Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Гонка вакцин. Интервью профессора Василия Власова
Профессор Высшей школы экономики Василий Власов о том, кто спасет человечество о...
№08
(376)
22.09.2020
Коммуникации
A propos: О воспитательной роли второй древнейшей (субъективные заметки)
(№18 [256] 15.12.2012)
Автор: Андрей Богоявленский
Андрей Богоявленский

 

Я – ассенизатор и водовоз,

Революцией мобилизованный и призванный!

                                                В.Маяковский

Я теперь не Алексей Толстой, а рабкор-самородок 

Потап  Дерьмов. Грязный, бесчестный шут.

                                                 А.Толстой

 

И это всё о нём.

Несмотря на полярные эмоции авторов эпиграфов, оба классика так или иначе сводят профессию журналиста к  почетной профессии золотаря (увы, не в первом значении этого слова[1]).

Газета не только коллективный агитатор, пропагандист и организатор, (про коллективного ассенизатора и водовоза уже говорить не будем) но, еще, вот незадача,  и  коллективный воспитатель. 

 А, собственно, по какому праву?

 Известно, что у коллективного воспитателя  дитя-то без глаза ходит. 

Это – если нянек семь.

Разделим число российских СМИ на эту цифру и получим количество глаз, без которых могут оказаться читатели, слепо верящие в воспитательную функцию второй древнейшей профессии.

 Ну, а  кого может воспитать вторая древнейшая – того и воспитывает. 

Яблоко от яблони недалеко падает, а от осины не родятся апельсины.  

«Журналистика в наше время все, – писал критик Белинский. – Журнал стоит кафедры...»

Журнал  в ХIХ веке был той единственной трибуной, с которой публицист, литературный критик, писатель мог обратиться к людям. Журналы, проникнутые высоким духом российской интеллигенции содействовали формированию мысли, гражданственности, общественной нравственности, воспитывали вкус. Л. Толстой утверждая, что журналистика призвана служить как нравственному совершенствованию отдельной личности, так и нравственному совершенствованию всего человечества, предостерегал: «Нет более великого греха, как прелюбодеяние словом».

Цена революционного «прелюбодеяния словом» – развал Российской Империи.

 Журналистика в конце ХХ и начале XXI века послужила поражению идеи, которую сеяла революционная российская мысль. 

Разрушительные для российской государственности  споры в «толстых» журналах, фантастические открытия историографов, пламенные речи публицистов были весьма деловито использованы бухгалтерами перестройки. 

Цена гласноязовского «прелюбодеяния словом» – развал ленинско-сталинской Империи – СССР. 

И вот в России утвердился своеобразный «кроткий бухгалтерский строй», при котором учет и контроль осуществляют какие-то ушлые бухгалтеры-кроты из сказки про Дюймовочку. 

Населению ровно столько, чтобы не все одновременно протянули ноги.

Остальное – бухгалтерам бывшей перестройки.

И что это только за строй такой?

Журналистика при этом строе воспринимается многими ее представителями  не более чем привлекательный (а что тут такого?) способ зарабатывания денег, несложное ремесло, которому, вдобавок, слегка учат. Сознавая, что научить творчеству невозможно, учат дозированно «понемногу, чему-нибудь  и как-нибудь».

То что, журналистика сегодня стала весьма небескорыстным ремеслом сбора (или создания), обработки и передачи нужной информации – нужной аудитории (позволим себе процитировать Т. Толстую,  определившую другой, впрочем, весьма близкий феномен),  «в доступном для ее понимания виде» является страшным секретом, который я раскрывать не буду… 

Прежде было не так. 

Журналистика  находилась «на переднем крае  идеологичекого фронта». Вот идеологии, в основном,  и учили. Называлось все это дело СМИП (для тех, кто уже не помнит, «П» – «Пропаганда»), и пекли здесь пропагандистов – идеологических «горланов и главарей». Во время перестройки где-то потеряли идеологическую букву «П» и незаметно  ампутировали идеологический стержень. 

Начисто лишенные своего идеологического достоинства  журфаки уже не могли производить не свет «горланов и главарей».

Приходилось по ходу дела  готовить  «ассенизаторов и водовозов», перестройкой мобилизованных и призванных.

Попытались было наладить и производство прожекторов перестройки.

А уж потом, после этих самых прожектеров, перестроились готовить специалистов по разным неведомым наукам, в том числе и по доселе загадочным (но уж больно созвучным эпохе) паблик рилейшнз – сиречь ПР. 

Теми же силами и по тем же учебника.

Чуть-чуть переписанными, но методически верными, стоящими на «переднем крае» идеологического фронта.

Прорванного фронта.

Фронта, которого уже нет.

Фронта, который сами и придумали 

И вот на смену идеологическим СМИП и безыдейным, с ампутированным стержнем  СМИ, из густого постперестроечного тумана тихо себе выплывают (свято место пусто не бывает) некие  призрачные СМИПР (б). Мелкая буква «б» то и означает, что ПР-туман  белый. Предположительно, туман был хорош собой и стыдлив, как невеста. Но узок был круг ПР(б), страшно далеки они были от народа, поэтому широкие массы журналистов  организованно и не очень вступали в ряды СМИПР (ч).

Там им просто платили больше денег.

Любовь к свободе слова обернулась свободной любовью слов. 

Увы, эра непорочного зачатия журналистского текста умерла, так и не успев родиться. 

Российские ПР, взрослея, не прерывали «тайной» интимной связи, но, отнюдь, не с общественностью, а со второй древнейшей ипостасью четвертой власти, что и нашло практическое выражение в образовании медиа-холдингов, а теоретическое – в термине «пиаристика» [2], означающем коммерческую диффузию ПР и журналистики. «Это особенность данного этапа развития рынка. Проблема в том, что у нас нет независимых СМИ. Газеты не могут существовать только за счет подписки и рекламы. Во всем мире для прессы существуют льготы по почтовой рассылке, железнодорожной перевозке и так далее. У нас таких льгот нет, и это сознательная политика власти. Еще при Ельцине власть поставила СМИ ультиматум: хочешь выжить – найди денежный мешок. Поэтому наши газеты интересует только одно – сколько они на тебе заработают» [3]. Журналисты стали получать неплохие деньги и это обстоятельство привлекло в обсуждаемую сферу, мягко скажем, очень разных людей, пишущих «ПРо это». Поэтому и по  сей день уровень российских ПР соответствует уровню российских СМИ и все они вместе уровню российской коррумпированной экономики и карманной политики. 

Увы, золотой телец и царская милость эпохи «СО-гласности развратили  журналистику, заставляя многих ее служителей размышлять лишь о том, как бы побольше подгрести деньжат, и стараться не думать ни о чем лежащим вне контекста зеленых с персиковым отливом купюр. 

«Давайте представим такую гипотетическую ситуацию: какая-нибудь газета или группа СМИ отказывается во время кампании от игры на стороне кандидатов и, соответственно, от платной политической рекламы всех форм. Таким образом, это СМИ «не заработает» на кандидатах сумму в пределах от 5 до 20–30 тысяч долларов[4] (в данном случае мы имеем в виду региональное СМИ). <…> Милости от филантропов российским СМИ ждать не приходится, и нужно будет, подтянув ремень, ориентироваться на собственные финансовые ресурсы. Найдутся ли в ближайшее время в России руководители газет, решившиеся рискнуть собственным бюджетом и пойти по пути, проторенному «Шарлоттским проектом» [5]? Вопрос, как вы понимаете, остается открытым, – задает непростой вопрос некогда главный редактор одного из ведущих региональных изданий, и сам же отвечает: «Завоюют же они весь мир» [6].

Только ведь не завоюют... 

В итоге обласканные властью и  развращенные объедками со стола выборов и приватизаций журналисты, фактически мешают развиваться ПР в направлении цивилизованного социального института.  

Между тем, аббревиатура ПР придает термину  СМИ несколько двусмысленный оттенок, впрочем вполне подходящий  для древнейшего ремесла. 

Так что, в целом, получается ПРавильно.

Налицо разрыв между теорией и практикой.

Вот изучается на журфаках теория СМИПР (б), а на практике нехитрой науке СМИПР (ч) наших питомцев учат хоть и душевно подслеповатые, но куда более напористые наперсники и преемники бухгалтеров бывшей перестройки.

В результате тиражируются журналисты-пиаристы, наемные писатели низкой квалификации, приличным манерам и мыслям не обученные.

Вот он-то  и призван воспитывать. И воспитывает, увы.

Все журналисты делают это.

 

Журналистка в наше время  все», – возможно, напишет  еще современный критик (или математик) – журналистика стоит денег.

Не будем, однако, называть точную сумму, поскольку все в достаточной мере осведомлены, что стоимость журналистики серьезно колеблется от выборов до выборов. 

Журналистика  стоит власти.

Журналов, правда, совсем не читают. Так разве что «глосси» с картинками пролистывают. И не потому единственно, что современное государство Российское успешно побеждает грамотность, и читать теперь умеют не все.

Публицистов, дум властителей, не видать.

И куда они все за четверть века подевались?

Пиаристы – наше все.

Тиражируемые и тут же списываемые в тираж властители грез одноразового народа – электората. 

Быть властителем дум сегодня? Боже сохрани!

Скорее быть властителем инстинктов.

Призыв «сеять разумное, доброе,  вечное» во время крутых.., так сказать, перемен  не тянет даже на слоган.  

Наши СМИ больны желтухой.

А потому и сеют нынче все больше дрянь какую-то.

А что посеешь – то и пожнешь.  

«Книги вымыли мне душу», – говорил Горький о другой, наверное, литературе. 

СМИПР тут не причем.

Не СМИПРское это дело – душу чистить.

Вот быть золотарем – другое дело!

«Недоучки, влияющие на  умы людей, – журналисты. У них плохое гуманитарное образование» [7], – так, будучи в Воронеже, нелестно отозвался о пишущей братии профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев.

Трудно однозначно отнестись к этому высказыванию. С одной стороны, задета «честь мундира», с другой, приходится признать, что гуманитарная сторона то есть духовная сторона образования будущих «властителей умов», оставляет желать лучшего. 

***

À propos:  Основная задача настоящего образования (субъективные заметки) 

 

Образование есть то, что остается после того, 

когда забывается все, чему нас учили. 

 

А.Эйнштейн

 

Нельзя сказать, что тема разработки и внедрения новой теории прессы никак не обозначена в современном медийном сообществе.

Напротив, подобные попытки постоянно предпринимаются, однако, следует признать, что особым успехом они не увенчались.

В одном из последних  интервью С. Капица сожалел, что  «неестественные» науки, гуманитарные, явно не справляются с кризисом. Они или просто переходят на взаимную ругань, или обращаются к тем идеям, которые лет сто назад ещё помогали человечеству выжить, а сегодня только мешают» [8].

Полностью присоединяюсь.

То есть, не «ко взаимной ругани, или тем идеям, которые сегодня только мешают» присоединяюсь.

К словам выдающегося ученого и популяризатора науки присоединяюсь.

Складывается ощущение,  что только традиционные подходы к исследованиям журналистики и массовой коммуникации и существуют.

Я не просто так говорю.

Бывая в командировках, просматриваю дипломы выпускников родственных вузов.

Я такого вульгарно понимаемого «соцреализма», таких призраков Маркса насмотрелся – Деррида обзавидовался бы.

Если бы сразу не умер.

Я, конечно, слегка утрирую.

Но только чуть-чуть.

Выпускные работы – вот где классика постмодернизма.

Тут и деканонизация всех канонов, и фрагментарность, и коллаж, и монтаж, и использование готового или расчлененного литературного текста, и травестийное снижение классических образцов, и пародирование (правда, порой, совсем неосознанное)…

Не хватало только безвременно покинувшего нас «идейно-гносеологичекого аспекта принципа партийности» советской публицистики.

Возможно, скоро вернется…

Откуда ни возьмись.

Безыдейно-гносеологичекий аспект принципа партийности «Единой России».

Вот тут-то бы под него бы и теорию бы подвести бы!

И, безусловно, подведем!

Партия сказала надо (а партия – наш рулевой)!

И, безусловно, тут же распрощаться.

С теориями, обеспечивающими партийную ангажированность российской журналистики нужно прощаться!

Беспощадно прощаться с партийной организацией и партийной литературой!

В том числе учебной!

Ради безыдейно-гносеологичекого аспекта принципа беспардонности «Партии любителей пива» или «Партии любителей Прохорова»  или их объединенного альянса «Партии любителей пива … и Прохорова тоже». 

Чем-то та оппозиционная идея напоминает лозунг Гюльчатай «Господин назначил меня любимой женой».

В смысле любимой оппозицией.

… А еще беспощадно распрощаться с методикой преподавания целого ряда дисциплин.

Как-то в эфире телеканала «Культура» в программе «Линия жизни», гостем и главным героем которой стал Сергей Петрович Капица, юбиляру был адресован вопрос из зала:
– Чему учить: знаниям или пониманию?
Сергей Капица:
– Это очень серьезный вопрос. 

Вся моя педагогическая практика на физтехе, весь смысл физтеха, как его Белоцерковский называет, связаны с тем, чему мы должны учить – знанию или пониманию. Мы пришли к выводу, что надо учить пониманию. В частности, на кафедрах нашего института (начали это физики, потом это распространилось на другие кафедры) не было билетов, на экзамен можно было приходить с любыми пособиями, записями, конспектами. Единственное, нельзя было советоваться с товарищем, потому что, как говорят, каждый умирает в одиночку, сдает экзамен в одиночку. Человек обычно приходил с вопросом, который он сам приготовил, и рассказывал преподавателям то, что он понимает. Нелегко научить людей – и студентов, и преподавателей, но это была наша цель, потому что знание очень легко получить и из Интернета, и из справочников, конкретные знания. Их слишком много, и они слишком быстро меняются, слишком подвижны, а понимание – то, что остается. Это хорошо выразил Гавел, президент Чехии, а до недавнего времени – драматург, диссидент. Он сказал: «Чем больше я знаю, тем меньше я понимаю». Основная задача настоящего образования – научить пониманию. Успех физико-технического института, который продемонстрирован мировым спросом на его выпускников, подтвердил это. Сейчас мы находим выпускников физтеха в банковской сфере, в управлении, в администрациях самого высшего звена, и таких много, потому что мы научили пониманию (выделено нами – А.Б.)» [9].

При этом другой неглупый человек – Конфуций заявил: «Давай наставления только тому, кто ищет знаний, обнаружив свое невежество. Оказывай помощь только тому, кто не умеет внятно высказать свои заветные думы. Обучай только того, кто способен, узнав про один угол квадрата, представить себе остальные три».

Я далек от мысли, что Конфуций описал именно наш контингент учащихся, а все без исключения преподаватели способны транслировать «весь смысл физтеха». 

Однако полагаю, что включение России в Болонский процесс и переход на кредитно-модульную систему образования и госстандарты III поколения создает предпосылки для механизма, позволяющего бережно обеспечить и преумножить  подобное «научение пониманию». 

Вот только важно научиться этим механизмом пользоваться.

Пользоваться, нацеливаясь не на формальные инновации, а на преемственность, сочетающую «дух физтеха» и современные идеи и технологии Болонского процесса. 

Миссия (не буква!) Болонской системы в России  может быть исполнена лишь в процессе интеграции накопленного уникального отечественного  опыта и лучших мировых инновационных систем, лишь тогда, когда обеспечивается взаимосвязь «физтеховского» процесса образования («научить пониманию»), формального образования («научить учиться»), профессионального образования («научить делать»), социально-культурного образования («научить быть»), и самообразования, вузовская суть которого кроется не только и не столько в спонтанно-индивидуальном поиске  и осмыслении результатов предшествующих исследований, сколько в создании образовательных методик, нацеленных на творческое преломление прежнего опыта и создание нового знания  («научить генерировать идеи»). 

Сделаем осторожное допущение, что в университете преподаватель не просто пересказывает чужие учебники, но, представляя наиболее значимые позиции исследователей с мировыми именами (мэйнстрим) сопоставляет их, а далее – знакомит студентов со своими идеями и кафедральными наработками (собственно, этим ВГУ[10]  и должен отличаться от ПТУ). Именно так и происходит научная преемственность. Ведь научные школы рождаются именно тогда, когда существуют не просто учителя и ученики, а существует их доверительное взаимодействие, их взаимовлияние и взаимопонимание (кстати, этот термин в теории паблик рилейшнз характеризует двусторонние ПР-коммуникации). 

Предполагается также, что именно в университете может быть сделан акцент на  самостоятельное и творческое постижение теории и практики медиа дисциплин.

Но это тема отдельного и весьма глубокого разговора.

 

Сноски и примечания

1. Золотарь 

м. устар.

  1.  Золотых и серебряных дел мастер; ювелир. 
  2. То же, что: золотник.

 м. устар. 

  1. Тот, кто занимался очисткой выгребных ям; ассенизатор.

 См.: (rulib.info/word/zolotar.html).

 Например: Кажется что золотарь - профессия низкая, недостойная. Но без него сидели бы вы по уши в дерьме! См.: (www.slovoborg.r)

2. Авторский термин середины 90-х годов. Позже у А. Короченского находим схожее понятие – «пиарналистика».

3. FAKEЛ – № 4, 2002

4. В настоящее время эта сумма значительно выросла.

5. Подробнее об этом – в книге Эдварда Д. Миллера «Шарлоттский проект», М., 1998.

6. Золотухин А.А. СМИ и манипуляционные технологии. Возможна ли попытка прорыва?/ А.А. Золотухин // Технологии Консалтинга в бизнесе и политике (региональный аспект). – Воронеж, 2000. – С.94-95.

7. Рохмин Г. Сколько дорог ведет к небу?/ Галина Рохмин // Коммуна. – 2004-23 октября.

8. Конеген С.  Сергей Капица: «Я не сторонник катастрофического взгляда на жизнь» /  С.  Конеген // Демоскоп Weekly, 2011– № 463 - 464
(18 апреля - 1 мая) (http://www.demoscope.ru/weekly/2011/0463/gazeta034.p...

9. Капица С. П.  / С. П. Капица // Линия жизни. - http://www.tvkultura.ru/news.html?id=146082).

10. Воронежский госуниверситет

_____________________________

© Богоявленский Андрей Евгеньевич

 

Испанские добровольцы в Красной Армии
История об испанских добровольцах, воевавших в Крыму и геройски погибших в 1943-м году.
Шест ему в руки. Фантастический рекорд
Рассказ о том, как был побит великий рекорд великого чемпиона по прыжкам с шестом Сергея Бубки, который продер...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum