Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Коммуникации
«Карточный домик» как инструмент воздействия на массовое сознание
(№4 [307] 10.04.2016)
Автор: Георгий Почепцов
Георгий Почепцов

http://hvylya.net/analytics/society/kartochnyiy-domi... 


Как на смену клиповому мышлению приходит сериальное

  Клиповое мышление, которое приписывали современному человеку, характеризовалось особенностями разорванности в отличие от системного мышления прошлого. Дологическое и логическое мышление, которые им предшествовали, имели разную основу системности. Дологическое мышление имело свою базу системности вне опыта, все конкретные объекты понимались из заранее существующей матрицы. Логическое мышление отдавало гораздо большие права как рациональным размышлениям, так собственному опыту человека.

Но чем более интенсивным становился информационный поток, тем сложнее было для человека принимать решения на основе собственной рациональности. Он стал опираться на институты знаний, к которым отнесли и эстетический институт, имеющий в наличии литературу и искусство.

 Толстой или Достоевский как пример стали эмоциональными (эстетическими) передатчиками знаний, в отличие от знаний образовательного или научного порядка. Такой объект, как семья, может присутствовать и у Толстого, и в образовании, и в науке. Кстати, это равенство отражает и понимание писателей как властителей дум в девятнадцатом веке.

В двадцатом веке внезапно исчезает эта роль писателей, что можно увидеть в фразе Сталина о писателях как об «инженерах человеческих душ» или Хрущева как об «автоматчиках партии». Мы видим, что в этом измерении писатель становится частью определенного прикладного подхода, он перестает быть самостоятельной единицей, его рукой водит кто-то другой, в данном применении, – идеология. Но если раньше писатель сам создавал идеологию, то теперь идеология стала создавать писателя.

   Клиповое мышление, вероятно, является результатом определенного «взрыва», когда объемы информации достигли таких высот, что возможности индивидуального сознания подошли к своему пределу. Типичный человек уже не мог черпать информацию и сам анализировать ее. Он отдался в руки «менторов», которым теперь вынужден верить, сам он не может оценить ни достоверность информации, ни системные корни события. Теперь уже менторы используют то, что заложено в этом отрыве знаний от человека. СМИ задают как приоритетность данного события в потоке, просто за счет того, что уделяют ему внимание, так и причину и следствие события, что позволяет перекладывать вину за него либо на государство, либо на индивида.

  Дж. Лакофф многократно писал о консервативной модели мира, характерной для американских республиканцев [1]. В рамках нее бедность трактуется как личная, а не как социальная ответственность. Бедные — ленивы и не заслуживают богатства. Это идеология. Одновременно со стороны СМИ Ш. Айенгар предложил разграничивать эпизодические и тематические новости [2]. Эпизодические новости отражают случайные события, в них вина будет лежать на индивиде. Тематические новости, которые требуют большой подготовки, поскольку включат в себя историю, коментарии экспертов, делают событие системным, поэтому вина в этом случае будет лежать на государстве. Сериалы в этом плане тоже являются системной картиной мира. При этом мир может быть и не системным, но сериалы всегда сверхсистемны. Кстати, именно и по этой причине тоже нас сложно оторвать от сериалов, которые должны длиться вечно [3].

   Государственное управление получило сегодня очень серьезный телевизионный инструментарий. Например, Д. Дондурей видит следующий тренд в сторону развлекательности [4]: «Система – эта «мягкая сила», в лице ее политических идеологов, – очень серьезно занимается подталкиванием населения к развлечению и удовольствиям. И вот это развлечения, удовольствие, комфорт, поездки, качественная еда заслоняют собою все. Никому сегодня даже в голову не придет на телевидении рассказывать зрителям о том или ином поэте. О той или иной строчке этого поэта. Разве что, когда приходит какой-то день рождения…».

   Визуальные потоки победили вербальные. И это не только постоянное уменьшение тиражей книг и читателей. Это и приход нового мышления, которое вырастает на базе именно визуальности сериалов. Сегодня даже вышла книга о геполитике сериалов Д. Моизи [5]: «Сериалы отражают реальность, но иногда они ее опережают и даже как будто определяют. Казни в духе средневековья, осуществляемые ИГИЛ, несут на себе печать варварства, напоминающего некоторые сцены из «Игры престолов». Главный тезис книги Моизи, посвященной сериалам: время сериалов встретилось с мировым временем. «Как в XIX веке можно было изучать французское общество по рассказам Бальзака, Золя или Флобера, так в XXI веке современным аналогом журнальных рассказов стали сериалы». По поводу «Игры престолов», который Моизи считает наиболее влиятельным, он говорит: «Особенно часто его сравнивают с происходящим на Ближнем Востоке. Действие происходит в давние времена, но прослеживаются параллели с Ближним Востоком XXI века: насилие, постоянные войны, сцены обезглавливания. Мы начинаем осознавать, что этот феномен выходит за рамки телеэкранов».

   Это его внимание к сериалам можно понять и на основании того, что его предыдущая книга занималась эмоциями. Она имела такой подзаголовок: «Как культуры страха, унижения и надежды изменяют мир» [6—7]. Моизи считает, что азиатский мир характеризуется надеждой, арабо-исламский — унижением, а западный мир — страхом. В своей книге он анализирует культуры надежды как наличие определенного типа уверенности. Он интересно подчеркивает, что сама идея Азии является западной, здесь нет того понимания, по которому европейцы рассматривают себя европейцами. Культура надежды не затрагивает все страны, от нее ушла, например, Япония. Сериал задерживает и действие, и особо его окончание: он не стремится к финалу. Это требует введения большого числа дополнительных деталей, которые резко увеличивают избыточность повествования. Об избыточности как характеристике массовой культуры писал У. Эко [8]. Однако это и требование литературы вообще. Как дает совет писатель Чак Паланик [9], вместо того, чтобы написать «Глаза Энн были голубые», «Энн имела голубые глаза», лучше написать: «Энн закашлялась и начала махать перед своим лицом, чтобы отогнать сигаретный дым от своих голубых глаз, а потом улыбнулась…». И общее правило: «Вместо того чтобы сделать героев знающими что-то, вы должны придумать детали, которые помогут читателю лучше узнать их. Вместо того. чтобы заставить персонажей желать чего-то, вы должны описать все именно так, что сам читатель это захочет».

  Сериал стал важной составляющей дня современного человека. Netflix усилил эту характеристику, создав возможности для просмотра всех серий сразу. По поводу четвертого сезона «Карточного» домика даже публиковалось расписание по сколько серий удобнее смотреть в один день. В результате столь значимый объект, как сериал, привел к созданию и распространению в массовом сознании своего типа мышления, которое, к тому же, очень в сильной степени опирается на визуальную коммуникацию в отличие от прошлых типов мышления, опиравшихся на вербальные коммуникации. Кстати, расцвет логического (рационального) мышления в сильной степени оказался связан с возникновением письма, а потом и печати.

   Что характеризует сериальное мышление? В нем мы имеем очень сильную системность, во многом сходную с системностью доклипового мышления. Клиповое и сериальное мышление имеют важную общую черту — их матрица выстраиваются не на рациональной, а на эмоциональной основе. Мы любим или ненавидим, делая это автоматически, а не рационально. Мы сами ничего не решаем, а повторяем все вслед за создателями сериала.

Сериал видит мир в таких параметрах:

— единство врагов-героев,

— нехватка вечерней подачи,

— враги сильны, как никогда,

— герои любимы, как нигде,

— знание множества подробностей из жизни героев,

— слабое различение виртуального и реального.

  Не только сериалы, но и сегодняшние новости выстраиваются именно так:

— они обязательно должны продолжиться завтра, поскольку события чаще не завершаются, чем заканчиваются в данной серии,

— они обличают врагов и хвалят друзей, укрепляя системность мира,

— они гиперболизируют негативы, собирая их со всех концов мира.

   СМИ прячутся от обыденности, трагизма обычной жизни, даже закрываясь негативом, но чужим. Наводнения, тайфуны и землетрясения ежедневно на экране, потому что они большие и далеко, за них власть не несет отвественности.

   Телевидение в целом имеет то, что можно обозначить как гламурная тенденция. Человек во фраке или за рулем «роллс-ройса» ему интереснее работяги в троллейбусе. Намного сильнее эта общая тенденция проявляется в сериалах. Телевидение нуждается в мультипликаторах. Ему нужен не убийца, а серийный убийца, соответственно, не конгрессмен, а президент, как сериале «Карточный домик».

  «Карточный домик», последний сезон которого прошел в Netflix в марте, является примером такого сериального подхода к моделированию поведения. Герои здесь завышены — это президент США и его жена. Но одновременно политика предстает не только как грязный вариант деятельности по определению, но и как очень сложный продукт обмана и компромисса, необходимых, чтобы в конце концов достичь поставленных первым лицом целей.

  Главное обучающее правило, запущенное в массовое сознание «Карточным домиком», состоит в том, что политика имеет право и на грязный инструментарий. В свое время Клинтона уберегло от импичмента то, что в массовое сознание было введено разграничение президентских функций и личных действий политика. Когда население решило, что Клинтон хороший президент, а его личная жизнь находится от этого в стороне, Клинтон вышел с покаянием, которое и было принято массовым сознанием. В жизни и в сериале политика выступает как принципиальная многоходовка, а не простой переход от причины к следствию.

Сериалы сами создают действительность. Президент в сериале «Карточный домик» сказал, что так действует политика, которая строится не на реакциях на события, а на создании событий. Там, к примеру, по сути конструируется война, чтобы закрыть ею кризисную ситуацию во время избирательной кампании.

   В «Карточном домике» показано, что политические оппоненты являются более серьезными врагами, чем внешние враги. С российским президентом, который носит в сериале «Карточный домик» фамилию Петров, американский президент скорее достигает компромисса, чем со своими внутренними критиками. Россия в принципе вписана как традиционный враг во многих сериалах в двух ипостасях. Внешний враг — государство, внутри страны действует русская мафия. Чаще перед нами мафия, редкий вариант сериал «Оккупированные», где мафии нет, но есть государство. Украина уже тоже стала появляться как вариант криминала. В нескольких сериях «Элементарно» украинцы добавились к типичным американским «инопреступникам» — русским или сербам.

    Интернет был встречен в штыки телевидением, поскольку, как оказалось, политики телевидения и политики интернета не совпадают. Яркий пример этого — Путин и Навальный. Раньше этот водораздел шел с помощью телевидения, примером чего были нетелевизионный Брежнев и принципиально телевизионный Горбачев. Противопоставление того, что можно обозначить как монологический поток телевидения и диалогический поток Интернета хорошо передают следующие слова: «Картина мира, формируемая Интернетом, — совершенно иная. Когда начинаешь сопоставлять информацию из множества имеющихся в Сети независимых источников, выясняется, что телевизионного мира не существует в реальности — он профессионально сконструирован специально для зрителей, которые время от времени превращаются в избирателей» [10].

  Сериалы являются бесплатными и эстетическими привлекательными уроками жизни и уроками мышления. Из точки А в точку Б мы можем перейти по пути, которому нас учили в школе, а может по пути, реализуемому президентом Андервудом. Последний предлагает свой пример как более заразительный, поскольку предстает как реальный, хотя и неправильный с точки зрения школы. Сериалы всегда будут побеждать школьное мышление, делая возможным то, что казалось невозможным. Вспомним анекдот советского времени, когда человек хочет поселиться в Санта-Барбаре, поскольку он всех там знает. Сериал — это та же реальность, только более сильная. Интенсив жизни в ней превосходит интенсив реальности. И эта красивая жизнь всегда одерживает победу над жизнью обыденной. 

Литература

1. Lakoff G. Why Trump? // georgelakoff.com/2016/03/02/why-trump/#more-4935

2. A FrameWorks Institute FrameByte episodic vs. thematic stories // www.frameworksinstitute.org/assets/files/framebytes/framebyte_thematic.pdf

3. Многие люди испытывают тоску после окончания любимого сериала // www.meddaily.ru/article/09mar2016/binge_watching

4. Дондурей Д. Сериалы — главный инстрмент управления страной // kinoart.ru/editor/daniil-dondurej-televizor-glavnyj-instrument-upravleniya-stranoj

5. Вюльпильер де Э. «Игра престолов», «Карточный домик», «Черный барон»: киноурок геополитики // www.inopressa.ru/article/07Mar2016/lefigaro/geopolitique.html

6. Collins R. The geopolitics of emotion by Dominique Moisi// www.theguardian.com/books/2009/aug/02/geopolitics-emotion-dominique-moisi-review

7. Moisi D. The Geopolitics of emotion. How cultures of fear, humiliation, and hope are reshaping the world. — New York, 2009

8. Эко У. Роль читателя. Исследования по семиотике текста. — СПб., 2007

9. Чак Поланик о словах, которые должен забыть писатель // www.cinemotionlab.com/novosti/02649-chak_palanik_o_slovah_kotorye_dolzhen_zabyt_pisatel/

10. Травин Д. Имитация России: третий срок Путина // www.rosbalt.ru/blogs/2016/03/04/1495280.html

  

Сериалы строят мир 

http://hvylya.net/analytics/society/kartochnyiy-domi...

 

  Интерес к "Карточному домику" 1 [1] заставляет меня продолжить анализ его воздействия на аудиторию. Несколько утрируя, можно утверждать, что сегодня лозунг "мы наш, мы новый мир построим" переходит в иной - "чтобы построить новый мир, надо сделать новый сериал" или "мы наш, мы новый сериал посмотрим". Ни книги, ни СМИ не могут сравниться по своему захвату внимания современного человека с телесериалами, просмотру которых уделяется сегодня каждым из нас по несколько часов в день.

  Телесериал, достаточно долго удерживая внимание аудитории, может создавать и удерживать определенные смыслы, даже если они до этого противоречили картине мира человека. Это становится как бы мягкой моделью окна Овертона, в рамках которого осуществляется постепенный переход от точки отрицания до точки принятия определенного смысла. Если, условно говоря, нужно пройти километр, то первый шаг будет более важен, чем последний, поскольку он уже будет автоматическим.

  Сериал форматирует наш мир, поставляя массовому сознанию готовые пакеты интерпретаций. Вводимая интерпретация может вступать в конфликт с имеющимися в массовом сознании. Но так, вероятно, происходит всегда. Речь может идти лишь о степени такой конфликтности и о контексте, в котором будет происходить такая передача. В комедии она будет нейтрализована юмором, поскольку юмор будет стоять на первом месте в нашем восприятии, а на вторичные смыслы мы будем обращать меньше внимания.

  Вице-президент США Дж. Байден поблагодарил создателей сериала "Уилл и Грейс", что им удалось сделать гораздо больше кого бы то ни было в продвижении в массовое сознание права на брак геев и лебиянок [2 - 4]. Причем и в интервью одной из актрис фильма звучит тема понимания этого еще на этапе создания сериала: "мы знали, когда делали "Уилл и Грейс", что мы делаем нечто важное, что будет иметь социальный и политический результат". 

  Сам Байден говорит о влиянии на процесс признания браков геев и лесбиянок следующее [5]: "[Влияние оказало] не то, что мы сделали на законодательном уровне. Это были " Уилл и Грейс". Это были социальные медиа. Буквально. Именно это поменяло отношение людей. По этой причине я уверен, что большинство людей примут (и сделают это быстро) подобные браки". 

  Подчеркнем в очередной раз, что это не изменение в сфере медицины и здорового поведения, которое имеет соответствующие инфраструктуры влияния с большим финансированием, в результате чего все ведущие телесериалы имеют подобные вкрапления "квантов" правильного поведения в художественный по сути поток.

  Высокой эффективности подобного механизма способствует то, что такой сериал существенным образом вписан в действительность. Он имеет две важные характеристики:

- описывает сегмент действительности, о котором люди всё равно получают информацию не из своего непосредственного опыта, а из внешних коммуникаций,

- описание делается максимально приближенным по времени и по событиям к текущей временной точке (например, в "Карточном домике" президентские выборы также происходят в 2016 г).

  По первому пункту еще можно добавить, что это может быть и другая сфера, но имеющая профессиональные связи с описываемой. Например, это может быть журналистика, как это было в сериале "Ньюсрум", где с неизбежностью происходило пересечение с политикой.

   По аналогии с product placement можно говорить во всех таких случаях переноса как о behavior placement. Человек всегда нуждается в моделях поведения, поскольку он социален. Модели поведения индивидуального человека ограничены, поэтому его всегда интересует доступ к "банку" моделей поведения, примером которых может быть кино или сериал.

 Последствия использования чужого поведения, даже с помощью простого зрительского ознакомления, могут быть значительными. Например, можно увидеть следующее: 

- расширяется доступный набор моделей поведения,   

- прошлая оценка поведения может быть изменена, как с позитива на негатив, так и с негатива на позитив,

- зритель, реагируя на то, что представляют ему как юмор, гротеск и под., все равно изменяет ощущение разрешености/запрещености.

 Как происходит такая смена картины мира? Поведенческая конструкция является достаточно сложным феноменом, однако в ней может быть выделен отдельный сегмент (как бы атом в большой молекуле), который ведет к смене всей модели, определенный триггер. Именно он в результате облегчает переход ко всей новой модели.

 Netflix, к примеру, провел исследования, найдя те серии (и те фрагмент в них), после просмотра которых человек включается в просмотр всего сериала [6]. Кстати, модель просмотра Netflix'а привлекла 50% тех, кто в 2015 г. отказался вообще от телевидения [7]. Параллельный просмотр нескольких серий подряд стал в принципе более привычным типом деятельности для населения [8]. Более того, даже пары предпочитают не ходить в кино, как это было раньше, а совместно смотреть очередные серии [9].

 То есть в результате возникает нечто сходное с тем, что было описано как рефлексивное программирование для случая тоталитарных сект, когда человек переходит из состояния субъекта управления в роль объекта управления [10]. Два пункта из этой модели необходимы и нам для описания того, что мы обозначили как эстетическое программирование, что явялется, конечно, более мягким вариантом, чем рефлексивное программирование, поскольку мягкие варианты в отличие от жестких не являются "улицей с односторонним движением", то характерно для тоталитарных сект. Два момента все же повторяются, если будет иметь место смена поведения. Это "разрыв ранее сложившейся жизнедеятельности” и "рефлексивная блокада” как "блокировка “несанкционированных” кем-то рефлексивных процессов".

 И напоследок несколько примеров того, что значимость сериалов все же гораздо выше, чем мы себе это представляем. Тот же "Карточный домик" прозвучал в уста первых лиц США, Китая и России, что достаточно беспрецедентно и в принципе невозможно, если бы речь шла просто о какой-то чисто художественной действительности.

 Россия. Президент России В.Путин порекомендовал сериалы "Карточный домик" и "Босс" С. Шойгу для того, чтобы тот понял, что американская реальность на самом деле не такая, как об этом повествуют официально [11 - 12].

 Китай. Председатель КНР Си Цзиньпин, выступая в Сиэтле, сказал о китайской борьбе с коррупцией, что она ведется не для устранения политических конкурентов, что это не так, как в "Карточном домике" [13].

 США. Барак Обама рассказал актрисе Робин Райт, которая играет в сериале жену Ф. Андервуда, что он не такой плохой, как Френк [14]. Правда, о своей жене Мишель он сказал, что она как раз похожа на ее героиню. Есть и другие его цитаты, где он говорит о модели Андервуда по созданию нужных ситуаций. Правда, можно воспомнить, что подобная цитата впервые возникла в устах Карла Роува, советника Дж. Буша, в разговоре с журналистом. Он говорил, что вы описываете ситуации, а мы их создаем. Так что описание может устареть, так как ситуация уже будет другой. Мы видим, что эта модель интервенции в реальность уже давно присутствует и на политическом и на научном уровнях.

 Относительно правдивости изображаемого в "Карточном домике" можно привести мнение еще одного президента США - Билла Клинтона, который сказал Кевину Спейси [15]: "99% того, что вы говорите в этом сериале, правда. Есть только 1% неправды в том, что вы никогда не сможете провести образовательный закон так быстро".

 В целом вся данная ситуация касается не только сериалов. Все креативное, попав в сферу государственных интересов, становится индустриальным призводством с государственным ОТК ключевых параметров. Месседж всегда и везде должен быть правильным.

 Креативность оказалась востребованной и для госуарственных целей. А. Архангельский, например, говорит о КВН следующее [16]: "Юмор — это ведь тоже государственная структура. Если раньше государственными были литература, кино, балет, но не юмор — он всё-таки был зоной риска, — то теперь это в большей степени государственное предприятие, чем традиционные области искусства. В этом смысле всё поменялось. Сейчас театр — это зона свободы. А вот машина по производству юмора транслирует определённые сигналы, и очень важно их считывать. В КВН интересна подача нюансов — как нужно говорить о том или ином событии, над чем можно смеяться, а над чем — нет. Отдельный вопрос — можно ли смеяться над Путиным"

 Сериал создает и транслирует смыслы, которые с неизбежностью влияют на наше сознание. Если раньше история переписывалась с помощью кино, чему примером множество фильмов сталинской эпохи, то сегодня сериалу удается даже большее - переписывать не прошлое, а будущее. 

 За пределами нашего внимания оказалось также и то, что, как выразилась New York Times, Netflix "перевернул телевизионный бизнес" [17]. Сегодняшняя аудитория покидает телевидение, завязанное на рекламный бизнес, на независимое от рекламы. И обратного пути уже не будет.

Литература

1. Почепцов Г. "Карточный домик": как на смену клиповому мышлению приходит сериальное // hvylya.net/analytics/society/kartochnyiy-domik-kak-na-smenu-klipovomu-myishleniyu-prihodit-serialnoe.html

2. Abramovitch S. Joe Biden cites 'Will & Grace' in endorsement of same-sex marriage (video) // www.hollywoodreporter.com/live-feed/joe-biden-will-grace-gay-marriage-same-sex-320724 

3. Berman T. Joe Biden’s Will & Grace shout-out was ‘One of the Proudest Moments’ of Debra Messing’s life // nymag.com/daily/intelligencer/2012/05/debra-messing-biden-gay-marriage-will-grace.html#

4. Weiner R. Biden: Jewish leaders helped gay marriage suceed // www.washingtonpost.com/news/post-politics/wp/2013/05/22/biden-jewish-leaders-helped-gay-marriage-succeed/

5. Chait J. Biden praises Jews, goes too far, accidentally thrills anti-semites // nymag.com/daily/intelligencer/2013/05/biden-praises-jews-goes-too-far.html

6. Spangler T. Netflix data reveals exactly when TV shows hook viewers — and It’s not the pilot // variety.com/2015/digital/news/netflix-tv-show-data-viewer-episode-study-1201600746/

7. Spangler T. Netflix caused 50% of U.S. TV viewing drop in 2015 (study) // variety.com/2016/digital/news/netflix-tv-ratings-decline-2015-1201721672/

8. Spangler T. Binge-viewing is becoming a less shameful activity: survey // variety.com/2015/digital/news/binge-viewing-tivo-survey-1201531441/

9. Netflix research reveals cjuples streaming habits // www.digitaltveurope.net/494962/netflix-research-reveals-couples-streaming-habits/

10. Анисимова С.А. Психотехнологии в культовых организациях и теория рефлексии // www.keldysh.ru/papers/2004/prep51/prep2004_51.html

11. Зыгарь М. Вся кремлевская рать. Краткая история современной России. - М., 2016

12. Главред "Дождя": "наши политики смотрят "Карточный домик" как исповедь" // ura.ru/articles/1036266494

13. Глава КНР упомянул Карточный домик на выступлении в США // zmiya.com.ua/page/5602b52ca46b8f11c7c43909/world/3567045-hlava-knr-upomianul-seryal-kartochnyi-domyk-na-vystuplenyy-v-ssha

14. Rutter C. Robin Wright reveals what Barack Obama said about House of Card's Frank Underwood // www.mirror.co.uk/3am/celebrity-news/robin-wright-reveals-what-barack-5301020

15. Larsson L. Kevin Spacey: Bill Clinton says 'House of Cards' is '99%' real // www.businessinsider.com/bill-clinton-says-house-of-cards-is-99-percent-real-2015-3

16. "Машина по производству юмора": The Village смотрит КВН с телеобозревателем и культурологом // www.the-village.ru/village/weekend/oba/230677-kvn

17. Steel E. Research confirms the crowd: Netflix and others are upending the TV business // www.nytimes.com/2014/12/09/business/media/at-a-conference-research-shows-netflix-is-upending-tv-business.html?_r=0

___________________________

© Почепцов Георгий Георгиевич

Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum