Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
"Культурная катастрофа". Судьба "Журнального зала»
Остановил работу интернет-проект "Журнальный зал". Более 20 лет на этом сайте мо...
№16
(349)
10.10.2018
Наука и техника
Инновационные системы США: задачи и реализация
(№1 [334] 20.01.2018)
Автор: Олег Фиговский
Олег Фиговский

 Непосредственное рассмотрение инновационных систем стран, достигших значительных успехов в деле превращения новаций в инновации, начинать следует, конечно, с национальной инновационной системы США. Во-первых, более половины доходов от мировой интеллектуальной собственности приходится на США. Во-вторых, поощрение научно-технического прогресса является одним из главных приоритетов политики США, а фундаментальные достижения в области знаний официально признаны в качестве основы экономического роста. В-третьих, сейчас в США, где за четверть века был собран мощный инновационный кулак из пяти с лишним миллионов интеллектуалов со всего мира, равного которому не было во всей истории человечества, готовится грандиозный технологический прорыв, который определит будущее человечества и задаст новые стандарты жизни для всей человеческой цивилизации.

    Сегодня США стремятся к лидерствy на всех направлениях научных знаний, укреплению связей между фундаментальными науками и национальными целями, развитию эффективного партнёрства между государством, промышленностью и академическими кругами, подготовке учёных и инженеров особо высокого класса для Америки ХХI века. Достижение этих целей обеспечивается оптимальной системой управления научно-инновационной сферой, созданной в стране. В составе правительства США эта система представлена Управлением по науке и технической политике при президенте. В задачи Управления входят:

- систематический научно-технический анализ и выработка решений для президента США;

- консультирование президента и других подразделений канцелярии президента о влиянии науки и техники на внутренние и международные дела;

- осуществление межотраслевого взаимодействие для разработки и внедрения эффективной научно-технической политики и финансирования науки;

- работа с частным сектором для обеспечения федеральных инвестиций в науку и технологии, вклада в экономическое процветание, качество окружающей среды и национальную безопасность;

- налаживание партнёрских отношений между федеральными, государственными и местными органами власти, другими странами и научным сообществом;

- оценка масштабов, качества и эффективности усилий федеральных структур в области науки и техники. 

Постоянно поддерживая уровень конкуренции на своём рынке, государство предоставляет корпорациям-подрядчикам – исполнителям программ НИОКР дополнительные права:

- безвозмездное использование промышленного оборудования и научных лабораторий государства, экспериментальных и научно-исследовательских стендов;

- льготы на покупку сырья, материалов и других видов товаров промышленного и непромышленного назначения на частном рынке;

- приобретение сырья и материалов по льготным ценам от государственных ведомств и из государственных фондов;

- особую налоговую скидку на прибыли корпораций-подрядчиков, осуществляющих НИОКР по заказам правительства;

- авансовые платежи по заказам;

- долгосрочную амортизацию основных фондов;

- займы и авансы под заказ;

- безвозмездную аренду государственной земельной собственности;

- расходование средств на «собственные НИР», относимые на общую стоимость государственного гражданского и военного контракта на НИОКР (от 10 до 12%);

- перестройку производства и профессиональной переподготовки кадров при переходе на новый государственный научно-технический или военно-технический заказ или на выпуск новой гражданской или военной продукции с оплатой всех затрат, связанных с подобной структурной перестройкой производства либо передислокацией предприятий или научных центров в другие районы на территории США;

- приобретение сырья, материалов, промышленного оборудования, приборов и научных инструментов за рубежом, если они по своему уровню превышают соответствующие образцы США;

- переподготовку научно-технического и производственного персонала и специалистов на зарубежных фирмах, в научно-исследовательских центрах или университетах в связи с выполнением государственных программ НИОКР, все расходы списываются на счёт государственного заказа, выполняемого данной фирмой или университетом, как «допустимые по закону» или «согласованные по контракту».

  Для улучшения предпринимательского климата представителями научно-технических и деловых кругов признается важность для корпораций США списывать текущие расходы на собственные НИОКР и исключать их из суммы годовой прибыли корпораций, подлежащей налогообложению, а также проводить ускоренную амортизацию их основного капитала – производственных фондов.

   Важным направлением государственной поддержки на всех уровнях является содействие развитию венчурного предпринимательства. Эффективность венчурного бизнеса в США подтверждается примерами успешного развития предприятий ведущих промышленных отраслей. Так, большинство компаний в области компьютерной техники и технологий, уже являющихся ведущими в этой области, такие, например, как Hewlett Packard, были профинансированы в своё время венчурными фондами. В США обороты предприятий, пользующихся поддержкой венчурного капитала, растут быстрее, чем у 500 крупнейших американских промышленных компаний. Успех этих фирм обусловлен тем, что они осуществляют более высокие расходы на НИОКР в расчёте на одного работающего.

   Наиболее активными участниками венчурного бизнеса являются частные инвесторы и крупные финансовые организации, образующие венчурные фонды и на-нимающие управляющую компанию, которая от имени инвесторов, осуществляет инвестиции, как правило, во вновь созданные малые и средние предприятия, ориентированные на освоение новых технологий.

  В случае финансирования стратегически важных высокотехнологичных и наукоёмких проектов в СЩА используются схемы партнёрского участия государства и частных инвесторов, реализуемые, в частности, посредством создания специальных венчурных фондов. Эти фонды образуются на паритетных началах, с одной стороны, за счёт равных по сумме средств, бюджетных, а с другой – банков, страховых компаний, пенсионных фондов и других финансовых институтов.

   Основную роль в процессе формирования национального человеческого капитала, без которого сколько в инновационную систему ни вкладывай – все будет «деньги на ветер» – в США играют университеты. Они превращены в передовые национальные центры в специализированных областях науки, критичных для экономики страны. При этом университеты разрабатывают свою собственную политику в отношении создания научно-технологических партнёрств с промышленностью, поскольку основное отличие инновационной системы США от инновационных систем большинства стран в том, что в США нет, как таковой, инновационной госпрограммы, где была бы досконально прописана роль каждого участника в процессе игры на деньги в сфере высоких технологий за счёт госбюджета. Есть лишь отдельные её элементы, как например, Национальная нанотехнологическая инициатива – программа, принятая в 2000 году при президенте Клинтоне. Это принципиальная позиция политики американского правительства – инновации следует оставить на волю рынка, роль государства в инновационной системе заключается в поддержке субъектов процесса, а не в рулении всем и вся. Но участие правительства США в финансировании инноваций может быть весьма и весьма существенным, как получилось с программой «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ).

   О начале долгосрочной программы научно-исследовательских и конструкторских работ, целью которых было развёртывание в космосе масштабной системы противоракетной обороны, президент США Рональд Рейган объявил 23 марта 1983 года. Конечной задачей программы, согласно заявлению президента Рейгана, являлось создание противоракетного щита над всей территорией США. Предполагалось развернуть на околоземной орбите систему боевых спутников, которые могли перехватывать баллистические ракеты в любой точке планеты, тем самым позволяя американцам выпустить ракеты по Советскому Союзу, не опасаясь ответного удара. Информация о начале программы вызвала шок и панику в кремлёвском руководстве, но экспертное сообщество США встретило её со скепсисом: специалисты в один голос твердили, что в обозримом будущем создать противоракетную систему, хотя бы отдалённо напоминающую СОИ, невозможно. Фантастическую программу Рональда Рейгана окрестили «звёздными войнами», а самого президента США – Сумасшедшим Ковбоем.

   А по результату, хотя программа СОИ и не достигла своего запланированного результата – полностью обезопасить США от массированного ракетного удара – она позволила практически с нуля создать в США гигантскую отрасль экономики, в которую потекли инвестиции со всего мира. Поднявшиеся на волне «звёздных войн» Oracle, Intel, Microsoft, Apple и многие другие компании высокотехнологичного сектора стали локомотивом американского бизнеса на годы вперёд. Спустя некоторое время после окончания эпохи «звёздных войн» советник по национальной безопасности при президенте Рейгане Роберт Макфарлейн признался, что для администрации президента США было важно при помощи этой программы переориентировать инвестиционную стратегию США. «Я пользуюсь скорее экономическими терминами, чем военными, поскольку, по сути, концепция СОИ касается ресурсов, – сказал бывший советник президента Рейгана. – Ведь понятно, если лаборатории и фирмы получили $ 26 млрд. в рамках этой программы, то они что-то изобретут». И они изобрели.

   Ещё одним примером подхода правительства администрации США к инновациям является Национальная нанотехнологическая инициатива (ННИ) – программа, принятая в США, когда стало очевидным, что преобразования вещества в нанометрическом масштабе и научное объяснение наблюдаемых при этом процессов должны привести к революционным изменениям в науке, технологии и промышленности. Учёные и правительство США осознали фантастические перспективы нового этапа развития науки и создали первую программу, позволяющую как-то регулировать и направлять надвигающуюся научно-техническую революцию. Вследствие того, что нанонаука охватывает очень широкий круг научных дисциплин и технологий, программа ННИ с самого начала была достаточно обширной, и в её реализацию оказались вовлечены очень многие федеральные ведомства и правительственные органы США. Вначале ННИ относилась лишь к восьми федеральным министерствам, однако уже к моменту подписания документа президентом США выяснилось, что сугубо нанотехнологические разработки уже финансируют одиннадцать ведомств, а ещё одиннадцать принимают участие в смешанном финансировании, поскольку развитие нанотехнологии существенно затрагивает их интересы и позволяет повысить эффективность работы.

   Для координации столь сложной и взаимозависимой деятельности президент США организовал при Национальном совете по науке и технике специальный орган – Подкомитет по науке, инженерии и технологии в области наноисследований (Subcommitee on Nanoscale Science, Engineering and Technology, NSET), объединяющий усилия всех связанных с новой наукой 22-х правительственных агентств. В дальнейшем этот подкомитет создал Национальное ведомство по координации развития нанотехнологий (National Nanotechnology Coordination Office, NNCO) с очень небольшим числом сотрудников на постоянной и полной ставке. Ведомство обеспечивает техническую и административную поддержку деятельности NSET во всех вопросах, связанных с внутриведомственными контактами федеральных организаций в описываемой области, а также занимается юридическим обеспечением операций, связанных с общественными отношениями и передачей технологий. И всё – дальше процесс пошёл сам собой. как в естественной среде, где работает принцип самоорганизации живых структур. К чему привёл – будет поведано в последующих главах книги по части достижений инновационных систем. 

   Если несколько глубже вникнуть в причину американских успехов в области высоких технологий, то нельзя пройти мимо одного из нынешних основополагающих структурных элементов инновационной системы США – Агентства передовых оборонных исследовательских проектов – DARPA. Это организационное воплощение и эффективный инструмент государственной научно-технической политики, это интеллектуальный центр построения стратегии будущего, точка концентрации ресурсов для рискованных научных исследований и технологических разработок. Люди, занимающиеся вопросами научно-технического развития, отчётливо понимают, что, если прийти к финансовым воротилам и начать рассказывать им о перспективах каких-то научных разработок, инноваций, то их, мягко говоря, не поймут. Акулы бизнеса пожмут плечами и скажут: спасибо за вашу инициативу, но мы уж лучше будем продолжать вкладывать наши деньги в недвижимость и в операции на фондовом рынке. Взять космонавтику, ядерную сферу или интернет: от идеи до коммерческого использования наукоёмких инноваций проходят десятки лет. Какой совет директоров, представляющий интересы акционеров, проголосует за такие длинные и рискованные инвестиции? Когда финансовый капитал равнодушен к научно-техническому развитию, получить поддержку можно только у ответственных политиков с другой направленностью и горизонтом мышления. А сфера обороны и безопасности, как известно, для нации и государственных руководителей – дело святое. Поэтому многие цели финансирования научно-технической сферы обосновываются именно этими соображениями. 

    Принцип DARPA заключается в том, что средства, как правило, выделяются не на программы работ действующих структур, а на реализацию оригинальной идеи, автор которой поддерживается организационно и финансово. Под проект создаются временные проектные структуры (сообщества) выдающихся свободных учёных-энтузиастов, обладающих даром предвидения и не опасающихся шокирующих научных, технико-технологических переходов. Необходимый обслуживающий персонал (технический, наёмный, административный) нанимается на временной основе под конкретные проекты.

   По части законодательного стимулирования инновационной деятельности на примере США можно выделить принятие в 1980 году закона Стивенсона-Уайдлера «О технологической инновации», который потребовал от каждой федеральной лаборатории создания офиса по выявлению коммерчески ценных технологий и их последующему трансферу частному сектору. В том же году был принят закон Бэй-Доула, который разработали сенаторы Берч Бэй из штата Индиана и Боб Доул из Канзаса. The Economist назвал закон Бэй-Доула самым удачным во второй половине XX века, а The Wall Street Journal включила в тройку самых эффективных мер по развитию инноваций.

    Этот закон позволил университетам и другим бесприбыльным организациям, в том числе предприятиям малого бизнеса, иметь в собственности федеральные изобретения, получать доход от патентов и лицензий и делить прибыль с изобретателями. Это был прорыв мирового масштаба, поскольку нигде прежде университеты тесно не взаимодействовали с бизнесом – они занимались наукой ради науки. С введением в действие закона Бэй-Доула университеты США смогли зарабатывать на открытиях, а власти однозначно определились с целями государственного финансирования НИОКР – это не столько создание и владение объектами интеллектуальной собственности, сколько внедрение их в производство, в повседневную жизнь. При том кажущиеся потери государства в форме доходов от использования изобретений и разработок, полученных за счёт бюджетного финансирования, которые получают исследовательские университеты и изобретатели, являются логическим продолжением государственных инвестиций в НИОКР. Они окупаются через возрастающие налоговые поступления от продаж новых инновационных товаров. Причём налоги с доходов уплачиваются по всей цепи продаж – от производителя до дистрибьюторов и розничных продавцов.

   Согласно закону Бэй-Доула университеты США имеют статус некоммерческих организаций. Их задача – проводить исследования, обучать и готовить кадры в общенациональных интересах на благо всего общества. Чтобы не нарушить такой статус, университеты имеют право образовывать коммерческие старт-ап компании на базе федеральных изобретений, научных разработок и технологий, запатентованных университетами, и распоряжаться лицензиями на свои разработки. В обмен на получение права собственности на федеральные изобретения и для сохранения статуса бесприбыльных организаций и получения сопутствующих налоговых льгот исследовательские университеты США обязаны выполнять определённые требования:

  - сообщать о каждом опубликованном открытии федеральному агентству, спонсировавшему исследования;

  - уведомлять правительство о тех патентах на изобретения, которыми они хотели бы владеть;

  - защищать патентные права;

  - зафиксировать право собственности на федеральное изобретение в письменной форме и сохранять его установленный срок;

  - заниматься продвижением и коммерциализацией открытий, изобретений, научных разработок, технологий;

  - исключительные лицензии предоставлять предпочтительно промышленным компаниям и малому бизнесу;

   - не переуступать права на технологию;

  - предоставлять федеральному правительству право безвозмездно использовать университетские патенты в своих целях после получения безотзывной неэксклюзивной лицензии без права переуступки;

- делить полученные от продажи лицензий роялти с изобретателями;

- использовать прибыль, полученную от использования изобретений, включая роялти, на образовательные цели, подготовку кадров и научные исследования, то есть сохранять статус некоммерческой организации.

   Также в США в 1980-е годы появились различные программы стимулирования инноваций: Small Business Innovation Research, Small Business Investment Company-reformed, Small Business Technology Transfer, Manufacturing Extension Partnership. Это разнообразные гранты на разработки, на исследования, на совместную работу с университетами. Благодаря грантам было создано множество новых совместных исследовательских предприятий, научно-технологических центров. Ещё одним стимулом стала «Национальная медаль США в области технологий и инноваций» – государственная награда за выдающийся вклад в национальное экономическое, экологическое и общественное благосостояние за счёт развития и коммерциализации технологической продукции, технологических процессов и концепций, за счёт технологических инноваций и развития национальной технологической рабочей силы, которую получают в среднем около восьми человек или компаний в год.

   В общем плане в США действует инновационная система, в рамках которой государство выступает исследователем будущего, заказчиком перспективных разработок и инкубатором для их доведения до превращения в промышленный образец. После этого в дело вступает бизнес, который превращает инновации в массовую продукцию и организует её коммерческую реализацию. Основная идея государственного влияния заключается в обеспечении новаторского императива агентства, защите его деятельности от протекционизма и заинтересованности ведомств. Нужно не ждать всплеска инновационной активности от утративших свой потенциал учреждений, а создавать новые структуры под творческих людей с перспективными идеями. Собственно, так ведь и возникали в своё время научные центры, носящие имена их создателей. Инновационную структуру надо создавать под человека с идеей, а не наоборот. Это принципиальный момент. Попытка «приписать» автора инновационной идеи к сложившейся структуре и погрузить его в устоявшийся научный субстрат может загубить все дело. 

   В Америке президент может быть не самой выдающейся личностью, но у него будет отличная экспертная команда. Эта экспертная команда создаётся в недрах правящей партии из интеллектуалов высшего качества, они то и задают темп инноваций в США, формируя инновационный климат в стране. Все остальное – свободная охота бизнеса за идеями, как прорывными, так и самыми простыми, лишь бы деньгами пахло, да за головами, где эти идеи рождаются, поскольку без участия творцов идей их материализация становится профанацией. Охоте за умными головами в немалой степени способствует правительственная миграционная политика – в США более других стран полагаются на высококвалифицированных мигрантов для поддержки инновационной системы. Число компаний в высокотехнологичном секторе США, где мигранты сыграли ключевую роль в их запуске за последние 20 лет, составляет от 15% до 26%, а в Калифорнии и Нью-Джерси за период с 1995 по 2005 годы приезжие специалисты открыли около 40% новых фирм.   

   Резюмируя все вышесказанное про американскую инновационную систему, необходимо подчеркнуть, что для успешной работы на рынке инноваций в США надо изобретать то, что нужно другим, а не просто интересно самому изобретателю. Оно, конечно, там есть DARPA, которая, как губка, впитывает в себя все технические новинки даже на стадии идей, но отдача с того авторам вряд ли светит в обозримом будущем. Другое дело – корпорации, которым интересно не абы что, любая новация, а лишь то, что даст им конкурентные преимущества в битве за деньги потребителей. Только при взаимодействии с корпорациями не след забывать про патентование. Голая идея сама по себе мало чего стоит, даже если она и изумительно красива, потому как легко доступна первому встречному, но если она живёт под охраной закона, то бишь запатентована, то даже если у вас, не дай бог, её украдут, то вы будете счастливым человеком: позаимствовавшие без вашего ведома вашу запатентованную идею по суду заплатят вам большие деньги, и при этом не надо будет ничего делать – ни заводов строить, ни копанию создавать. Другое дело, что к этому надо подходить профессионально.

И ещё один момент касательно инженерной работы в Америке. В США есть такое понятие как руководитель проекта, а дальше, как правило, идут учёные и инженеры, которые возглавляют работы. Вообще, с наукой там обозначено все очень чётко. Например, математикам дают степень Doctor of arts (доктор искусств). То есть математика формально даже не рассматривается как наука. И если ты не доказал теорему, то тебе вообще не дадут ничего. Основной массе присуждается степень PhD (доктор философии) – по химии, физике и т.д., т.е. практически по всем наукам – за исключением медицины – там дают доктора медицины. А вот doctor of science (доктор науки) получают те, кто окончил инженерные дисциплины. Поэтому когда вы видите у кого-то степень doctor of science, то знайте, что он в большей степени инженер, чем учёный.

__________________

© Фиговский Олег Львович

Рвалась из плена казачья душа
Рассказ-воспоминание казака Просвирова об участии в 1 мировой войне, присланный М.А.Шолохову читателем из Лени...
Над Доном-рекой
Повесть посвящена бурным событиям начала ХХ века на Дону
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum