Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Культура
Свой для всех: 75 лет со дня рождения Сергея Довлатова
(№10 [313] 10.09.2016)
Автор: Асмик Ванцян
Асмик Ванцян

http://novostink.ru/diaspora/172106-svoy-dlya-vseh-75-let-so-dnya-rozhdeniya-sergeya-dovlatova.html

  3-го сентября исполнилось 75 лет со дня рождения известного писателя и журналиста Сергея Довлатова, который остается одним из самых читаемых авторов в России и во всем мире. Проза Довлатова давно стала классикой и, как почти всякая классика, «растаскана на пословицы и поговорки».

   Лучше всего к этому дню подготовились в его родном Санкт-Петербурге. Несмотря на то, что Довлатов родился в Уфе (1941-м году) в семье театрального режиссёра Доната Исааковича Мечика – еврея, и актрисы – Норы Степановны Довлатовой, армянки, он с трех лет жил в Ленинграде.

   «В Петербурге, где Сергей Донатович прожил большую часть своей жизни, его любят особенно. Поэтому мы, собравшиеся на родной для юбиляра улице Рубинштейна, объявляем о появлении нового праздника – «Дня Д», – сообщили организаторы фестиваля «День Д», который стартовал 3-го сентября в Северной столице России. В честь 75-летия писателя на фестивале «День Д» организован показ документальных фильмов о Довлатове, уличные мероприятия на улице Рубинштейна, где жил писатель, квесты и экскурсии по довлатовским местам, выставки фотографий, открытые чтения и вечера воспоминаний, джазовый концерт.

   Власти Петербурга преподнесли свой подарок поклонникам Довлатова, 31-го августа объявив о том, что установку памятника писателю согласовали с губернатором Георгием Полтавченко.

   Порядок установки мемориалов в Петербурге предусматривает, чтобы со дня смерти писателя прошло 30 лет, но губернатор вправе подписать документ об установке в порядке исключения. Памятник представляет собой двухметровую композицию, где Довлатов стоит у открытой двери квартиры. Сама фигура писателя уже создана на средства мецената Дмитрия Никитина.

Нажмите, чтобы увеличить.

   «Единственная честная дорога - это путь ошибок, разочарований и надежд. Жизнь - есть выявление собственным опытом границ добра и зла... Других путей не существует...», - писал Довлатов. В 1978 году из-за преследования советских властей Сергей Довлатов эмигрировал в Вену, а затем переселился в Нью-Йорк. Здесь он начал издавать «лихую» либеральную эмигрантскую газету «Новый американец», с 1980-го по 1982-й был её главным редактором. Одна за другой начали выходить его книги — «Невидимая книга» (1978), «Соло на ундервуде» (1980), повести «Компромисс» (1981), «Зона» (1982), «Заповедник» (1983), «Наши» (1983) и др. К середине 80-х годов Довлатов добился большого читательского успеха, печатался в престижном журнале «New-Yorker», став вторым после Владимира Набокова русским писателем, печатавшимся в этом солидном издании.

   Известно, что тогда же американский писатель Курт Воннегут адресовал Довлатову письмо: «Я тоже люблю вас, но Вы разбили мое сердце. Я родился в этой стране (Америке – ред.), бесстрашно служил ей во время войны, но так и не сумел продать ни одного своего рассказа в журнал «Нью-Йоркер». А теперь приезжаете вы и – бах! – Ваш рассказ сразу же печатают. Что-то странное творится, доложу я вам... Если же говорить серьезно, то я поздравляю Вас с отличным рассказом, а также поздравляю «Нью-Йоркер», опубликовавший наконец-то истинно глубокий и универсальный рассказ. Как вы, наверное, убедились, рассказы в «Нью-Йоркере» отражают радости и горести верхушки мидлкласса. До вашего появления немного печаталось в «Нью-Йоркере» рассказов о людях, которые не являются постоянными читателями того же «Нью-Йоркера». Я многого жду от вас и от вашей работы. У вас есть талант, который вы готовы отдать этой безумной стране. Мы счастливы, что Вы здесь», - написал Воннегут.

   За двенадцать лет жизни в эмиграции Довлатов издал в общей сложности двенадцать книг, которые выходили в США и Европе. В СССР же писателя знали по самиздату и авторской передаче «Писатель у микрофона» на радио «Свобода».

   «В России успех — понятие однозначное. Оно включает в себя деньги, славу, комфорт, известность, положительную прессу, репутацию порядочного человека и т. д. В Америке успехов может быть десять, двенадцать, пятнадцать. Есть рыночный успех, есть успех у университетской профессуры, есть успех у критиков, есть успех у простонародья. Мой случай по-английски называется «критикал эклэйм» — замечен критикой…», - говорил писатель.

  И хотя в эмиграции Довлатов публиковался, тем не менее, писатель считал, что его настоящий читатель - русскоязычный, так как шутить на иностранном языке невозможно.

  «На чужом языке мы теряем восемьдесят процентов своей личности. Мы утрачиваем способность шутить, иронизировать. Одно это меня в ужас приводит», - говорил он.

  Довлатов неоднократно возвращался и к вопросу национальной самоидентификации. Он заявлял, что на треть является евреем, на треть армянином, и на треть русским.

    «У меня никогда не было ощущения, что я принадлежу к какой-то национальности. Я не говорю по-армянски. С другой стороны, по-еврейски я тоже не говорю, в еврейской среде не чувствую себя своим», - говорил Довлатов. Но в то же время его современники то ли дело обращались к корням Довлатова. К примеру, писатель Давид Дар отмечал «могучую» фигуру Довлатова и говорил, что он обладает атомной энергией и «армяно-еврейской жизнеспособностью».

   Сам Довлатов в автобиографической книге «Наши» рассказал о своем армянском деде. «Если что-то раздражало деда, он хмурил брови и низким голосом восклицал: «АБАНАМАТ!». Это таинственное слово буквально парализовало окружающих. Внушало им мистический ужас. «АБАНАМАТ!», - восклицал дед. И в доме наступала полнейшая тишина. Значения этого слова мать так и не уяснила. Я тоже долго не понимал, что это слово означает. А когда поступил в университет, то неожиданно догадался. Матери же объяснять не стал. Зачем?..», - писал Довлатов.

   В Армении о Довлатове вспоминали на показе фильма «5 углов Довлатова» в октябре 2015-го года. На показе фильма в Степанакерте присутствовала его семья.

   Довлатов был официально женат дважды. От первого брака с Асей Пекуровской у него осталась дочь Мария. Двое детей — Екатерина и Николай — от второй жены Елены Довлатовой. Дочь Александра— от гражданской жены Тамары Зибуновой.

   Он умер в возрасте 49 лет 24-го августа 1990 года от сердечной недостаточности, в машине скорой помощи по дороге в больницу. Он похоронен в Нью-Йорке на кладбище «Маунт Хеброн» (Mount Hebron Cemetery).

Нажмите, чтобы увеличить.

   Поэт Иосиф Бродский о кончине Довлатова писал: «Не думаю, что Серёжина жизнь могла быть прожита иначе; думаю только, что конец её мог быть иным, менее ужасным. Столь кошмарного конца – в удушливый летний день в машине «скорой помощи» в Бруклине, с хлынувшей горлом кровью и двумя пуэрториканскими придурками в качестве санитаров – он бы сам никогда не написал: не потому, что не предвидел, но потому, что питал неприязнь к чересчур сильным эффектам… От горя защищаться бессмысленно. Может быть, даже лучше дать ему полностью вас раздавить – это будет, по крайней мере, хоть как-то пропорционально случившемуся. Если вам впоследствии удастся подняться и распрямиться, распрямится и память о том, кого вы утратили…».

 Спустя четверть века после того, как не стало Довлатова, его произведения переведены на множество языков, экранизированы, изучаются в учебных заведениях. Его смешная и пронзительная проза давно стала классикой, поставив его в один ряд с лучшими писателями.

 «Сергей всегда защищал здравый смысл, правду банального и силу штучного, к которому он относил простых людей, зная, впрочем, что ничего простого в них не было. Отметая школы и направления, Довлатов ценил в литературе не замысел и сюжет, а черту портрета и тон диалога, не путь к финалу, а момент истины, не красоту, а точность, не вширь, не вглубь, а ненароком, по касательной, скрытно, как подножка, и непоправимо, как пощечина. Такие книги он любил, такие книги он писал, и этого ему никогда не забудут», - написала «Новая газета» к 75-му юбилею писателя.

   Попытки объяснить довлатовский успех неизменно приводят к его безграничному таланту, умению создать персонаж, близкий каждому. Он мастер короткого рассказа, который хоть и говорил, что «можно благоговеть перед умом Толстого. Восхищаться изяществом Пушкина. Ценить нравственные поиски Достоевского. Юмор Гоголя. И так далее. Однако похожим быть хочется только на Чехова», оставался всегда похожим только на самого на себя.

________________________

© Ванцян Асмик Нерсесовна

Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum