Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Культура
Завещание
(№12 [330] 20.10.2017)
Автор:  Иза Кресикова

  Не стало постоянного автора журнала RELGA Изы Адамовны Кресиковой, где с мая 2011-го она опубликовала 37 материалов высокого литературно-художественного уровня – стихи, поэмы, литературоведческие статьи, воспоминания. Последняя публикация – «Элегии разных лет» – вышла в номере от 5 сентября. Детский врач, кандидат наук, публицист, писатель, она родилась в Белоруссии, детство провела в Украине, окончила медицинский институт в Тбилиси, больше всего жила в Сочи, где и скончалась 21 сентября с.г. Мои искренние сочувствия я передал её сыновьям – Александру и Дмитрию и любящему мужу – замечательному Герману Константиновичу Цверианишвили, тоже врачу и писателю, и постоянному нашему автору. У меня с ними не виртуальное знакомство, я встречался с этими прекрасными людьми лично... Поэтому Герман Константинович доверительно прислал мне после горестного сообщения о кончине любимой им супруги два материала - некролог в сочинской городской газете и ее Завещание. Оба документа произвели на меня сильное впечатление, и мне захотелось их опубликовать. Разумеется, сильные сомнения в смысле публикации вызывало Завещание. Однако, прочитав его несколько раз, я пришел к выводу, что это, без сомнения, документ высокого литературного и публицистического значения. Фактически в нем очень мало личного, Иза Адамовна и здесь остается собой  –  человеком большого общественного темперамента и – художником. Поэтому я попросил разрешения у Германа Константиновича опубликовать его, на что он согласился – «на Ваше усмотрение»... Я решил поместить этот текст как авторскую публикацию, в соответствии с её неистребимым желанием не уходить из социума – «я с Вами!...» 

                                                                    Гл. ред. журнала RELGA – А.И.Акопов  


                                      Завещание

 
Нажмите, чтобы увеличить.

                                                                                                     27 июня 2016 года

                                                                            Дорогим -  неразлучному другу и спутнику в

                                                                        долгой жизни Герману и прекрасным сыновьям -

                                                                                             Александру и Дмитрию с семьями  

     Начну с  давно  мною  написанных стихотворений, в которых изложена суть моих пожеланий, касающихся неизбежного конца моего земного пути. Этим я хочу показать, что  описанные в стихах (стихи опубликованы) не случайный импульс, а возникли давно и не изменились к настоящему времени.. Итак,  два стихотворения с указанием года написания каждого стиха. Опубликованы они несколько позже («Четыре любви», 1992; «Заглянуть в глаза богов», 2005, а затем и в других изданиях, «Из провинции у моря», например):       

      ОГНЕННЫЕ  СТИХИ

 Не так просто хочу умереть!

Точно свечка мне страшно истлеть.

Я хочу под конец полыхать,

Затухая,  - не догорать,    

 Умирая, светиться  опять –

как заря в октябре ввечеру, 

как сиянье небес поутру! 

Чтобы тени плясали кругом –

те, что где-то скрываются днём,

чтобы знали мои сыновья

что  пылала всю жизнь кровь моя,

и  костёр разожгли, а я  прокричу,

что  из смерти в бессмертье с огнём  улечу! 

Я хочу, чтоб стояли сыны у костра,

«Раздувай же!» - кричали – «Пора

подложить еще веток сухих,

слышишь, брат, – чтобы  он  не затих!» 

Буду слышать сынов я своих.

Буду  вспыхивать в сизом дыму,

стану углем и кану во тьму. 

Сыновья надо мной в тишине постоят.

Жар  еще раз  пошевелят.

Вот тогда и покажется им,

что я голубем стала седым…

Забывая приметы родного лица,

Будут  верить – за ними лечу  без конца,

пепел сыплется с крыльев  в сердца…

                                                            1980                                                                       

                                              ЗАВЕТ           

Когда я умру, не кладите меня в эту землю сырую,

в эту черную бездну – хранилище тысяч кровей,

а сожгите меня на костре, чтобы в высь голубую

улетел бы мой пепел за душой неспокойной моей. 

Ну, конечно, всё это, я знаю, совсем не по-русски.

Но язычница я очень древних славянских корней.

Я жалею Христа, точно сына. Как печально, как грустно.

Еще  жальче убитых за горами чужих сыновей… 

Что ж, свершаются вновь на земле бесконечно и рядом

искупленье и грех, искупленье и грех.

И живу я, язычница, посреди Гефсиманского сада,

и опять здесь предательство, сон друзей или смех. 

Так сожгите меня, как умру, на горючем кострище,

чтобы дуб богоборческий напоследок все искры принял,

чтобы дух мой взыскующий, алчущий, плачущий, нищий

домовины своей – чтоб укрыться – нигде не искал.

                                                                               1998     

 А теперь перехожу на прозу:                                

  1.  Пожалуйста, с  моей безмолвной оболочкой  поступите так, как я подсказала в вышеприведенных  стихах. Используйте  все возможности это исполнить. Никаких отпеваний, молений и могил. 
  2.  Попрощайтесь со мною, родные, словами – что в мире выразительней слов!  Попрощайтесь  со мною, близкие мне литературные и медицинские коллеги (если кто-нибудь из медиков еще жив), породнённые сочинством,  воспоминанием общих интересов и общего дела. Дорогие мои «парнасцы», попрощайтесь стихами, моими и вашими, и лучшими из известных вам – что может быть выше стихов!                                                     
  3.  Если выполните сказанное, – благодарю. А потом, поднявшись на Ахун-гору и взойдя на башню, развейте мой пепел и дух над горами, лесами, морями. Может он пролетит и там, где  я  раньше в своей жизни  бывала – над  землёю детства, затем – юности. Залетит и туда, где я хотела побывать, но не успела. Последнее будет компенсацией невыполненного. И получится то, что я сказала когда-то в стихотворении «Метаморфозы» с эпиграфом из Иосифа Бродского:

   Это стихотворение  имеет около десяти вариантов. Вот самый, по-моему первый и короткий:

              МЕТАМОРФОЗЫ

                                               Бессмертия  у смерти не прошу

                                                                            Иосиф  Бродский                                                                                          

Бессмертия у смерти не прошу.                             

Оно придет, как и у всех:  вот  ветер

 бессмертно так шуршит по камышу,

по волосам живущих, по столетью!

Я Бродскому всё это расскажу:

 что мы надышим караваны облаков,  

 Из них падём потоком ливня  в грозы!    

 Зачем просить! Вся жизнь – метаморфозы: 

  в бессмертье смерть 

  перетекает так  легко,

  как в водопад стиха 

  цветаевская  проза.

  Смерть от бессмертья так недалеко!                                    

     У Иосифа Бродского есть стихотворение. начинающееся  словами «Бессмертия у смерти не прошу». Я вступила с ним в диалог и ответила стихотворением-размышлением:

                              Прощайте. Я за всё благодарю.

  4)   Прощальные застолья пусть будут с речами светлыми, со стихами, воспоминаниями. Дух мой будет летать между  вас.

   Пожалуйста, не торопитесь разбирать по-своему мои книжные шкафы  и  менять интерьер моего  рабочего  уголка,  созданного  мной  в гостиной еще до катастрофы  моей с потерей счастья подвижности. Так я дольше  побуду с  вами.                                                                                                                    В нижних отделениях трехстворчатого шкафа, за дверцами – в тетрадях и папках   - конспекты книг, изданий, которые мне нужны были для работы. Ведь в основную  часть жизни не было у нас компьютеров с Интернетом. Всё делалось Сизифовым трудом, вручную.. Соберите это,  когда-то бывшее богатством,  в короб  и выставьте, куда хотите. Полюбопытствуйте. Полистайте!

5) Совершенно другое -  мои записные книжки! Они   содержательней и  интересней,  чем сказано о них  в моём стихотворении  «Записные книжки»:     

 ЗАПИСНЫЕ КНИЖКИ

Есть запись дневниковая

Самовлюблённая слегка.

Есть запись – тайной скована

На долгие века.

Есть мемуары, как открытие 

Неведомой страны.

Есть мемуары, как прикрытие                                                   

Ошибок и вины…

А я люблю вихрения 

сиюминутных строк,

Просчеты, озарения,

Каракули, намёк.

И нет в них завершённости,

В сих книжках записных,

В них нет определённости,

И только начат стих.

Еще совсем без голоса

И шёпотом поют,

Растрёпаны, как волосы,

Когда их ветры бьют, 

Как странникам, что в рубищах

За истиной идут,

Для них всё – в будущем,

Всё – в будущем.

И тем они живут.              

   Всё так, но еще серьезнее. Страницы  книжек содержат размышления, факты, оценки фактов и произведений, впечатления о людях, книгах. Первые варианты многих стихотворений. Прослеживается процесс творчества. Записные книжки -  иногда это действительно книжки разной величины. Часто – блокноты.       

   Из тех, что побольше, – 5:  голубой (годы ведения блокнота на блокноте надписаны, правда не всегда чётко, бывает - где-то сбоку); тёмносиний, светлокоричневый, четвёртый - с медицинским текстом на обложке  и  светлосиний - с картинкой морского шторма.    

     Блокноты  средней величины – их 3. Два тёмнокрасных и один – зелёный. И, наконец, самые маленькие записные книжки-блокноты. Их – 8. Они велись в пути, на-ходу. Часть записей использована, но остаётся многое в них заготовками для стихотворений и нестихотворных размышлений.                                                                     

   Содержание записных книжек не исчерпано. Они могут составить книгу воспоминаний и впечатлений о Времени, жизни, творчестве.

6)  Книги мои всех номинаций  оставьте дома в каком-то количестве. Определенную часть их вручите библиотекам и музеям. Номинации книг звучат точно в «Сведениях об авторе» на последней странице последней по  времени выхода книге. В предыдущих книгах эти «Сведения…» могут быть неполными. «Сведения об авторе» мною обновлялись и в компьютере. Смотреть в «Статьи 1» и «Статьи 2» – ярлыки на «Рабочем столе « компьютера. 

  Дарение – вручение книг – согласуйте с заведующими библиотек. В центральной библиотеке обратитесь к Галине Павловне Каракчиевой. В Пушкинской – к Людмиле Петровне Заике. В музее-квартире Николая Островского – к Людмиле Петровне Зюмченко. С нею же надо поговорить и относительно  «Записных книжек», как я уже сказала, интересных и не исчерпанных.

                                                        *

      Дорогой Герман,  благодарю тебя за весь путь земной. пройденный вместе, рядом, глядя в одном направлении, одолевая всё, даже эпоху…                            За последние прошедшие пять лет тебе пришлось пройти такие испытания, которые трудно – невозможно было даже представить в нашей, полной интересов  и  впечатлений жизни! В нашей жизни долгой, благополучной (не считая исторических трагедий) и разнообразной. Я благодарна тебе за пережитые вместе со мной последние катастрофические дни и годы. Мы  испытали крушения, сами себе создавали звучание медных труб, когда несмотря ни на что  появлялись наши тексты в интернете и на бумаге. Ты покрикивал на меня, когда у меня лились слёзы. Саша и Дима по-прежнему - молодцы.  Я вас очень люблю, мои поседевшие мальчики!  Желаю вам не терять богатства духа своего. Большим внучкам – Алисе и Маше – того же. Маленьким   внукам, Марго и Константину –достичь вершин  духовно-интеллектуальных, до которых мы не добрались. А правнучке Кате – классических певческих вершин. Маме Юноне, стать знаменитой русско-китайской деятельницей с уклоном в искусство. 

    Лейла! Ты и вправду была мне не родственницей, а подругой!  Звание подруги   для меня – выше. Спасибо тебе. 

    Надежде Моисеевне поклон и прощальное слово, так же, как и Антониде Михайловне, бабушке  любимой внучки Алисы и маме незабвенной Леночки.

                                                           *

   Хорошо, если мне удастся закончить мою Летопись.  В ней весь наш путь земной. С родными кровными  и  не кровными, но именно они часто были «солью» и «сладостью» в пути. Это я о ряде медиков и о моих особенных «парнасцах», рифмующих и  нерифмующих,  Будьте счастливы, не сходите с «Парнаса»!

   Я проскакала на Белой и Черной лошади, проскачите же на красной и голубой, на оранжевой и лиловой!                                     

     Прочитайте мои стихи, которые я писала подругам. Это любовные стихи. Такими были чувства земные . Есть отдельная сцепка их  в «Группе стихов» на Рабочем столе монитора. Сцепка входит в ярлык с надписью «Родник».

                                                        *

  Я знаю, таких завещаний, как моё, не пишут – длинных, многословных, с отступлениями лирико-поэтическими… 

   Но  я написала, своевольная.  27 июня 2016 года. Ровно через пять лет после первого завещательного текста. Это получилось совершенно случайно. Первоначальный текст я обновила, расширила. Еще раз благодарю всех своих родных и близких – за  рядом прожитую жизнь на нашей, данной нам таинственной Судьбой, земле. 

                                                               Иза, мама, бабушка и прабабушка

           P.S.

Меня не стало.

И, когда меня не стало,

Девчонка с обликом моим прошла.

И  где прошла она,

земля меня узнала

И девочку ветрами обняла.    

Мне кажется, 

Что в бушеванье мира,

Она не растеряла детских снов.

Знакомая позванивает лира

Под  ритм её младенческих стихов. 

... Пройдут века. И стих изменит форму.

И  всё ж он будет вновь, как благодать,

И снова будет девочка средь формул

Неведомые знаки рифмовать….

_________________

© Кресикова Иза Адамовна

                                

                                                   *   *   *                     

«Я с вами остаюсь, я – с вами…» 

    Ушла из жизни Иза Адамовна Кресикова. Эта весть печалью отзовётся во многих сердцах, ведь Изу Адамовну знают, уважают и ценят в нашем городе. 

     Она родилась в Белоруссии, училась врачеванию в Грузии, а всю долгую жизнь – трудовую, творческую, семейную – прожила в Сочи. Здесь стала хорошим детским врачом кардиологом. Многим помогла выздороветь и забыть о болезни. Защитила кандидатскую диссертацию по проблемам диагностирования и эффективного лечения сердечек маленьких сочинцев. Здесь познала счастье любви и семьи. Здесь родились её сыновья. Радость творческого вдохновения и работы с художественным словом тоже открыта на сочинской земле.  

     Не каждому удаётся осуществить свой выбор дорогого, желанного. Ей удалось. Любимые дело, муж, друзья, литературное творчество наполнили жизнь смыслом и самозабвенным служением тому, что дорого душе и сознанию. 

    Верность и самозабвение – это стержень её натуры. Отдавая труд, здоровье и время самому главному для неё, она не жалела сил на полноту воплощения замыслов.

   Красивая, умная, талантливая, но нежная и хрупкая… Откуда брались силы? Откуда эта невероятная жажда жить, быть полезной, поддержать, помочь и… «заглянуть в глаза богов», чтобы  найти ответ на вопрос о бессмысленности страдания людей, о пагубности зла на нашей планете… Откуда этот бунтарский дух? Оттуда же – из любви и сострадания. Это знак величия.

  Им отмечено всё её творчество. Правда, время для литературной работы появилось только после окончания трудовой деятельности. Но именно это и удивляет. Казалось бы, нужно отдохнуть, заслужила, а Иза Адамовна со всей силой нерастраченной энергии начинает писать стихи, прозу, эссе, воспоминания, статьи… Сотни стихов, более двадцати книг изданы, масса научных и публицистических статей опубликованы. Со стороны казалось, что всё делается само собой, легко и просто. На самом деле – колоссальный труд. В результате она была принята в Союз писателей Москвы.

    Её дом всегда был открыт для людей. Иза Адамовна и её муж Герман Константинович Цверианишвили с радушием встречали каждого. И каждый пришедший был уверен, что он самый дорогой гость для них. 

  Эта особенность – доброжелательное отношение к другому – особенно ярко проявилась в многочисленных стихах Изы Адамовны о сочинцах и в прозаических размышлениях о литературном творчестве сочинских поэтесс. Восхищение талантом других доступно только богатым и щедрым натурам.

  Не ведала, что боги услышат её и ответят новым испытанием. Последние годы жизни Иза Адамовна провела в ежедневной борьбе с тяжким недугом. Прикованная к постели, просила только… компьютер. Как только боль хоть немного отпускала, сразу принималась за работу. Успеть додумать, доделать, завершить. Уже в таком состоянии опубликовала несколько книг, статей, написала множество писем. Её женственная хрупкость таила невероятную силу духа, достойно ответившего на вызов судьбы.

      Сочи стал для Изы Адамовны той «землёй обетованной», которая сполна одарила и от которой не уйти, не оторваться. Навечно она сроднилась этой землёй. Здесь, на этой земле, всегда её будут помнить и чтить.                                                

 Л.М.Чучвага, кандидат филологических наук, доцент, почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации. 

«Черноморская здравница», 30 сентября 2017 г.

 

 

                                       

 

 

                          

 

 

 

                                           


Скельновские петроглифы: путешествие в первобытную эпоху
Статья об уникальных природных явлениях на территории Ростовской области, в том числе образцах первобытного ис...
Документы: фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории
В представленных видеодокументах – фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum