Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Моменты эпохи СССР глазами фотожурналиста Игоря Гаврилова
Фотографии с краткими комментариями из эпохи СССР фотокорреспондента Игоря Гавр...
№11
(329)
30.09.2017
Вне рубрики
Статус: запущено. КНДР и угрозы мировой безопасности
(№10 [328] 05.09.2017)
Автор: Павел Фельгенгауэр
Павел Фельгенгауэр

https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/08/31/73660-status-zapuscheno 

Ни США, ни Китай, ни Россия больше не могут игнорировать успехи ракетной программы КНДР. Шантаж удался, а ядерное сдерживание вот-вот рухнет навсегда

Уже лет тридцать продолжаются усилия КНДР по созданию собственного ракетно-ядерного потенциала, и все как-то привыкли, что Пхеньян регулярно грозит сжечь ядерным огнем то Вашингтон, то войска США в Восточной Азии или принадлежащий США тихоокеанский остров Гуам.

Но угрозы остаются угрозами, северокорейские ракеты то падают в море, то взрываются в воздухе, а испытанные под землей ядерные устройства оказываются сравнительно маломощными. Все эти годы российский Генштаб старательно занижал северокорейскую ракетно-ядерную угрозу, исходя из того, что их ракеты не нацелены на Россию, что они ненадежны, и «корейцы не идиоты, чтобы их реально применять».

Сегодня ситуация изменилась кардинально: в КНДР после многолетних усилий наладили производство сравнительно надежных многоступенчатых баллистических ракет средней и большей дальности: «Хвасон-10» с предполагаемой дальностью в 2,5–4 тыс. км, «Хвасон-12» с дальностью в 4–6 тыс. (была запущена 29 августа, пролетела 2700 км над Японским морем и над Хоккайдо и упала в океан). Есть также испытанная пока на сравнительно небольшую дальность, предположительно межконтинентальная ракета (МБР) «Хвасон-14». Корейцы также отрабатывают способность боеголовок новых ракет, не разрушаясь, входить в плотные слои атмосферы.

Началась эта ракетно-ядерная история в восьмидесятые: в КНДР скопировали и наладили серийное производство советской одноступенчатой оперативно-тактической ракеты Р-17 (известной на Западе как Scud-B). Дальность исходного Scud-B (300 км) корейцы увеличили до 500–700 км, удлинив ракету и уменьшив забрасываемый вес (вариант Scud-C). Корейские баллистические ракеты практически сразу были проданы на Ближний Восток и использовались для обстрела городов во время ирако-иранской войны. В 1991-м Саддам Хусейн обстреливал Scud-С Тель-Авив и Саудовскую Аравию, перебив немало народу. В девяностые корейцы «спаяли» в один блок 4 ракеты Scud-B с четырьмя сравнительно маломощными ракетными двигателями РД-21, и получилась ракета «Нодон» с радиусом до 1500 км и отделяемой боеголовкой в 1 тонну. «Нодон» корейцы сразу продали в Иран, где помогли наладить ее производство под именем «Шахаб-3» (накрывает весь Израиль, юг России и достает до Балкан).

Но попытка делать на основе той же технологии многоступенчатые МБР «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2» с треском провалилась — нужны были другие намного более мощные двигатели. Эту проблему окончательно решили в этом году — в КНДР наладили производство аналога советского РД-250, который был в шестидесятые разработан для тяжелой советской МБР Р-36, известной на Западе как «Сатана». Гептиловые РД системы академика Валентина Глушко надежны и эффективны, и хоть сам гептил страшно ядовит и канцерогенен, в КНР и в РФ его продолжают массово использовать для военных и гражданско-коммерческих целей.

Похоже, что именно на аналоге глушковского РД-250 полетели нынешнее ракеты семейства «Хвасон». То, как корейцы одним рывком перескочили от РД-21 к РД-250, указывает на то, что технологические решения и образцы для копирования они добыли где-то в бывшем СССР. Москва и Киев тычут пальцем друг в друга, источником утечки мог быть и Казахстан, где были развернуты Р-36 и где их многократно запускали из Тюратама, что теперь, впрочем, неважно — и двигатели, и ракеты, и гептил корейцы производят теперь сами.

Остался, кажется, один шаг, и Пхеньян добьется искомого — Вашингтон вынужден будет вступить с КНДР в режим так называемого «ядерного сдерживания», когда обе стороны способны нанести друг другу неприемлемый ущерб, и потому должны всеми силами избегать прямого военного столкновения. Вашингтон вынужден будет вступить в переговоры и пойти на уступки в обмен на обязательство Пхеньяна «заморозить» какие-то аспекты своей ракетно-ядерной программы. Всерьез воевать руководство КНДР вправду не хочет.

Они создали ракетно-ядерное оружие для «сдерживания» (шантажа), чтобы их кормили, снабжали, гарантировали безопасность режима и несли инвестиции, а Пхеньян будет капризничать и постоянно нарушать обязательства.

Москва, соглашаясь с тем, что КНДР нарушила требования многих резолюций ООН, категорически возражает против любых новых санкций: надо, мол, садиться за стол переговоров и решать вопрос исключительно мирными средствами, не загоняя корейцев в угол. Пхеньян, собственно, хочет того же. Москва, похоже, была готова наложить вето в Совбезе ООН на предложенную США резолюцию №2371 с новым суровым пакетом санкций. Российские дипломаты ее довольно резко критиковали, но получили инструкцию голосовать «за» 5 августа, поскольку в Пекине так решили. В условиях нарастающей конфронтации с США и с Западом в целом Москва не может себе позволить разногласий с единственным оставшимся стратегическим партнером и вынужденно следует в корейском вопросе за китайским кораблем.

В МИДе, похоже, отказываются понимать, что если у КНДР все получится, если начнутся уступки и бесконечные переговоры, то Пхеньян, как обычно, начнет продавать из-под полы свои новые ракетно-ядерные возможности любому, кто готов платить. Сравнительно надежные ядерные МБР и ракеты чуть меньшей дальности могут скоро появиться у Ирана и Пакистана, у Саудовской Аравии и Египта, у Турции и Алжира, у Вьетнама и Южной Кореи, у Японии и Тайваня. Всем захочется по примеру КНДР укрыться под «ядерным зонтиком». Одни купят технику и технологии у КНДР, другие — сделают сами.

Режим ядерного нераспространения рухнет навсегда.

На южных границах России может появиться целая цепочка новых авторитарных ядерных держав, причем некоторые из них вполне могут нацелиться на Москву, чтобы уже с нею сыграть в «ядерное сдерживание».

Не говоря уж о том, что в некоторых из новых ядерных держав власть могут в будущем перехватить радикальные исламисты, которые радостно готовы во исполнение пророчеств вступить в последний бой с неверными.

Кстати, это распространенное заблуждение, что ракетно-ядерный потенциал по умолчанию гарантирует безопасность, а режим «ядерного сдерживания» включается автоматически. В первые 20 лет ядерного века генералы полагали ядерные бомбы еще одним, особо мощным средством добиться безусловной победы, а не орудием апокалипсиса. В 1949-м во время первого берлинского кризиса, в 1951-м во время Корейской войны, в 1956-м и в 1962-м избежать мировой ядерной войны удавалось каждый раз только чудом. Только к началу семидесятых ценой неимоверных усилий СССР сумел добиться примерного ядерного паритета с США, что было подтверждено Московскими договорами 1972 года во время визита Ричарда Никсона. Но цена поддержания паритета оказалась для СССР непосильной. Десятки тысяч развернутых «для сдерживания» ядерных боеголовок не помогли: СССР надорвался в гонке вооружений и бесславно развалился.

КНДР никогда не приблизится к паритету и никогда США не войдет с ней в отношения взаимного сдерживания. Напротив, жизненно важно сегодня для США, как, впрочем, и для России, и для Китая, доказать на примере КНДР, что ядерно-ракетное вооружение не приносит ни безопасности, ни богатства.

Единственная сегодня возможность мирного разрешения корейского кризиса — это полная и безусловная ликвидация под международным контролем всего корейского оружия массового поражения и доставки вместе со всей промышленной базой их производства. Тогда Ким Чен Ыну могут разрешить дальше дышать. Но такая капитуляция крайне маловероятна, экономическая удавка затягивается все туже, отступать некуда, и Пхеньян будет наращивать провокации, запускать свои «Хвасоны» все надеясь, что американцы наконец испугаются и начнут откупаться.

У США, кстати, есть нелетальные возможности вырубить систему электроснабжения и разрушить системы связи в КНДР. В чудовищно несвободной и централизованной Северной Корее, где все знают, что любая инициатива наказуема, если ликвидировать или изолировать высшее руководство, режим быстро посыплется. Начнется бунт рабов и массовые измены среди начальства, как это не раз бывало в подобных ситуациях в других странах.

Впрочем, превентивный американский удар по КНДР практически исключен, поскольку есть реальная угроза чудовищных потерь среди гражданского населения. Пентагон будет наращивать возможности, совершенствовать готовность системы ПРО и ждать от Ким Чен Ына такого действия, которое можно убедительно истолковать как акт агрессии. Чтобы большая часть союзников поддержала, чтобы Китай окончательно умыл руки, чтобы обе палаты Конгресса поддержали подавляющим большинством, чтобы можно было предъявить формальный ультиматум, подтянуть дополнительные силы и потом уж ликвидировать режим Ким Чен Ына вместе с его ракетами.

__________________________

© Фельгенгауэр Павел Евгеньевич

Опубликовано:"Новая газета", 31 августа 2017

Салагин и другие. Герои и сюжеты книг Салавата Вахитова
Рецензия на три книги башкирского писателя Салавата Вахитова, изданные в Уфе в 2014-2017 гг.
Мир в фотографиях из соцсетей. Сентябрь 2017
Фотографии, опубликованные в соцсетях, в основном, в Твиттере, в сентябре 2017 г. Редакция выражает благодарно...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum