Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Конституция идет на поправки
Президент Владимир Путин внес законопроект о поправках к Конституции РФ. Поправ...
№01
(369)
20.01.2020
Коммуникации
Что в имидже твоем, ПР? Опыт этимологического исследования в форме шахматной партии. Ход 2. Великая доктрина психического финансирования
(№13 [251] 05.09.2012)
Автор: Андрей Богоявленский
Андрей Богоявленский

Продолжение. Начало см. в №248 05.07.2012 

 

Ход 2. Великая доктрина психического финансирования 

 

Чтобы заработать на жизнь, надо работать. 

Но чтобы разбогатеть, надо придумать что-то другое. 

                                                          Альфонс Карр

   О каких это параферналиях вы говорите, доктор? — спрашивает мэр. 

— Уж не социалист ли вы?

                                                                   О. Генри

Главное поражение Человека – победа рекламы 

и маркетинга над сознанием.

                                                            Некто из WWW

 

    Печалит, что вдруг новая терминология придет с Востока – эвон как китайцы шибко развиваются. И что теперь иероглифы ихние царапать учиться?

Нажмите, чтобы увеличить.
 

Запомните, ребята.

Тяжело?

А ведь придется!

Китайские или там японские — шут их разберет, какие...

Непонятные такие, и все про ПР.

Но ведь Япония страна маленькая, и стихи такие же. 

Традиция лаконичных хокку не допускает многоэтажности чувств.

Жители Страны Восходящего Солнца для выплеска нехорошей энергии предпочитают деликатно делать харакири или лупить манекен ворога.

Ну, не скажешь ведь по-японски: да пошел ты на... хокку.

Язык не поворачивается.

Иное дело Россия.

Просторы большие.

Есть, где повеселиться да разгуляться.

Есть, где поесть суши на одной шестой (в прошлом) части суши, с названьем кратким…

В ресторане «Япона мама» [2].

Любо-дорого слушать, как общаются в наших селах – через коромысла, дворы, поля и веси.

Тут слово должно быть энергетическим – иначе мысль не долетит.

Мысль – она тяжелая.

А слово – нет.

Слово – птица перелетная – субстанция энергетическая...

Словом врачуют и калечат именно потому, что воздействуют на энергетический баланс.

Поэтому вроде бы и нет ПР – есть одна энергетика.

Однако энергетику слова ПР филология изучает весьма поверхностно.

Очень энергетичен мат.

Наше филологическое эсперанто.

Русское чудо.

Между тем городская традиция издавна предпочитала деревенскому пиару фигу в кармане.

На кухоньке маленькой говорят-поговаривают – пиарят-отпиаривают.

Все по-нашему.

Интеллигентно и от всей души.

Нет, не японское это дело ПР, не японское.

То есть не китайское.

У них страна маленькая. Но кухни большие.

Не для пиара.

Да и то, согласитесь, непонятно, как там китайцам или там зулусам с нганасанами эти английские переводы даются. Поди ведь тоже люди. 

Мучаются...

Говорят ведь, что ПР были всегда!

Вот бы клинописный их вариант хоть глазком подглядеть, не говорю уж о наскальном.

И вот уже, словно чтя канон давней русской традиции, по-своему величают себя журналы «СОобщение» (у них там вместо «перца» РОС-мастер) и «PR-диалог» (а здесь уже вместо «перца» – PR-профи). 

Неужели PR-«западники» и СО-«славянофилы» нашли новую почву для конфронтации?

Между тем в постперестроечной стране ПР оказались позарез необходимы для небурно развивающегося российского бизнеса.

Во-первых, нужно было обеспечить адекватный филологический антураж для «типа» взаимовыгодных деловых связей с понаехавшей отовсюду заморско-братской общественностью (а тут, понятное дело, никуда без знания братского языка, пусть даже в самой лаконичной форме. Куда уж тут без иностранного языка звука – «ПР»).

Во-вторых, да и что уж греха таить, вдруг стало понятным одно непростое жульничество. Ну, будто пелена с глаз соскочила! Жульничество было обязано обеспечить успех одного (что-то мы поскромничали...) непростого мероприятия, а заодно поднять научный уровень отсталой российской глубинки (опять поскромничали – ведь всех на уши поставили!)

О готовности нашего общества к таким ПРоделкам, в частности, свидетельствовали экспериментальные передачи с участием Чумака и Кашпировского – лишившийся в одночасье не только энуреза, но и денег народ тихо дозревал для ваучерного лохотрона...

Однако признаем, такое слишком широкое распространение научной мысли имеет и негативную сторону.

Теперь американский писатель О.Генри, чье творчество по времени совпало с началом формирования в США социального института ПР, легко может попасть в число запрещенных авторов, поскольку выдает важные секреты ПРофессионального мастерства:

«Мистер мэр, – говорю я, – вам осталась лишь одна надежда. Медикаменты вам не помогут. Но существует другая сила, которая одна стоит всех ваших снадобий, хотя и они стоят недешево.

Какая же это сила? – спрашивает он.

Пролегомены науки, – говорю я. – Победа разума над сарсапариллой... Признайте себя побежденным.

Демонстрируйте!

О каких это параферналиях вы говорите, доктор? – спрашивает мэр. – Уж не социалист ли вы?

Я говорю о великой доктрине психического финансирования, о просвещенном методе подсознательного лечения абсурда и менингита внушением на расстоянии, об удивительном комнатном спорте, известном под названием персонального магнетизма».

Стоит лишь подставить вместо местоимения «Я» – «ПР-практик», вместо «великой доктрины психического финансирования», скажем, не менее

изящный термин «паблицитный капитал», а в аббревиатуре «персонального магнетизма» (ПМ) заменим лишь одну букву и получим копию типичного веселого разговора, ведущегося от первого лица между российским ПР-служащим и заказчиком.

«...И вы можете это проделать, доктор? – спрашивает мэр.

Я один из Единых Сенедрионов и Явных Монголов Внутреннего Храма, – говорю я. – Хромые начинают говорить, а слепые ходить, как только я сделаю пассы. Я – медиум, колоратурный гипнотизер и спиртуозный контролер человеческих душ. На последних сеансах в Анн-Арборе покойный председатель Уксусно-Горького общества мог только при моем посредстве возвращаться на землю для бесед со своей сестрой Джейн.

Мой гонорар двести пятьдесят долларов, – говорю я, – излечение гарантирую в два сеанса.

Хорошо, – говорит мэр, – заплачу. Полагаю, что моя жизнь стоит этих денег.

Я присел у кровати и стал смотреть на него в упор.

Теперь, – сказал я, – отвлеките ваше внимание от вашей болезни. Вы здоровы. У вас нет ни сердца, ни ключицы, ни лопатки, ни мозгов – ничего. Вы не испытываете боли. Признайтесь, что вы ошиблись, считая себя больным. Ну, а теперь вы, не правда ли, чувствуете, что боль, которой у вас никогда не бывало, постепенно уходит от вас.

Да, доктор, черт возьми, мне и в самом деле стало как будто легче, — говорит мэр. – Пожалуйста, продолжайте врать, что я будто бы здоров и будто бы у меня нет этой опухоли в левом боку. Я уверен, что еще немного, и меня можно будет приподнять в постели и дать мне колбасы с гречишной булкой.

Я сделал еще несколько пассов.

Ну, – говорю я, – теперь воспалительное состояние прошло. Правая лопасть перигелия уменьшилась. Вас клонит ко сну. Ваши глаза слипаются. Ход болезни временно прерван. Теперь вы спите.

Мэр медленно закрывает глаза и начинает похрапывать.

Заметьте, мистер Тидл, – говорю я, – чудеса современной науки.

Бидл, – говорит он. – Но когда же вы назначите второй сеанс для излечения дядюшки, доктор Пу-Пу?

Воф-Ху, – говорю я. – Я буду у вас завтра в одиннадцать утра. Когда он проснется, дайте ему восемь капель скипидара и три фунта бифштекса. Всего хорошего»[3].

Признаемся, что определения вроде «великой доктрины психического финансирования» или «персонального магнетизма» (ПМ) могли бы украсить российский стремительный словесный пи(а)р.

Так, среди огрызков современных синонимических деликатесов, развешанных на уши «уважаемым россиянам», были бы представлены не только удивительной длины электоральные спагетти (поданные с сосисками поверженных кандидатов – «биф-Минтусофф»), но и предложены роскошные «пролегомены науки» – взамен солдафонскому «ваучеру». А выражение «победа разума над сарсапариллой» искрящимися брызгами хрустального шампанского (прилагательное с причастием можно без ущерба для смысла поменять местами) наконец-то бы ознаменовало поражение скучно одетого в дырявый мундир термина «коммунистическая угроза».

Между тем, местные коммуникационные ноу-лохаутроны были порой настолько виртуозны и изобретательны, что в случае особой необходимости даже вывозились за рубеж.

«... Самый лучший пиар «на экспорт» в свое время сделал Брынцалов. Когда он выходил на европейский фармацевтический рынок (а это один из самых закрытых рынков в мире), то, чтобы получить доступ к разливу инсулина, пошел кандидатом в президенты. Потратил бешеные деньги, но зато показал Западу: вот мои дачи, состояния, заводы, все совершенно легально. Я не бандит, а честный предприниматель. Более того — кандидат в президенты»[4].

Однако, поскольку все последующие срочные научные теоретические разъяснения жульничества тут же опровергались лихой постперестроечной ПРактикой (выборов, приватизаций, деятельностью инвестиционных «лохотронов» и т. д.), было необходимо придумывать все новые и новые обоснования и штамповать совсем уж странные названия для «слова и дела», которому мы (то есть – «они», ну, то есть не все мы, конечно, по мере возможности, разумеется) служим, что породило совсем уж африканский термин «черный ПР») .

Этот термин имеет принципиальное значение для нашей державы, поскольку не только намечает дальнейшие пути развития, но и обозначает ближайший географический ориентир.

Миграция в сторону африканского континента и древнейших цивилизаций становится еще более ощутимой, если мы вспомним утверждения недавнего прошлого и сделаем сопоставительный анализ.

Обозначим тему нашего исследования: «Есть ли ПР на Марсе?».

Если признать утверждение западных политологов о том, что Россия – Верхняя Вольта с ракетами [5], справедливым, это дает основание обозначить Верхнюю Вольту (без ракет) в качестве мерила цивилизации, что, в свою очередь, позволяет предложить единицу измерения цивилизации – «один верхний вольт».

Итак, Россия минус ракеты = «один верхний вольт» [6]. 

А так как ликвидация этого вида вооружений в соответствии с разными договоренностями прошла успешно, а вдобавок кругом чего-то из ракет воруют, что-то тонет, что-то незаметно меняют на «Либрез Инвизибл», что-то само по себе взрывается и т. д, то сочтем в представленном уравнении величину «ракеты» стремящейся к нулю, а потому несущественной настолько, что ею можно пренебречь.

Поразмыслим.

Поскольку Россия (уже давно не единая и далеко не неделимая, а лишь равная «одному верхнему вольту») состоит уже не, как прежде, из Великия, Малыя и Белыя Руси (что в глубоком прошлом) и не из осиротевших пятнадцати «братских республик-сестер», а лишь из двух частей – Москвы и Не-Москвы, делящихся по принципу: процветающая метрополия – нещадно эксплуатируемая колония, – можно только догадываться о степени цивилизованности российской глубинки – нищей и пьяной.

Поэтому всей-то России и выполнить царев указ – догнать Португалию – можно только по щучьему велению, поскольку, пока Москва соревнуется с самыми дорогими мировыми мегаполисами, Не-Москва успешно догоняет Верхнюю Вольту.

Отсюда и вопрос – «Есть ли ПР в Не-Москве?» – сродни вопросу «Есть ли жизнь на Марсе?».

Верхних вольтов маловато.

Однако весь парадокс в том и состоит, что ПР в регионах таки есть!

Умом Россию не понять, и верхним вольтом не измерить.

Вот можно только отпиарить…

С помощью «великой доктрины психического финансирования».  

 

Примечания

1. Перевод  имени и фамилии С.Блэк как З.Черный полностью на совести создателей русско-китайского онлайн-переводчика (mrtranslate.ru/.../chinese_trad-russian.html)прим. автора.

2. Название подлинное.

3. О.Генри. Короли и капуста. / О.Генри. Избранные произведения в двух томах. – Т. 1. – М., 1954. – С. 75.

4. FAKEЛ. – 2002. – № 4.

5. Ошибочно приписывается британскому премьер-министру Маргарет Тэтчер. Отзыв федерального канцлера (1974-1982) ФРГ (Германия) Гельмута Шмидта (р. 1918) о Советском Союзе (начало 1980-х гг.). Образ стал популярным в российской публицистике и применяется также к пореформенной России 1990-х гг. (См.: Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений / Автор-составитель Вадим Серов. (http://bibliotekar.ru/encSlov/3/87.htm).  «Лет пятнадцать тому назад родилась ядовитая метафора: «Россия – это Верхняя Вольта с ракетами». Больше всех тогда обиделась Верхняя Вольта, которая даже решила поменять свое название. По официальной версии, суверенному государству надоело носить имя презренного французского колонизатора Вольта. Хотя, скорее всего, причина была в ином. Маленькой африканской стране стало обидно, что именно ее избрали в качестве примера неизбывной отсталости и разрухи. Теперь Верхняя Вольта называется Буркина-Фасо, что переводится как «Страна свободных людей».» (См.: Дорохин Ф. Стажировка в Верхней Вольте. Экономика должна быть экономной, а безопасность – безопасной / Ф. Дорохин // Русский Предприниматель. – 2003 – №3 – Март.   (http://www.ruspred.ru/arh/11/30rr.html)

 6. «Наша реакция на «Верхнюю Вольту с ракетами» была куда менее адекватной. Проникшись духом перестройки и нового мышления, мы решили отказаться… от ракет. Решили, конечно, в принципе. И отказались не от всех и не сразу. И как будто потом передумали и стали выпускать «Тополь-М». Однако несколько штук (или даже десятков) ракет в год можно было бы признать хорошим показателем для Верхней Вольты, если бы она захотела обзавестись собственным ядерным оружием. Но, увы, никак не для России.». (См.: Дорохин Ф. Стажировка в Верхней Вольте. Экономика должна быть экономной, а безопасность – безопасной / Ф. Дорохин // Русский Предприниматель. – 2003 – №3 – Март.   (http://www.ruspred.ru/arh/11/30rr.html)

  

Продолжение следует

_______________________________

© Богоявленский Андрей Евгеньевич


История жизни и судьбы Анатолия Марченко
История жизни и трагической судьбы известного советского правозащитника Анатолия Марченко (1938-1986). "Новая ...
Эмбриотрансфер коров
Опыт организации лаборатории ТЭ в условиях молочной фермы племзавода. Возможности репродуктивной биотехнологии...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum