Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Коммуникации
Прикладные взгляды на развитие медиа
(№2 [290] 15.02.2015)
Автор: Георгий Почепцов
Георгий Почепцов

Социальная составляющая в развитии медиа (Э. Цукерман)  

  Медиа, без сомнения, привлекает теоретиков, однако такой мощный механизм не мог остаться без внимания у практиков, а точнее практиков, которые часто могут являться учеными в прикладных областях знания. К примеру, Цукерман является директором Центра гражданских медиа Массачусетского технологического института (см. его био [1 - 2]). Такие люди являются реальными игроками, частью подлинного функционирования системы медиа. Но их выделяет еще и то, что они видят картину более широко, чем обычные пользователи. К примеру, Цукерман говорит о пропаже того, что на английском языке обозначается как serendipity, что понимается как приятная неожиданность [3]. Информационные фильтры выдают то, что заказывается потребителем. А под этим термином имеется в виду появление случайной информации, о которой человек не думал, но она в результате подталкивает его на новые решения. 

  Человеческое мышление обогащается ассоциативными связями. Широкий круг знакомых из разных областей, к примеру, отличает хороших изобретателей, которые могут взглянуть тем самым на мир и его проблемы с разных сторон. Такой контекст (информационный и человеческий) оказывается ваджным для усиления креативности.

  Цукерман пишет об этом, раскрывая роль "другой" информации для человека [4]: "Такую неожиданность трудно сделать искусственно. Нелегко предоставить информацию, которая будет и удивлять, и относиться к числу невысказанных интересов читателя. Библиотекари могут создать ее в открытом доступе, собирая книги по тематике и разрешая глазам уходить от заказанной книги к тем, что близки к ней. Организация продаж может увеличивать число покупок, позволяя легко споткнуться о товар, о необходимости которого вы с удивлением "вспоминаете" - раскладка пива в конце ряда памперсов в качестве создания приятной неожиданности для отца, которого послали в магазин за детскимим товарами". 

  Цукерман четко фиксирует и сегодняшнюю проблему интернета, превратившегося в источник информации для спецслужб, компаний, набирающих к себе людей, преступников [5]: "Сейчас совершенно понятно что, что мы сделали потерпело фиаско, поэтому позвольте напомнить вам, что то, что мы хотели сделать было дивным и благородным". Он считает, что интернет шпионит не потому, что так было задумано, а потому, что все пошло не так.  

  Цукерман видит и сильные и плохие стороны Интернета [6]: "Иметь глобальную аудиторию - это нечто удивительное. С другой стороны, наблюдение со стороны правительства серьезным образом заставляет задуматься. Основным вопросом является то, как создать Интернет доступным и открытым большому числу людей, но не иметь наблюдения в смысле бизнес модели. Это значит, что нужно отслеживать все, что вы делаете онлайн. Вопрос в том, кто контролирует эту информацию и как иметь достаточно приватности остается пока большой проблемой". Проблемой он считает и то, что людей больше беспокоит удобство, а не защита своей частной жизни. Он говорит о своей работе в области развития гражданского общества [6]: "Гражданское - это не только о выборах или избрании в правительство. Это о понятии включенности. Нас интересует, как дигитальные медиа меняют то, как люди могут быть вовлечены. Мы делаем сейчас много работы по мониторингу проявлений гражданственности. Как люди могут брать ответственность на себя и оказывать давление на правительства".

  Это досточно важное и сегодня активно поддерживаемое грантами направление, поскольку сетевая структура может оказываться сильнее иерархически устроенного государства. На сегодня в этом воочию убедились все на примере не всегда удачной борьбы с терроризмом современной армии. Борьба ведется, но результативность ее невелика, поскольку армия была придумана для борьбы с аналогичными иеррахическими структурами и против сетевой структуры она часто бессильна.

  Цукерман акцентирует необходимость идеи "когнитивного разнообразия", поскольку в реальности, например, на Фейсбуке большинство людей связаны с теми, кого они знают. Он говорит [7]: "Фейсбук повторяет динамику онлайна, и дружба имеет тенденцию быть очень локальной. Только небольшой процент пользователей Фейсбука соединен с людьми, которые находятся за пределами международных границ". Он объясняет это тем, что люди  получают меньше новостей из-за границы, что за последние двадцать  лет число международных новостей, которые получают американцы, резко снизилась.

  Цукерман считает, что раньше была модель курирования, когда сам источник информации, к примеру, New York Times, решал, что нужно знать о мире. Сегодня возникла модель поиска, когда "люди получают ровно то, что они хотят, но не то, что они могут нуждаться узнать о мире". Фейсбук дает возможность увидеть новости глазами  друзей. В результате социальные сети помещают человека в определенные рамки.

  Однако тогда получается, что оба подхода обеспечения человека информацией принципиально плохи. Однако это, вероятно, не так важно сегодня, поскольку происходит существенное снижение интереса к такой информации. Сегодня безусловным интересом реально пользуются только новости о чрезвычайных событиях: то ли это гибель малайзийского самолета, то ли захват заложников во Франции. И это понятно, поскольку в эти события получатель информации более легко может "вставить" себя. 

  В своей книге  Rewire Цукерман пишет о важности когнитивного разнообразия для креативности [8]. Он упоминает при этом книгу Пейджа "Различие", который писал в ней, что при прочих равных условиях разнообразная команда лучше решит задачу, чем та, где все будет однотипными. Сам Пейдж пишет еще следующее [9]: "Чем обороняться от разнообразия, надо идти в наступление. Мы должны смотреть  на различие как на нечто, что улучшает функционирование, а не как на то, чем нужно заниматься, чтобы не попасть под суд. Мы должны подталкивать людей к тому, ч тобы они думали по-разному. Рынки создают стимулы для того, чтобы быть разными, но, возможно, не до нужного уровня. Мы должны делать больше. Конечно, разнообразие не переводится магически в преимущества. Мое предлставление, что разнообразие приносит преимущества зависит от условий. Эти условия требует, среди прочего, того, чтобы разнообразие было релевантным - мы не можем ожидать, что, добавление поэта в медицинскую исследовательскую команду позволит им найти лекарство от простуды".

  Отвечая на вопросы по поводу книги, Пейдж подчеркнул, что коллективное разнообразие может принести больше пользы, чем индивидуальные способности [10]. В книге он говорит, что нужна логика разнообразия: "Мы ограничены в своих способностях. Наши головы содержат только много нейронов и аксонов. Коллективно у нас нет этого ограничителя. У нас есть удивительная способность думать по-разному. Эти различия могут дать нам зерна инновации, прогресса и понимания".

  Отвечая на вопросы газеты New York Times, Пейдж говорит [11]: "Люди с разным бекграундом имеют различающиеся способы взглянуть на проблемы, что я называют "инструментами". Сумма этих инструментов гораздо более сильная в организациях с разнообразием, чем в тех, где каждый ходил в ту же самую школу, учился по тому же шаблону и думает почти идентично".

  Как видим, и он, и многие другие агитируют именно за разнообразие, поскольку в нем увидели одну из причин развития креативности. А креатьивность постоянно выходит на первое место среди потребностей современного общества, поскольку оно является успешным тогда, когда активно порождает новое. Отсюда и внимание к идее креативного класса Флориды.

  Кстати, роли разнообразия в процессах принятия решений посвящено и много страниц в книге А. Пентленда "Социальная физика" [12]. И теперь понятно, что с таким разнообразием, с которым мы все столкнулись в интернете, человечество никогда ранее не имело дела. К тому же, призывы к разнообразию натыкаются на то, что все это время, наоборот, экономика и политика делали из человека максимально однообразную структуру, чтобы облегчить процессы покупки и голосования. Глобализация довела все эти процессы до совершенства. И теперь появляется совершенно противоположный по направленности призыв. 

  Сегодня получают развитие и другие новые направления, поскольку даже для решения старых задач можно применять теперь новый инструментарий. Например, в Лаборатории Цукермана есть проект "Что мы смотрим" (адрес сайта - whatwewatch.mediameter.org). В рамках него определяется близость между странами на основании того, какие ролики из YouTube, которые смотрят жители, являются совпадающими. На базе совпадения таких просмотров Россия имеет самые сильные связи с Украиной, Великобританией, Швецией, Польшой и Румынией. Это имеются в виду топы просмотров. К примеру, Украина и Россия имеет совпадение в 27% таких просмотров. Украина близка по просмотрам, кроме России, к Бразилии, Чехии, Швеции, Южной Африке.

  Цукерман подчеркивает, что когнитивное разнообразие необязательно совпадает с демографическим [13]. Разнообразие трудно поддается обсуждению, чужое мнение всегда раздражает. Кстати, его лаборатория разработала механизмы, которые помогают созданию разнообразия [6] Один инструментарий называется Terra Incognita, другой - FollowBias. В первом случае при вашем интересе к сообщениям в Европе и Африке, вам предложат также новости из Азии и с других континентов, Во втором случае если в Твиттере вы смотрите сообщения вдвое чаще от мужчин, чем от женщин, вам могут расширить ваши источники.

  В этом плане в свое время выступил К. Санстейн (см. его био [14]), акцентируя то, что люди любят слушать близкие к своему мнения и уходят от других [15]. Этот феномен он обозначил как эхо камеры.

В статье в New York Times Санстейн говорит о феномене поляризации, когда в результате дискуссии люди занимают более радикальные взгляды, чем были у них до обсуждения [16]. Пример Ближнего Востока показывает, что дискуссии людей с одинаковыми взглядыми могут вести к насилию. Санстейн многократно повторяет [17]: "Главной опасностью эхо камер является неоправданный экстремизм. Это всем известный факт, что если у вас есть группа людей, думающих одинаково, то после разговора друг с другом они приходят к более экстремальной позиции, чем они думали до этого. И опасностью этого становится то, что люди демонизируют тех, кто с ними не согласен. И это сегодняшняя угроза нашей демократии". Санстейн предлагает единственный путь разрыва такого положения [16]: "Люди отталкивают информацию, которая может разрушить их убеждения. Но они могут задуматься, если информация исходит из источника, который они не могут отбросить. Люди скорее всего признают источник, достойным доверия, если они близко идентифицируют себя с ним или имеют с ним базовое согласие. В таких случаях их реакцией станет не "каким предсказуемым и неинформативным может быть некто, который думает так глупо и зло", а вместо него это: "если кто-то, как этот, не согласен со мной, возможно, мне лучше передумать". 

  Именно интернет и бесконечные блоги с еще более бесконечными комментами создали благоприятную среду для радикализации. Поляризация мнений приняла совершенно новые формы. По числу статей на тему интернет и Аль-Каида можно уже начать длумать, что и терроризм стал порождением интернета.  Хотя на самом деле он скорее облегчил терроризм, чем создал его, поскольку его причины лежат за пределами интернета. Исследование комментов к блогам показало, что согласия там в три раза больше, чем несогласия [18]. А начиная свои подсчеты, авторы задали цифру в 64% согласия для того, чтобы признать блок эхо камерой. 

  Исследование Фейсбука показала, что большую часть информации люди получают не от сильных связй, а от слабых, с которыми они не так и схожи [19 - 20]. И это говорит о том, что человек получает информацию с сайтов, которые он в норме не посещает. Кстати, Санстейн выступил и против тенденции персонализации информации, когда современные средства дают возможность потребителю получать только ту информацию, которая его привлекает [21]. Он считает, наоборот, что демократия зиждется в том числе и на неожиданной и непланируемой информации. А сегодня потребитель получил возможность выстраивания фильтров против такой информации. Экстремизм, по его мнению, незаметно возникает там, где люди говорят только сами с собой.

  Еще одно его возражение против персонализации состоит в том, что люди должны иметь больше общего опыта. В противном случае будет нарушено понимание. Все это важно впервую очередь для гетерогенных стран, которые в противном случае могут получить серьезную фрагментацию. Все это достаточно существенные опасения и возражения. С другой стороны, он же подчеркивает, что только тирания заставляет людей читать и смотреть.

  Появление новых идей можно также связать и с тем, что Р. Берт назвал "структурными дырами" ([22], см. о нем [23]). О них вспоминает и А. Пентленд в своей книге [13]. Теория социальных дыр достаточно широко изложена самим Р. Бертом [22 - 29]. Причем эта теория имеет и хорошую информационную составляющую.

  Между группами в социальных сетях есть дыры, поскольку там нет пероехода от одной группы к другой, поэтому возникает роль посредника. Берт пишет [28]: "Структурная дыра является возможностью для создания потока информации между людьми и контроля форм проектов, которые сводят вместе людей с противоположных частей дыры". Разные группы имеют разные умения и инструментарий, поэтому перенос их из одной группы в другую может иметь большую ценность. Так и идеи рождаются на пересечении таких групп.

  Берт описывает структурные дыры в информационных терминах. Информация в сети предоставляет преимущества, срели которых есть доступ, время и направления. К примеру, получение информации раньше является таким преимуществом. Есть два типа избыточности этих информационных преимуществ. Один из них задается связностью. Контакты, которые жестко связаны друг с другом, имеют близкую информацию, поэтому она будет избыточной. Второй тип избыточности имеет отношение к эквивалентным контактам, например, к тем же третьим лицам. И в этом случае информация от них будет повторяться. Информационные преимущества предоставляют неизбыточные контакты. Структурные дыры являются разоывами между неизбыточными контактами. Структурная дыра указывает, что люди по разную сторону дыры циркулируют в разных информационных потоках. То есть это и есть наша точка когнитивного и информационного разнообразия.

  Цукерман в плане анализа разнообразия разграничивает роли моста и ксенофила [30]. Первые имеют связи в двух и более культурах, как следствие они делают культуры понятными друг другу. Ксенофилы ищут идеи и вдохновение в других культурах. У них нет возможности построить культурный мост, но они могут идти по тем, которые уже построены.

  Цукерман раскрывает смысл своей книги Rewire как разговор о потенциально возможном и реалиями [31]: "Потенциал Интернета в том, что мы можем получать информацию со всего мира. А реальность такова, что большую часть времени мы в основном получаем информацию от людей, с которыми вместе учились в школе".

  Мы все время говорим об этом как о недостатке, об ограниченности информационного поля, но это может  быть и вполне естественным явлением, ведь человек так и видит мир: большее - это то, что рядом. И именно от него он более всего зависим. 

  О соотношении локальных и международных новостей Цукерман пишет следующее, предварительно оттолкнувшись от положения о дефиците внимания при множественности предоставляемого контента [32]: "Есть большой к местным голосам поповоду историй, заданных глобальным радаром: землетрясение на Гаити или выборы в Иране. Но гораздо меньше интереса к историям, которые не ломают новостной нарратив мейнстрима, как путч на Мадагаскаре и его последствия. Ресурса, которого не хватает в век дигитальной журналистики, является не контент высокого качества, а внимание. Меня не страшит недостаток качественных репортажей с Мадагаскара или Малайзии. Я боюсь того, что эти голоса, скорее всего, никто не услышит. Лучшими зарубежными корреспондентами являются не те, которые хорошо знают страну, о которой пишут, а те, которые могут привлечь внимание к истории, которую аудитория бы проигнорировала".

  Критикующий рекламу в интернете Цукерман сам создал тип популярной рекламы "всплывающее окно" [33]. Бизнес модель интернета завязана на рекламу, сколько бы не было слышно голосов, что это не так хорошо [34]. И именно эта модель создала из сайтов шпионов, которые следят за всеми нашими действиями и привязанностями, чтобы обратить потом это знание в деньги [35 - 36]. А при случае это может быть  использовано и спецслужбами, и политтехнологами. Интернет в результате оказался таким мощным средством, что может выдавать на гора даже ту информацию о нас, которую мы там не размещали. Она создается самим аналитиками, обрабатывающими нашу собственную информацию и получающим совершенно новые результаты.

Литература

1. Ethan Zuckerman // en.wikipedia.org/wiki/Ethan_Zuckerman

2. Ethan Zuckerman // www.media.mit.edu/people/ethanz ;

3. Zuckerman E. Serendipity, echo chambers and the front page // niemanreports.org/articles/serendipity-echo-chambers-and-the-front-page/

4. Serendipity // en.wikipedia.org/wiki/Serendipity

5. Zuckerman E. The Internet original sin // www.theatlantic.com/technology/archive/2014/08/adver...;

6. Zuckerman E. We still don't understand very well how social change occurs in a digital age // www.bbvaopenmind.com/en/ethan-zuckerman-still-dont-u...

7. Cognitive diversity is essential in breaking out of the box of social media, says MIT's Ethan Zukerman // shorensteincenter.org/ethan-zuckerman/

8. Zukerman E. Rewire. Digital cosmopolitans in the age of connection. - New York, 2013

9. Page S.E. Difference. How the power of diversity creates better groups, firms, schools and societies. - Princeton, 2007

10. A Q&A with author Scott E. Page // press.princeton.edu/releases/m8353.html

11. Dreifus C. In professor's model, diversity = productivity // www.nytimes.com/2008/01/08/science/08conv.html?_r=0

12. Pentland A. Social physics. How good ideas spread - the lessons from a new science. - New York, 2014

13. Podcast and liveblog: Ethan Zuckerman, “Digital Cosmopolitanism and Cognitive Diversity” // cmsw.mit.edu/ethan-zuckerman-digital-cosmopolitanism/

14. Cass Sunstein // en.wikipedia.org/wiki/Cass_Sunstein

15. Sunstein C. Echo chambers // pup.princeton.edu/sunstein/echo.pdf

16. Sunstein C. Breaking up the echo // www.nytimes.com/2012/09/18/opinion/balanced-news-rep...;

17. The echo chamber revisited. Transcript // www.onthemedia.org/story/143347-echo-chamber-revisit...

18. Gilbert E. a.o. Blogs are echo chambers : blogs are echo chambers // social.cs.uiuc.edu/papers/pdfs/hicss09-echo-gilbert.pdf

19. Bakshy E. Rethinking information diversity in networks // www.facebook.com/notes/facebook-data-team/rethinking...

20. Manjoo F. The end of echo chamber // www.slate.com/articles/technology/technology/2012/01...

21. Sunstein C. R. Republic.com 2.0. - Princeton, 2007

22. Burt R.S. Structural holes and new ideas // www.econ.upf.edu/docs/seminars/burt.pdf

23. Ronald Stuart Burt // en.wikipedia.org/wiki/Ronald_Stuart_Burt

24. Burt R.S. Structural holes. The social structure of competition. - Cambridge - London, 1992

25. Burt R.S. The social capital of structural holes // www.arschile.cl/moodledata/2/Mod3/Propiedades/Social...

26. Burt R.C. Structural holes versus network closure as social capital // snap.stanford.edu/class/cs224w-readings/burt00capital.pdf

27. Burt R.S. The network structure of social capital // faculty.chicagobooth.edu/ronald.burt/research/files/NSSC.pdf

28. Burt R.S. The gender of social capital // www.chicagobooth.edu/~/media/5D37F25A4B0B4979955F697...  

29. Neighbor networks // www.chicagobooth.edu/capideas/oct09/2.aspx

30. Jenkins H. "Digital cosmopolitans": an interview with Ethan Zuckerman (part two) // henryjenkins.org/2014/02/digital-cosmopolitans-an-interview-with-ethan-zuckerman-part-two.html

31. Scola N. Interview: MIT's Ethan Zuckerman on "Digital cosmopolitans in the age of connection"// nextcity.org/daily/entry/mits-ethan-zuckerman-on-digital-cosmopolitans-in-the-age-of-connection

32. Zuckerman E. The attention deficit: plenty of content, yet an absense of interest // niemanreports.org/articles/the-attention-deficit-plenty-of-content-yet-an-absence-of-interest/

33. Pop-up ad // en.wikipedia.org/wiki/Pop-up_ad

34. Bershidsky L. The Internet's annoying advertising addiction // www.bloombergview.com/articles/2014-08-20/the-intern...

35. Park A. Here's proof that facebook knows you better than your friends // time.com/3663775/facebook-likes-personality/

36. Facebook знает вас лучше родной матери // perevodika.ru/articles/26284.html

 

 

Гуманитарная составляющая в развитии медиа (А. Кемпбелл и К. Спейси)

  В систематику медиа сегодня вплетено множество профессий. И это не только и не столько журналисты. Такой огромный конгломерат, как медиа, впитал сегодня в себя десятки специальностей. И по множеству из них вообще не готовят специалистов, профессионалами они становятся непосредственно занимаясь своим делом. А. Кемпбелл является известным директорам по коммуникациям британского правительства времен Т. Блэра [1], а К. Спейси - известный актер, сыгравший главную роль в  сериале "Карточный домик" [2]. В любом случае это взгляды со стороны практиков. И в этом их особая ценность. Они те, кто используются информационные потоки в целях своих профессий. А. Кемпбелл, который уйдя из правительства с должности главного спин-доктора, теперь часто ездит по миру и выступает  с лекциями (его сайт - www.alastaircampbell.org). Его слова о Фейсбуке практически те же, что и у Цукермана [3]: "Успех Фейсбука лежит в концепции друга. Во времена, когда уважение ушло, а доверие институтам упало, то ли это правительтства  партии, банки и бренды, церковь, медиа, люди все равно нуждлается в ком-то или в чем-то, кому можно доверять. Кто это может быть? В большинстве своем это друзья и семья. Вспомните, как много разговоров у нас было за время жизни о фильмах и книгах, местах или ресторанах, которые нам нравились или нет. Но если раньше мы могли сказать это горстке друзей за обедом или у школьных ворот, сейчас мы можем сказать это сотням, тысячам, а, между нами  говоря, миллионам". То есть он перевел проблему успешного роста Фейсбука в ситуации потери доверия в современном обществе к его институтам. То есть на уровне личности происходит переход к иной модели доверия - более древней. А точки зрения коммуникаций, это переход от коммуникаций безличностных к максимально личностным, ведь ближе друзей и семьи у человека вообще никого нет.

  Он справедливо считает по поводу брендинга страны, что если страна долго имеет негативный имидж, то это  трудно изменить, тем более, что прямые негативные последствия (экономические, социальные, политические и культурные) также мешают этому [4]. И все это он говорит по поводу Албании, но легко переносится на постсоветское пространство, поскольку нужно  менять не только имидж, но жизнь и жизненные стандарты населения.

  В 2013 г. Кемпбелл дал две лекции в Кембридже, назвав их "Жизнь на пересечении медиа и политики". В первой из них он говорит о себе, что он был лучше в своей второй политической работе, а не в первой -  журналистике, поскольку он всегда был более ПОЛИТИЧЕСКИМ журналистом, чем политическим ЖУРНАЛИСТОМ. 

  Он также процитировал интересное высказывание военного корреспондента Би-Би-Си [5]: "культура знаменитостей, как армия пчел, колонизировала страницы газет, как таблоидов, так и рекламных изданий". Что касается подготовки журналистов, то для него именно образование является самым важным компонентом. Для успешного развития отрасли нужны также стандарты и коды в журналистике.

  Он видит следующий вариант соотношения журналистики и ПР, считая, что век медиа отражает то, что в сегодняшней Британии больше пиарщиков, чем журналистов: "Репутация жизненно важна, она имеет ценность. Политики, правительственнные учреждения, компании, благотворительность, знаменитости - все они нанимают ПР-команды не из тщеславия. Они знают, что защита и поддержание их репутации важно, если они должны стремиться к своим целям. Поэтому ПР становится профессиональной службой, не так далеко отстоящей юридического или финансового консультирования. Работой прессы становится не просто освещение, а и оспаривание того, что они говорят. Это причина того, что ньюсрумы не должны рассматриваться как фабрики, что они  должны иметь резервные возможности, они должны иметь время для проверки и подверганию сомнению. Сегодня баланс изменился: убыстрение ритма новостей, большее усложнение системы ПР привели к власти и влиянию ПР за счет журналиста".

  Получается, что с точки зрения Кемпбелла, все именения, которые пришли в журналисткую профессию прямо или косвенно связаны с наступлением на нее ПР. Ведь и ускорение ритма новостей это все равно давление ПР, хотя и косвенное, поскольку власть это делает не по своей воле, а процессы убыстряются из-за ускоренного реагирования оппозиции, также вооруженной своими пиарщиками.

  Во второй своей лекции в Кембридже Кемпбелл, как бы продолжая сказанное, говорит, что великим журналистам необходимо время. В качестве примера он приводит книгу о Уотергейтском скандале, когда надо было не только собрать, но и проверить все факты. 

  Он также подчеркивает свой оптимизм в отношении будущего журналистики [6]: "Журналистика не умирает, и это хорошо. Просто технологиченское развитие означает то, что печатная платформа постепенно, очень постепенно, исчезает. Но печатная журналистика не умерла с приходом радио. Она адаптировалась. Сети толкают все формы медиа и политики к адаптации".

  Слово "адаптация" достаточно приятно. За ним может спрятаться и поражение, которое таким образом можно выдавать за победу. Но в любом случае оно отражает существование более сильных тенденций, которые находятся вне собственно информационных потоков. 

В одной из заметок на его блоге перечислены некоторые высказывания из ранее проведенного интервью [7]. Мы отобрали как наиболее важные следующие положения:

- "Медиа были только частью моей работы. Самая большей частью моей работы, по крайней мере, в это время, была стратегия. Это была координация, это имело отношение к политике. Я старался удержать все вместе, когда иногда казалось, что они все распадались",

- "Я был директором по коммуникациям, был главной медиа персоной, но реально работа с медиа была частью целого дня и не самой большой",

  - "Если проследить всех тех людей, которые перешли от журналистики к политическим коммуникациям, там больше провалов, чем успехов, поскольку многие из них честно признают - они писали истории в текущий момент. Суть стратегии в том, что она не находится в текущем моменте, это о средне и долгосрочном времени. Вы стараетесь свести все воедино, чтобы нарисовать картинку. Именно это для меня является стратегическими коммуникациями";

  -   "Множество организаций думают, что ПР означает "у нас есть не очень хороший продукт, давайте делать вид, что он хороший". Это безнадежный вариант мышления. Реально нужно использовать стратегию, чтобы убедиться, что так же хорош, каким должен быть. Определить, что является целью, какова стратегия и затем переходить к тактике, чтобы убедиться, что вы хотите, что вы хорошо прордумали жесткие вопросы раньше других".

  Кстати, вторая лекция у него носила название "Журнализм и демократия: основы для оптимизма перед лицом будущего?" [8]. Кемпбелл также отвечает на важный вопрос, о котором мало кто задумывался: если ПР так хорош, почему него такая плохая репутация? Ответ Кемпбелла таков [9]: "Частичный ответ таков: поскольку некоторые варианты ПР'а действительно не так хороши, но также и потому, что реальными спин-докторами в современном мире являются журналисты, телевизионщики и блогеры, а они хотят, чторбы их читатели, зрители и слушатели думали, что у них есть монополия на правду, а сами  скрытно и не так скрытно предлагают людям игнорировать всех остальных - политиков и их представителей, компании и их советников, страны и их бренд менеджеров".

  Если мы задумаемся над этими словами, то у нас тогда возникает новый тип моделей коммуникации: не  виде монолога, а виде диалога, поскольку возникает также и требование учета другого мнения. Причем не в плане яростной борьбы с ним, а скорее в определенном взаимодействии и кооперации. Однако по сути все наше информирование строится на борьбе с чужим мнением. И чем авторитарнее будет власть, тем роль этого мнения будет уменьшаться.

  Сам А. Кемпбелл был самым интересным и сильным спин-доктором не только в Британии, но и на всем свете. Еще и потому, что сама эта профессия коррекции информационного пространства более всего развита именно в Великобритании.

  К. Спейси также выступал со своей лекцией в Великобритании на Эдинбургском международном телевизионном фестивале в 2013 г., и эта лекция получила очень широкое распространение во всем мире [10 - 14]. Транскрипт этой лекции занял 17 страниц. Кстати, для своих двух лекций в Кембридже Кемпбелл тоже подготовил 50 страниц текста.

  Главное, что вынесли все - зритель должен получить право контроля за тем, когда смотреть то, что он хочет. Спейси назвал это моделью Netflix, где все серии "Карточного домика" были представлены сразу, и зрители могли смотреть их, когда им заблагорассудится. 

  Вот слова Спейси [15 - 16]: "Понятный успех модели Нетфликса, выпустившего весь сезон "Карточного домика" сразу, доказал одну вещь - аудитория хочет контролировать.  Они хотят свободы. Если они хотят смотреть долго, как они делали это в случае "Карточного домика", мы должны им это позволить. Многие люди останавливали меня на улице и гвоорили: "Спасибо, но вы украли у меня три дня моей жизни". Думаю, что с помощью этой новой формы распределения мы продемонстрировали, что усвоили урок, который музыкальная индустрия не усвоила до сих пор: дайте людям то, чего они хотят - в той форме в какой они хотят - за разумную цену - и они скорее заплатят на это, чем украдут. Конечно, некоторые все равно займутся пиратством, но я верю, что эта новая модель будет уводить от пиратства".

Тут следует подчеркнуть, что этот тип долго смотрения уже имеет свой термин binge-watching. И есть как его сторонники, так и противники [17 -18]. Но на данном этапе это несомненно новый вариант, у которого есть много сторонников.

   Спейси также подчеркивает, почему Стив Джобс часто цитировал Генри Форда? Потому что Форд считал, что люди не знали, чего они хотят машину до того, как он ее придумал. То есть взгляд в будущее очень необходим.

  Спейси также говорит: "Трансформирующие скорость технологические прорывы - Интернет, видео-стриминг, мультиплатформы - совпали с признанием телевидения как художественной формы. Происходит невероятное слияние медиума со своей формой, в то время как технология для этого медиума существенно изменяется. Студии и сети, которые игнорируют этот сдвиг - то ли невероятное усложнение сторителлинга, то ли постоянную смену технологических изменений - останутся позади. Если они не услышат этих предупреждений, аудитория будет изменятся быстрее, чем они. Зрители будут искать истории  и контент-провайдеров, которые дадут им то, что они хотят:  сложные и умные истории, доступные, когда бы они не захотели, на том устройстве, на котором хотят и когда хотят. Нетфликс и другие близкие компании  оказались успешными, поскольку они соединили хороший контент с наперед продуманным подходом к зрительским привычкам и апетитам".

  И похвала Нетфликсу исходит не только от К. Спейси, компания достаточно успешно движется по своей бизнес-траектории. Хотя в этой истории тоже есть и свои провалы, а не только успехи [19 - 22]. Но успешность этой модели всае равно пока привлекает внимание.

  При этом важна как новая технологическая составляющая, так и старая гуманитарная, которая теперь становится еще востребованней. Спейси подчеркивает: "Сотворение "Аватара" на айпеде, или смотрение YouTube на ТВ, или смотрение "Игры престолов" на компьютере - все это контент. Это просто история. И аудитория сказала свое слово. Она хочет историй. Она умирает за ними".

  В своих интервью и выступлениях он настойчиво говорит о роли искусства, о любимых книгах, о "Карточном домике" [23 - 25]. По поводу актерской игры у него встретился интересный ответ на вопрос - вам не скучно играть одно и тоже? Спейси говорит: "Вы играете в теннис? Поскольку это лучшая аналогия, которая приходит на ум. Вы приходите и играете восемь раз в неделю. Там те же правила, но каждый раз это другая игра".

  Одно его интервью было полностью посвящено теме изменений в сторителлинге в наше время [26]. Здесь он характеоризует наше время как такое, когда пионерские изменения в технологиях совпали с принципиальными изменениям и в креативности. До этого героев должны были любить, они хороши были на работе и в семье. Но в "Клане Сопрано" и в "Карточном домике" появились более сложные герои, множественные сюжеты и герои, которые скорее были анти-героями. Соответственно, основным местом рассказывания стало не кино, а телевидение. 

   Это вновь новый подход, поскольку Голливуд сегодня приучил мир к более "детскому" уровню и героев, и сюжетов, поскольку именно тинейджеры стали основным зрителем этих фильмов. Спейси в олном из интервью поясняет, чем для него телевидение интереснее фильма и театра [27]: "У вас есть время изучить героя или серию подробностей развтия сюжета, которых нет в фильме. Фильм очень сжат. Есть сдвиг в сторону больших приносящих доход лент. Такие фильмы американцы называют tentpole [28] - Г.П.], поэтому мне совершенно понятно, что режиссеры, актеры и писатели пойдут туда, где они чувствуют, что могут исследовать сложные темы, будь-то антигерои или истиории о политике"

  Кстати, можно увидеть и Спейси, и Кемпбелла на одном экране [29 - 30]. Это благотворительный вечер в Лондоне в 2010 г.

  Все это новое технологическое и параллельное ему гуманитарное развитие имеет существенные последствия в более широком плане функционирования медиа. Приход нового конкурента на базе совершенно иной технологии часто полностью начинает менять медиа-рынки. Интернет несомненно поспособствовал потере своей ниши газетами и книгами. Сегодняшние американцы, например, отказываются от стационарных телефонов дома в пользу мобильных, они уходят от телевидения в пользу Нетфликса. То есть "погибают" не только слабые, но и достаточные сильные технологические платформы, когда приходит их время.

Литература 

1.  Alastair Campbell // en.wikipedia.org/wiki/Alastair_Campbell

2. Kevin Spacey // en.wikipedia.org/wiki/Kevin_Spacey

3. Campbell A. Is spin 'dead' in the era of social media // www.alastaircampbell.org/blog/2014/11/13/is-spin-dea...

4. Campbell A. Rebranding a country is a about a lot more than 'spin' // www.alastaircampbell.org/blog/2014/04/16/rebranding-...

5.  Campbell A. Cambridge lecture 1: New generation of people and technology signalling end of Murdoch-Dacre generation // www.alastaircampbell.org/blog/2013/11/13/cambridge-l...

6.  Campbell A. Cambridge lecture 2: optimistic despite press lies re Leveson, new social media oligarchs, Snowden/Wikileaks (and why Merkel is best) // www.alastaircampbell.org/blog/2013/11/14/cambridge-l...

7. Olympics good place to take stock of primacy of strategy over tactics and reality over PR // www.alastaircampbell.org/blog/2012/07/31/olympics-go...

8.  Campbell A. My views, as a Cambridge professor no less, on politics and the press; not as clear or straight-forward as I expected // www.alastaircampbell.org/blog/2013/11/12/my-views-as...

 9.  Campbell A. Why the world of PR is changing? // www.huffingtonpost.co.uk/alastair-campbell/pr-world-...

10. Hay L.V. 8 lessons from Kevin Spacey's MacTaggart lecture // www.londonscreenwritersfestival.com/8-lessons-from-k...

11. Norris C. Kevin Spacey's MacTaggart lecture 2013: an insight response // www.insightfestival.co.uk/2014/02/kevin-spaceys-mact...

12. House of Cards: a new shift for audience control // www.pmi.tv/blog/2014/01/house-of-cards-a-new-shift-f...

13. Moaba A. Kevin Spacey's speech urges broadcast  networks to adopt  Netflix model // www.huffingtonpost.com/2013/08/26/kevin-spacey-speec...

14. Pulizzi J. Corporate storytelling lessons from Kevin Spacey // contentmarketinginstitute.com/2013/08/corporate-storytelling-lessons-kevin-spacey/ 

15. Spacey K. James MacTaggart memorial lecture // www.theguardian.com/media/interactive/2013/aug/22/ke...

16.  Spacey K. James MacTaggart memorial lecture in full // www.telegraph.co.uk/culture/tvandradio/10260895/Kevi...

17. Binge-watching // en.wikipedia.org/wiki/Binge-watching

18. Ogtrop van K. Why I won't be binge-watching anything this season // time.com/3668765/why-i-wont-be-binge-watching-anything-this-season/

19. Netflix // en.wikipedia.org/wiki/Netflix

20. Hall E. Netflix braves cultural barriers for European expansion // adage.com/article/global-news/netflix-braves-cultural-barriers-european-expansion/295035/

21. Mccord P. How Netflix reinvented HR // hbr.org/2014/01/how-netflix-reinvented-hr

22. Auletta K. Netflix and the future of television // www.newyorker.com/magazine/2014/02/03/outside-the-bo...;

23. Kevin Spacey comes to Washington // cached.newslookup.com/cached.php?ref_id=81&siteid=2069&id=3239012&t=1380281865

24. Kevin Spacey talks now // collider.com/now-interview-kevin-spacey-house-of-cards/

25. Kevin Spacey's web-chat: 10 things we learnt // www.theguardian.com/stage/2014/jun/04/kevin-spaceys-...

26. Spacey K. An interview on the shifts in storytelling // www.skyword.com/contentstandard/innovator-series/kev...

27. Harvey C. Kevin Spacey interview for House of Cards // www.telegraph.co.uk/culture/tvandradio/9828155/Kevin...

28. Tent-pole (entertainment) // en.wikipedia.org/wiki/Tent-pole_(entertainment) 

29. Special audience with Kevin Spacey // www.alastaircampbell.org/blog/2010/10/06/special-aud...

30. Campbell A.A A night of joy and genius with Kevin Spacey // www.alastaircampbell.org/blog/2010/10/04/a-night-of-...

 

Политическая составляющая в развитии медиа (А. Росс)

   Такой мощный технологический прорыв, как Интернет, не мог не затронуть все сферы от экономики до политики. Он несет как позитивные, так и негативные последствия. Но никто уже не может вывести его из игры вне зависимости от их желаний. Алек Росс считался главным инноватором, главным техническим гуру госдепартамента во времена Х. Клинтон (его био [1 - 2]). Его еще называли главным твиттерщиком [3]. Он чистый практик, и его иногда называли человеком, который может запускать цветные революции с помощью социальных сетей.

  Как у практика у него не так много работ, которые можно прочесть и сослаться. Он считает, что мир сегодня попал в уникальную ситуацию, когда произошло сближение коммуникации, инфраструктуры и демографии [4]. И все это имеет сильнейшее давление на возникновение социальных изменений.

  Такие изменения все время шли в социосистемах, но все эти направления сегодня стали взаимодействовать друг с другом. Они таковы:

- масс медиа перешли от печати к телевидению, а затем к дигитальным формам,

- коммуникация перешла от почты к телеграфу, затем к телефонам, затем к электронным пакетам,

- экономическая инфраструктура прошла путь от морских путей к железнодрожным, потом к скоростным шоссе и теперь к интернету. 

  И вот констатация причин и следствий нового состояния нашего мира: "Демографические изменения отражают увеличение международной миграции и то, что молодое поколение составляет сегодня более половины развивающегося мира. Все это изменяет социо-экономические и политические условия на планете"

  Он подчеркивает, что революции на Ближнем Востоке не вызваны технологией, но она сыграла там свою роль. Там была и молодежная безработица, и неудовлетворенность правящими режимами, и высокие цены на продовольствие.

  Роль технологий он видит в следующем:

- технологии ускорили политические изменения, поскольку помогли связать через сети людей, думающих одинаково, облегчили координацию в создании движений, в результате эти процессы заняли не годы, а недели и месяцы,

-  социальные сети усилили слабые связи, люди с разными  интересами смогли  объединиться в онлайне для того, чтобы в офлайне выйти на протестные действия,

- лидерство распределилось на ряд действующих лиц, не было нужды в единой фигуре,

- социальные медиа также наполняли новостями и основные медиа, что позволяло привлекать внимание к голосам улицы.

  Вывод, который он делает таков: Че Геварой двадцать первого столетия является сеть. То есть роль лидера резко упала. Наверняка, она упала скорее публицистически, но в любом случае лидера можно вводить, можно заменять, это только компонент. 

  Тут можно добавить и мнение известного специалиста по нейронауке О. Уллье и его соавтора, что в социальных сетях возникает виртуальное коллективное сознание, которое ведет к безличностным революциям последнего времени. Причем эта чисто научная идея получила очень быстрое распространения, включая появление соответствующей статьи в Википедии [5 - 6].

 Общий вывод по всем факторам у А. Росса таков: "Сила децентрализированных инфоромационных сетей в облегчении свободного потока информации и активизации протестных движений понятна. Технологии связности не только помогают людям распространять идеи и видеть информацию, которая ранее была недоступной или запрещенной, они также открывают окно в мир, показывая, какова жизнь вокруг".

  Получается, что изменяются контексты действий, даже когда действия могут оставаться теми же. Мое собственное действие теперь смотрится не в лдокальном, а в более глобальном контексте. И на это действие также могут посмотреть другие из своих более глобальных контекстов. То есть мир вырвался за пределы своего локального мышления, которое доминировало тысячелетиями.

  При этом изменилась и дипломатия: если раньше, в двадцатом веке, месседжи передавались через границы, то сегодня инновацией диломатии становятся коммуникации людей с людьми. Он считает, что интернет меняет само искусство государством. Поэтому он говорит о нем как о Statecraft'е двадцать первого века. Но кроме броской фразы конкретики пока в этом направлении не так много, хотя он часто выступает на эту тему. 

  При этом главным и основным акцентом все же остается внешняя политика, а ее все же недостаточно для того чторбьы говорить об искусстве управления государством в целом. Росс при этом повторяет  многие свои "старые" фразы [7]:

  - "Искусство управления государством 21 столетия дополняет традиционную внешнюю политику средствами с новым и адаптированным инструментарием, который усиливает сети, технологии и демографию нашего взаимосвязанного мира",

 - "Права человека в физическом мире должны быть расширены в онлайн. Мы сделали это важной проблемой внешней политики",

 - "Происходит переход власти от иерархий к гражданам и сетям граждан. Вещи, для которых раньше требовалась сила правительства или большой медиа коммании, сегодня могут делаться горсткой людей, которые обучены дигитальным технологиям".

  Газета New York Times посвятила дигитальной дипломатии целую статью. Здесь говорится и об использовании СМС, и об программы по развтию социальных сетей в Пакистане. В том числе звучит и фраза Росса [8]: "Вам комфортно политически в рамках традиционного деления на либералов и консерваторов? Сегодня это скорее пространства, где работаем мы - являются ли они открытыми имли закрытыми?".

  Здесь Росс также раскрывает работу рамках Твиттера. Госдепартамент работал слелюущим образом. Они переводили нужные тексты в формат 140 знаков. Затем переводят их на пушту, дари, урду, арабский, суахили. Затем они определяют влиятельных мусульман на Твиттере, на Фейсбуке, на других основных платформах социальных медиа и просят о распространении. В одном развернутом выступлении на эту тему А. Росс упоминает, что технологии связанности являются лишь одним из аспектов управления 21 века [9]. И это уже больше соответствует действительности. 

 Росс подчеркивает, что когда технология является новой, будет новой и соотношение информации и власти. Он приводит следующий пример: "Католическая церковь могла удерживать не только духовную гегемонию, но также интеллектуальную и политическую гегемонию столетиям, поскольку она, буквально говоря, контролировала доступ к письменному слову. Она контролировала письменные тексты и использовала это как основу власти. Это смтогло изменить изобретение печатного станка в 15 столетии. И это абсолютно не совпадение, что после изобретения печатного станка мы видим такой феномен, как протестантская реформация, начало эры просвещения и, следовательно, дробление интеллектуальной, политической и духовной гегемонии римской католической церкви в Европе".

  В одном из своих интервью он подчеркнул, что социальные медиа сделали из дипломатов лучших слушателей [10]. Они теперь слышат не только официальных лиц, но и тех, кто говорит с ними через социальные сети. Но правда его пример вновь говорит о том, что они не столько слушают, как говорят. Они разослали за 4 года сто тысяч твитов.

  В другом своем интервью он дает определение государственного управления двадцать первого столетия [11]: "объединение технологий, сетей и демографических изменений двадцать первого столетия для достижения целей внешней политики". А людям, пришедшим ему на смену он дает следующий совет: "Госдепартамент исторически  является средой, избегающей рисков. Однако в мире, который в сильной степени характеризуется прорывными изменениями, мы должны увеличить наш апетит к риску. И все, что делала моя команда, когда приходил большой успех, это делалось с достаточно высоким уровнем риска. Это надо понять и принять".

В работе "Как технологии связности форсируют политические изменения" Росс снова обращается к политическим последствиям технических трансформаций [12]. Он говорит, что во время его работы в госдепартаменте многие лидеры ему говорили, что наибольшим изменением последних пятнадцати лет стало ощущаемая ими потеря контроля. И это все результат технологий связей людей с людьми, интернета и мобильных телефонов.

  Он видит современную ситуацию в таком виде: "Информация более не исходит только от медиа мейнстрима и правительства в общество. Она движется в большей сети граждан и потребителей во взаимодействии с раннее доминирующими информационными источниками. Эта сеть людей постоянно читает, пишет и оценивает все, формирует идеи, которые ведут общество и политику".

  Это несомненно скорее красивые, чем реальные слова, но масса читателей не производит тот объем продукта, который она читает. Там сохраняется то же соотношение, которое есть и в других областях: к примеру, 80% читателей, 20% писателей. Однако выводы из этой оценки ситуации мы можем принять, учитывая то, что неким Х-ом, подталкивающим социальную ситуацию может выступать и организационная структура, а не случайный набор индивидов. Эти три вывода таковы:

- эти технологии ускоряют рост социальных и политических движений,

- технологии связи обогатили нашу информационную среду, изменив наши возможности по распространению и получению информации,

- новые информационные сети подорвали старые структуры лидерства.

  Росс завершает свои рассуждения взглядом в будущее: "Трудно себе представить, как технологии связанности повлияют на политические движения и системы в следующее десятилетие, но можно предположить большее усиление граждан и большее разрушение и плохого, и хорошего. Как политические лидеры будут реагировать на эту связанность и ее силу станет тестом ценностей, открытость против закрытости".

  Одновременно не следует забывать об определенных негативных последствий любых резких "бросков" в будущее, пока настоящее к нему не готов. И сам А. Росс иногда (хотя и редко) предупреждает об этом [13]: "При всем моем энтузиазме по поводу инструментари я 21 столетия я думаю, что мы должны иметь открытые глаза и признавать, что исторически интернет усилил политические полюса и уменьшил влияние умеренных голосов. Интернет не является эффективным средством для выстраивания консенсуса. Жваль, что это не так. Возможно, в будущем он сможет давать помощь в усилении умеренных голосов и будет инстроументарий для развития консенсуса и компромиса, но на данном этапе он усиливает голоса по краям".

  Есть такие выводы и у исследователей социальных сетей, например, следующее [14]: социальные медиа,  испрользующие социальные изменения, могут быть опасными. Эти предостерегающие слова весьма важны, поскольку правительства и других стран провозгласили свою дигитальную стратегию, например, Великобритании 

[15 - 16]. То есть началось настоящее переселение инструментария правительств в новую среду.

  Есть предостерегающие слова и у самого Росса [9]: "Я не верю, что можно просто ввести в Интернет цели внешней политики и получить хороший результат. Это наивный взгляд на вещи, и он неправильный. Не делайте ошибки, технология может помочь как обещаниям, так и опасностям двадцать первого столетия. Однако понятно и то, что эта технология и глобальная связность, которую она создает, находятся в центре использования силы в современном мире".

  Сегодня обуждается три варианта введения в страну интернета вне наземного национального контроля. Это проект спутников Э. Маски, проект Гугл и проект гигантских дронов Фейсбука [17 - 21]. То есть уровень контролируемости Интернета со стороны правительств принципиально упадет.

  Получив в руки Интернет, человечество одновременно получило и благо, и опасность. Интернетом в принципе могут пользоваться как диктаторы, так и демократы. И те, и другие делают это достаточно успешно. Только борются они за разные цели.

Литература

1. Alec Ross (innovator) // en.wikipedia.org/wiki/Alec_Ross_(innovator)

2. Alec Ross. Biography // sipa.columbia.edu/faculty/alec-ross

3. Fitzpatrick K.A. Alec Ross has left the building; twitter-in-chief job remains // 3dblogger.typepad.com/wired_state/2013/03/alec-ross-has-left-the-building.html

4. Ross A. Social media: cause, effect and response // www.nato.int/docu/review/2011/Social_Medias/21st-cen...

5. Virtual Collective Consciousness // en.wikipedia.org/wiki/Virtual_Collective_Consciousness

6. Marzouki Y., Oullier O. Revolutionizing revolutions: virtual collective consciousness and the Arab spring // www.huffingtonpost.com/yousri-marzouki/revolutionizi...

7. 21st century statecraft to shape our future // articles.economictimes.indiatimes.com/2013-04-17/news/38587353_1_networks-century-statecraft-alec-ross 

8. Lichtenstein J. Digital diplomacy // www.nytimes.com/2010/07/18/magazine/18web2-0-t.html?...;_r=0

9. Ross A. U.S. diplomacy in the age of Facebook and Twitter: an address on the 21st century statecraft // www.state.gov/s/c/remarks/135352.htm

10. Ross A. Howard A. Exit interview: Alec Ross on internet freedom, innovation and digital diplomacy // www.huffingtonpost.com/alexander-howard/exit-intervi...

11. The future of digital diplomacy: an interview with Alec Ross // mashable.com/2013/03/12/digital-diplomacy-alec-ross/

12. Ross A. How connective tech boosts political change // edition.cnn.com/2012/06/20/opinion/opinion-alec-ross-tech-politics

13. An interview with Alec Ross // www.fletcherforum.org/2011/12/03/ross/

14. Sheedy C.S. Social media for social change: acase study of social media use in the 2011 Egyptian revolution // www.american.edu/soc/communication/upload/Caroline Sheedy.pdf

 15. Digital strategy // blogs.fco.gov.uk/digitaldiplomacy/digital-strategy/

 16. Government digital strategy: reports and research // www.gov.uk/government/collections/government-digital...

17. Metzger M. Elon Musk wants to create global Wifi in order to fund a city on Mars // www.newsweek.com/elon-musk-wants-create-global-wifi-...

18. Haas R. Elon Musk's plan to buil a space internet // www.ign.com/articles/2015/01/19/elon-musks-plan-to-b...;

19. Elon Musk // en.wikipedia.org/wiki/http://en.wikipedia.org/wiki/Elon_Musk

20. How Loon works // www.google.com/loon/how/

 21. Doble A. Facebook developing giant drones to fly 'for months' // www.bbc.co.uk/newsbeat/29364362

________________________

© Почепцов Георгий Георгиевич 

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum