Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Страна без государства
Статья о необходимости бережного, внимательного отношения государства к своим гр...
№10
(343)
20.07.2018
Наука и техника
Место и роль науки в бюджете России: динамика последних лет и надежды
(№15 [333] 25.12.2017)
Автор: Олег Фиговский
Олег Фиговский

    Когда Вам кажется, что цель недостижима, 

не изменяйте цель - изменяйте свой план действий.

Конфуций.

 

        Российское государство окончательно посадило ученых на голодный паек. По данным Института экономики знаний, в 2017 г. бюджетное финансирование исследований оказалось самым тощим за последние шесть лет. Расходы режут всеми силами, за два года они упали почти на четверть. Если в 2014 г. федеральный бюджет потратил на науку 437 млрд руб., в 2017-м дали только 336 миллиардов.

       Недавно глава российского правительства выступал на тему якобы начавшегося роста реальных доходов населения. На деле в прошлом году они упали на 5,9%, то есть вдвое сильнее, чем в тяжелейшем 2015-м, что касается 2017 г., за январь–октябрь население стало беднее на 1,3%. Та же история с любимым коньком премьера – высокими технологиями. Дмитрий Анатольевич постоянно твердит про некий уходящий в будущее вагон, в который пора заскакивать, и утверждает, будто правительство днём и ночью якобы только и думает, как бы ещё развиться в области передовых исследований и науки. Однако факты говорят о другом: мы имеем постановление правительства от января 2017 г., которым расходы на программу развития научно-технологического комплекса до 2020 г. урезаны с 229 до 204 млрд рублей. При этом траты на прикладные исследования упали со 122 до 103 млрд руб., но больше всех как раз пострадала программа решения «комплексных задач научно-технического развития». Бюджет этого проекта будущего обрезали сразу на треть. Как же знаменитое премьерское обещание резко повысить зарплаты ученых и пр.? Что далеко ходить за примерами. Только что разразился скандал в нижегородском Институте прикладной физики РАН. Пятого декабря учёные-физики пожаловались на дикие задержки зарплаты. Между прочим, институт непростой во многих отношениях, до последнего времени его возглавлял лично президент Российской академии наук А. Сергеев. Так что медведевское правительство не только не догоняет пресловутый вагон, оно несётся от него в обратную сторону.

        Вот ещё одна страшная цифра: по данным Росстата, с 2014 г. в России сократили 27 тыс. научных работников. В результате общее число людей, занятых в фундаментальной науке, упало на четверть, до 80 тыс. человек. Зато за счёт этого адского трюка медведевское правительство отрапортовало о росте средних зарплат учёных. Мол, они достигли 200% от средней по региону. Хотя по факту на все научные зарплаты в 2017 г. государство потратит только 11, 8 млрд рублей. Для 14?триллионного бюджета расходы вообще незаметные. Для сравнения: расходы на содержание госаппарата, то есть орды чиновников, в 2017 г. достигли 820 млрд руб., одни лишь зарплаты налоговой службы с таможней влетели бюджету в 188 млрд рублей. Всё это вдвойне обидно, поскольку ещё недавно казалось, что дела в науке налаживаются, не за горами время, когда расходы нашей страны на научные разработки перевалят за триллион рублей. В 2013 г., когда финансирование было на пике, думали, что ждать осталось год или два. На деле сейчас ситуация всё больше напоминает то, что творилось 15 лет назад, когда о нашей науке чаще всего говорили, как об очень заслуженном, но покойнике.

        Возьмём за точку отсчёта 2000 г., когда финансирование науки, всё вместе взятое, едва дотянуло до 42 млрд рублей. Представьте, это были вообще все государственные траты на область, в которой работают 650 НИИ, на тот момент с 900 тыс. сотрудников. Выходит, 15 лет назад каждому учёному из казны перепало примерно 46 тыс. руб. в год, или менее 4 тыс. в месяц. Всем было ясно, ситуация даже хуже, чем критическая. Или дело нужно срочно выправлять, или серьёзной, передовой науки в РФ не останется вообще, тревожных звонков хватало. К счастью, в определённый момент разум возобладал, дела пошли на лад. Уже в 2005 г. бюджет выделил учёным 143 млрд руб., общие затраты страны на передовые исследования в тот момент превысили 230 миллиардов. В 2011 г. научное госфинансирование впервые в новейшей истории перевалило за 400 млрд руб., то есть за 10 лет оно почти удесятерилось. Дальше, до кризиса, сумма только росла, в пиковом 2013 г. один только частный бизнес вложил в науку 278 млрд руб. причём 24 млрд руб. пришли от иностранных инвесторов. Так что учёные вдруг поняли, что они больше не нищие.

     Да и профессия, казалось, вышла из разряда вымирающих. В принципе даже в дикие годы на деле не было никакого массового добровольного бегства из науки. Действительно, с 2000 по 2010 г. общее число научных работников, занятых не только в фундаментальных областях, в нашей стране упало. Хотя далеко не катастрофически, с 887 до 835 тысяч. Потом отток остановился, к 2013 г. цифра общих научных кадров даже подросла до 840 тысяч. Когда деньги вернулись, учёных ненадолго охватила эйфория. Особенно интересно, как распределяли усилия. Само собой, основные средства шли на технические исследования, с 2010 по 2013 г. их вес в общих расходах вырос с 70 до 75%. С другой стороны, в РФ не забывали также медицинскую и, что самое интересное, сельскохозяйственную науки. Если в 2000 г. на медицинские разработки шло менее 2% общенаучных трат, в лучшие годы доля достигала 3,5%. Сельскохозяйственные науки и сейчас, в 2017-м, держат стабильную долю 1,6%. Кстати, ровно столько же, сколько гуманитарные. Если сравнить с другими странами, в целом научные позиции у РФ выглядели достаточно крепко. Например, Италия в 2013 г. потратила на разработки 28 млрд долл., Канада – 26 млрд, Испания – 19 млрд долларов. До кризиса с учётом тогдашнего курса рубля к другим валютам мы были впереди, показатель РФ на пике достигал 40, 5 миллиарда. 

     Среди ближайших мировых конкурентов по расходам на науку мы обходили Австралию, Бразилию, Швецию, Швейцарию и Тайвань, хотя были чуть позади Франции и Британии. Сейчас, конечно всё намного скромнее. Мировой урок. Правда, даже в лучшие годы было рано расслабляться. Все последние четверть века тройка мировых лидеров тратила на науку заметно больше нашего. Если брать свежие цифры, например, Китай в прошлом году направил на исследования сногсшибательные 420 млрд долл., Япония – 160 миллиардов. Как объясняют эксперты, важна даже не общая цифра расходов как таковая. Правильнее смотреть, какова доля расходов на науку в национальном ВВП. Вот тут нам есть куда расти, поскольку средний показатель по двадцатке передовых стран 2,4%, у США – 2,8%, по Японии – 3,6%, по ЕС в среднем – 2%.

        В то же время Россия пока тратит на науку около 1% ВВП, это только 38-е место в мире, что более чем в 4.5 раза меньше, чем Израиль. Что характерно, те самые крупные российские корпорации тоже всегда вкладывали в технологии безбожно мало. В топ-1000 мировых компаний по затратам на исследования и разработки входят только три наши. Даже «Газпром» занимает 108-е место по расходам. При этом доля затрат на науку от выручки в 5–10 раз ниже, чем у иностранных конкурентов. Иными словами, сейчас всё сложно, зато потенциал великолепный. Если мы поднимем показатель хотя бы до среднеевропейского, финансирование научных исследований в России достигнет 2 трлн рублей. Это и есть ориентир на ближайшее будущее. Задача выполнима, особенно если учесть темпы роста. В 2000 г. финансирование науки в России не дотягивало до полпроцента ВВП. В целом с 1995 по 2013 гг. Россия нарастила реальные расходы в этой области в 2,6 раза. Тогда как в целом по развитым странам мира рост был 1,8 раза, хотя в ЕС чуть отстали, там показатель 1,5 раза.    

    Увы, сейчас пошёл откат, цифры упали до уровня 2010 года. Надо сказать, это был ужасный период, начало того года принесло жуткое известие: Россия утратила статус великой научной державы! В 2010 г. вклад РФ в мировую науку оказался ничтожно мал, в мировом масштабе мы обеспечили только 2,6% новых исследований. Это в восемь раз меньше, чем было при СССР, в три раза меньше, чем сейчас у Китая, и в 1,5 раза, чему Индии. Для сравнения: на Германию приходится 7% научных публикаций, Китай набрал почти 10%. У нас – менее 3,5%. В том злосчастном году нас обогнала даже Бразилия. Дошло до позора, за рубежом нас принялись жалеть. 

     «Россия занимала ведущие позиции в области науки и так долго была интеллектуальным лидером как в Европе, так и в мире, что резкое снижение её роли вызывает не удивление, а подлинный шок», – объявили авторы авторитетнейшего ежегодного научного рейтинга «Томсон-Рейтер». С тех пор государство изо всех сил навёрстывало упущенное, но, похоже, теперь силы вновь закончились. Что в итоге? В учёных кругах ходит знаменитая шутка, мол, без науки России труба. Потому что это мощнейший двигатель, способный вытащить экономику из любой ямы, в том числе пресловутой углеводородной воронки. Это особенно актуально сейчас, когда очень многим, включая госбюджет, давно пора искать альтернативный источник былым сырьевым сверхдоходам. Понятно, на нынешнее правительство рассчитывать не приходится. Но впереди выборы и появилась надежда на новое. Главное, кто бы ни стоял у руля, несмотря на трудности, не отчаиваться, не опускать руки и не забывать – российская наука, возможно, – главная гордость страны. Несопоставимо важнее, чем любые, даже самые огромные сырьевые запасы.

____________________

© Фиговский Олег Львович

      

   

Европа вблизи. Путевые заметки
Впечатления от семейного путешествия по Европе
Конструирование виртуальности в мире с множеством правд
Статья о том, что мир стоит на пороге значительного пересечения реального и виртуального. При этом виртуальнос...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum