Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Вся жизнь – для этой победы. Джо Байден становится 46-м президентом США
7 ноября 2020 года Джо Байден достиг цели, которой добивался 30 лет – набрал дос...
№09
(377)
01.11.2020
Культура
Синтопоэтика – новый исследовательский инструмент авторской песни
(№5 [261] 05.04.2013)
Автор: Сергей Орловский
Сергей  Орловский

Впервые вводится оригинальный исследовательский инструментарий «Синтопоэтика» - комплекс из 32 сигнальных моделей. Тема «авторская песня» нуждается в собственном новом методологическом инструментарии, позволяющем работать в полном информационном пространстве темы и глубоко вскрывающем её сущностное содержание. Приводится краткое описание моделей актуальной версии «Синтопоэтики». Определяются: поле синонимов понятию «бард» в культуре народов мира (34  синонима); историческая цепочка бардов народов мира (не менее чем 188 имен за 32 последних века); мощность представительского множества песен составляет не более чем 18000 песен от 249 авторов песен; референтное множество песен оценивается в 1018 песен от 249 авторов; учебное множество песен оценивается интервалом от 49 до 71 песни; множество песен самоидентификации исполнителя либо самим референтным множеством либо его подмножеством. Рассмотрен  веер значимо-сигнальных задач, как то: песенная классика, табель о рангах, историческая и возвратно-прямая логики, слуховая граница. Информация полезна для исследователей и практиков «авторской песни», культурологов и философов культуры.

 

В этой статье мы продолжаем[1] тему «авторская культура песен», опираясь на понятие «наша песня»[2]. Ведём раскрытие явления «авторская песня» через её корень – феномен «наша песня». 

 

Тезис 1. Авторская песня – это сложный феномен песенной культуры, требующий для своего раскрытия создания нового научно-исследовательского инструментария.

В диссертационных работах по авторской песне используются научные подходы, принятые в гуманитарных науках. Здесь, например, можно указать на такие подходы как: системный, междисциплинарный, классификационный (классиология), таксономический (стратификационный, типологический), проблемнологический, герменевтический, семиотический, дискурсивный. При этом, исследовательское мышление опи-рает себя, на такие категории как например: идеальный тип, культурно-исторический тип, творческий метод,  художественный стиль (жанр), стилевое течение. Теоретическое отражение понятия  «песня» выстраивается как комплекс представлений о: ком-позиции, органике, темпоритме, благозвучии, запоминаемости текста и идентификации его образов, этнокультурном концепте, культурных универсалиях и др.

Что изучает здесь наука? – Во-первых, творческое наследие ОВГ (Б. Окуджавы, В. Высоцкого, А. Галича). Во-вторых, творческое наследие М. Анчарова, А. Городницкого, Н. Матвеевой, Ю. Визбора, Ю. Кима, А. Дольского. В перспективе – творческое наследие других «поющих поэтов», которое стало значимой частью культурной жизни бывшего СССР  второй половины ХХ века. 

Иногда, можно даже встретить такое заявление: «В настоящее время можно считать свершившимся фактом появление «науки об авторской песне» как самостоятельной области филологии» (цитата из выступления участника научной конференции). Однако, более правильнее говорить о другом: «… научное исследование  только начинается. При этом большее внимание пока уделяется рассмотрению творчества отдельных авторов. Между тем жанр в целом также представляется достойным объектом для исследователей – он уже обрел статус явления, которое необходимо всесторонне изучать. Причем наступил такой этап, когда этим изучением уже могут заняться узкие специалисты – филологи, музыковеды, искусствоведы, социологи, культурологи.» [3]. 

Включенная в школьные и вузовские учебники [4], обсуждаемая на крупных научных конференциях, «авторская песня» вызывает интерес как отечественных, так и зарубежных ученых. Достаточно легко обнаружить в Интернет(поисковые слова: авторская песня, русские барды) информацию примерно о трех десятках научных диссертаций, например: кандидатские – Smith G. S. (1984), Boss D.(1985), Каманкина М.В. (1989), Берндт К. (1990), Бирюкова С. Б. (1990),  Bednarczyk A. (1992), Lebedewa K. (1992), Pfandl H. (1993), Блинов Ю. Н. (1994), Жебровска А.И. (1994), Распутина С.П. (1997),  Патракеева Е.Б. (2000), Соколова И.А. (2000) и др., докторские  – Левина  Л.А. (2002), Купчик Е.В. (2006), Ничипоров И.Б. (2008). Пожалуй, диссертация Соколовой И.А. является лидером, если говорить об индексе её цитирования в научном сообществе. 

С каких позиций идёт научное изучение? – Нами обнаружен целый дисциплинарных позиций, присущих пяти научным направлениям, таким как: литературоведение, лингвистика, социология, философия, искусствоведение. Используется так-же и простое сочетание позиций разных научных дисциплин, однако междисцип-линарность или многодисциплинарность представляет скорее исключение, чем пра-вило. 

В логике своего движения исследователи выбирают, например, понятийные цепочки типа: «контркультура-субкультура», «романтизм-реализм», «массовое-элитарное», «американские песни протеста-песни французских шансонье-песни русских бардов». Ищут особенности, закономерности и своеобразия, такие как например: социокультурные закономерности; каузальное, онтологические, эстетическое и семантическое своеобразия; художественные особенности. 

В репрезентативное множество песенного явления «авторская песня» включают только то, что было уже официально издано в виде текста, реже видео и аудиозаписи песен. Авторы диссертационных исследований часто работают с массивом песен, единственным признаком которых является факт их официального издания. 

Серьезных работ по научной разработке понятия «репрезентативное множество песен» нами не обнаружено. Вопрос представительской полноты множества «авторская песня» практически не поднимается. Конечно, когда речь идет об авторах ОВГ (Окуджава, Высоцкий, Галич), то здесь исследователь может выбрать для своего исследования из так называемого «полного множества песен авторов». Например, утвердились оценки  величин мощности «полных множеств песен» ОВГ, такие как: Окуджава Булат – 250 песен, Высоцкий Владимир – 650 песен, Галич Аркадий – 200 песен. Конечно, есть исследователи которые изучают не только авторов ОВГ. Например, один из таких диссертантов писал о репрезентативном множестве песен своей диссертации, что им использованы: 159 песен, отобранных по рейтингу популярности, из  «классики русских бардов», на основе архивных материалов «Московского городского центра авторской песни». Сам же рейтинг был организован в виде экспертных интервью действующих бардов и специальных диагностических ситуаций формально и неформально организованного песенного музицирования. 

Наука и практика песен в теме «авторская песня» живут совершенно раздельно. Наука не возвращает свои результаты в песенную практику, а песенная практика не сообщает науке своих тайн. Такое состояние вряд ли можно считать разумным и естественным. Песенной практикой и её самоорганизацией (архивисты, аудио-летопись, видео-летопись, исследователи-любители) накоплен большой массив информации, значительно превышающий то, что уже официально издано. Наука же здесь имеет дело с неполной информацией и соответственно формирует не полные представления о теме своего исследовательского интереса. Не может ответить на сущностные вопросы темы, как то: представительское множество песенного феномена в целом, сущностное отличие феномена от других песенных феноменов, правильная оценка культурной ценности феномена.

 

Тезис 2. Тема «Авторская песня» нуждается в собственном методологическом инструментарии, позволяющем работать в полном информационном пространстве темы и вскрывающем её сущностное содержание. Начало основ такого инструментария задает комплекс оригинальных познавательных моделей «Синто-поэтика».

На основе многолетних исследований информационного пространства «авторская песня» нами был сформирован информационный скелет(структура) легендирования феноменов практики исполнения песен. Песня рассматривается с позиции особенности феноменов практики хороших исполнителей песни. Значимое здесь содержание фикси-руется в виде организованного текста – как оригинальная «информационная модель». Понимание выбранной темы осуществляется с помощью выполнения работы на совместное комп-лексное (интегральное) понимание вводимых моделей. Множество таких моделей получило название «Синтопоэтика» (синтетическая поэтика в песне, песенная синкретика). Полная[5] версия «Синтопоэтики» включает в себя 32 модели. 

Исследовательская позиция выполненной работы предполагает схему познания, показанную на рис.1. Изучается феноменология исполнителя песни (1 – источник), который является  одновременным участником 4-х типов удержания информации: 2 – метаформа,  3 – форма, 4 – внутреннее содержание, 5 – теневое. Такая позиция возмож-на только для исследователя, имеющего личный опыт исполнения песен. Позиция «посторонний наблюдатель» пересекается с позицией «непосредственный участ-ник», охват явления идет по трём мыслимо возможным направлениям: извне, изнутри, с учётом понятийной тени. Субъективность исследователя помогает здесь генерировать гипотезы, которые после поверяются понятийным моделированием и формальной логикой, превращаясь в рабочую гипотезу, но с заведомо практико-ориентированной нагруженностью. 

Схема рис.1 удерживается в сознании исследователя на основе специального множества оригинальных моделей «Синтопоэтика», кратное описание которого предс-тавлено содержанием таблицы 1. Пример оценки вклада каждой модели Синтопоэтики в фиксацию понятийного следа темы «наша песня» дан в таблице 2. 

Описать детально все модели Синтопоэтики в одной статье не представляется возможным. В качестве иллюстрации исследовательской значимости и практико-ориентированности рассмотрим только две модели: М01(из табл.1) и М02(из табл.2). 

 

Нажмите, чтобы увеличить.

Рис. 1. Схема фиксации понятийного следа песенного феномена «наша песня»  

 

Таблица 1. Краткое содержание моделей Синтопоэтики «нашей песни»

 

Номер

Название модели

Краткое содержание

М01

«Индивидуальное песенное действие» у народов мира

34 синонима понятию «наша песня».

М02

Цикл « поэзия – музыка»

Цикл единства  и отрицания диады «текст – музыка», 4 фазы.

М03

Представительное множество песен «наша песня»

В сумме примерно 18 тыс. песен, созданной 249 авторами, из них – 30 барды первого ряда.  Состоит из четырех множеств песен (общее, самодеятельное, бардовское, авторское-1). 

М04

Аккордовый аккомпанемент песен

Таблица чередований  аккордов в песенных аккомпанементах, оригинальное группирование (4 группы), 24 х 24 клетки, заполненность до 27%.

М05

Песня – генератор волн

Модель двух волн, прямой и обратной. Качество песенного слуха зависит от умения слышать обратную волну.

М06

Бардовский маршрут

Песенное ориентирование на Красоту Пронзительную.

М07

Диаграмма возможностей синтеза слова и музыки

Четырехзвенная диаграмма соединимости потенциалов слова и музыки.

М08

ВИГпесня

Вокально-интеллектуальная группа. Особенная группа песен для самоидентификации исполнителя песен.

М09

Перекос сознания

Что значить петь без перекоса сознания и образования в нем пустот.

М10

Эволюционные признаки жанра

6 признаков. Выполнена экспертная оценка по всем  классикам нашей песни.

М11

Психометрия

Психометрические замеры, выводящие на идеал публичного выступления исполнителя нашей песни.

М12

График «творческая активность автора»

Активность автора в координатах « годы – количество песен в год».

М13

Показатели творческой активности автора

Три оригинальных показателя(пик, всплески, среднее).

М14

Информационная карта автора песен

Оригинальная сжатая форма записи особенностей автора песен(текст, цифры, график)

М15

Хронология авторской активности в «нашей песне»

Построен график на основе датировок примерно 18 тысяч песен. Выявлено новое фазовое разнообразия движения внутри интервала 1950-2000 гг. Новое целое «наша песня»(1950-1977 гг.).

М16

Пространство опережения

Оригинальность процесса песенного движения оценивается по созданию пространства опережения.

М17

Песенная проводимость

Свойство песни быть проводником глубокого слуха человека.

М18

Сущностный объем «песня»

Онтологическая граница и объем. Свойство песни быть объектом процесса познания для автора и исполнителя.

М19

Цепочка преемственности

Гипотеза о существовании Учения Бардов мира.

М20

Диалог «Металук»

Песня как особенный вид диалога, отличного от его уже известных форм.

М21

Песенное слово как антропологическое самоопределение барда

Песенность как восстановление свойств сознания «быть Человеком». Неостановленное развитие человека.

М22

Меры непрерывности песенного действия

Меры различения: разливаться по древу и др.

М23

Ясность авторского голоса

Точность исполнителя по попаданию вслед авторскому голосу песни. Повторители, продолжатели, выжиматели.

М24

«Рудокоп»

Песня как добыча и воспроизводство психохимические элементов.

М25

«Многослойное действие»

Песня – это не один «текст», а  - много. Каждый текст нужно соответственно «озвучить»

М26

Область «Особенный диалог»

Песня как углубление известных четырех форм диалога (античный, ренессансный, внутри культуры, между культурами).

М27

Потенциальность песенных состояний

 

Песенное исполнительство как изменения потенциалов саморазвития исполнителя песен. 

М28

Универсальный исполнитель песни и его самоидентификация 

Списки особенно ярких песен из классики нашей песни. Для самоидентификации исполнителя песен как универсального исполнителя  нашей песни. 

М29

Деятельность «исполнитель песен»

Мерцающая, усечённая, полная. Шаг развития, языковый скачок и др.

М30

«Метатекст»

Мы не может считать «песенное действие» только «текстом». Но, у нас не вызывает сомнения, что «песенное действие» – это оперирование текстом. Причем, не одним, а несколькими текстами одновременно, как минимум: текстом слов, музыкальным текстом, интонационно-сигнальным текстом. 

М31

Песенная синкретика

Достигается за счёт особенного состояния  сознания человека «быть в потоке неостановленного развития». Состояния «авторская синкретика», «неостановленная песня» 

М32

Слежение-погружение

Исполнитель или слушатель выполняет не слежение за процессом «песня», а – погружается в такой процесс. Сознание удерживается в песне «вертикальной  новизной», а не как «информационное сообще-ние». Единство «текст-метатекст».

 

Таблица 2. Оценка вклада моделей Синтопоэтики (диссертационная версия из 24 моделей) в фиксацию понятийного следа темы «наша песня»

 

Название

Вклад в понятийный след (рис.1)

1

2

3

4

5

Целое

М01

«Индивидуальное песенное действие» у народов мира

+

 

 

 

 

 

М02

Представительное множество песен

 

 

+

+

 

 

М03

Аккордовый аккомпанемент песен

 

 

+

+

 

 

М04

Бардовский маршрут

 

 

 

 

 

+

М05

ВИГпесня

 

 

+

+

 

 

М06

Психометрия

+

 

 

 

 

 

М07

График «творческая активность автора»

+

 

 

 

 

 

М08

Информационная карта автора песен

+

 

 

 

 

 

М09

Хронология авторской активности  в „нашей песни“

 

 

 

 

 

+

М10

Пространство опережения

 

 

+

+

 

 

М11

Песенная проводимость

 

 

+

+

 

 

М12

Онтологическая граница и объем

 

 

+

+

+

 

М13

Цепочка преемственности

 

 

 

 

 

+

М14

Диалог «Металук»

 

+

 

 

+

+

М15

Меры непрерывности песенного действия

 

 

+

+

 

 

М16

Ясность авторского голоса

+

 

 

 

 

 

М17

«Рудокоп»

+

 

 

 

 

 

М18

«Метатекст»

 

+

 

 

 

 

М19

Область „особенный диалог“

 

 

+

+

 

 

М20

Песенное слово как антропологическое самоопределение

 

 

+

+

 

 

М21

Неостановленное развитие человека

+

 

 

 

 

 

М22

Сущностный объем «песня»

 

 

+

+

+

 

М23

Универсальный исполнитель песен

+

 

 

 

 

 

М24

«Деятельность» как структура

 

 

 

 

 

+

 

Тезис 3. В песенной истории народов мира зарегистрирован песенный феномен, когда песни от самодеятельных (не профессиональных) авторов достигали уровня «песенное искусство». В культуре народов мира можно отметить: примерно 34 синонима названию «бардовская песня» и 188 имен «исторической цепочки бардов народов мира»

Модель М01 («Индивидуальное песенное действие» у народов мира) «Синтопоэтики» обращает внимание исследователя на то, что в феномене «наша песня» при-нимали люди многих национальностей[6] бывшего СССР. Песенная культура «нашей песни»  выступила здесь как бы современным культурным магнитом для круга близких песенных понятий из культур разных народов мира. «Наша песня» –  это  интегратор и собиратель множества песенных синонимов, обозначающих особенную фигуру испол-нителя песен. Важность изучения полинационального образа такой фигуры и отмечает рассматриваемая модель. Она акцентирует путь такого изучения – путь сбора близких синонимов к понятию «бард»(синонимическая мишень), но не в древнем значении этого слова(у древних кельтов), а в его смысловом гнезде для бардов «нашей песни». Если русская культура известна своей способностью к культурной интеграции, то почему такого явления не может происходить на уровне песни? 

Отмеченное моделью направление исследований было выполнено на основе: энциклопедий, справочников, тезаурусов, личного архива исследователя, слуховых ощущений звучания песен. Результат представлен в табл.3.

 

Таблица 3. Список синонимов, близких к понятию «бард»  в «нашей песне»

 

Синоним(34)

Краткое содержание

АШИК

Бродячий певец, дервиш средневековья.

АКЫН (жырау) 

У казахов ( тюркоязычных народов Средней Азии ). Поэт импровизатор, исполнитель своих и народных произведений эпического и лирического характера.

АШУГ

Народный певец – поэт у кавказских (Армения, Грузия, Азербайджан, Дагестан) и соседних с ним народов (Турция), исполнитель своих и народных песен, эпических сказаний.

АЭД

Древнегреческий певец, поэт, исполнитель эпических песен, заклинатель ). Аккомпанирует себе на четырехструнной лире. Здесь же гомериды, рапсоды.

БАРД

Слово древне кельтского происхождения, певец и поэт в одном лице.  Лицо, принадлежащее к духовной иерархии древнего кельтского общества, выполняющее функцию передаточного звена между друидами и народом.

БАХИШ(бахши, бахсы)

название народного поэта-сказителя в Узбекистане, Туркмении и Синзяне (у туйгуров), Каркалпакии. Бахиш поет под аккомпанемент струнного инструмента «дутары».

БОЯН ( баян )

древнерусский певец-поэт.

ВАГАНТ

Средневековье (12-13 века н.э.), бродячие исполнители и авторы песен.

ГИСТРИОН

Народный, профессиональный актер разнообразных специальностей (музыкант, певец, рассказчик, акробат, канатный плясун, дрессировщик животных и т.п.). Древний Рим и средние века.

ГОЛИАРД

Бродячий исполнитель песен с «дьявольской глоткой», горлопан, выпивоха, обжора, неугомонный проповедник мирских радостей. В средневековой Франции – бродячий актер ( беглый монах, странствующий студент ), исполнитель песен и разного рода представлений.

ГРИОТ

Западноафриканский поэт и певец похвалы, блуждающий музыкант, носитель устной традиции, импровизатор. 

ГУСЛЯР

древнерусский певец, исполнявший былины и песни под звон «яровчатых»[7] гуслей.

ЖОНГЛЕР

В средние века, во Франции и Испании, обозначал странствующего музыканта, певца и ( реже ) поэта.

КАБИ

Народный поэт-сказитель в Индии, исполнитель - импровизатор песен.

КОБЗАРЬ (лирнык )

Бродячий народный певец. Подвижник и сказитель, исполнитель народных песен и дум[8] Украины.

МЕЙСТЕРЗИНГЕР

«Мастер-певец», средневековый немецкий поэт-певец из ремесленно-цеховой среды

МЕНЕСТРЕЛЬ

В XII-XIII вв. так называли профессиональных и непрофессиональных певцов и музыкантов феодальной Франции и Англии

МИННЕЗИНГЕР

Средневековый немецкий поэт-певец

МУШТИКА(дамба, чаран )

Бродячие певцы и скоморохи, в древней и средневековой Индии. Возможно предки современных цыган.

НАРОДНЫЙ ПЕВЕЦ

Это певец, творчество которого понятно широким слоям народа. Например, в США их называли «Фольксингер» ( буквально – народный певец) и обозначали эстрадных исполнителей песен  песенной традиции «национальный песенный фольклор».

ОГНЕВИК

Поющий человек, взаимодействующий в своем пении с законами природы. Сюда относится: магическое пение, песенное волхование, жреческое пение и т.п.

ОЛОНХОСУТ

Якутский поэтсказитель.

ПЕСНЯР

Народный певец у белорусов.

РАПСОД

Странствующий певец, название известно еще со времен Гомера. Рапсод исполнял отрывки эпических поэм на празднествах, пирах и агонах (поэтических состязаниях).

РУНОПЕВЕЦ

Финский народный певец.

СКАЛЬД

Древне скандинавский поэт и певец.

СКАЗИТЕЛЬ

Народное название исполнителей-певцов былин и исторических песен.

СКОМОРОХ

В Древней Руси певец, музыкант, бродячий комедиант.

ТРУБАДУР

Провансальский поэт-певец XI-XIIвв , воспевал куртуазную любовь, радости жизни.

ТРУВЕР

Французский средневековый поэт-певец (конец XI в. – начало XV в., северная Франция)

УЛИЧНЫЙ МУЗЫКАНТ

Понятие связанно с бытом городской жизни. Как правило, уличные музыканты играют и поют песни, чтобы заработать деньги

ХАФИЗ

Народный поэт-певец в Таджикистане, ХХ век.

ШАНСОНЬЕ

Французский певец. Исполнитель жанровых песен, часто автор слов и музыки. Так называли человека, выступающего с любой сцены ( эстрады ), XIX – XX вв.

ШПИЛЬМАН

Средневековый странствующий актер-музыкант в Германии, Австрии, немецкий скоморох.

 

Отмеченные синонимы принадлежат разным народам мира, а именно: французам, русским, немцам, армянам, грузинам, азербайджанцам, дагестанцам, туркам, грекам, древним кельтам, каракалпакам, узбекам, туркменам, туйгурам, казахам, индусам, украинцам, англичанам, белорусам, скандинавским народам, таджикам, австрийцам, финнам, народам Африки.

Все определения обязательным своим признаком предполагают владение исполнительской интерпретацией песни. На этом основании можно отметить, что минимально достаточное условие индивидуального песенного действия есть искусство исполнительской интерпретации песен. 

«Наша песня» – явление не только национально русское, она – манифестант  мно-гонациональной культуры. Русская культура выполнила здесь соединительную функ-цию, вобрав в себя культурные достижения многонационального состава народов бывшего СССР. 

Слушатели считают бардом любого исполнителя, воспроизводящего искусство бардов. При этом, самому сочинять слова песни и её музыку не обязательно, но обязательно нужно уметь правильно её интерпретировать «по-бардовски». Слушатель, при этом, как бы ощущает, что исполняющий песню вполне мог бы её сам сочинить(быть её автором). Это означает, что список бардов, входящих в историю через слушателей, может не совпадать с их списком по признаку «сам сочинил текст и музыку, и сам исполнил».  

Следствием исследовательского поиска по этой модели является выход на так на-зываемую «историческую цепочку бардов народов мира». Такая цепочка выводит на «малую хронологию» (хронология «нашей песни») и на «большую хронологию» –  хронологию феномена «песни бардов народов мира». Превращает феномен «наша песня» в элемент нового слоя культуры «авторская культура песен народов мира». 

В процессе исследований построена первая иллюстрационная версия «историческая цепочка бардов народов мира». Она включает в себя 188 имён авторов-исполнителей песен из 28 стран мира, расположенных практически на всех континентах земного шара. В рассмотрение попал исторический интервал протяженностью примерно в 32 века (с 12 в. до нашей эры по 2000 г. включительно). Это позволяет сделать утверждение о недооценке культурной ценности феномена «наша песня». В его образе есть отголоски очень давней песенно-культурной старины. 

«Историческая цепочка бардов народов мира» создана в виде таблицы из 121 строки [9], мы приводим здесь только её иллюстративный фрагмент (см.табл.4).

 

Таблица 4. Историческая цепочка бардов. Хронологическая версия. Фрагмент (первые 20 строк).

 

Историческая дата

Страна(культура)

Имя прямое

(нарицательное)

12 век до н.э.

Карело-финский эпос

Випунен(Калева)

9 век до н.э.

Древняя Греция(Древняя Тракия)

Орфей(Орфей Мусагет)

9 век до н.э.

Древняя Греция

Мусей

8 века до н.э.

Древняя Греция

Гомер

7-6 века до н.э.

Древняя Греция

(гомериды, рапсоды) 

6 век до н.э. 

Древняя Греция

Ариона

3 век н.э.

Древние кельты

Оссиан

1 – 2 в.н.э.

Древняя Индия

Ашвагоша(санскр. Asvaghosa)

1- 2 в.н.э. 

Древняя Ирландия (кельты)

Сенхан Торлейста, Туатха  )

1- 2 в.н.э. 

Древняя Ирландия (кельты)

Де Данаан 

4 век н.э.

Древняя Русь(территория Киевской Руси)

Боян(Боян, Баян)

6 век н.э.

Древние кельты

Мирддин

575 – 590 годы н.э.

Древние кельты

Талиесин(Taliesin)

6 век н.э.

Древние кельты

Анейрин

9 -13 в.н.э.

Средневековая Европа

(жонглеры, менестрели, шпильманы)

9 -13 в.н.э.

Норвегия и Исландия

(скальды)

910 – 990 годы н.э.

Исландия

Эгиль Скаллагримсон (Egill Skallagrímsson

1178 – 1241 годы н.э.

Исландия

Снорри Стурлусон(Snorri Sturluson

11-12 в. н.э.

Средневековая Европа

(ваганты, голиарды)

12 в.н.э.

Франция

трубадуры

 

Тезис 4. Нельзя изучать феномен «наша песня» не решив задачу о построении представительски достаточного множества песен. Причём, нужно выстроить ряд множеств: полное множество, представительское множество, референтное множество. Необходимо так же возвратить в песенную практику не менее двух типов множеств: множество песен самоидентификации исполнителя, учебное множество песен. Все отмеченные множества песен образуют новый собирательный образ архива «нашей песни»  –  «исследовательская коллекция».

На обозначенное тезисом тематическое движение обращает внимание исследо-вателя модель М02 («Представительное множество песен») «Синтопоэтики». 

Одна из основных трудностей общего взгляда, на понятие «наша песня», это –  большое количество созданных здесь песен. Во-первых, их необходимо все собрать и культурно документировать. Во-вторых, их нужно все хоть по разу прослушать. Такая работа под силу только тем, у кого есть: хорошо организованный архив песен, большой запас времени, опыт ориентации в исполнении песен. 

В среде любителей «нашей песни» был слой людей, которые позиционировали себя как «архивисты песен» (кропотливые собиратели песен и всей информации о них). Здесь были известны, например, такие имена как: г.Москва – Соколов Дм., Трубецкой П., Суханов М., Ашкинадзе Б., Крылов А, Шипов Р.; г.Санкт-Петербург – Курчев Н., Левитан М., Левитан А..; г.Донецк – Тунин Г. После широкого внедрения информа-ционных технологий наиболее известными стали песенные архивы Интернет, напри-мер:  www.bard.ru, www.bards.ru

Какие требования к архиву песен были предъявлены в проведенном нами исследовании? – Главных требований было несколько, они были сформулированы как список возможностей выполнения, на базе информации архива, того или иного типа исследовательской работы: оценка мощности полного множества, построение репрезентативного множества, выделение референтного множества. Оказалось, что такие требования можно удовлетворительно выполнить, только создавая специализированный под исследовательскую тему архив – «исследовательская коллекция». Такой образ архива был создан на базе личного архива Орловского С.П. и дополнений из аутентичных архивов «нашей песни» в Интернет. Основой здесь выступил список (249 человек) авторов песен, созданный на основе нашего личного многолетнего опыта исполнения  «нашей песни». 

В результате построения «исследовательской коллекции» были получены сле-дующие её элементы: 

  • Полное множество песен. Это – исторически полное множество песен «наша песня». Полное множество – это собрание всех созданных здесь песен по правилу «всё, что происходило». Границы такого множества расплывчаты, однако можно говорить о примерной оценке границы мощности такого множества. Такая оценка – это примерно  18000 песен(суммирование всех песен, написанных 249 авторами в период 1950 - 2000 гг.).  То есть, период 1950 - 1977 гг. рассмотрен с учетом так называемого «диффузи-онного следа»[10].
  • Репрезентативное множество. Такое множество состоит только из докумен-тально зафиксированных песен. Это – документально полная версия «нашей песни». Такое множество есть конкретно-исторической версией множества полного множества. В идеале, репрезентативное множество – это подмножество полного множества. Часто в документальных версиях есть ошибки неверного отнесения песен к тому или иному песенному направлению. Мощность репрезентативного множества «наша песня»   вы-ведено в нашей работе на уровень границы «меньше 18000 песен». 
  • Исполнительски-референтное множество. Такое множество отличается от реп-резентативного множества тем, что мы имеем дело только с песнями, образующими достаточную полноту исполнительского разнообразия, причем учтенную однократно или с минимально допустимыми повторениями. Полнота разнообразия репрезен-татив-ного и референтного множеств одинакова, но их мощность(количество элементов) существенно разняться. Мощность референтного множества «наша песня» оценена нами примерно  в 1020 песен. Такое множество учитывает разнообразие деятельности «исполнитель песен» по трём направлениям: разнообразие внутренних состояний ис-полнителя песни; разнообразие песенно-речевого интонирования; разнообразие аккомпанементно-гармонического интонирования. Тематическое, поэтическое, литера-турное разнообразия мы не включаем в наше рассмотрение, так как у нас выбрано другое направление исследования, не литературное, а – деятельностное. Такое множество ориентировано на модель «универсальный исполнитель песен»(идеальный исполнитель значимых песен) – человек, способный аутентично исполнить всё исполнительски-референтное множество песен.
  • Множество песен самоидентификации исполнителя песен. В результатах нашей работы мы выделяем четыре типа таких множеств [11]: общее, самодеятельное, бардовское, авторское-1. 
  • Учебное множество песен. Такой тип множества поддерживает процесс обучения и самообучения исполнителей «нашей песни». Формирует разделы «гитарная практика бардов» [12], для начинающих и других уровней исполнителей «нашей песни».  Разные версии учебного курса содержать от 49 до 71 песен, предлагаемых для ознакомления.

 

Тезис 5. В процессе построения «исследовательской коллекции» был рассмотрен целый веер значимо-сигнальных задач темы, как то: песенная классика, табель о рангах, историческая и возвратно-прямая логики, слуховая граница. Здесь были получены новые исследовательские результаты.

 

Песенная классика. Совпадают ли для нас понятия «песенная классика» и «референтное множество»? – И да и нет. Наше референтное множество – это «песенная  классика», полученная путем аналитического собирания минимально допустимого разнообразия деятельности «исполнитель песен» в «нашей песни». Песенная классика от исполнителя песен. Но, она может вполне не совпадать, например, с песенной класс-сикой от слушателя песен. Ряд несовпадений можно продолжить, например: «классика авторской песни» в Википедии [13], множество песен «споем вместе»[14] центра авторской песни в г. Москва. Можно указать на несколько причин различий: разный охват песенного поля как феноменально целого, несовпадение значимых признаков песен, различие в методологическом подходе.

Группа ученых, ведущая исследования песенного наследия «авторской песни», в государственном культурном центре-музее В.С.Высоцкого (Вл.Новиков и др.), строит песенную классику от списка классиков песни ОВГ (Окуджава, Высоцкий, Галич). Они определили ряд признаков автора песен, по которым его можно возвести в ранг «песенный классик», а именно[15]:

  • Тот, чьи произведения  изучаются в высшей и средней школе, кому посвящаются отдельные главы в учебниках.
  • Тот, кто является представителем одного или нескольких крупных историко-поэтических контекстов, как бы соединяет эти контексты.
  • Тот, чья известность легендарна. Слова его песен становятся крылатыми фразами. На него ссылаются, например, записывая его имя в стихи и песни. 
  • Тот, у кого есть внутренние связи творчества с творческими системами его «соседей» по классическому ряду. Уровень связей может соответствовать, например,  интертекстовым связям, уровню поэтики.
  • Оценка производится в пределах отдельной страны, языковой культуры. 

Однако, легко заметить, все эти признаки, во всей своей полноте, выявляются только после смерти автора, так как требуют большого количества формальных исследований. Наше исследование было выполнено, когда большинство авторов песен «нашей песни» ещё живы. 

Мы не ставили перед собой задачи выделения  классики «нашей песни», это – задача для других исследователей. И все же, можно предложить несколько устойчивых признаков, сопровождающих понятие «песенная классика», как то: 

  • Аутентичность. Содержать песни аутентичные «нашей песне».
  • Исполнительский интерес. Быть полноценной слуховой информацией для исполнителя песен.
  • Высокий уровень референтности. Каждая песня носит в себе значимые черты, например: оригинальная, характерная, признанная, образцовая, выдающаяся, программ-мная. 
  • Учебная представительность. Множество выделенных песен должно обладать всеми культурными свойствами объекта обучения и самообучения. Ориентиром  здесь может быть понятие «академическая песня», заимствованная из программ обучения классическому пению консерваторий. Песни оформляются песенниками, аудио- и ви-деозаписями.
  • Музейный объект.  «Наша песня» имеет право на культурную консервацию своих песен по всем известным правилам культурного сохранения, например, как «музейный объект».

Табель о рангах. В тематическом дискурсе «авторская песня» нередко мелькает понятие «основные авторы песен», указывая на существование некого корневого ядра темы. Например, Грачев А. вводит понятие «основные авторы начала авторской пес-ни», куда он относит: Александра Галича, Булата Окуджаву, Владимир Высоцкого, Юрия Визбора. В качестве обоснования он пишет: «Своими песнями эти авторы оказали наибольшее влияние на формирование «авторской песни», определив её внутренний настрой, основные духовно-нравственные ценности. Они создали все основные разделы и направления авторской песни с такой полнотой, что другим осталось только разрабатывать уже открытые возможности... По достигнутым результатам и по влиянию на развитие «авторской песни» некого поставить рядом» [16].   

Известный архивист «авторской песни» Р.Шипов строит [17] песенную классику, опираясь на представлениях о «бардах основателях» (8 человек: М. Анчаров, Ю. Визбор,  В. Высоцкий, А. Галич, А. Городницкий, Ю. Ким, Н. Матвеева, Б. Окуджава) и «эшелонах бардов»: первый эшелон – 26 человек, второй эшелон – 13 человек. 

Наша точка зрения носит здесь совсем иной характер. Предлагается  иерархически организованный список авторов песен, содержащий 249 фамилий авторов песен, собранных в группы согласно структуре таблицы 5. Каждый из 4-х уровней (корни, ствол, ветки, листья) вертикальной структуры множества авторов песен не однороден и состоит из четырех подуровней: основатели (зерно), ядро, внутренний слой, граница.

 

Таблица 5. Иерархическая структура списка авторов песен

 

Предшественики

Подуровни

(аналог яблоку)

Слои «нашей песни»(аналог дереву)

Корни(34)

Ствол(52)

Ветки(87)

Листья(72)

Основатели

2

-

-

-

Ядро

18

6

16

-

Внутренний слой

10

38

 56 

64

Граница

4

8

 15

 

В итоге получаем список из пяти групп: предшественники – 4 человека, авторы первого ряда (корни: основатели + ядро + внутренний слой) – 30 человек, авторы второго ряда (ствол: ядро + внутренний слой) – 44  человека, авторы третьего ряда (ветки: ядро + внутренний слой) – 72 человека, авторы четвёртого ряда (листья: внут-ренний слой) – 64 человека, авторы пограничного слоя(граница: корни + ствол + ветки + листья) – 35 человек. Четыре ряда этого списка организованы пирамидально, от первого (высшего) до четвёртого (самого нижнего).

Список авторов песен первого ряда «нашей песни» дан в таблице 6. Колонка «Уровень иерархии» читается здесь как составное число, указывающее на принадлежность к содержимому одной ячейки  таблицы 5. Например, уровень иерархии 11 указывает на принадлежность к содержимому ячейки «корни – основатели». Уровень же иерархии 12 указывает на принадлежность к ячейке «корни  – ядро».

 

Таблица 6. Список фамилий авторов первого ряда «нашей песни». 

Фамилия и имя автора песен

Даты жизни

Год написания первой песни

Кол.

песен

Уровень иерархии

Анчаров Михаил Леонидович 

1923 – 1990

1937

80

11

Окуджава Булат Шалвович 

1924

1946

150

11

Дулов Александр Андреевич. 

1931-2007

1950

250

12

Визбор Юрий Иосифович

1934-1984

1951

300

12

Дикштейн Григорий Ефимович

1936

1952

200

12

Городницкий Александр Моисеевич 

1933

1953

200

12

Якушева Ариадна Адамовна 

1934

1954

50

12

Ким-Михайлов Юлий Черсанович 

1936

1956

250

12

Матвеева Новелла  Николаевна

1934

1957

100

12

Крупп Арон Яковлевич. 

1937

1959

70

12

Туриянский Владимир Львович 

1935

1959

100

12

Высоцкий Владимир Семенович 

1938-1980

1960

450

12

Галич Александр Аркадьевич

1918

1961

140

12

Клячкин Евгений Исаакович 

1934

1961

150

12

Кукин Юрий Алексеевич. 

1932

1963

70

12

Ланцберг Владимир Исаакович 

1948-2005

1963

350

12

Луферов Виктор Архипович 

1945

1965

100

12

Мирзаян Александр Завенович 

1945

1966

100

12

Матвеева Вера Ильинична 

1945

1967

60

12

Долина Вероника Аркадьевна 

1956

1971

200

12

Дольский Александр Александрович

1938

1953

200

13

Берковский Виктор Семенович

1932 – 2005

1957

120

13

Егоров Вадим Владимирович 

1947

1961

160

13

Никитин Сергей Яковлевич  

1944

1963

300

13

Каденко Владимир Михайлович

1953

1969

100

13

Суханов Александр Александрович

1952

1969

150

13

Сергеев Леонид Александрович

1953

1970

150

13

Митяев Олег Григорьевич 

1954

1974

200

13

Мищук Вадим Леонидович

1956

1975

100

13

Мищук Валерий Леонидович

1951

1976

50

13


Современная наука активно изучает наследие ОВГ (Окуджава, Высоцкий, Галич), выделяя им главнейшее место в феномене «авторская песня». В «круге бардов» же, по данным таблицы 6, они занимают соответственно места: Б.Окуджава – первое место в ряду «корни 
–  основатели», В.Высоцкий – 10 место в ряду «корни –  ядро», А.Галич –11 место в ряду «корниядро».

Учёт различия исторической и возвратно-прямой логик. Казалось бы, референтное множество песен «нашей песни» можно построить просто и даже разными способами, например: 

  • первый способ – пересечь множества исполнительских репертуаров хороших и выдающихся исполнителей песен (выделить общую часть таких репертуаров); 
  • второй способ – построить распределение частоты повторения хорошими исполнителями той или иной песни; 
  • третий способ – построить учебную программу для исполнителей песен, где неминуемо возникает задача о построении «минимального представительского мно-жества» (погружение в тему, образ гитарного аккомпанемента, интонационный спектр и др.). 

Однако, такая простота происходит от неглубокого понимания темы. Если сравнить (оценить) путь вдоль исторической линии (историческая логика) и путь по прямой линии (возвратно-прямая логика), то результаты могут сильно отличаться как по количеству отмечаемых песен, так и по количеству их авторов. Историческая логика позволяет нам дать ответ на многие вопросы, например: «раньше-одновременно-позже», «хронологию волн творческой активности», «территориальность песенной истории» и др. Она дает исследователю начальный образ множества песен во всех исторических деталях. Привести же такое множество к некому минимально упакован-ному множеству (референтный тип множества) более помогает возвратно-прямая логика, как осознание сегодня того, что было сделано по существу (новизна, ориги-нальность и др.). Без сопоставление результатов движения темы в двух отмеченных логиках нельзя выйти на компактное представление и понимание темы.  Работа на правильное понимание требует соблюдение гармонии двух отмеченных логик. Например, именно такая работа позволила нам выделить понятие «авторская культура песен». Оно присутствовало в историческом процессе не явно. Было проявлено в процессе применения прямой и возвратной логик к одному и тому же историческому материалу. 

Слуховая граница. Мы имеем дело с так называемым «нечетким множеством» песен, его границы нельзя точно и однозначно указать. К «нашей песне» могут близко подойти песни таких направлений как «городской песенный фольклор», «песня странников» (спортивный туризм и альпинизм, и др.), «поющая поэзия», «шансон», «народно-фольклорная песня», «этнический фольклор», «эстрадная песня». Некоторые песни Андрея Макаревича, Юрия Шевчука, украинских кобзарей или даже автора мистических песен Сергея Калугина заставляют внутренний слух исполнителей «нашей песни» вдруг узнавать знакомые состояния. Слуховые аберрации дают и песни народ-ного артиста России Александра Розенбаум или автора песен Тимура Шаова, песни из репертуара трио «Меридиан», квартета «Лингва», трио «Линник», дуэта Галина Беседина и Сергей Тараненко, исполнительницы камерных песен Елены Камбуровой. Поэтому, исследователь имеет дело не с границей множества песен, а с некой контрольной полосой. Зачерпывание песен происходит с неким избытком. Согласно данным таблицы 5, в такую полосу попадают песни 35 авторов (примерно 14% от 249).

 

Выводы

Результаты выполненного исследования существенно изменяют бытующее научное и фоновое представление об известном феномене «авторская песня». Введен новый исследовательский инструментарий «Синтопоэтика», который существенно из-меняет представление о сущностном объеме тематического пространства «наша песня», а через неё и культурную значимость «авторской песни» в целом.

В обращение вводится следующие разделы новизны: 

  • Авторская песня – это сложный феномен, требующий разработки адекватного исследовательского инструментария. Такой инструментарий был разработан и назван «Синтопоэтика». 
  • «Синтпоэтика» представляет собой комплекс из 32 моделей, позволяющий исследователю эффективно работать в полном информационном пространстве темы и вскрывать её сущностное содержание. Статья называет все модели, подробно иллюст-рирует работу с двумя моделями.
  • Первая модель «Синтопоэтики» направляет исследователя на поиск поля сино-нимов понятию «бардовская песня». В культуре народов мира можно отметить примерно 34 таких синонима  и 188 имен «исторической цепочки бардов народов ми-ра». 
  • Вторая модель «Синтопоэтики» выводит на решение задачи о построении раз-личных представительских множеств песен «наша песня»: «репрезентативное мно-жество песен» состоит не более чем из 18000 песен от 249 авторов песен; «референтное множество песен» состоит из 1018 песен от 249 авторов, «учебное множество песен» содержит от 49 до 71 песни. Множество песен самоидентификации исполнителя и учебное множество песен строятся как подмножества разного уровня референтного множества. Все отмеченные множества песен образуют новый собирательный образ архива «нашей песни» - «исследовательская коллекция». 
  • В процессе построения «исследовательской коллекции» был рассмотрен целый веер значимо-сигнальных задач темы, как то: песенная классика, табель о рангах, историческая и возвратно-прямая логики, слуховая граница. Здесь были получены новые исследовательские результаты.

 

Примечания:

 

1. См. наши предыдущие статьи по теме «авторская культура песен» в журнале Релга 

 

2.  Это триединая песня в русской культуре периода 1950-1977 гг. Соединяет в себе три песенных линии: самодеятельная, бардовская, авторская-1

 

3. Соколова И. Авторская песня: от экзотики к утопии. - «Вопросы литературы» 2002, №1

 

4. См. Книги: В.Н. Новиков, 1997; В.А. Зайцев, 2004; А.В. Кулагин, 2000

 

5. В нашей диссертационной рукописи описаны 24 модели. В рукописи же нашей монографии описаны 29 моделей. Объединение этих двух множеств и даёт множество из 32 моделей Синтопоэтики, представленное таблицей 1

 

6. Только так называемых «титульных национальностей» - национальностей, по которым велась социологическая статистика. Таких в бывшем СССР было около 100

 

7. Переливистых

 

8. Особенный тип песен – историй 

 

9. Так она представлена в тексте нашей диссертации и монографии 

10. Понятие такого следа естественно для любых явлений культуры. Поток генерации ослабевает количественно, но продолжает действовать для единиц

 

11. Подробнее это будет описано в последующих наших статьях

 

12. Орловский С.П. Самоучитель «Гитара бардов».- Нюрнберг, 2011 

 

13. См. сайт «Википедия» в Интернет.

 

14. Споём вместе. - М.: ГЦАП, 2008

 

15. Из записей прямой речи Вл.Новикова. Архив автора статьи.

 

16. Грачев А.П. Путь песенной поэзии. Авторская песня и песенная поэзия восхождения. - Челябинск: "Рекпол", 2007. 

 

17. Антология бардовской песни. Автор-составитель Р. Шипов - М.: Эксмо, 2006.

_________________________

© Орловский Сергей Павлович

Петр Вайль. Легкое перо
Зарисовка о талантливом писателе и путешественнике Петре Вайле
Мозг и ничего кроме: существует ли человеческое «я» объективно?
Философские рассуждения о сущности и мышлении
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum