Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Холодное лето 2020-го
Статья содержит краткий анализ экономических проблем в связи с эпидемией коронав...
№05
(373)
01.05.2020
История
Нооистория как результат эволюции исторических наук и её влияние на образовательные программы
(№13 [286] 15.11.2014)
Автор: Константин Корсак
Константин Корсак

   Последние события мирового и национального настоящего отличаются активизацией попыток использования возможностей новейших коммуникационных технологий для достижения имперских целей средствами информационной войны. Руководство России нарушило шаткое политическое равновесие, установленное на рубеже тысячелетий, начав давление на Украину и другие страны под лозунгом «защиты русскоязычных граждан». Но еще задолго до указанных решительных действий в этой соседней стране преподавание комплекса исторических наук и освещение их в СМИ было направлено на постепенное «отравление» молодежи и всего населения имперской идеей, формирование комплекса превосходства над другими народами. 

   Для выполнения подобной задачи во все времена руководители диктаторского типа использовали обращение к прошлому (к истории) с целью объединения подвластных, появления у них мании величия и преимущества над всеми другими народами, которые волею Судьбы оказались соседями. Современные исследования подобных случаев из прошлого (это касается не только возникновения больших тираний, но также действий малых государств, получивших независимость во время распада больших империй), страдают чрезмерно узкой дисциплинарной концентрацией, игнорирующей много открытий последних десятилетий в молодых науках, изучающих человека.

   Главным содержанием нашей статьи является разносторонний анализ достижений ряда наук, дающих возможность очень объективно указать положительные и отрицательные аспекты традиционного построения комплекса исторических дисциплин в системах образования, целью – доказательство необходимости создания «нооистории» как мудрого варианта исторических учений и наук, направленного на успешное формирование и стабильность ноообщества, на обеспечение объединения роста численности человечества с повышением качества жизни каждого его члена.  

   Даже в наше время указанное «объединение» все еще считается красивым пожеланием, а в прошлом диктаторы или руководящие элиты всех государств мира чуть ли не первой своей задачей рассматривали «расширение жизненного пространства» путем завоевания и удержания близких или отдаленных чужих территорий именно ради повышения благосостояния собственных подданых. 

    Пылким приверженцем словосочетания «жизненное пространство» был печально известный лидер Германии первой трети ХХ века Адольф Гитлер. Как известно, после получения полноты власти он приказал стенографировать «для потомков» каждое слово. Это своеобразное наследство сохранилось и стало доступным для европейских исследователей исторических событий. 

   В их трудах можно найти интересное высказывание А.Гитлера перед своим ближайшим окружением относительно планов близкого наступления на Восток и его будущих глубинных изменений. Он отметил как положительное для него и всех немцев явление незнание украинцами, как он сформулировал, «своего настоящего происхождения и правильной истории». Улыбаясь, А. Гитлер продолжил, что здесь ему не нужно будет ничего прибавлять или изменять - властители Московского Кремля не тратили время зря в течение нескольких веков. Возвратившись к этому вопросу в конце застолья, он предостерег коллег: «Нужно побеспокоиться о том, чтобы ни один из наших профессоров не поехал в освобожденную нами Украину и не начал излагать украинцам их настоящую историю». 

   Оставим для другой статьи множество других подобных интересных выражений и планов А.Гитлера относительно украинцев и Украины, обратившись к весьма оригинальному определению Советского Союза, имевшему хождение среди зарубежных интеллектуалов в те послевоенные времена, когда в СССР бурлила кампания доказательства того, что всё, включая слонов, было изобретено в России. Оно звучало так: «Это страна, где история - наука, и вдобавок государственная, и под №1». 

   Для наиболее точного понимания презрительности этого определения нужно привнести в наш анализ несколько объяснений. В развитых странах термин «наука» оказывается значительно «уже» и имеет существенным образом другое наполнение, чем у нас, где он применим к любым систематизированным знаниям, теориям, высказываниям и утверждениям. В США, Англии, Франции и других развитых государствах этим термином обозначают лишь полностью (или почти полностью) лишенные субъективизма знания. Поэтому там слово «Science» (наука) каждый культурный индивидуум применяет исключительно к математике, физике, биологии, химии, геологии и всем прочим наукам, имеющим дело с измерениями или с объективными знаниями. Считается грубой ошибкой считать науками психологию, педагогику, литературоведение, а также историю. 

    Все гуманитарные науки (здесь употреблена наша терминология) обозначаются там термином «arts», который не следует переводить на русский язык как «искусства», поскольку последнее понятие воспроизводится, например, в англоязычных странах несколькими терминами (fine arts и др.). Ни в коем случае нельзя во время перевода на английский язык нашего словосочетания «гуманитарные науки» использовать его текстуальный аналог (humanity sciences), поскольку эти два слова несоединимые. Для «западного» интеллектуала такое словосочетание будет столь же малопонятным, как для нас «березовый чугун». 

    Итак, с точки зрения Запада, история является чем угодно, но не наукой. Даже в идеале (когда исследователь не имеет никакого желания немножко «подправить» исторические факты), она остается, очевидно, индивидуальным искусством отыскивать и приводить те или другие объяснения движущих сил, мотивов и глубинных оснований тех или других событий и поступков исторических лиц. Субъективизм этого подхода, зависимость его результатов от воспитания и образования историка, от господствующих в данном обществе приоритетов или от того заказа, который часто (искренне или под давлением) он выполняет, просто впечатляющая. Одни и те самые события историки разных стран  трактуют не просто по-разному, но часто так, что тяжело заметить хотя песчинку сходства. Примеры приведем позже, а здесь добавим в объяснения причину появления в приведенном выше «западном» определении СССР возле слова «история» пометки «№1». 

    Западные ученые и политики не все знали о событиях в СССР, а потому вынуждены были опираться на личные впечатления и публикации в доступных для них советских газетах и научных журналах. После войны значительная часть их объема предназначалась доказательствам того, что, когда, где и как было открыто, изобретено или создано в России. История стала главной темой научных трудов. В учебных планах средних и высших школ она оказалась среди лидеров, а учебники истории выделялись толщиной и количеством «аргументов». 

   Чрезвычайно глубокое влияние на ученых Запада оказал официальный запрет в СССР генетики и кибернетики, нападки на достижения А. Эйнштейна, Н. Бора и В. Гейзенберга, не говоря уж о троглодитских (здесь нет никакого преувеличения) «научных» лекциях в западных университетах тех «политически надежных» академиков из окружения Т. Лысенко, которых командировали на Запад для пропаганды достижений «советской мичуринской биологии». Достаточно сказать, что эти и другие подобные события (наиболее громким оказался успешный судебный процесс украинского диссидента В.А. Кравченко против СССР [6]), усиленные началом в Советском Союзе политической войны против «космополитов» и, наконец, арестом большой группы лучших врачей, стали одной из причин того, что почти все интеллектуалы, которые были после войны важной частью Коммунистической партии Франции, добровольно вышли из ее состава, а сама партия стала действительно целиком пролетарской. 

   Еще одной причиной значительного отставания СССР в изучении самого человека и объяснении глубинной причины его действий и поступков стала маргинализация этологии [4; 5; 8]. Если в Германии ее основы детально излагаются в курсе общей биологии для старшеклассников, то у нас даже сейчас она остается практически неизвестной для педагогов и психологов наукой, хотя много ее достижений очень актуальны для воспитания, в частности для выбора содержания и направления исторических дисциплин. 

    Непредубежденный анализ свидетельствует, что в Советском Союзе история была сверхважным государственным делом не только в сталинские времена, но и позже. Каждая строка школьных или других учебников контролировалась несколькими людьми, критериями качества для которых были не плюрализм и изложение многих и разных взглядов ученых всех континентов, а пригодность текста для воспитания «строителей коммунизма», лиц с желательными политическими взглядами. 

   Творцы учебных и научных книг руководствовались политическими указаниями из Москвы. Изменения последних вынуждали изменять многое в уже написанных книгах. Например, внезапное примирение советского руководства с югославским привело к тому, что на глазах у автора данной статьи и многих свидетелей расстроенный молодой человек публично и с треском изымал десятки страниц из диссертации, уже стоявшей на стенде з надписью «Рекомендованы к защите» и посвященной доказательствам «жуткой фашистской сущности клики Тито». 

   Но не только в прошлом - даже созданные в последние годы существования Советского Союза научные и учебные книги по истории отличались исключительной тенденциозностью и заказным политизированным изложением всех исторических периодов. Максимально часто вранье и полуправда встречалась во время описания истории отношений Украины и России, а также ключевых событий ХХ века. 

   Очевидно, что использование такого типа литературы в новообразовавшейся независимой Украине нельзя было обосновать даже по экономическим причинам - экономить средства и сохранять старые книги означало ликвидацию перспектив развития и обновления национальной системы образования, продолжение воспитания строителей и защитников исчезнувшей в 1991 году последней сверхбольшой империи. 

   Новая Украина имела потребность в новой истории. С учетом возможных целей ее использования, нельзя было надеяться на полнейшую беспристрастность содержания школьных предметов и университетских дисциплин. Ведь нигде и никогда раньше история не освещалась и не излагалась беспрекословно объективно, так как по своему естеству, происхождению и назначению она остается почти совершенно субъективным знанием, использование которого может быть направленным на решение разнообразнейших задач. Украинские историки, сознательно или бессознательно, во время выбора целей создания и применения новой версии истории действовали весьма поспешно и частично безрассудно. Они отказались от предварительного анализа послевоенного опыта развитых демократических стран Европы и тех независимых стран, которые возникали в недавнем и давнем прошлом на руинах исчезнувших малых и больших империй. Руководители последних, как правило, своей первостепенной задачей считали консолидацию нации, превращение ее в определенную целостность, сплоченную вокруг лидеров и способную к самозащите. В условиях откровенно враждебного окружения и наличия угрозы физическому существованию это была, собственно, вынужденная стратегия. 

    Точкой притяжения и объединения больших масс людей могут служить привлекательные учения и идеи, чаще всего, обещания небесного «рая» (так действуют практически все религии мира) или земного благоденствия (политические доктрины типа нацизма или коммунизма). В глазах руководящих элит или диктаторов «притягательная сила» этого средства, которое часто отличается вненациональными возможностями и объемом, значительно уступает другому - обнаружению серьезного врага и ориентации нации (страны) на борьбу с ним. 

    Определяющий признак этого идеологического средства - по возможности более эмоциональная демонизация объекта формирования враждебности, применение в его описании максимально грубых и гадких слов, «приклеивание» самых ужасных и негативных прилагательных и существительных. В этом случае быстро и эффективно срабатывают унаследованные нами генетические программы действий в системе «свои - чужие». Примеров использования подобной пропаганды в истории европейских и других стран весьма много, а в данный момент Россия избрала именно это средство для подготовки собственного населения к войне или других силовых акций, формирование из одураченных и ослепленных лиц диверсантов и их помощников. Каких вершин глупости и злобы могут достигать пропагандисты свидетельствуют два очень «свеженьких» материала – «Чешский политик: украинцы - захватчики на чужих землях» (http://newsland.com/news/detail/id/1439064/) и «Россияне основали Крым, Рим и Британию» (http://newsland.com/news/detail/id/1440414/).

    К сожалению, практически вся история воспитания молодых поколений и межгосударственных отношений удостоверяет общеизвестный факт: «правильная» (читай - желательная) история и ученые-историки, контролируемые учителя и воспитатели становятся для государственного руководства незаменимым инструментом формирования патриотов, защитников не столько Отчизны, сколько интересов и приоритетов диктаторов или руководящих элит (так называемого «государства»). Подобный этно- и нациецентризм, ориентация истории и родственных наук на воспитание патриотов неизбежно сопровождается формированием у молодых поколений глубокой ненависти к реальным и вымышленным врагам. Примером этого может быть не только современная Россия, но и гораздо более дружественная Украине Польша. 

    Выход поляков из железных тисков Варшавского военного союза и переход власти от коммунистов к их политическим оппонентам дал возможность немедленно создать более «правильные» учебники по истории. Не все они одинаково пропитаны ненавистью к соседним странам, но нет недостатка рецидивов упомянутого правила - «найди и укажи врага». Вот как, например, объясняется происхождение и смысл словосочетания «ниижнеднепровские казаки» в утвержденном Министерством национального образования Республики Польши учебнике для младших школьников. Его авторы указывают, что оно происходит от слова «казачок» - так в 16-17 веках. называли слуг-подростков в имениях польской шляхты. Самые плохие из этих слуг удирали от ласки хозяев, прятались на понизовье Днепра, где после достижения взрослости становились «казаками». Подчеркивается, что при отсутствии цивилизирующего влияния шляхты казачки превращались в диких зверей, которые коварно уничтожали поляков и подорвали могущество тогдашней Польши. 

    Подобное антиукраинское изложение - обостренное до пределов возможного применения взглядов Х. Сенкевича, едва ли не самого известного для времен раздела Польши между гораздо более мощными империями автора исторических романов (в частности, «Огнем и мечом»). Для справедливости прибавим, что и наши современные книги очень искривленно освещают тогдашние события, в них довольно «доказательств» исключительной враждебности к украинцам монголов, татар, турок, поляков, россиян, немцев и других. 

   Укажем также, что примерно с середины 1990-х годов в Польше все чаще и чаще появляются статьи, книги, кинофильмы (пример - блестящие произведения Ежи Гофмана), где подчеркивается историческая ошибочность отношения польской элиты к украинцам во времена Хмельнитчины, непригодность для современных условий и будущего освещения тогдашних событий в книгах Х. Сенкевича и других авторов. У нас такие выразительные положительные изменения, к сожалению, найти значительно труднее.

    Последствия рассмотренного ультра-патриотического воспитания на основе «правильной истории» становятся вредными в случае необходимости установления равноправных или дружеских отношений с другими странами, ведь их участники вынуждены каждую минуту ломать стереотипы, частично или полностью отказываться от приобретенных знаний, умений и навыков. Сложной задачей для руководителей молодых стран является формирование тонкого баланса между патриотическим и альтернативным воспитанием, определение момента целесообразности отказа от «правильной» национальной истории. 

   Автор этой статьи считает, что в Украине с самого начала восстановления ее независимости высшее образовательное и политическое руководство не смогло избрать оптимальный вариант содержания и целей преподавания исторических дисциплин, использовав не перспективный, а тот, что создавался для другой цели и в других исторических условиях учеными из украинской эмиграции и диаспоры. 

   Вот как справедливо и метко обобщила последствия наших реформ в преподавании истории в школе директор столичного педагогического учебного заведения: если десяток лет тому выпускники школ, как магнитофоны, дружно убеждали экзаменаторов, что «все хорошее - от большевиков», то ныне - «во всем плохом виновны большевики». Попутно укажем еще один аспект преподавания истории, значение которого стремительно возрастает в последние годы. 

    Побежденная Германия стала инициатором углубленных научных исследований в поисках ответа на сакраментальные вопросы – какое содержание и какие цели преподавания истории являются действительно рациональными и перспективными в наше время? Был создан целый институт (Георга Эккерта - Georg-Eckert-Institut fur internationale Schulbuchforschung) по исследованию учебников, усилиями сотрудников которого постепенно согласовали европейские основы создания нового поколения учебных книг. Среди них - координация подходов авторов из разных стран, обязательное рецензирование немецких учебников в других странах (Франции, Великобритании и др.), если их содержание касается изложения войн или мирного сотрудничества с этими странами. 

    Отметим, что Институт Георга Эккерта по собственной инициативе сделал попытку наладить плодотворное сотрудничество с Украиной ([3; 7] и др.). Первые встречи были не слишком продуктивными, а участникам не хватало толерантности и взаимопонимания. Ничего странного в этом и не было, поскольку украинские авторы впервые встретились с учеными, имеющими действительно огромный опыт создания по-настоящему европейских учебников по истории. В дальнейшем украинские историки так и не наладили постоянное сотрудничество с Институтом Георга Эккерта. Это можно и нужно считать серьезной неудачей, которую мы вынуждены будем преодолеть в будущем. Использование этого опыта может существенным образом оказывать содействие интеграции Украины в демократическое европейское экономическое и образовательное пространство. Это тем важнее, что цивилизационные требования подписанных недавно Украиной о начале формирования общности с Европейским Союзом документов предусматривают высокие критерии обучения и воспитания новых поколений молодых граждан Украины. 

    Облегчить подобную задачу может проект применения в нашей системе образования не традиционного – пусть и «европейского» – курса истории, а гораздо более совершенного варианта, который мы предлагаем назвать «нооисторией» (мудрой дочерью Клио). Это новое слово означает «мудрое историческое учение», опирающееся на крепкий фактологический материал, накопленный тысячами ученых десятков государств, которые в последнее время стали использовать не только достижения физики, но и молекулярной генетики. 

    Самым важным мы считаем общую ориентацию нооистории на обеспечение ноорозвития, на спасение всего человечества от экологических и других угроз, предотвращение опасности исчерпания земельных и водных ресурсов, полное преодоление раздора и ликвидацию стремления как-нибудь «рассчитаться» за старые обиды. 

    Как мы уже предлагали в предыдущих публикациях ([2] и др.), материальной базой ноорозвития может быть лишь полная замена современных индустриальных и других подобных средств мудрыми и экологически безопасными ноотехнологиями, в частности, ликвидация угрозы парникового эффекта путем использования удобных, дешевых и очень тонких перовскитных пленок для почти бесплатного «солнечного» электричества. Но одна лишь грубая «материальность» может оказаться недостаточной для спасения тех миллиардов, которые будут жить в сотнях государств в разных цивилизациях с совершенно неповторимым историческим наследием. Если лидеры, работники образования и СМИ будут вести бесконечные информационные войны на основе этого противоречивого наследия, то человечество неизбежно исчезнет с поверхности Земли, оставив руины своих сооружений, которые через миллионы лет распадутся навсегда. 

   Переход к нооистории предусматривает согласование учебных курсов во всех государствах относительно направления содержания на анализ постепенного прогресса в средствах жизнеобеспечения, на разнообразие и объем материальных и культурных обменов (торговли, информационного взаимодействия, трансляции грамотности и технологий, смешанных браков и т.п.). Акцентирование именно этой тематики и дозированное обращение к тем ошибкам, которые в прошлом совершили предки и получили бессмысленные потери человеческих жизней, бесчисленные руины и материальный ущерб, может существенным образом устранить или очень уменьшить отрицательное влияние унаследованных от еще более удаленных предков генов агрессии и программы «свои - чужие». 

    Нооистория имеет среди всех других школьных дисциплин наибольший потенциал в воспитании ноопатриотизма - убежденности в том, что наивысшее приоритетное значение для выживания людей на Земле и обеспечение их благосостояния имеет концентрация усилий каждого человека на общих делах, на саморазвитии и самоутверждении не столько для успешного личного потребления, сколько для преодоления глобальных угроз и опасностей. Вместе с другими предметами из гуманитарного цикла нооистория способна сплотить молодые поколения над задачей успешного решения демографических и всех других проблем человечества, которые в данный момент угрожают ему коллапсом и исчезновением во второй половине ХХІ века. 

    А для нас, украинцев, нооистория гарантировано предоставит доказательства очень весомых цивилизационных достижений наших отдаленных предков. Недавно на основе информационных данных проекта Геном-2000, давшего возможность полностью расшифровать все гены человека, ученые Европы затратили годы на детальное исследование археологических материалов из музеев и государственных хранилищ. Они доказали, что генетическую основу украинцев и абсолютного большинства земледельческих народов континента составляет генный материал изобретателей продуктивного животноводства и земледелия из территорий Ближнего Востока (Плодородного полумесяца). Рост численности послужил причиной постепенной экспансии молодежи на свободные земли. В итоге двумя потоками пра-украинцы обогнули Черное море и вышли на степные таврийские и другие территории. Это произошло 7-8 тысяч лет тому назад. 

     Много веков кочевники Азии не представляли угрозы большим поселениям пра-украинцев. Вплоть до времен, когда те неосмотрительно одомашнили лошадей (тарпанов). Экономический выигрыш от их использования (облегчились полевые работы и транспортировка, значительно ускорилась экспансия наших предков к Атлантике [1]) сопровождался гораздо более сильным негативом - появлением у кочевников бесчисленных табунов, ставших главной угрозой для украинцев-земледельцев. То, что они выжили и не исчезли во время общеизвестного «переселения народов», можно считать если не чудом, то еще одним большим достижением. 

    На подобной нооисторической основе наша средняя и высшая школа, несомненно, смогут сформировать высоконравственных и гордых молодых людей, которые будут радоваться достижениям предков и стараться приумножать их в условиях перехода Украины от современной организации к ноообществу, к успешному жизнеобеспечению на основе ноотехнологий. 

 

Литература

1. Даймонд Дж. Ружья, микробы и сталь. Судьбы человеческих обществ. – К. : Ніка-Центр, 2009. – 488 с. (Diamond Guns, Germs, and Steel. The Fates of Human Societies).

2. Корсак К.В. Сучасна точка біфуркації світової науки і перспективи глобального майбутнього / К. В. Корсак // Вища освіта України. – 2013. – №1. – С. 30-35.

3. Кузнєцов Ю. Українські підручники вивчають у Німеччині // Освіта України. – 1998. – №24, 10 червня. – С. 6 

4. Лоренц К. Оборотная сторона зеркала: Пер. с нем. – М.: Республика, 1998. – 393 с

5. Палмер Дж., Палмер Л. Эволюционная психология. Секреты поведения Homo sapiens.– СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.- 384 с.

6. Розанов М. Дело Кравченко // Знание – сила. – 2008. – №2. – С. 97-100

7. Українська історична дидактика: Міжнародний діалог (фахівці різних країн про сучасні українські підручники з історії): Зб. наук. ст. – К.: Генеза, 2000. – 368 с. 

8. Rossano M.J. Evolutionary Psychology. The Science of Human Behavior and Evolution. – USA, John Wiley & Sons, Inc., 2003. – 488+XI p.

________________________________

© Корсак Константин Витальевич

 

Когнитивные войны и операции
Три статьи на тему когнитивных войн: понятие явления, трансформация в современный период, технологии, социаль...
Дождавшись Ангела, расстанься с бесами
Соль вольного ноля. Глаз рыжего Грааля./Валенсии слеза. Печоры письмена. /Печали утоля, Архангела ругая,/Сжига...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum