Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
История
«Это не соответствует духу нашего времени». Страницы из рабочей тетради. Часть 66
(№7 [225] 15.04.2011)
Автор: Александр Хавчин
Александр Хавчин

 

Римский полководец Гай Марий выступил против Суллы с войском, включавшим в себя рабов, которым была обещана свобода. Взяв Рим, Марий приказал, однако, перебить рабов, чтобы не компрометировали его победу. Были убиты четыре тысячи человек. 

Так поступил Марий - деятель, выросший из гущи народных масс. Можно сказать, демократ. Его противник аристократ Сулла своих мобилизованных рабов отпустил на волю, дал им римское гражданство и полагавшиеся ветеранам земельные участки.

На память приходит еще несколько примеров, когда консервативные и реакционные политики действовали более либерально, чем либералы, именно потому, что не боялись себя скомпрометировать излишним либерализмом. Рейган пользовался такой прочной репутацией, что мог себе позволить больше, чем Клинтон.

Кстати, о Сулле: его школу прошли такие видные деятели, как Гней Помпей, Лукулл, Марк Красс, они были офицерами в его армии.

 

Известно, что римский император Траян неважно относился к христианам. Приверженцы новой непонятной религии считались людьми в высшей степени подозрительными и подвергались преследованиям. Как всегда в подобных случаях, находились законопослушные граждане, которые сообщали куда следует о том, что такой-то и такая-то - преступники-христиане. При этом не все из таких лояльных граждан желали светиться – подавали сведения анонимно. Один из римских наместников засомневался, должны ли такие доносы быть рассматриваемы, и император разъяснил: «Списки (христиан), поданные без подписи составителя, не должны приниматься ни в каком деле. Это дурной пример и не соответствует духу нашего времени».

«Дух нашего времени» - это значит дух цивилизованности, законности, гуманизма, либерализма. Таким считалось правление Траяна (II век нашей эры). Античный Рим при нем достиг небывалого расцвета – то ли как следствие законности и либерализма, то ли Траян мог себе позволить роскошь либеральничанья именно потому, что вокруг царил сплошной расцвет.

В благоустроенных государствах у порядочного гражданина нет причин скрывать свое имя, обвиняя другого гражданина в правонарушениях и пороках. В благоустроенных государствах хочет остаться анонимным лишь тот, кто пытается насолить ближнему своему, избежав наказания за ложный донос.

В неблагоустроенных же государствах верховная власть подозревает надзирающих чиновников в сговоре с проверяемыми. Того же опасается и честный гражданин. Если преступник, о проделках которого правдиво просигнализировано, подкупит ревизора, то порядочный человек, не прошедший мимо безобразия, пострадает как лжец и клеветник.

Честному гражданину спокойнее остаться анонимом, а верховная власть вынуждена рассматривать и «списки без подписи составителя».

В брежневскую эпоху анонимки как явление сурово осуждались, но как факт – принимались к рассмотрению:

- А что делать, если в шестидесяти процентах случаях они подтверждаются?! – доверительно говорил мне знакомый сотрудник органов.

Пишущему эти строки довелось участвовать в проверке трех писем без подписи. Одно оказалось чистой правдой, другое – чистой клеветой, третье – смесью правды и клеветы.

 

Августин Блаженный («Исповедь») удивляется тому, что епископ Амвросий читал книги молча, а не вслух. Это четвертый-пятый век нашей эры, сплав высочайшей античной культуры с высочайшей христианской! Значит, Августин, один из образованнейших людей своего времени, чтобы лучше понять текст, должен был его артикулировать!

Впрочем, такие известные деятели, как Рональд Рейган и Леонид Брежнев, по некоторым свидетельствам, плохо понимали печатное слово – предпочитали, чтобы им прочитали вслух. 

 

Один мой знакомый, историк по образованию, доставал меня вопросами, были ли современниками такие-то знаменитые деятели:

- Мог ли Владимир Мономах встретиться с Ричардом Львиное Сердце? Мог ли Александр Невский состоять в переписке с Фридрихом Барбароссой? Мог ли французский король Генрих Четвертый обменяться посольствами с Борисом Годуновым?

С его стороны это было бесчеловечно, потому что историю СССР и историю зарубежных стран люди моего поколения проходили в разных классах и до сих пор исторические даты в наших головах совмещаются с большим трудом.

Так мог ли князь Игорь встретиться с Фомой Аквинским? Мог ли Иван Калита встретиться с Франциском Ассизским? Мог ли Андрей Рублев встретиться с Тамерланом?

Тамерлан разорил Россию, сея смерть и разрушения, он дошел до Ельца и остановлен был, как всем известно, только Владимирской иконой Пресвятыя Богородицы.

Значит, записываем Тамерлана в русофобы?

В то же время он косвенно помог Московскому государству, подорвав могущество Золотой Орды и разгромив другого русофоба – хана Тохтамыша, который тоже грабил и предавал огню русские города. В 1400 году Тамерлан победил Турцию, взял в плен султана Баязета Молниеносного – выручив тем самым дружественную России православную Византию.

Так как же нам, с плюсом или минусом, оценивать историческую роль Тамерлана? 

15 июля 1419 года, Грюнвальдская битва. На стороне тевтонов-крестоносцев - англичане, французы, а также чехи и поляки.

В польско-литовском войске бойцов больше, в их рядах опять же чехи, русские полки и 2-3 тысячи татар, которыми командует Джелал эд-Дин, старший сын Тохтамыша. Того самого Тохтамыша, который в 1382 г. обманом захватил и разграбил Москву, а двумя годами раньше боролся с ханом Мамаем и поздравил Димитрия Донского с победой в Куликовской битве. Того самого Тохтамыша, который стал ханом Золотой Орды при поддержке Тамерлана, потом с Тамерланом воевал, потом снова дружил. 

Великое княжество Литовское поддерживало Москву против Тохтамыша, но поддерживало Мамая против Москвы. Того самого Мамая, который был предком Елены Глинской, матери Ивана Грозного. 

С Тохтамышем воевал и старший мурза Едигей, Великий князь Василий I Дмитриевич резонно решил воспользоваться смутами в Золотой Орде и перестал платить ей дань. Но Едигей тоже оказался русофобом, врасплох напал на Московскую область и опустошил ее.

Как перепутано всё в истории! Как всё не просто!

 

Хазарский каганат был довольно серым, невыразительным государственным образованием, он не оставил после себя выдающихся памятников литературы, архитектуры, изобразительных искусств. Но какое-никакое – это было государство на территории будущего СССР. Почему бы не упомянуть его в учебнике истории, как упоминались Урарту и Хорезм?

На беду, правящее сословие Хазарии, этнические тюрки, приняли иудаизм. Поскольку «настоящие» потомки Авраама и Иакова со временем перемешались с неофитами, евреи Северного Кавказа и Приазовья, Нижней Волги и Приднепровья (теоретически) могут оказаться не инородцами, пришлыми, «понаехавшими тут», терпимыми из милости, а самыми что ни есть коренными, исконными аборигенами. Даже намека на такую постановку вопроса пролетарские интернационалисты из КПСС хотели избежать.

На всякий случай решили совсем изъять из школьного курса истории всякое упоминание о Хазарии.

Остались пушкинские «неразумные хазары», которых русский князь наказывает за буйный набег, -  эпизодические, но явно отрицательные персонажи.

Хотя есть одна непонятка: хазарам, у которых села и нивы, некогда и незачем было устраивать буйные набеги. Провинились, скорее всего, дружинники какого-то хазарского князя – участники незаконных вооруженных бандформирований.

Под пером хазарского историка тот же случай, наверное, был бы описан как буйный набег русичей, за который хазары справедливо отмстили путем предания мечам и пожарам русских сел и нив.

 

В 1790 г. маркиз де Сад выходит из психиатрической лечебницы. В октябре 1792 г. он, хоть и аристократ, и сумасшедший, уже комиссар Государственного совета по здравоохранению, а в апреле 1793 года - присяжный революционного трибунала от секции Пик – самой революционной.

Лишний повод сказать, что психи и извращенцы востребованы революцией. А из утонченных эстетов-декадентов получаются пламенные революционеры (Лариса Рейснер).

 

Всем известно (например, из книг Пикуля), что российский железный канцлер князь Горчаков по всем статьям переигрывал немецкого железного канцлера Бисмарка.

И как же я был возмущен, наткнувшись в книге Бисмарка на такое высказывание: «Обыкновенно думают, что русская политика чрезвычайно хитра, искусна, полна разных тонкостей, хитросплетений и интриг. Это неправда».

Наглость Бисмарка безгранична: он называет политику русского правительства – простодушной!!!

Наверное, немецкий канцлер просто завидовал русским дипломатам, их принципиальности, глубочайшей нравственности и в то же время гибкости. Ему бы Валентина Пикуля почитать, этому колбаснику!

 

Будущий национальный лидер Польши Юзеф Пилсудский был причастен к экспроприациям, или, грубо говоря, к ограблениям банков и почтовых поездов.

Этот факт, насколько я знаю, в Польше не афишировался, но и не скрывался. Почему же аналогичные детали биографии товарища Сталина были тайной за семью печатями?

Возможное объяснение: Пилсудский создал себе имидж отца нации и полководца, а черты благородного разбойника сюда, в общем, неплохо вписывались. Сталин претендовал на роль великого теоретика марксизма, политика мирового масштаба – образ грабителя, пусть героического, никак не соответствовал. 

 

Начальник штаба германской армии фон Шлиффен осенью 1904 г. пишет рейхсканцлеру фон Бюлову: «Генерал фон Трота хочет уничтожить всю нацию (племена герреро и нама в нынешней Намибии.- А.Х.) или изгнать ее из страны, и в этом его можно только поддержать».

Чисто немецкая тупая прямолинейность! Английский или французский генерал, вознамерившийся сделать то же самое, доложил бы начальству в пристойных, даже изящных выражениях: «…вытеснить агрессивных дикарей», «обуздать и нейтрализовать племена людоедов». 

 

Троцкий презрительно отзывался об интеллектуальных качествах Азефа, а то, что умные люди (Чернов, Гоц, Савинков) так долго не смогли его разоблачить, объяснял тем, что «плут всегда импонирует романтику. Романтик влюбляется в мелочный и пошлый практицизм плута, наделяя его прочими качествами от собственных избытков». 

Но я больше верю Виктору Савинкову, который с большим уважением отзывался об организаторских способностях и практическом опыте Азефа.

Между прочим, Савинков сообщает, что Азеф прекрасно разбирался в людях и сразу раскусил попа Гапона, от которого эсеровские руководители поначалу были в восторге и видели в нем возможного вождя рабочих.

 

«Вы дали мне возможность испытывать нравственное удовлетворение, с которым ничто в мире не сравнимо. Это удовлетворение заглушало во мне все страдания, которые мне пришлось после взрыва вынести». 

Эти прощальные слова товарищам по Боевой организации эсеров пишет из тюрьмы Егор Сазонов, убийца министра внутренних дел Плеве.

Сазонова приговорили не к казни, а к бессрочной каторге: на дворе стоял все-таки 1904 год, военно-полевые суды и «столыпинские галстуки» были еще впереди. Но семнадцатью годами ранее за ПРЕДОТВРАЩЕННОЕ, НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ покушение на царя Александра Ульянова и его соратников – лишили жизни. 

Наполеон Первый расстреливал участников НЕУДАВШИХСЯ покушений на свою особу, в то время это было в порядке вещей. Наполеон Третий делал то же самое, но многими это уже воспринималось как излишняя жестокость. 

Владимир Соловьев убеждал Александра Третьего не лишать жизни Желябова и Перовскую, организовавших УДАЧНОЕ покушение на царя, и эта идея нашла некоторую поддержку в русском обществе, была воспринята всерьез, пальцем у виска не крутили. 

Подготовка теракта, говоря современным языком, всюду считается опаснейшим государственным преступлением, за это во всех странах судят и приговаривают по всей строгости, даже если теракт как таковой сорвался. Но казнят – только в странах жестоких, нецивилизованных.

Ненависть Ленина к царизму – «такому доброму-доброму!» – не обязательно объяснять его природной кровожадностью.

 

Восьмое марта 1910 года пришлось на еврейский праздник Пурим, когда чтится память царицы Эсфирь, спасшей свой народ от истребления. Поэтому на Международном женском социалистическом конгрессе в Копенгагене еврейка Клара Цеткин предложила отмечать этот день как Международный день работницы.

Об этом в свое время поведал телезрителям протодиакон Русской Православной Церкви профессор Андрей Кураев. История такая красивая и протодиакон такой большой ученый, что даже неловко оспаривать. Да и где уж нам тягаться с профессорами, тем более протодиаконами!

Отважимся только скромненько, безотносительно к мудрым словам о.Кураева, заметить, что 8 марта 1857 в Нью-Йорке состоялась демонстрация местных текстильщиц. В том же Нью-Йорке и того же 8 марта, но уже 1908 года, т.е. еще до Копенгагенского конгресса в память той давней демонстраций состоялась новая - в защиту женского равноправия. На что и сослалась Клара Цеткин. Которая, кстати, не была еврейкой.

Кроме этих мелочей, большой православный ученый и где-то даже профессор Андрей Кураев кругом прав.

 

Политическая логика – палка о двух концах. 

Кому было выгодно убийство Троцкого? Уж только не Сталину! Этот кавказец был человеком чести и благородства, органически не способным на убийство из-за угла. Жесткий до суровости, он отнюдь не был злопамятным и мстительным, зачем ему было уничтожать такое злобное, но уже ставшее, в сущности, безвредным насекомое, как Троцкий? (Вам смешно? Мне тоже. А я ведь только чуть-чуть утрирую высказывания истиннорусского историка Юрия Жукова и его единомышленников!). Зато Гитлеру было выгодно убрать одного врага и свалить это преступление на другого врага, представив Сталина в виде кровавого злодея, нерукопожатного для Запада, исключив тем самым на обозримое будущее (как думал Гитлер) возможность сговора СССР с Англией и США за спиной Германии. 

Нельзя исключить и то, что за убийством Троцкого стояли:

- тогдашний президент Мексики Ласаро Карденас: ему было выгодно устранить источник головной боли – человека, умудрившегося стать врагом Сталина, Гитлера и Запада в одно и то же время. 

- белогвардейцы, полные решимости отомстить злодею за все зверства Гражданской войны;

- президент США Рузвельт, в интересах которого было устранить непримиримого противника капитализма;

- сионо-масоны: возможно, Троцкий отказался выполнить их приказ и был уничтожен в пример и назидание другим;

- конкуренты внутри самого же Четвертого Интернационала. 

Согласитесь, если бы мы не знали достоверно, что Троцкого убили все-таки по приказу Сталина, у нас были бы основания считать достаточно убедительной (по меньшей мере, вполне логичной) одну из вышеизложенных версий.

 

Бывший министр обороны США пятидесятисемилетний Джеймс Форрестол 22 мая 1949 г. с криком «Русские идут!» выбросился с шестого этажа. 

Этот факт приводится часто и охотно, ибо подтверждает сразу два патриотических тезиса:

1. Только сумасшедший может поверить, будто наша миролюбивая держава кому-то угрожала.

2. Перед нашей миролюбивой державой испытывал смертельный страх один из самых могущественных людей самой могущественной страны Запада.

Вам ничего не кажется странным в истории этого самоубийства? Разве не удивительно, что те люди, которые слышали предсмертные крики Форрестола, ничего не сделали, чтобы удержать его от выпадения в окно? И еще: откуда выбросился государственный деятель – из здания министерства обороны? Нет, с шестого этажа военного госпиталя. Его поместили туда с диагнозом «паранойя» - как же можно было оставить без присмотра,  не обеспечить безопасность психического больного человека?

Давайте разберемся с этим Форрестолом. В молодости он был журналистом, участвовал в Первой мировой, потом ударился в политику, оказал большие услуги будущему президенту Ф.Д. Рузвельту в предвыборной борьбе, стал сначала специальным помощником Рузвельта, заместителем министра, а с марта 1944 г. - министром военно-морского флота США. Излишне говорить, что он проявил себя блестящим администратором.

Президент Трумэн назначает Форрестола министром обороны, на этом посту ему суждено было пробыть лишь полтора года. Укатали сивку крутые горки, переутомился. Надо ведь  учесть, какими сумасшедшими выдались эти месяцы – сентябрь 1947 – март 1949. Тут и острейшие конфликты с коллегами-министрами, и нарастание холодной войны с СССР, и создание НАТО, и приход к власти коммунистов в Китае, и война на Ближнем Востоке…(Кстати, Форрестол был против создания государства Израиль, и это очень странно, ибо было бы логично ожидать, что в кабинете масона Трумэна все ключевые должности были отданы ставленникам сионистов).

Значит, переутомился, перенервничал человек, и поместили его в психиатрическое отделение с диагнозом «депрессия».

«Русские идут! Русские идут! Они повсюду! Я видел русских солдат!» - предположение, будто параноик Форрестол перед смертью повторял эти слова, впервые было высказано обозревателем Пирсоном. Повторял или не повторял, эти слова или другие – толком не доказано, свидетельны.

- Вольно же вам верить американской желтой прессе! – так говорят наши «национально ориентированные». Так они говорят – но в других случаях. А в данном случае какие-то неподтвержденные слухи пришлись очень впору советской пропаганде: «Мы за мир! Мы оплот мира! Только параноики могут кричать о русской угрозе!» 

Если уж держаться конспирологии, первым делом надо задать вопрос: «Кому выгодно?»

Без сомнения, смерть влиятельного деятеля была выгодна прежде всего Сталину. Значит, по логике борцов с мировыми заговорами, он-то, Сталин, и подослал наемных убийц! Хотя, почему же именно «наемных»? У Сталина и бескорыстных идейных агентов в США было достаточно. Если уж наши Штирлицы оказались в ближайшем окружении Алана Даллеса и передавали в Центр шифровки о самых тайных его замыслах, то подослать нужного человечка в госпиталь – пара пустяков.

Цель – очевидна. Скомпрометировать высшее руководство США и всю его внешнюю политику, физически устранить потенциального опасного (а если бы выздоровел?) талантливого и непримиримого врага.

Разумеется, можно проследить и зловещую руку Тель-Авива. Установлено, что израильтяне установили слежку за Форрестолом: хотели выяснить, не ведут ли США закулисные переговоры с арабскими режимами. Зачем было убивать бывшего министра? Ну, это ребенку понятно: из общей вредности, из каббалистического сатанизма.

 

Эпизод из «Клима Самгина». Начало ХХ века, Самгин приехал в Германию, Хозяйка квартиры возмущается евреями-социалистами во главе с Бебелем. 

«Улыбаясь, Самгин спросил: разве она думает, что все евреи - социалисты, и богатые тоже? 

 - О, да! - гневно вскричала она. - Читайте речи Евгения Рихтера. Социалисты - это люди, которые хотят ограбить и выгнать из Германии ее законных владельцев, но этого могут хотеть только евреи. Да, да - читайте Рихтера, это - здравый, немецкий ум!»

Кто же он, этот «здравый немецкий ум»? Реакционер и антисемит, идейный предтеча Гитлера? Вовсе нет. Евгений Рихтер (1838-1906) был пацифистом, поборником гражданских свобод, противником вмешательства государства в частную жизнь, лидером Немецкой партии свободомыслящих.

С интересом читается его памфлет «Социал-демократические картинки будущего». Это своего рода антиутопия - в пику утопии Августа Бебеля. 

Как преобразится жизнь простого человека после победы пролетарской революции? Задолго до Октябрьского переворота Рихтер сделал довольно точные предсказания.

Итак, программные обещания социал-демократов выполняются с буквальной точностью. Общество берет на себя заботу о детях и стариках – но старики не хотят идти в образцовые государственные богадельни, и даже в образцовых государственных приютах за детьми не могут ухаживать так, как родная мать. 

Рабочим дано право выбирать мастеров, начальников цехов и директоров предприятий – но руководители начинают заигрывать с подчиненными, потакают им, дисциплина падает, качество снижается, немецкую продукцию перестают покупать другие страны, начинается экономический кризис, в обществе растет недовольство, правительство увеличивает численность армии и полиции.

Зарплата всем установлена равная – но работники, чей труд прежде оплачивался высоко, очень этим недовольны и начинают в массовом порядке уезжать в несоциалистические страны, так что правительство вынуждено запретить всякую эмиграцию…

Повествование ведется от лица рабочего, разделяющего социалистические идеи и с ужасом видящего, как туго и с какими мучениями эти прекрасные идеи воплощаются в жизнь:

 «- Товарищи, наш Бебель некогда высказал надежду, что при новом режиме «моральная атмосфера» будет побуждать каждого к соревнованию с другими. Рассудите: мы теперь работаем уже не на эксплуататоров и капиталистов, а для общества. Общество возвращает каждому из нас плоды наших трудов.

– Хорошая проповедь! – говорили мне с насмешкой. – Общество велико. Неужели я должен мучиться и надрываться для 50 миллионов его членов, тогда как остальные 49.999.999 не такие дураки, как я? И что бы я мог купить себе на эту 1/50.000.000, если бы мне действительно вернули ее из избытка дохода с моей работы?»

Социализм, по существу, уничтожает или сводит к чистой формальности гражданские права: «Какая польза от свободы печати, когда все типографии в руках правительства? На что право составлять союзы, когда все помещения для общественных собраний принадлежат тому же правительству? Правда, все помещения для общественных собраний, если они не заняты с другими целями, должны быть предоставлены любой партии для избирательных собраний. Но, по странному стечению обстоятельств, именно для оппозиционной партии очень часто не оказывается свободного помещения».

Пустым звуком становятся демократические выборы: «Кто до такой степени зависит от правительства во всех своих жизненных условиях, как в настоящее время все наше население, тот только в самых редких случаях находит в себе достаточно нравственной силы, чтобы осуществить, хотя бы подачей тайного избирательного листка, выборы, неугодные властителям сегодняшнего дня. Политическое избирательное право лишено серьезного значения для нашего социал-демократического общества в той же мере, в какой оно было бы бесполезно для солдат, живущих в казарме, или для арестантов, заключенных в тюрьму».

При этом даже такой страстный противник социализма, как Рихтер, не мог додуматься до того, что пролетарская революция просто и открыто, без всяких фиговых листков отменит свободу печати, союзов, свободные выборы и прочие буржуазные выдумки. На это фантазии антиутописта не хватило.

Чему больше удивляться - тому, как точно он многое предвидел, или тому, что не смог предвидеть размах будущих революционных зверств?

Зачем я пересказываю содержание этой книги? Сейчас принято ограничиваться ссылкой в Интернете. Сегодня Юрий Олеша в книге «Ни дня без строчки» писал бы примерно так: «Вспомни роман Герберта Уэллса  «Первые люди на Луне». Сильная вещь, рекомендую! Смотреть здесь или перейти по ссылке…»

 

Представления Энгельса о социализме в некоторых отношениях были более утопичны, чем у раскритикованного Дюринга. Можно ли вообще марксистское учение о социализме назвать научной теорией? Отрицательно отвечал на этот вопрос Эдуард Бернштейн,  близкий друг Энгельса и, наряду с Бебелем, его душеприказчик (хранитель архива). И вот этот довереннейший человек, от которого естественно было бы ожидать неукоснительного  следования заветам, оказался первым еретиком-ревизионистом!

Собственно, проблема ереси знакома каждой великой религии, каждому великому общественному движению. Времена меняются, и вдруг обнаруживается, что реальность не вполне укладывается в предначертания Пророков-Основоположников.

Как быть? Изменить своей властью предначертания, приспособив их к требованиям момента? Но это создаст опасный прецедент: если Основоположники ошиблись в чем-то один раз по мелочи, они могли ошибиться и в чем-то другом по-крупному! Значит, им веры нет, надо самим думать.

- Если жизнь расходится с теорией, тем хуже для жизни, - отвечают догматики.

- Мы будем творчески развивать теорию, не поступаясь главными принципами, - отвечают ортодоксы.

Какие принципы - главные, а какими все-таки можно поступиться, это выясняется по ходу дела.

Эдуард Бернштейн – классический образец интеллектуальной смелости. Убедившись, что целый ряд марксистских утверждений устарел, он пошел против течения. Сея раскол и соблазн, он заявлял социалистической пастве: 

- Сказано в Святом Писании от Маркса-Энгельса, что классовая борьба есть основное содержание истории, я же ныне говорю вам: классовое сотрудничество тоже важно... Сказано, что пролетариат не имеет отечества,  я же ныне говорю вам: у пролетария есть отечество,  ибо он становится гражданином и участвует в политической жизни. Полное уничтожение наций есть всего лишь мечта, притом места не прекрасная… Сказано, что к социализму можно прийти только через революцию и диктатуру пролетариата, я же ныне говорю вам:  к социализму мы придем через демократические и социальные реформы,  частная собственность постепенно приобретет кооперативный характер…

(«Социализм есть строй цивилизованных кооператоров», - на эту позицию к концу жизни перейдет и В.И.Ленин, ярый враг бернштейнианства).

Любопытно, что этот «соглашатель-оппортунист» на практике оказывался более решительным и последовательным, чем многие твердокаменные ортодоксы. Бернштейн предлагал организовать всеобщую стачку,  вести социалистическую пропаганду в армии, от чего испуганно шарахались революционные на словах партайгеноссе. В 1914 он на заседании социал-демократической фракции Рейхстага выступал против военных кредитов кайзеровскому правительству, хотя нарушить партийную дисциплину не отважился и по предписанию большинства фракции голосовал «за».

Бернштейн яростно обличал нацизм, предупреждал о его опасности, а умер за несколько недель до прихода Гитлера к власти.

Повезло человеку!

 

Никита Толстой написал книгу «Жертвы Ялты». В 1945 г. в СССР из-под Линца (Австрия) было депортировано 35 тысяч казаков, служивших в вермахте, и членов их семей. Никита Толстой утверждал, что все они были расстреляны или покончили жизнь самоубийством, убив предварительно жен и детей.

Эта книга получила довольно широкую известность, ее обсуждали, на нее ссылались. Все сочувствовали казакам и осуждали гнусное лицемерие англосаксов.

Менее известно, что один англичанин, причастный к этим событиям, подал на Никиту Толстого в суд - и выиграл дело. Сведения признаны не соответствующими действительности.

 

Странное дело, всенародный референдум 1991 года о сохранении Советского Союза помнят все, на него постоянно ссылаются: вот, мол, народ сказал свое слово, но волей народа пренебрегли правящие элиты.

О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 г. почти забыто. Осталось в памяти лишь то, что сторонники Ельцина призывали голосовать «Да–да-нет–да», а к чему эти «да» и нет» относились, мало кто может сказать.

Напомню: россиянам предлагалось ответить на такие вопросы:

«Доверяете ли Вы Президенту Российской Федерации Б. Н. Ельцину?» (58,7 % ответивших «да»);

«Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?» (53,0 %, ответивших «да»);

«Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?» (49,5 %, ответивших «да»)

«Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?» (64,2 %, ответивших «да»)

Конституционный суд постановил, что для принятия «оргвыводов» по третьему и четвертому вопросам высказаться «да» или «нет» должно было большинство от ОБЩЕГО ЧИСЛА избирателей, а не принявших участие в голосовании. Из 107, 3 млн. человек, имевших право участвовать в референдуме, проголосовали лишь около 68 млн., т.е. менее двух третей. Значит, требование распустить Верховный Совет и провести новые выборы никакой юридической силы не имело. Но в октябре того же 1993 г. на стороне Ельцина было серьезное моральное преимущество, он мог сказать депутатам: «Мою политику поддерживает большинство россиян, а вам доверяет лишь один из трех».

Вот почему сам референдум и его результаты не удержались в общественной памяти: хотелось поскорее забыть, что мы «одобряли социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом и Правительством с 1992 г.» 

 

17 декабря 1966 г. миллионы космических кораблей в сопровождении ангелов должны были заполнить все небо.

9 марта 1997 г. во время солнечного затмения должна была произойти стихийная катастрофа, смертельная для десятков миллионов россиян: чудовищное землетрясения в районе Жигулей должно было вызвать гигантскую волну, прокатившуюся до Каспийского моря.

Ядерная война должна была начаться 14 июля 1960 г., а также 31 июля 1970 г., 2 октября 1976 и 31 дек 1989 гг. Так предсказывали ученые и экстрасенсы.

Не будем упоминать творения фантастов (например, по сюжету фильма «Терминатор-2» 29 августа 1997 должен был произойти сбой в суперкомпьютере – с ужасающими глобальными последствиями.

Светопреставление различными авторитетами назначался на годы нашей эры: 156, 900, 999, 1000, 1013, 1033, 1492, 1524, 1525, 1584, 1666, 1814, 1899, 1900, на 20 декабря 1954 г., 9 мая 1995 г., 17 декабря 1996 г., 1 января и 17 марта 2000 г.

О неизбежности гибели Вселенной говорит античная и древнегерманская («Сумерки богов») мифология, не говоря уже о христианской и мусульманской эсхатологии и Страшном Суде. 

Я не хочу сказать, что если до сих пор предсказания не сбывались, то гарантированно не сбудутся они, допустим, в 2012 году. Такое случается: не было конца света, когда ждали, а потом – бац! И кранты… Меня занимает другое: почему отдельный человек отгоняет от себя мысли о смерти, живет так, будто впереди вечность, а человечество в целом с упорством, достойным лучшего применения, к этим мыслям возвращается?

Возможно, размышления о предстоящем прекращении всего-всего-всего приносят некоторое утешение. По сравнению с этим фактом наши личные неприятности отступают на второй план.

_____________________________

© Хавчин Александр Викторович

 

Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum