школы и лицеи с журналистской подготовкой, Малые академии наук, журналистские курсы, интернет-курсы по журналистике, университеты с факультетами журналистики, курсы по журналистской переподготовке… С развитием структуры журналистского образования улучшается качество журналистских материалов.

Студенты факультета журналистики на начальном этапе обучения получают необходимые знания, которые в будущем будут применять на практике. Курсы переподготовки, съезды, саммиты дают широкие возможности узнать о новых технологиях и методах деятельности СМИ. Расширение структуры журналистского образования и самообразования имеет чрезвычайно важное значение в отношении политического, культурного развития социума.

Исторический аспект формирования структуры журналистского образования освещен в учебных пособиях и различных исследовательских работах, в частности, в цикле статей газеты «Московский университет» за 2005 г. Далее приведем обзор названного цикла статей (авторы В. П. Таловов, Л. Г. Свитич и др.).

Журналистские школы стали появляться на рубеже ХIХ–ХХ вв. в США, Германии, Англии, Швейцарии, Японии, Италии, Китае в связи с увеличением числа газет и журналов. Их количество в первое десятилетие ХХ веке достигло в европейских странах нескольких тысяч.

Одной из первых считается высшая школа журналистики в Берлине. Слушатели изучали юридическое положение о печати, историю и технику газетного и печатного дела, практическую журналистику (редактирование, полемизирование, технику просмотра газет и пр.), рецензирование драматических представлений, романов, опер и концертов, упражнялись в писании корреспонденций и репортажей. Обучение было платное [6].

В штатах Вирджиния и Пенсильвания в США еще в конце ХIХ веке появились первые учебные заведения для журналистов. В 1902 г. Высшая школа журналистики открылась в Колумбийском университете США по инициативе газетного магната Джозефа Пулитцера, пожертвовавшего на это 2 млн. долл. (в США существует ежегодная пулитцеровская премия за выдающиеся литературные публикации). Появились журналистские школы также на юридических факультетах в Вашингтоне и Филадельфии. 

В Европе родоначальницей журналистского образования считается Высшая школа социальных наук в Париже со специальным факультетом журналистики. «В Европе и Америке, где школы журналистики зародились в недрах университетского образования, с самого начала шли дискуссии о том, нужно ли вообще журналисту специальное образование, а если нужно, то какое – фундаментальное университетское или узкопрактическое. Сторонниками первого направления выступили представители европейской школы, второго – американской. Но к концу 1920-х годов даже в Америке, где было уже несколько десятков учебных заведений, победили сторонники фундаментальной подготовки». [11].

В американских школах начала века основное внимание уделялось технике репортажа, методике поиска новостей, психологии рекламы и развитию чисто практических репортерских навыков. В то же время не придавалось «значения общеобразовательной подготовке, развитию у студентов интеллектуального кругозора, широкой общей культуры». [7]. Обучение велось по типу работы в миниредакции: выпускались газеты, которые шли в розничную торговлю. Такая система подготовки привела к кризису. Один из владельцев провинциальных изданий привлек внимание общественности к качеству профессионального образования журналистов: из двадцати выпускников специальных школ за пять лет в его газетах остался работать только один.

Далее выяснилось, что следует не только учить «штамповке новостей» и обучать процедурно-технологическим приемам газетного дела, но и давать фундаментальные «знания в области истории, социологии, других гуманитарных наук» 

Однако и после коррекции целей подготовки журналистов американская школа журналистики сохранила свое прагматическое направление в отличие от европейской, которая всегда придавала большое значение изучению фундаментальных гуманитарных, исторических, филологических, юридических и социальных наук наряду со специальными практико-журналистскими.

В России первые попытки создания образовательных учреждений для журналистов были предприняты также в начале ХХ в. Когда в несколько раз увеличилось число изданий по сравнению с дореформенным временем, встал вопрос о профессиональных кадрах. До тех пор штаты редакций комплектовались из случайных людей.

Проект создания высшей школы журналистики обсуждался в Петербурге в 1902 году. Предусматривалось, что возглавить ее должен известный в ту пору писатель Петр Дмитриевич Боборыкин, весьма образованный человек, имеющий юридическое образование. Но этому проекту не суждено было сбыться. Вместо высшей школы открылись в Москве научные и практические курсы для журналистов под руководством профессора Леонида Евстафьевича Владимирова. Курсы предназначались для того, чтобы «лицам, не получившим образования на юридическом факультете, дать систематическое собрание этико-юридических знаний, необходимых для понимания и обсуждения вопросов общественной жизни, составляющей предмет так называемой публицистики». [2]. Учеба началась 1 февраля 1905 года и была прервана через девять месяцев в связи с декабрьским вооруженным восстанием. [9].

Больше в России до революции учебных заведений для журналистов не существовало. Правда, находясь за рубежом, В. И. Ленин и его соратники обучали журналистике рабочих, приехавших из России. Еще в 1904 г. Русские эмигранты-партийцы пытались организовать обучение газетному делу в Женеве. Эта идея была реализована в 1909 году в партийных школах на Капри, в 1910 году – в Болонье и в 1911 году – в Лонжюмо под Парижем. Для слушателей этих школ читали лекции и учили их практической журналистике В. И. Ленин, А. М. Горький, А. А. Богданов, А. В. Луначарский, Н. А. Семашко, Ю. М. Стеклов, И. Арманд, Н. К. Крупская и другие известные партийные публицисты. 

В самой же России просвещением журналистов занимались профессиональные издания, в частности петербургский журнал «Сотрудник печати», который ввел специальную рубрику для начинающих журналистов. Учебная комиссия в московском издательстве «Луч» тоже исполняла такие консультационные функции.

Но все это не решило проблемы профессиональной подготовки кадров для периодических изданий. Общий уровень журналистов, по свидетельству исследователей, был весьма низок. «Следовательно, каких-либо традиций в области журналистского образования не оставили ни дореволюционная официальная система просвещения, ни общественная инициатива» [2].

После революции стала бурно создаваться новая печать, появились издания для разных слоев населения – рабочих, крестьян, солдат. Журналисты старых газет эмигрировали или перешли на другую работу. Партийные публицисты заняли руководящие посты в новых партийных и государственных структурах. Газеты испытывали острый недостаток кадров. Об этом шел разговор на первом съезде журналистов в 1918 году. Тогда же Пролеткульт предпринял попытку организовать в Москве курсы журналистов.

В Петрограде школу журналистики, по утверждению А. Ф. Бережного, очевидно, организовало Общество журналистов. По воскресеньям читали лекции для работников печати А. И. Куприн («О репортере и газете»), А. В. Амфитеатров («О редакторе»), И. Л. Левин («Экономика газетного хозяйства»). Программа была напечатана в газете «Вечернее слово» в 1918 году. Но школа просуществовала недолго.

Толчком для развития журналистского образования в стране был УШ съезд партии (март 1919 г.), который предлагал серьезно озаботиться комплектованием редакций профессиональными журналистами. В результате в том же году была открыта школа журналистов при РОСТА (Российском телеграфном агентстве) [9]. Ее задача – подготовить группу склонных к журналистике людей из рабочей и крестьянской среды. На учебу в школу направляли в основном редакции местных газет. Набор – 50 человек. Многое сделал для этой школы директор РОСТА Платон Михайлович Керженцев, специалист по научной организации труда, автор первого учебника по журналистике «Газета. Ее организация и техника». Но курсы были краткосрочными – полутора – трехмесячными и знакомили только с азами газетного дела. За короткий срок она выпустила 136 газетчиков. По ее примеру открылись школы в Петрограде, Екатеринбурге, Ташкенте, Баку, Смоленске, Казани, Витебске.[10]. Тем не менее эти школы – это журналистский ликбез, обучение низшего звена газетных работников – литправщиков, хроникеров, выпускающих. Школа не решила проблемы подготовки квалифицированных журналистов и тем более руководящего состава. Именно поэтому все активнее обсуждался вопрос о создании института журналистики.

В 1920 году Константин Петрович Новицкий и другие энтузиасты развития журналистского образования подготовили проект Положения об институте журналистики. В 1921 году школа журналистики преобразуется в Институт красных журналистов. Его открытие состоялось 15 октября. В его задачи входила разработка вопросов газетного дела и развитие новых форм печатной и устной пропаганды и агитации, подготовка опытных редакторов, литературных критиков, заведующих редакционными отделами, секретарей, хроникеров, выпускающих. Срок обучение – один год. 

Уровень подготовки после года обучения не отвечал растущим потребностям журналистской практики. Поэтому на Ш Всероссийском съезде работников печати (1922) встал вопрос о том, что институты должны давать не только практическую подготовку, но и достаточную общеобразовательную. Это требовало увеличения срока обучения студентов. В 1923 г. декретом Совнаркома московский институт был преобразован Государственный институт журналистики (ГИЖ) с трехлетним сроком обучения [11].

Были и другие формы обучения. В 1924 году открылись секции газетного дела в Коммунистическом университете народов Востока и в Коммунистическом университете нацменьшинств Запада для обучения и направления кадров в газеты на национальных языках и выходящих в национальных республиках Союза. Журналистские факультеты и отделения открылись в комуниверситетах Белоруссии, Закавказья, Средней Азии, Татарии и других (общим числом 45).

Литературных редакторов и критиков готовили университеты. В частности, такие специальности были на факультете общественных наук (ФОН) в Московском государственном университете. Позднее подготовка редакторов и критиков была продолжена на этнологическом факультете МГУ. В Ленинградском университете редакторов готовили на «ямфаке» (факультете языкознания и материальной культуры). Там преподавали историю русской журналистики, газетное и печатное дело, книговедение, технику типографского набора, проводили практикумы. В 1926 г. в Ленинградском университете была создана кафедра газетного дела.

Кроме двух ведущих университетов страны подготовку кадров для печати в 20-е годы вели редакционно-издательская секция Высшего литературно-художественного института в Москве и Институт живого слова в Петрограде, который затем в 1924 году был преобразован в Государственные курсы техники и речи с отделением литературного творчества и журналистики.

Существовали газетные техникумы, в которых обучали репортеров и литработников, выпускающих и корректоров (первый техникум открылся в Ленинграде). Кроме того, были так называемые «газетучи» – школы газетного ученичества – своего рода газетные профтехучилища. В Москве подобная школа открылась в 1926 г. Функционировали всевозможные курсы повышения квалификации и передподготовки журналистов разной периодичности.

Таким образом, к концу 20-х годов существовали самые разнообразные формы подготовки журналистов: от курсовых и начальных школ, техникумов до институтов и университетов, от академических до партийно-политических. И все-таки уровень образования, и тем более специального, был весьма невысок. По широкому исследованию, проведенному в конце 20-х годов, выяснилось, что только 4,5% учились журналистике. Общий уровень образования газетчиков также был весьма низок [8].

В связи с задачами индустриализации и коллективизации в 30-е годы прошлого век требовалось укрепить вертикаль власти и охватить идеологическим влиянием все структуры – от низовых до более высоких. Перестроилась и печать: от классового принципа дифференциации изданий для рабочих, крестьян и других социальных групп она перешла к территориально-отраслевому. Причем особенное значение придавалось вновь созданной низовой печати, газетам машинно-тракторных станций, совхозов и колхозов, фабрично-заводской и районной печати.

Буквально за два-три года число газет увеличилось в несколько раз! Чтобы «наиболее полно охватит массы партийным влиянием» и укрепить местную власть, «с конца 20-х годов ( в связи с отходом от нэпа) в стране стала складываться своеобразная форма государственного устройства – административный, авторитарный, бюрократический социализм с присущим ему умалением, а нередко и полным отказом от экономических стимулов в хозяйственной, коммерческой, иных видах деятельности, выполнявших функции своего рода «двигателей» общественного прогресса… Но так как кроме идеологических, политических стимулов заменить их было нечем, то последние выдвигались на первый план. Потребность в газетах как важнейшем атрибуте политики и идеологии в связи с этим резко возрастала» [12].

Следовательно, многократно возрастала потребность в газетных работниках. Нужны были экстраординарные меры по улучшению системы работников журналистского образования. Они были предприняты: в 1930 г. вышло специальное постановление ЦК ВКП (б) «О кадрах газетных работников», в котором предлагалась развернутая система подготовки и переподготовки всех категорий руководящих и рядовых работников печати:

- работников центральных, республиканских, краевых и областных газет готовят курсы марксизма (редакторское отделение) Института литературы и языка (ЛИЯ) Комкадемии;

- среднее звено этих газет, а также редакторов крупных районных и городских газет готовит Коммунистический институт журналистики (бывший ГИЖ). В нем же сосредоточивается научно-исследовательская работа в области журналистских дисциплин;

- работников для профпечати готовит газетное отделение Высшей школы профдвижения при ВЦСПС;

- редакторов районных газет, а также фабрично-заводских, совхозных и колхозных – отделения работников печати местных комвузов и вечерние институты журналистики;

- литературные и технические кадры обучают литфаки, институты, техникумы и газетучи (школы газетного ученичества)

Кроме того, предполагалось развернуть широкую систему переподготовки кадров на 2-3-месячных курсах при КИЖе, на курсах марксизма, в Институте литературы и языка (ЛИЯ) Комакадемии, комвузах и радиоцентре. 

В соответствии с постановлением по всей стране была развернута система институтов журналистики, отделений при комвузах, техникумов, школ и курсов для подготовки газетных кадров.

Одновременно меняется и направление обучения. Государственный институт журналистики переименован в 1930 г. в КИЖ – Коммунистический институт журналистики. Это не было формальное изменение названия, оно означало, что основным в преподавании стали не профессиональные дисциплины (им отдавалась всего шестая часть учебного времени – три дисциплины), а идеологическая партийная подготовка, выработка «классового чутья», умения точно следовать за партийными директивами. Напомним, что в прежних планах половину учебного времени (а на старших курсах до 70%) студенты занимались профессией, хотя идеологический уклон тоже был силен. Но в условиях, когда после отмены нэпа экономические регуляторы народного хозяйства перестали действовать, остался один рычаг – идеологическое принуждение. Поэтому обучение журналистов – пропагандистов и агитаторов новых социальных преобразований было поставлено во главу угла. 

Обучение в вузах сопровождалось идеологическими чистками кадров, изгнанием «чуждых социализму элементов», «уклонистов от генеральной линии партии». В московском КИЖе в результате сменился почти весь преподавательский состав. Опытные профессионалы заменялось слушателями Института красной профессуры.

Основной базой подготовки кадров для советской печати до 1938 г. оставался институт в Москве. В 1931 г. он получил статус всесоюзного и стал называться ВКИЖ. В 1934 г. его структура была такова:

- трехгодичное отделение для подготовки и переподготовки руководителей областных и краевых газет;

- трехмесячные курсы для подготовки и переподготовки руководителей областных и краевых газет;

- одногодичные курсы подготовки руководителей комсомольских изданий;

- сектор заосной подготовки и переподготовки для руководителей районных и политотдельских газет с полуторагодичным сроком обучения.

Заочной учебой было охвачено до 2000 журналистов. Аналогичная системы была и в других КИЖах.

Помимо поименованных в постановлении «О кадрах газетных работников» вузов (КИЖи, ЛИЯ Комакадемии, Высшая школа профдвижения) кадры для печати готовили Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ), созданный на базе гуманитарных факультетов МГУ, Редакционно-издательский институт (РИИН), в который вошло и литературное отделение этнологического факультета МГУ. Впоследствии этот институт влился в Московский полиграфический институт, где есть редакционно-издательский факультет.

Высшая партийная школа и редакторское отделение Курсов марксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б), институты красной профессуры готовили высший командный состав печати.

Газетные техникумы работали в Москве, Ростове-на-Дону, Харькове. Соответствующие отделения совпартшкол были в Орле, Мичуринске, Пензе, Костроме и других городах. 

Учебные планы предлагали в большинстве своем политизированные курсы. Прочные профессиональные знания отодвигались на второй план. Страна переживала период сталинского идеологического прессинга. 

Многоуровневая система подготовки переподготовки газетных работников, идеологических кадров для печати существовала до самой войны, до 1941 г. Только Московский КИЖ был закрыт в 1938 г. по причинам, не выясненным до конца. В конце войны подготовка военных журналистов велась на специальных курсах.

Но уже в годы Великой Отечественной войны началось формирование университетской системы подготовки журналистских кадров. В 1941 г. институт журналистики в Свердловске вошел на правах факультета в состав Уральского государственного университета. В 1944 г. факультет журналистики создан в Белорусском университете, в 1946 г. открылось отделение журналистики в Ленинградском, в 1947-м – в Московском университете. 

В 40-е годы на филологических факультетах появились отделения и кафедры журналистики в Азербайджанском, Вильнюсском, Казахском, Киевском, Львовском, Ташкентском и Харьковском университетах, там, где и прежде была налажена институтская система подготовки журналистов. Одновременно появляются соответствующие отделения в составе партшкол.

Почему же после войны не возобновилась прежняя институтская система журналистского образования? Почему стала развиваться и затем преобладать университетская? На этот вопрос нет однозначного ответа. Первое, что очевидно, – идеологическая подготовка в ущерб профессиональной, которая практиковалась в 30-е годы, не способствовала профессиональному качественному росту работников печати. Требовалось более фундаментальное образование. Глубокую и широкую гуманитарную подготовку давали именно университеты.

Открытие отделений журналистики в рамках филологических факультетов (тем более что во многих их них читались курсы по журналистике) позволило улучшить языковую подготовку журналистов. Возможности других факультетов университета привлекали квалифицированных преподавателей к чтению курсов по философии, политэкономии, психологии и этике, эстетике, логике, другим фундаментальным курсам.

Традиции университетского образования положительно влияли на развитие культурного уровня студентов, прививали исследовательские навыки, учили работать с литературными источниками. Сыграло свою роль и то, что соединить ресурсы бывших институтов и университетов (кадровые, материальные и финансовые) в условиях войны и послевоенной разрухи было легче.

Возможно, повлияло и то обстоятельство, что после репрессий 30-х годов, победы над фашизмом и освобождения Европы советский народ почувствовал себя более свободно, стал менее терпим к жестким идеологическим нормам и партийному диктату. Поэтому старые формы организации, в том числе и в области образования, не могли быть восстановлены после войны в прежнем виде. Власть понимала это. Началась демократизация журналистского образования, которая выразилась в переносе центра обучения журналистов в менее политизированные по сравнению с партшколами и институтами университеты. Вероятно, какое-т влияние оказало и то, что в Европе и Америке подготовка журналистов издавна велась в университетах.

Короче говоря, было достаточное количество факторов, повлиявших на то, что после войны в стране преобладающей стала университетская система журналистского образования, дополненная партийной подготовкой и переподготовкой руководителей редакций в рамках Высших партийных школ (ВПШ).

Итак, история университетского журналистского образования началась в послевоенное время и ее родоначальниками выступили те города и регионы, где до войны уже сложилась институтская система подготовки.

Создание отделений журналистики на базе филологических факультетов во многом определило то, что в первые годы их существования основу учебных планов составляли традиционные филологические дисциплины. 

В те годы были широко представлены курсы по литературе и языку. 

Таким образом, степень фундаментальности подготовки, обеспечения к тому же высоким уровнем преподавания университетскими профессорами, была на порядок выше той, которая обеспечивала учебный план довоенных институтов журналистики. Но вот количество профессиональных и практических дисциплин в первые годы становления отделений журналистики в рамках университетов было невелико. В дипломах первых выпускников значились история журналистики и большевистской печати, теория и практика советской печати.

В какой-то степени близкими к профессиональным дисциплинам можно отнести логику, психологию и историю международных отношений. Но были и спецкурсы, например, «Основы сталинского учения о языке», и спецсеминары по выбору. Студенты направлялись на производственную практику, защищали курсовые и выпускные работы.

Итак, в 50-е годы начала формироваться и в общих чертах определяться система подготовки журналистов в университетах.

В 1954 г. открылся факультет журналистики во Львовском университете. Но особенно бурный рост новых отделений и факультетов журналистики начался в 60-е годы – годы хрущевской «оттепели». Открылись новее отделения и факультеты в Воронежском, Дальневосточном, Иркутском, Казанском, Кишиневском, Ростовском и других университетах.

В ведущих вузах появились новые кафедры. Более основательно стал изучаться процесс производства газет, техники газетного дела, полиграфическое дело. Читался курс «Технология полиграфического производства». Студенты знакомились с этим практически в ходе выпуска учебной газеты в типолабоараториях, проходя производственную практику в редакциях, стали изучать стенографию, машинопись, фотодело.

К середине 60-х годов началась подготовка, сначала в МГУ, потом и в других крупных университетах, журналистов для радио и телевидения. Вышли первые учебники и учебные пособия по теле-, радиожурналистике.

Весьма заметной вехой в журналистском образовании стал 1972 г., когда было принято постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему совершенствованию высшего образования в стране». В ходе его реализации в 1973 г. Минвуз утвердил новый типовой учебный план по специальности «Журналистика». В нем появились новые дисциплины: литературно-художественная критика; теория литературы; современные проблемы экономики, науки и техники; журналистское мастерство. Обязательным был выпуск учебных газет, радио- и телепрограмм. Была предусмотрена специализация студентов для работы в газетах и журналах, в радиовещании и на телевидении, специализация по редактированию массовой литературы, литературно-художественной критике, теории и практике перевода.

Новый этап в развитии журналистского образования связан с выходом в январе 1975 г. постановления ЦК КПСС «О мерах по улучшению подготовки и переподготовки журналистских кадров». После постановления ЦК ВКП (б) от 11 ноября 1930 г. «О кадрах газетных работников» это первое за столь долгий период партийное постановление, специально посвященное проблемам журналистского образования.

В результате в новый типовой учебный план были внесены существенные изменения. Появились курсы «Введение в журналистику», «Критика теории и практики буржуазной журналистики», «Научные основы пропаганды и методы идеологической работы», «Партийное и советское строительство». Усиливалась экономическая подготовка студентов. Она стала более фундаментальной. Лекции по экономике отдельных отраслей народного хозяйства были заменены двумя курсами: «Основы экономики» и «Научные основы управления и планирования народного хозяйства». Впервые в типовой учебный план были введены дисциплины «Социальная психология» и «Методика конкретно-социологических исследований и печать», которые до этого уже были в учебном плане МГУ.

Постановление «О мерах по улучшению подготовки и переподготовки журналистских кадров» открывало новые возможности и в плане расширения форм подготовки журналистов. В нем предусматривалось открытие специального отделения для работников редакций, специалистов разных областей народного хозяйства, имеющих высшее образование и проявивших литературные способности, со сроком обучения по дневной форме до 2 и по вечерней до 3 лет. Такие отделения открылись также в 1976 г. на факультетах журналистики МГУ, ЛГУ и УрГУ. В эти же вузы стали переводить студентов из университетов национальных республик, тех, которые проучились три курса на филфаке на родном языке.

На факультетах журналистики были расширены подготовительные отделения для рабочей и сельской молодежи. От 30 до 50% общего состава принимаемых на факультеты формировалось за счет «рабфака». И хотя это было главным образом связано с кадровой политикой партии, строго следившей за социальными характеристиками обучающихся, такие отделения действительно помогали рабочей и сельской молодежи, демобилизовавшимся из армии компенсировать недостатки в знаниях и поступить в университет.

В это же время было открыто международное отделение на факультете журналистики МГУ. В отличие от МГИМО здесь поставлена задача готовить журналистов, пишущих на международные темы для нашей аудитории. На отделения принимались только юноши, москвичи, по представлениям характеристики райкома ВЛКСМ. В 1976 году введен творческий конкурс для абитуриентов факультетов журналистики. 

В 80-е годы усиленное внимание уделялось практической подготовке журналистов. Появился курс «Журналистское мастерство», развивались формы индивидуальной работы студентов. Совершенствовалась система учебной и производственной практики, для ее проведения сложилась система базовых редакций, были разработаны четкие программы практики, дневники и формы отзыва редакции о ее прохождении. Итоги подводились на «Днях практики». Для первокурсников вводилась ознакомительная практика, в ходе которой студенты узнавали о работе предприятий, учреждений, общественных организаций, многотиражных и районных газет.

В учебных планах появился новый курс «Технология журналистского творчества», в рамках которого велось обучение методам журналистской работы. Стали активно использоваться новые методики, действенные формы обучения, деловые игры, моделирование профессиональных ситуаций, упражнений и т.д.

На всех этапах в учебном процессе участвовали журналисты-практики, высококвалифицированные специалисты. Их привлекали к проведению творческого конкурса, чтению лекций, ведению спецсеминаров, организации творческих мастерских, руководству курсовыми и дипломными работами, производственной практикой. Стали заключаться договоры о творческом сотрудничестве редакций и факультетов журналистики. 

В 1982 г. приняты новые типовые и индивидуальные учебные планы, в которые входил фундаментальный теоретический курс «Основы журналистики».

Очередная рубежная дата – начало перестройки. Подготовка журналистов велась к этому времени в 23 университетах страны, в Академии общественных наук при ЦК КПСС, Высшей партийной школе и областных ВПШ, в Высшей комсомольской школе при ЦК ВЛКСМ, Московском институте международных отношений (МГИМО), Университете дружбы народов им. П. Лумумбы, Московском и Украинском полиграфических институтах, Военно-политической академии им. В.И. Ленина и Львовском высшей военно-политическом училище.

Число студентов-журналистов составляло более 15 000, в том числе более 6000 – на дневном отделении. В среднем на первый курс поступало около 3000 человек, в том числе более 1200 – на дневное отделение. От 30 до 50% первокурсников составляли слушатели подготовительного отделения из молодых людей из рабочих семей, производственных коллективов. Творческий конкурс, формы которого были весьма разнообразны и совершенствовались, давал возможность для отбора наиболее одаренных абитуриентов. В 1983 г. на факультете была разработана квалификационная характеристика по специальности «Журналистика».

В связи с открытием новых направлений на отделениях журналистики укреплялась материально-техническая база. Появились теле- радиостудии, полиграфические лаборатории. Улучшилась техническая оснащенность уже существующих учебных комплексов, были оборудованы лингафонные кабинеты, компьютерные классы.

К этому времени на основных факультетах и отделениях журналистики сложилась следующая номенклатура кафедр: кафедры теории и практики журналистики, журналистского мастерства, истории журналистики, стилистики и литературного редактирования, телевидения и радиовещания, производства и оформления газеты, редактирования и книгоиздательского дела. Практически на всех факультетах стали издаваться учебные газеты.

Девяностые годы у всех на памяти. В эти годы Россия переживает самые сложные и переломные моменты. Изменилась система государственного устройства. Трансформировалась система средств массовой информации. Отменена цензура. Пресса стала более свободной, хотя определенные формы зависимости остались и появились новые.

Многократно увеличилось число изданий. Расширилась тематика и специализация изданий. Оживилась репортерская и расследовательская журналистика. Пресса стала на коммерческие рельсы. Появились многочисленные специализированные рекламные издания, соответствующие службы в редакциях. Газеты и журналы перешли на компьютерный набор и цвет. Резко увеличилась потребность в журналистских кадрах. Стали востребованы новые профессии: рекламиста и газетного менеджера, продюсера, компьютерного дизайнера, а также журналисты разных специализаций, в том числе для сетевых СМИ.

Все эти процессы в журналистике существенно изменили ситуацию в журналистском образовании. Быстро стали возникать новые отделения и факультеты журналистики в университетах, пединститутах и других вузах. Появились факультеты журналистики и рекламы в коммерческих учебных заведениях. Например, в Москве началась подготовка журналистов в ряде государственных педагогических вузов, Московском гуманитарном институте им. Дашковой, Эколого-политологическом институте, Экстерном гуманитарном университете, Институте международного права и экономики им. А. Грибоедова, Институте телевидения и радиовещания и др. Аналогичные учебные заведения созданы в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Самаре и других городах.

Сейчас в России более сотни государственных и коммерческих вузов готовят журналистов разных профилей, работников рекламы и паблик рилейшнз, дизайнеров, менеджеров и маркетологов в области журналистики и рекламы.

Кроме того, возродилась форма среднего специального образования в рамках журналистских колледжей и лицеев. Открылись коммерческие формы подготовки и в государственных вузах.

Естественно, новая информационная ситуация заставила и традиционные государственные базы подготовки кардинально пересмотреть свои учебные планы. В 90-е годы появились Государственные стандарты по направлению и специальности «Журналистика», в которых помимо существующих прежде дисциплин предусмотрены курсы по правовым основам журналистики, социологии журналистики, психологии журналистики, этике профессии, экономике СМИ, по рекламе и паблик рилейшнз. Усилился блок дисциплин по зарубежным средствам массовой информации, появились курсы «Введение в мировую журналистику», «Зарубежные СМИ», «Международное гуманитарное право».

Во многих университетах началось обучение новостной, аналитической, расследовательской журналистике, введены соответствующие специализации. Открылись кафедры зарубежной журналистики там, где их прежде не было, появились кафедры маркетинга СМИ, рекламы и паблик рилейшнз, дизайна, обеспечивающие подготовку специалистов этого профиля.

Запросы редакционной практики потребовали особого внимания к подготовке на факультетах журналистов – политологов, экологов, специалистов, способных работать в деловой прессе, женской, детской, церковной, сетевой журналистике, обучению будущих ведущих теле-, радиопередач и т.п.

Еще больше внимания стало уделяться технологии журналистской работы, причем по разным специализациям. Кардинально улучшилась подготовка студентов в области владения компьютерным технологиями. Практически во всех университетах оборудованы компьютерные классы, имеется доступу в Интернет.

Новым явлением современной системы образования стала ранняя профессионализация студентов. Теперь они нередко начинают работать в редакциях уже во время учебы. Таким образом, производственные практики меняют свое направление и формы организации, становятся, по сути, непрерывными. Конечно, этот процесс имеет свои плюсы и минусы.

Государственное распределение заменилось свободным устройством, поиском своего рабочего места на рынке труда в зависимости от квалификации.

Принципиальное изменение университетской системы образования связано с появлением возможностей двух-трехуровневой системы подготовки: бакалавр (4 года), специалист (5 лет), магистр (2 года после бакалавриата). Разработаны Государственные образовательные стандарты по всем эти ступеням обучения. Расширилась возможность для приема в магистратуру специалистов с другим высшим образованием. Некоторые вузы уже перешли на новую систему подготовки журналистов, хотя большая часть их сохраняют традиционную пятилетнюю форму обучения, поскольку она себя в целом зарекомендовала и оправдывает. Короче говоря, университетская система постоянно развивается.

В последние годы расширяются и углубляются связи с зарубежными вузами, которые готовят журналистские кадры, и с исследовательскими центрами в области журналистики. Стало рядовым явлением чтение лекции для студентов российских вузов специалистами из Америки и Европы. Издавна Московский, Санкт-Петербургский, Уральский, Воронежский, Ростовский и факультеты других вузов обучают иностранных студентов. Все чаще проводятся совместные с зарубежными коллегами исследования, научные конференции, обмен студентами.

Вводится система тренингового обучения студентов, выпуски газет в режиме редакционных условий с использование компьютерных технологий в учебных студиях, обучение их оперативному поиску и подготовке информации к публикации.

В учебные планы включены курсы политологии, культурологи, истории цивилизаций и религии. Появился прежде не существовавший в учебных планах цикл естественно-научных дисциплин, чтобы специалисты в области этих наук могли лучше представлять общие закономерности развития Земли и Вселенной. Больше, чем прежде, внимание стало уделяться и философским дисциплинам, социальной психологии, социологии, праву и этике. Профессиональные дисциплины тоже стали более фундаментальными, системными и в то же время нацеленными на подготовку практика-профессионала.

Журфак МГУ и сегодня остается крупнейшим и авторитетнейшим центром образования и научной мысли. За 50 лет со дня своего основания он выпустил более 18 тысяч журналистов, на 13 его кафедрах обучаются более 3 тысяч человек, которым на выбор предлагается 10 профессиональных специализаций.

Ежегодно факультет проводит конференцию «Журналистика в … году», на которую собираются представители всех, без преувеличения, отечественных, а так же зарубежных центров подготовки журналистов. Здесь же находится штаб-квартира общероссийского Учебно-методического объединения (УМО), которое служит главным координирующим органом в области журналистского образования.

Между тем давно миновало время, когда образование группировалось вокруг явно выраженного общенационального «ядра». Сегодня насущной задачей стал поиск верных «формул» взаимодействия внутри разросшейся и окрепшей сети журналистских школ. Ни одна из них не занимает служебно-подчиненного положения по отношению к другим. И все в равной степени интересны как источники опыта и педагогических идей. Практически во всех регионах России действуют сильные факультеты, имеющие и прочные собственные традиции, и многочисленные штаты преподавателей, и ученые советы по защите диссертаций. Все они проводят регулярные конференции, которые по представительности мало уступают московским. На Северо-западе, в Центральном, Южном, Уральском регионах созданы отделения УМО, наделенные широкими полномочиями и действующие с творческим энтузиазмом.

В этом ряду одно из самых заметных мест по праву занимает факультет журналистки СПбГУ. Ведущий свою биографию с 1946 года, он завоевал репутацию первопроходца на путях научно-исследовательских поисков. [4].

Здесь рождались целые направления исследований, которые потом находили воплощение в монографиях и научных сборниках трудов. Сейчас в него входит 9 кафедр и несколько учебных лабораторий. Ведет издательскую деятельность, выпускает журналы «PR-диалог» и «Невский наблюдатель». 

«Если бы движение по "карте" продолжилось, мы увидели бы еще немало ярких явлений: на Кубани, в Поволжье, на Алтае, в Сибири, на Дальнем Востоке. По-своему, с явно выраженным этнокультурным колоритом строится образование в столицах национальных республик в составе России.

Детальное изучение ситуации в стране и отдельных вузах привело бы к ряду обобщающих наблюдений. Во-первых, тало бы ясно, что самые масштабные нововведения, на уровне качественных изменений парадигмы образования, появляются в крупнейших «старых» школах. Причины понятны: такие маневры требуют значительных кадровых и материальных ресурсов, разветвленной кафедральной структуры и возможностей ее обновления, создания комплекса учебно-методической документации и т.д. Вновь образованные факультеты и отделения с их небольшими штатами, перегрузкой преподавателей и зачастую недостатком методического опыта к решению таких стратегических задач приспособлены меньше. Им приходится идти вслед за лидерами (иногда не хватает сотрудников для обеспечения стандартного учебного плана, так что не до стратегических новаций).

Во-вторых, областные и национальные университеты активнее, чем столичные, занимаются изучением своей местной прессы – и в историческом, и в актуально-практических аспектах. Здесь уместно вспомнить о систематических исследованиях и поставленных на их основе учебных курсах во Владикавказе, Казани, Саранске, Уфе, Якутске и т.д. Знаменательно, что в Воронеже родилась инициатива создания Академии региональной прессы. Несколько схематизируя, назовем столичные вузы более теоретичными и космополитичными, тогда как региональные – более практичными и патриотичными.

В-третьих, оптимальное сочетание общеуниверситетской, теоретико-профессиональной и профессионально-практической подготовки легче достигается в крупных, «старых» учебных заведениях. Во вновь создаваемых малых школах местные гуманитарные факультеты, как правило, достаточно уверенно обеспечивают свои разделы учебного плана (филология, история, философия и т.д.), а опытные журналисты обычно без особых затруднений справляются с ведением профессионально-практических занятий. Самой уязвимой их стороной является недостаток кадров для ведения относительно узких, в том числе пограничных дисциплин, требующих от преподавателей углубленной специализации: социология журналистики, экономика журналистики, психология журналистики и история зарубежной журналистики, правовые основы журналистики и др. Поэтому приходится приглашать лекторов из других городов и университетов, что, конечно, нарушает планомерность работы и снижает ее эффективность. Не случайно, между прочим, кое-где организуются филиалы крупных факультетов вместо создания самостоятельных учебных подразделений. 

Таким образом, картина журналистского образования в России, как и должно быть, выглядит неоднородной. При едином, в общих чертах, подходе к содержанию и направленности обучения, что закреплено государственными стандартам, вузы ищут собственные решения теоретических и организационно-методических вопросов. Однако далеко не все из них способны гарантировать высокое университетское качество своей продукции. Закономерным выводом из этой ситуации становится необходимость развивать и поддерживать крупные образовательные центры, вместо трудно поддающегося контролю расширения сети учебных заведений». [4].

Сегодня, правда, нельзя не принимать во внимание совершенно «внесистемные» жизненные обстоятельства. Развертывание журналистского образования по географической плоскости объясняется материально-финансовыми соображениями, дорожными трудностями для современных Ломоносовых, иногда – амбициями местных властей, стремящихся заполучить «свою» престижную университетскую специальность, и т.д.

Вместе с тем ориентация на «старые» школы оправдана еще и по той причине, что именно им по силам заняться целенаправленной разработкой педагогики журналистики. Вопрос о потребности в этой субдисциплине, лежащей на стыке теории журналистики, педагогики и психологии, уже свидетельствует о том, что это весьма актуально на современном рубеже развития журналистики.  

 

Литература:

1.Бережной, А.Ф. К истории отечественной журналистики (конец XIX – начало XX вв.) [Текст] / А.Ф. Бережной. – СПб., 1998. – С. 28-29.

2.Бережной, А.Ф. О некоторых итогах и проблемах развития журналистского образования и журналистской науки в университетах нашей страны [Текст] / А.Ф. Бережной // Журналистика, наука, образование, практика. – Л., 1971. – С. 7–8.

3.Бережной, А.Ф. Отделение – факультет журналистики Ленинградского государственного университета в 1945-1985 гг. [Текст] / А.Ф. Бережной. – СПб., 2003.

4. Бережной, А.Ф. Отделение – факультет журналистики Ленинградского государственного университета в 1945-1985 гг. [Текст] / А.Ф. Бережной. – С. 22-23.

5. Есин, Б.И. История русской журналистики XIX в. [Текст] / Б.И. Есин. – С. 32.

6. Есин, Б.И. Из истории высшего журналистского образования [Текст] / Б.И. Есин // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. – 1969. – № 2. – С. 82.

7.Есин, Б.И. Путешествие в прошлое [Текст] / Б.И. Есин. – М., 1983. – С. 158.

8.   Гус, М.С. За газетные кадры [Текст] / М.С. Гус. – М.–Л., 1930.

9.  С.В. Каравашкова Подготовка журналистских кадров в первые годы советской власти [Текст] / С.В. Каравашкова // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Журналистика. – 1967. – № 5.

10.Привалов, В.З. От «школы журнализма» до факультета журналистики [Текст] / В.З. Привалов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. – 1982. – № 1.

11.  Свитич, Л.Г. Профессия: журналист [Текст] / Л.Г. Свитич. – М., 2003. – С. 109.  

12. Таловов, В.П. Журналистское образование в СССР [Текст] / В.П. Таловов. – Л., 1990.

______________________________

© Кихтан Валентина Вениаминовна

 

Скельновские петроглифы: путешествие в первобытную эпоху
Статья об уникальных природных явлениях на территории Ростовской области, в том числе образцах первобытного ис...
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum