Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Культура
«Родная моя и милая…». Литературный сценарий документального фильма
(№5 [308] 05.05.2016)
Автор: Любовь Суркова
Любовь Суркова

  Так случилось, что первый раз в Вешенскую я приехала осенью 1984 года. Музей-заповедник только создавался. Были живы многие люди, лично знавшие писателя. С тех пор наша съемочная группа много раз бывала в этих краях, готовя телевизионные программы и фильмы («Однажды 90 лет спустя», «Страсти по Шолохову», «Эпиграф», «Заповедник на берегах Тихого Дона» и др.).

  Идея фильма «Родная моя и милая…» родилась, когда мы узнали о письмах Шолохова, которые Мария Петровна перед смертью отдала сыну. Письмах, написанных в те самые годы, когда рождался «Тихий Дон», а на его молодого автора обрушились и слава, и ненависть. Письмах, которые Мария Петровна сохранила в годы войны и лихолетья втайне от всех. И мы решили попробовать в отсутствии главных героев – Шолохова и его жены, – вернуться во времена во многом  определившие их будущую жизнь. Но так, чтобы рассказали историю сами письма, дети писателя, его внук и очень близкие друзья. Почти Частную историю.

  Снимался фильм в разные годы в хуторе Кружилинском, станицах Каргинской, Вешенской – в сегодняшнем музее – заповеднике М.А. Шолохова. Некоторых из действующих лиц нашего фильма, к сожалению, уже нет в живых.

Любовь Суркова

 

Литературный сценарий документального фильма 

 «Родная моя и милая…»

В кадре: Дом на усадьбе М.А. Шолохова в станице Вешенской. Поздний вечер, светится окно на втором этаже. Там, в кабинете писателя, его сын Михаил Михайлович читает письма отца.

Звучит голос М.М. Шолохова:  
Нажмите, чтобы увеличить.
«Моя милая Марусенок, ты тысячу раз права. Из Москвы скоро не уедешь. Я  вначале рассчитывал выехать сегодня (это 23 марта 29 года). Но объективные обстоятельства перепланировали мое решение. Рассказываю по порядку. Ты не можешь представить, как далеко распространилась это клевета против меня. Об этом только и разговоров в литературных и читательских кругах. Знает не только Москва, но и вся провинция. Меня спрашивали об этом в Миллерово и по железной дороге, позавчера у Авербаха спрашивал об этом тов. Сталин, позавчера же иностранные корреспонденты спрашивали у РОСТа соглашения, чтобы телеграфировать в иностранные газеты о Шолоховском плагиате. Разрешения дано не было, а до этого ходили такие слухи, будто бы я подъесаул Донской армии, работал в контрразведке и заядлый белогвардеец. Слухи эти не проявились в виду их явной нелепости, и про это спрашивал Микоян. Причем, любопытная подробность. Когда его разубедили, он сказал: «Даже если бы Шолохов и был офицером, за «Тихий Дон» мы бы ему всё простили».

В кадре: Михаил Михаилович перебирает аккуратно сложенные листочки писем, написанные то чернилами, то карандашом. И мы можем разглядеть почерк.

Звучит голос М.М. Шолохова: Незадолго до смерти она отдала их мне. Совсем незадолго... Где-то хранила. Так прятала, я, например, и не знал. Да многое не знал.

В кадре: Настенные часы в кабинете писателя отсчитывают время

Титр: РОДНАЯ МОЯ и МИЛАЯ 

 В фильме три части, и каждый раз титры будут появляться на кадрах горячего металла под молотом кузнеца.

В кадре: Михаил Михайлович перебирает страницы писем.

Диктор за кадром: О том, что эти письма, написанные Шолоховым жене с 24-го по 30-е годы, Мария Петровна хранила, в семье никто не знал. В войну сгорел дом, погиб шолоховский архив, но письма она сберегла. Видимо не только рукописи не горят.

В кадре: За окном усадьбы шумит праздник  «Шолоховская весна». Молодые люди у могилы писателя – здесь же на усадьбе. К ним обращается старый казак.

Звучит голос старого казака: Здесь лежит великий Шолохов. Одного имени достаточно. Он был Шолоховым, потому что были донские казаки.

В кадре: Во время фестиваля «Шолоховская весна» станичники читают  страницы романа «Тихий Дон». ( Мы включим в фильм несколько таких фрагментов).

Казак читает.

Звучит голос казака

– Ты из какой станицы? Из Еланской? 

– Так точно.

– А на чем у вас там соль возят? 

– На конях. 

– А еще на чем? 

– На быках.

– А тарань с Крыму везут на чем? 

– Знаешь, такие быки есть - верблюды называются.

В кадре: Титр появляется на кадрах раскаленного металла. 

Титр: Доклад букановского инспектора

В кадре: Но не только письма. Мы увидим еще один чудом сохранившийся документ из времени, когда начиналась вся история.

Нажмите, чтобы увеличить.
 
Внук писателя, директор Государственного музея-заповедника М.А.Шолохова Александр Михайлович читает документ 20-х годов, написанный рукой его молодого тогда деда. «Доклад букановского станичного налогового инспектора от 17 июня 1922 года».

Звучит голос М.А. Шолохова: Ну, начинается-то доклад обычными формальностями: «...С моменту назначения меня налоговым инспектором и с приездом своим к месту службы, мною был в двухдневный срок созвал съезд хуторских советов»... Но дальше он начинает описывать, то, что наверное налоговому инспектору и не полагалось говорить. Он пишет о фактах голода, о фактах перегиба. «Букановская, - в которую он назначен инспектором, - по сравнению с остальными станицами округа в материальном отношении стоит самой последней. Семена на посев никем не получались. Неурожай, как известно, дал выжженные песчаные степи.

В кадре: Возможно, дорога в сегодняшнюю Букановскую войдет в наш фильм – все те же пейзажи.

В кадре: Здесь мы первый раз увидим кадры станицы Букановской. Время изменило облик станицы, но мы попытаемся представить, как это выглядело в начале XX века.

В архиве сохранился уникальный документ – мандат букановского инспектора Михаила Шолохова – мы можем его увидеть. 

Диктор за кадром: Шолохову было 17 лет, когда после окончания продкурсов в Ростове, его направили в станицу Букановскую налоговым инспектором.

В кадре: Нам посчастливилось успеть встретиться с дочерью военкома станицы Букановской М.Н Павлова (1) Розой Павловой. Она рассказала…

Звучит голос Р. Павловой: Вместе с ним работали, с моим отцом Павловым Михеем Нестеровичем. А в 21-м  как раз закончилась гражданская война, а Мария Петровна работала учительницей. И вот тут они познакомились. Отец познакомил их с семьей Громославских, ну, видно, приглянулись…

В кадре: К счастью, сохранились фотографии молодой Марии Громославской и молодого Михаила Шолохова. И мы можем увидеть, какими они были в эту пору.

Диктор за кадром: Мария, дочь бывшего атамана Петра Громославского, в это время, не окончив курса, вернулась в Букановскую к родителям. Из-за событий на Верхнем Дону епархиальное училище было закрыто. Ее, как самую грамотную, направили в помощь налоговому инспектору.

В кадре: Пока мы рассматриваем фотографии красивой девушки с косой, Марии Громославской, за кадром будет звучать её голос. Эту запись на обычном бытовом магнитофоне уже в последние годы жизни Марии Петровны сделала Н.Т. Кузнецова. Нам удалось отреставрировать любительскую запись.

Звучит голос М.П. Шолоховой (Громославской): «Работа была и кропотливой и долгой. Нужны были подсчеты - сколько платить налогов. Статистика заключалась в том, чтобы каждого гражданина обложения были. Ну, вот и работали с утра до вчера позднего»...

Диктор за кадром: Любительская запись сохранила воспоминания Марии Петровны Шолоховой.

В кадре: Кадры станицы Букановской, где сегодняшние школьницы идут по улице, где пейзажи до сих пор помнящие юного Шолохова и его подругу.

За кадром голос Марии Петровны Шолоховой: «....Месяц, больше ли работали мы. Но без всяких лишних слов и взаимных взглядов друг на друга…»

В кадре: В нашем фильме кроме членов семьи будут воспоминания дочери первого шолоховского учителя Тимофея Мрыхина Надежды Тимофеевны Кузнецовой. Так случилось, что почти вся её жизнь прошла рядом с семьей писателя. Свидетелем многому была она сама. Многие истории слышала из первых уст. И поделилась ими с нашей съемочной группой.

Звучит голос Н.Т. Кузнецовой: Я помню рассказ Марии Петровны, что Михаил Александрович в пору работы налоговым инспектором тяжело заболел. У него было воспаление легких. И она с сестрой Лидой пошла его навестить на квартиру. Он уже начал вставать. В комнате стоял цветок китайская роза. Михаил Александрович сорвал её и подарил Марьи Петровне. И еще подарил красноармейскую звездочку, которая у красноармейцев на фуражках была.

В кадре: Нам удалось найти в Букановской старый казачий курень, где огонь в печи, колодец во дворе. И цветущий куст на подоконнике. 

Через весь фильм будут звучать те самые казачьи песни, которые сопровождали юность писателя, а потом вошли в его книги.

В кадре: В станице Букановской в доме Розы Павловой всё хранит память о её героическом отце. Она с удовольствием показывает старые фотографии – времен этих событий и рассказывает.

Звучит голос Р. Павловой: А это папа. Это их только забрали в армию, в девятьсот тринадцатом году сфотографированы. Видите, какая у них форма казачья. Он командир взвода, а потом командир эскадрона был.

Спас он Громославского, не допустил расстрела. Прибегает к нему Мария Федоровна, Громославского жена, и говорит: «Михей Нестерович, спасайте. Мы прослышали, что Малкин (2) хочет нас расстрелять». Пошел он к Малкину, часа два они разговаривали. Он говорит: «У нас в России грамотных мало».

Диктор за кадром: Роза Павлова, дочь Букановского военкома, рассказывает эту историю, так же как ее отец рассказывал своему молодому другу Шолохову, как рассказывают ее в Букановской до сих пор. И показывают Хворосты - место, где в пору расказачивания комиссар Малкин расстреливал местных жителей.

В кадре: Мы сможем увидеть не только фотографии юной Марии Громославской, но к счастью сохранились фотографии и ее отца, оказавшегося в эпицентре событий. И конечно, мы побываем в тех местах в Букановской, где расстреливали местных жителей Малкин и его подчиненные. В Хворостах до сих пор стоит памятный деревянный крест.

В кадре: Внук писателя продолжает читать доклад букановского инспектора 

Звучит голос А.М. Шолохова: А дальше страшные вещи: «...В настоящее время смертность на почве голода по станице и хуторам, особенно пораженным прошлогодним недородом, доходит до колоссальных размеров. Ежедневно умирают десятки людей. Съедены все коренья и единственным предметом питания является трава и древесная кора. Вот та причина, благодаря которой задание не сходится с цифрой фактического посева»

В кадре: Теперь мы всматриваемся в лицо совсем молодого человека, который через несколько лет станет знаменитым писателем, а пока он бесстрашно вступился за своих земляков. С риском для собственной жизни.

Архивные документы этой поры, личное дело писателя, в котором можно увидеть запись об увольнении с формулировкой – отдан под суд, август 1922 года.

Диктор за кадром: Приказом Верхне-Донского продовольственного комиссара Шолохов был отстранен от должности за «искривление и преступное отношение к политике налогообложения». Должностное преступление состояло в том, что молодой инспектор занизил налог и этим спас от голодной смерти десятки казачьих семей. Ему грозила высшая мера. На суде за Шолохова вступился председатель Букановского ревкома Егор Журавлев (3), знавший его во время борьбы с бандами. Шолохов был осужден на год условно.

В кадре: Фотография Егора Журавлева тоже сохранилась в музейном архиве.

В кадре: Н.Т. Кузнецова продолжает рассказ

Звучит голос Н.Т. Кузнецовой: Мария Петровна приехала в тот день в Вешенскую и после суда они встретились. Любили вспоминать те времена. И говорит, что тут он впервые сказал мне о своих чувствах. Очень серьезно попросил ждать его.

В кадре: Фотографии 20-х годов

За кадром голос Марии Петровны Шолоховой: «Мы дали друг другу слово вести переписку пока».

В кадре: Возможно, здесь мы увидим станицу на рассвете и дорогу, по которой еще много раз будущий писатель будет уезжать в Москву.

Диктор за кадром: Осенью 1922 года бывший продинспектор Шолохов оказался на бирже труда в Москве. На Дону его осталась ждать невеста.

В кадре: Титр снова появляется на кадрах наковальни и раскаленного металла под молотом.

Титр: ВРЕМЯ ВЫБОРА

В кадре: Зима 1924 года на Дону была снежной и холодной. Сейчас такие зимы случаются редко, но нам удалось снять заснеженный лес и застывший Дон, как это было в год свадьбы Шолохова.

Мы можем рассмотреть фотографию счастливых молодоженов, которая висит на стенке в старом домике станицы Каргинской, где начиналась их совместная жизнь.

Нажмите, чтобы увеличить.

В кадре: Рассказывает младшая дочь писателя Мария Михайловна

Звучит голос М.М. Шолоховой: А папа тогда ходил, как рассказывала мама, в холщовых брюках с лямочками как каменщики ходили. А дедушка атаманом был. Он маме говорил, что мальчишка удивительно умный, «так приятно с ним говорить, так много знает. В общем - голодранец».

Тогда мама сказала: «Или за него, ни за кого другого не пойду». Он сказал: «Ну, что ж, иди. С моей руки куль муки!». Дедушка поставил маме условие - только повенчаться. Тогда еще венчались, хотя было нежелательно, конечно.

В кадре: Тут мы воспользуемся кадрами хроники Москвы 20-х годов. Похороны Ленина.

Диктор за кадром: Шолохов мечтал показать молодой жене столицу – повести её в Большой театр...

В кадре: Рассказывает дочь писателя Светлана Михайловна

Звучит голос С.М. Шолоховой: Они приехали в Москву в день похорон Ленина. 11 января 24 года поженились и приехали 22 января в Москву. Мороз страшный был. И вот она говорит, что ее поразило такое количество народа, жгли костры.

В кадре: Снова хроника Москвы 20-х годов, Большой театр, спектакль «Борис Годунов».

Диктор за кадром: Сколько раз за Шолоховский век еще будут рушиться исторические декорации, уходить со сцены великие вожди? Так совпало, что в Большом театре, куда они пришли в те январские дни, давали «Бориса Годунова».

За кадром звучит голос Марии Петровны Шолоховой: .... «Я сначала стеснялась идти, потому что ничего нигде не было достать. Не из чего было сшить. Он такой был упрямый и настойчивый. Принес билеты, говорит: «Пошли». И когда в Большой театр вошла я - деревенская девушка, не видевшая ничего, я просто обезумела от роскоши от всего этого…».

В кадре: Хроника Москвы 20-х годов, где кипит жизнь, в которой не нашлось места молодому писателю.

Диктор за кадром: К этому времени Шолохов уже поработал и укладчиком мостовых, и грузчиком на вокзале. Он брался за любую работу, чтобы получить возможность учиться в  Москве. Но не получилось. На рабфак его не взяли: он не был комсомольцем. 

Купеческая родословная, как и атаманская семья жены, была плохой рекомендацией в то время.

В кадре: В кабинете писателя его сын Михаил Михайлович перебирает письма.

Звучит голос М.М. Шолохова: Вот первая записка: «Никуда не поступил...» и дальше все письма из Москвы. «… Не получилось...».

За кадром звучит голос Марии Петровны Шолоховой: .... «мне тоже хотелось работать - помощи ждать не от кого. Он мне сказал - работать ты нигде не будешь. Будешь работать у меня... сразу же показал мне рассказы, какие начал писать... приходилось переписывать. Вместе отвозить. Вот так в течение 5 месяцев. Январь, февраль, март, апрель, май мы были в Москве, а потом поехали в Каргинскую... к отцу с матерью. Там жили вплоть до рождения Светланы»...

В кадре: Мы пройдем по старому казачьему куреню, где писал свои первые рассказы Шолохов, и где сегодня восстановлено все как было  в те годы. На письменном столе самая первая книга рассказов Шолохова.

Диктор за кадром: В (19)25 году выходит сборник «Донских рассказов» с предисловием Серафимовича. Шолохов пишет много и часто ездит в Москву. А в этом доме в станице Каргинской его ждет жена.

В кадре: Н.Т. Кузнецова продолжает рассказ.

Звучит голос Н.Т. Кузнецовой: «Вот она мне рассказывала уже в 80-е годы, что мол, сколько я слез тут пролила. Отвернусь к стенке на сундучке, свернусь калачиком и плачу. Отец придет Александр Михайлович отец Михаила Александровича (он очень нежно относился к Марии Петровне) и говорит: «Ну что ты, Марусенька, плачешь? Он скоро приедет, не надо так убиваться». Успокаивал, утешал её, как мог». 

В кадре: Мы увидим на фотографиях, как меняется светлоглазое лицо писателя. Сын писателя продолжает читать письма.

Звучит голос М.М. Шолохова: «Родная моя и милая! Знаю, что каждый раз теперь ходишь на почту и ждешь от меня весточки. Знаю это, поэтому и пишу ненадолго второе письмо.... Мне кажется, что я важнее всего убийственно соскучился по тебе и дочке. Как она? С величайшей бы радостью подержал бы ее сейчас на руках! А тебя обнял бы хоть на минутку...»

  «... дела идут полным ходом. Единственно, что смущает меня, это нехватка денег. Издательства туги на расплату!...

  Хотел купить Светланке экипаж, коляску детскую... себе не буду ничего покупать. Мне гораздо необходимее купить пишущую машинку, чтобы летом с тобой работать вдвоем. Ты научишься печатать очень легко - это не трудно, стоит она 60 рублей - попалась дешевка. А настоящая цена от 150 до 700 р.».

В кадре: Мы снова обратимся к московской хронике 20-х годов – суета социалистического строительства.

В кадре: Рассказывает дочь писателя Светлана Михайловна. 
Нажмите, чтобы увеличить.

Звучит голос С.М. Шолоховой: Она вся растворилась в отце. У нее своей жизни как таковой не было.

В кадре: Тут мы обратимся к хорошо известным кадрам, где жена писателя печатает на машинке, супруги Шолоховы на рыбалке.

За кадром звучит голос Марии Петровны Шолоховой: «Потому что если он работал, то он же работал ежедневно. Если находил какие либо часы отдыха - рыбная ловля. Мы и там ходили всё равно вдвоем. И, между прочим, до него рыбаки не ловили сазанов. Но когда мы принесли громадных сазанов всем на удивление, тут уже много пошло и рыбаков»...

В кадре: Может быть уже здесь мы введем в фильм красивые, спокойные кадры этих донских мест. Такие контрастные после столичной суеты. Хотя по настоящему у молодого писателя в это время крыши над головой не было ни в Москве, ни на Дону. В станице Букановской они даже немного жили в доме кузнеца и Шолохов работал под непрерывный грохот.

В кадре: Михаил Михайлович читает письма.

Звучит голос М.М. Шолохова: «... Я колеблюсь и не знаю, что мне делать, оставаться ли в Москве служить, или ехать в Букановскую, чтобы перезимовать там. Он везде так: поговорим, посоветуемся, но он всегда решал такие вопросы сам. Вот это письмо.

  «Ты, наверное, удивлена: «Как Москву менять на Буканов?..» Но ты выслушай меня, а потом суди. Перед отъездом мы окончательно решили жить в Москве. С приездом первое время я тоже придерживался этого мнения, но потом встало сомнение. Нет жилья в Москве. Я бы мог, конечно, подрабатывать на литературной работе поставляя в журналы кое-что из чепухи, - (он все свои рассказы чепухой называл - комментарий М.М. Шолохова) - Это дало бы рублей 50- 60 в месяц, но тогда надо проститься с писательством вообще и с романом в частности. А это для меня условие буквально не приемлемое. Того же рода сомнения, которые привели к окончательному решению жить здесь».

В кадре: Хроника Москвы 20-х годов.

В кадре: Титр снова появляется на кадрах наковальни и раскаленного металла под молотом. Мы еще не знаем, что кузнец кует розу, которая потом ляжет на могилу писателя.

Титр: «МЕНЯ ОРГАНИЗОВАННО И ЗДОРОВО ТРАВЯТ…»

В кадре: Следующую историю дочь писателя Светлана Михайловна рассказывает уже в станице Вешенской. В мемориальном доме на улице, носящей имя Шолохова.

Звучит голос С.М. Шолоховой: «Тихий Дон» начинался в том доме. Там мы снимали две комнаты и была грудная я, которая орала, наверное, целыми ночами, и мама без сил была. И папа одной рукой писал, а другой рукой качал люльку, в которой я лежала. Вот в этом доме. Поэтому такие воспоминания древние. А за этим столом фактически написаны 1, 2, 3, 4 книги «Тихого Дона» и первая книга «Поднятой целины».

В кадре: Мы увидим и тот самый стол, за которым работал Шолохов, здесь же в музее и первые издания романа – журнал «Октябрь» и, конечно, фотографии.

Нажмите, чтобы увеличить.
 
За кадром звучит голос Марии Петровны Шолоховой: .... «Ну, когда он вообще имел с кем-либо разговор в народе, и иногда приходил и мне рассказывал, что ему передавали, у меня всегда был вопрос: «Ну что у тебя за память? Как ты помнишь, что тебе все так рассказывали?», а он говорит: «Надо уметь отсеивать. Что нужно я положу сюда, а ненужно я его отсею».

В кадре: В наш рассказ снова вторгается праздник «Шолоховская весна». На крыльце по соседству старушка читает «Тихий Дон».

Звучит голос старушки: ««Почитай-ка, Аксиньюшка! Что-то мне нынче так темно на сердце. И во сне его видела маленьким таким, он ишо в школу ходил».

Со временем буквы, написанные чернильным карандашом, слились и многих слов вовсе нельзя было разобрать, но для Аксиньи это не составляло затруднения. Она так часто читала письмо, что заучила его наизусть. И после, когда тонкая бумага уже превратилась в лохмотья, Аксинья без запинки рассказывала все письмо до последней строчки».

В кадре: С праздничной улицы мы снова возвращаемся на усадьбу, где прошли последние годы жизни писателя, в его кабинет, где сын Шолохова читает письмо.

Звучит голос М.М. Шолохова: «..Да, родная моя женка,... А с романом вот как дела. Печатать будут, рвут его с руками. Читали на рабочем собрании... успокой свою мамашу, а то ведь она всё каркала: «А ну, как не возьмут? А ну, как не устроится? А жить как будете?» Пусть теперь не стонет»...

В кадре: Хроника 20-х годов, Москва, журнал с романом «Тихий Дон» в книжном киоске, в руках у читателей.

Диктор за кадром: В 1928 году первые две книги романа о казачестве до этого никому не известного автора вышли огромными тиражами - в журналах «Октябрь», «Роман-газета» и в издательстве «Московский рабочий», - на Шолохова обрушилась слава. Но публикация третьей книги «Тихого Дона» внезапно была прекращена.

В кадре: Рассказывает дочь писателя Светлана Михайловна.

Звучит голос С.М. Шолоховой: В «Тихом Доне» около 900 персонажей, а «Войне и Мире» - 600. И очень многие из тех, которые названы в романе под своими именами настоящие живые люди, никакие не прототипы. И Малкин, Сырцов, которых он показал, как они действовали, что называется, мечом, расстреливали людей, мучили в Гражданскую войну - он их вывел под своими именами. Этим самым подставив себя под удар...

В кадре: Кинохроника – сессия Верховного Совета СССР, - среди депутатов Шолохов.

Диктор за кадром: Сырцов стал председателем Совнаркома, тогдашнего Правительства России, а Малкин - одним из первых людей ОГПУ. Вряд ли им нужна была правда о Вешенском восстании, которому посвящена вся третья книга «Тихого Дона». В Москве Шолохов и Малкин встретились на сессии Верховного Совета СССР, оба были депутатами.

В кадре: Рассказывает дочь писателя Светлана Михайловна.

Звучит голос С.М. Шолоховой: ... И Малкин к нему подошел, похлопал по плечу и говорит: «Что ж ты меня так подставил в «Тихом Доне»». – «Если бы я про тебя бы написал в «Тихом Доне» всё, то тебя бы здесь не было!», – ответил папа. И вот, я думаю, что многие не очень приятные страницы в его жизни, они были обусловлены тем, что он вот так безрассудно, по максималистски, подходил к характеристике своих героев.

В кадре: Еще один фрагмент фестиваля «Шолоховская весна». Молодой казак на празднике читает.

Звучит голос молодого казака

- Я зараз как будто недобитый какой-то, под жерновами будто побывал Перемяли они меня, и выплюнули.

- Как оно?

- А вот видишь как... Людей стравили. Не попадайся! Хуже бирюков стал народ…

- Мне зараз думается, ежели человека укусить, – бешеный сделается.

В кадре: Фрагмент праздника «Шолоховская весна», казаки поют:  «Черный  ворон - друг залетный! Где летал так далеко...»

В кадре: Хроника 20-х годов – разрушение храмов, парады, литераторы на демонстрации, Сталин, Толстой, Горький, фотографии молодого Шолохова.

Диктор за кадром: В марте 29-го года, когда Шолохов писал жене одно из самых длинных писем, он еще не знал, что публикация «Тихого Дона» приостановлена на целых три года и что у него начинается новая жизнь.

В кадре: Сын писателя читает письмо.

Звучит голос М.М. Шолохова: «Меня организованно и здорово травят, я взвинчен до отказа, а в результате полная моральная дезорганизация»... 

... «отсутствие работоспособности, сна, аппетита, но душой я бодр, драться буду до конца. Писатели из «Кузницы» Малышкин, Гладков, Никифор Березовский, Сальников и пр. людишки с сволочной душой сеют эти слухи и даже имеют наглость выступать публично с заявлением подобного рода, об этом только... разговоров везде и всюду. Я крепко и с грустью разочаровываюсь в людях». Гады, завистники и мерзавцы. И даже партбилеты не облагородили их мещански реакционного нутра. «...Ну, всё это уже рассеется. В печать пойдет в воскресенье опровержение РАППА (Серафимович, Фадеев и др.) изучали мои черновики и записи, а клеветников привлекают к партийной ответственности и дело о них фракция РАППА передает в контрольную комиссию ЦК» - ничего не было передано, никого не привлекли! Это так! «Ты всего не представляешь, ох как закрутили сукины сыны. Вот по Москве слух, что авторитетная комиссия установила мой плагиат и передали материал верховному судье Крыленко. Из «Октября» звонят ему, Крыленко руками разводит – первый раз слышит! А слухи уже виляют. Неплохо атаковали! Я остаюсь до окончательного выяснения этого дела!» 

Вы посмотрите, с 29 года или с 28-го, – чего только не приписывали...

Он говорит, это война по учебникам закончилась в 20-м году, а на самом деле она и сейчас идет и еще неизвестно, когда кончится.

В кадре: Хроника демонстраций в Москве, плакаты, люди читают газеты.

  Газета «Правда» 1929 года, где опубликовано заключение комиссии, подписанное Серафимовичем, Фадеевым и другими.

Нажмите, чтобы увеличить.

В кадре: Большие настенные часы в доме Шолоховых отсчитывают время уже в другом веке. Десятилетия спустя после того как этот дом навсегда покинули великий писатель и его любимая жена. Остались только вещи -  сегодня это экспонаты музея, в который приезжают люди со всего света. В столовой этого дома – музея среди портретов и любимых вещей писателя рассказывает его дочь Мария Михайловна.

Звучит голос М.М. Шолоховой: Папа очень любил дарить цветы. Всегда он маме – утром срывал розу. И когда уже в последний раз он лежал в больнице, 11 января - юбилей их свадьбы, 60 лет. И вот он меня позвал и говорит: «Ты поезжай и купи розы». Тогда какие розы можно было купить. Но мы поехали. Один раз приехали – нет роз. Второй раз – нет. И я купила какие-то другие цветы, очень красивые. А он покачал головой: «А роз нет?» И я еще раз поехала к вечеру, их только- только привезли, из чемодана доставали. Очень красивые, нераспустившиеся. Я купила 60 штук. Он маме подарил в день свадьбы эти розы.

В кадре: Мы всмотримся в потрет писателя и его жены. Он сделан в конце жизни, когда за плечами остались все эти радости, надежды и печали.

В кадре: За окном метель. На заснеженной шолоховской усадьбе две могилы – писателя и его жены. На могиле Михаила Александровича – серый камень. На могиле Марии Петровны в снегу выкованная из металла роза.

В кадре: В кабинете писателя его сын перебирает письма и рассказывает.

Звучит голос М.М. Шолохова: Они все до 30-х годов. Она мне сказала, что он заставлял ее потом сжигать письма. Ну после 30-х годов. Боялся, что будут читать письма. Не любил. А когда попалось ему в руки письмо Чехова к Книппер, впервые, когда опубликовали, возмущен был: как это можно частные личные письма и публиковать...

Диктор за кадром: Последние строки своей великой книги Шолохов написал спустя почти 15 лет и это было то, что думал он о частной жизни и жизни вообще: «Григорий подошел к спуску, - задыхаясь, хрипло окликнул сына: ....»

В кадре: станица Вешенская, плавно текущий Дон.

За кадром звучит голос Михаила Александровича Шолохова – к счастью, сохранившаяся запись в фондах ростовского радио: "Что ж, вот и сбылось то немногое, о чем бессонными ночами мечтал Григорий. Он стоял у ворот родного дома, держал на руках сына. Это было все, что осталось у него в жизни, что пока еще роднило его с землей и с этим огромным, сияющим под холодным солнцем миром..."


Примечания

1. Журавлев Егор Семенович – казак станицы Букановской, старый большевик, политкаторжанин, командир конной группы в 1921 году. Боролся с бандой Фомина. После Гражданской войны был председателем Ревкома станицы Букановской. Знал Шолохова со времен Гражданской войны. Был дружен с Петром Яковлевичем Громославским. Реальное историческое лицо, действующее в романе «Тихий Дон».

2. Павлов Михей Несторович – казак станицы Букановской, в 1921 году военком станицы Букановской. В 1922 году вместе с М.А. Шолоховым работал в продинспекции. Реальное историческое лицо, действующее в романе «Тихий Дон».

3. Малкин Иван Павлович – в 1919 году начальник агентуры 56 строевой дивизии, начальник следственных отделов 22 и 27 строевых дивизий, участник подавления казачьего восстания в станицах Усть-Медведицкой, Слащевской, Букановской. В романе «Тихий Дон» выведен под собственным именем. 

____________________________

© Суркова Любовь Александровна 

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum