Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Федеральный бюджет России на 2019 год
24 ноября 2017 года Госдума приняла бюджет, зафиксировавший экономические макро ...
№19
(352)
10.12.2018
Общество
Бои и потери в Сирии. Частные военные компании как феномен.
(№3 [336] 12.03.2018)

https://www.svoboda.org/a/29036657.html 

Солдаты неудачи. О русских потерях в Сирии 

Наталия Геворкян

13 Февраль 2018 

      На момент написания этой колонки с большей или меньшей достоверностью известно, что в ночь с 7 на 8 февраля в Сирии, в районе бывшего нефтеперерабатывающего завода Эль-Исба, у населенного пункта Хишам, при столкновении с силами международной коалиции погибли четверо бойцов ЧВК Вагнера, сражающихся на стороне Башара Асада. По данным Conflict Intelligence Team, это Алексей Ладыгин из Рязани, Станислав Матвеев и Игорь Косотуров из города Асбеста Свердловской области, а также Владимир Логинов. Еще об одном погибшем, бывшем нацболе Кирилле Ананьеве, Медиазоне сообщил сопредседатель партии "Другая Россия" Александр Аверин.

     С 8 до 12 февраля в массовую гибель в этой атаке российских "солдат удачи" можно было верить или не верить, основываясь на информации, выложенной в социальных медиа. Об участии "русских наемников на стороне проправительственных сил" в этом эпизоде на северо-востоке Сирии первым со ссылкой на официальных лиц в Пентагоне рассказал американский канал CBS. В репортаже указывалось, что если русские были убиты во время американской атаки у населенного пункта Хишаш, то это первый случай, когда в результате авианалета американцев в Сирии погибли русские. Американцы согласовывают свои действия с российскими военными, и, по данным Нью-Йорк Таймс, российская сторона была поставлена в известность о готовящейся атаке и не сделала ничего, чтобы ее предотвратить. 8 февраля Министерство обороны заявило, что "в результате обстрела ранения получили 25 ополченцев проправительственных войск", – и ни слова о том, были ли в их числе россияне.

      "Солдаты удачи" тем и удобны всем странам, которые их используют, что в случае гибели они не портят официальной статистики. Их потери, как и они сами, – вне официальной зоны видимости. Этот груз 200 или груз 300 – потеря и боль только их близких и товарищей. Их как бы нет, их как бы не тренируют на базах, находящихся на балансе Минобороны, как бы не экипируют и не забрасывают в зону конфликта за государственно-частный счет. Им платят налом, а в случае гибели семьям выплачивают, по разным данным, от 1 до 5 миллионов рублей, а случае ранения – 500 тысяч. Они как бы вне закона, потому что российское законодательство предусматривает наказание за наемничество и создание незаконных вооруженных формирований.

    В эти "игры" играют многие страны со времен холодной войны. С тех пор ЧВК не только не потеряли актуальности, их становится все больше. Они выгодны разным правительствам по разным причинам, в частности, в зонах конфликта, где официально та или иная страна вроде бы не воюет, или уже не воюет, или не хочет официально светиться ( хотя сфера использования ЧВК довольно обширна – от консалтинга и тренинга до логистики и охраны).   Считается, что наемникам плевать на идеологию и политику, им платят за работу, они ее делают. Они удобны именно этой безответственностью кого бы то ни было перед ними или за них и их самих перед кем бы то ни было. По крайней мере, так у нас, поскольку законодательно ни их статус, ни статус их нанимателя, ни права, обязанности и ответственность сторон нигде не прописаны.

     О российских ЧВК мы узнали недавно. На излете премьерства Владимира Путина в 2012 году в Государственной думе ему задали вопрос о возможности использования частных российских военных компаний как одного из инструментов влияния за рубежом. Он ответил: "Я понял ваш вопрос и считаю, что это действительно является инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства. Вы правы абсолютно. Считаю, что да, над этим можно подумать, рассмотреть". Через два года был Крым, Донбасс – без прямого участия государства, и Сирия, где Путин формально завершил военную операцию с участием России в ноябре 2017 года.

  "Без прямого участия государства" удобно (всем, видимо) еще и тем, что не предусматривает официальной реакции, например, на массовую гибель наемников. Я считаю, что если бы в аналогичной ситуации погибли официальные российские военные, то это предполагало бы какой-то ответ – что напрягает, поскольку отвечать пришлось бы американцам. Но меня уверяют, что и в этом случае никакого ответа не было бы, потому что Россия никогда не жалела своих людей и потому что не решится на прямое противостояние с США.

   Скорее всего, именно этим удобством объясняется то, что как минимум дважды были отклонены вносившиеся в Думу законопроекты, предполагавшие легализацию деятельности частных военно-охранных компаний (2012 и 2014 годы). В январе этого года об этом снова заговорил министр иностранных дел Сергей Лавров: "Я думаю, что здесь нужно четко зафиксировать законодательную базу для того, чтобы эти люди были тоже в правовом поле и защищены". Что-то мне подсказывает: выгода использования наемников в частности в том, что они вне правового поля, и не удивлюсь, если очередной законопроект будет внесен и снова отклонен.

   В 2001 году 35 стран подписались под конвенцией ООН, запрещающей нанимать, тренировать, использовать и финансировать наемников. В числе этих стран нет ни одного постоянного члена Совета Безопасности ООН, ни одной страны с серьезной армией. Ни России, ни США, ни Китая. США к тому же выступают против использования термина "наемник".

     Тем не менее этот термин вполне точно соответствует характеру деятельности ЧВК. Но на Западе наймом на такую работу занимаются всё же какие-то легально существующие компании, которые несут ответственность по законам США, с одной стороны, и как наниматели перед теми, кого нанимают, – с другой. Там с бойцами заключаются контракты, полагаю, довольно подробные, им полагается страховка. Как это происходит в России, есть ли контракты, кто их заключает и что там написано, предусмотрена ли страховка на случай ранения или гибели, я выяснить не смогла. Скорее всего, ни формального нанимателя, ни контракта, ни страховки у наших "частников" нет. Хотя, говорят, им иногда в Кремле вручают ордена. Ну да… "Война, Ваша Светлость, пустая игра. / Сегодня – удача, а завтра – дыра..."

       Если Минобороны, или кто там на связи с американцами, знало, что под удар в Хишаме попадут в том числе русские "солдаты удачи" и не предупредило американцев, это останется на их совести, но никто за это не ответит. Бойцы же там просто за бабки, вне политики и идеологии (в отличие от их спонсоров), чисто бизнес, ничего личного, знали, на что шли, а тут они формально преступники, и вообще – были ли мальчики? Формально это несуществующая армия, которой нет ни в списках силовых структур, ни в реестрах юридических лиц. Вагнеровцы – это такие фантомы, призраки войны. Реальны гробы, которые в лучшем случае смогут хотя бы примерно посчитать усилиями журналистов и наблюдателей.

 

https://www.currenttime.tv/a/29044489.html  

Кто нанимает себе армию. Мировой опыт использования частных военных компаний 

Катерина Кочкина

16 февраля 2018

   Частные военные компании – не российское изобретение. Они уже не первый год участвуют в конфликтах по всему миру. ЧВК, а не просто группы наемников, появились в середине 60-х годов прошлого века.

    Первую основали бывшие офицеры британского воздушного спецназа. Они работали в Замбии и Сьерра-Леоне – тренировали бойцов и консультировали военных. Позже компания Watchguard International перебралась на Ближний Восток. Считается, что она была связана с неудачной попыткой переворота в Ливии.

       А у них в Америке

   Когда закончилась холодная война, несколько миллионов военных ушли в отставку. И начали искать работу на стороне – пополняя ряды разнообразных частных военных компаний. Тогда же, в 90-е, была основана, пожалуй, самая известная компания наемников – Blackwater. Сначала они просто тренировали солдат, а после массового убийства в школе Колумбайн обучали полицейских. Все изменилось после вторжения американских войск в Афганистан. Лучшие люди Blackwater охраняли штаб-квартиру ЦРУ и команду, ответственную за поиск Усамы бен Ладена.

   В сентябре 2007-го сотрудники Blackwater были в составе конвоя с американскими дипломатами в Багдаде. Они открыли огонь по мирным жителям – 17 человек погибли, 20 были ранены. Позже военные настаивали, что их атаковали.

      Спустя несколько лет их осудили за непреднамеренное убийство. Еще одного сотрудника компании обвиняли в том, что он, будучи пьяным, застрелил охранника вице-президента Ирака. Тогда же Сенат США начал активно обсуждать регулирование операций ЧВК. А Blackwater занялась ребрендингом. Сейчас компания называется Academi, а бывший глава выпустил книгу о методах ее работы.

    Еще одна крупная американская ЧВК – DynCorp. Она предоставляла услуги американскому правительству сразу в нескольких зонах конфликта. Сейчас они тренируют полицейских в Афганистане и содействуют в антинаркотических операциях. В конце 90-х и начале нулевых сотрудников компании неоднократно обвиняли в сексуальных преступлениях – насилии над несовершеннолетними и даже торговле людьми в Боснии и Колумбии. 96% дохода DynCorp получает от федеральных властей США.

DynCorp – дочерняя компания Cerberus Capital Management. Ее глава Стивен Файнберг дал почти миллион долларов на предвыборную кампанию Дональда Трампа. Источники The New York Times сообщали, что Файнберг активно лоббирует расширение роли ЧВК в американских военных операциях.

      Домашние наемники

    Впрочем, ЧВК работают и вне зон конфликта – израильскую ICTS International создали бывшие сотрудники авиакомпании "Эль Аль" и спецназовцы. Они занимаются безопасностью на транспорте – охраняют вокзалы и аэропорты, разрабатывают системы скрининга пассажиров и вычисления террористов. Еще одна израильская компания – "Микуд" – по контракту с властями Израиля обслуживает пограничные пункты на границе с Сектором Газа.

   В России кроме "ЧВК Вагнера" существовала компания "Славянский корпус". Она участвовала в войне в Сирии на стороне правительственных войск Башара Асада. "Славянский корпус" был зарегистрирован в Гонконге, но сформирован из бывших российских военных. В Сирию они поехали в 2013 году – охранять нефтяные месторождения в районе Дейр-эз-Зора. Согласились за зарплату в 5 тысяч долларов в месяц и компенсацию в несколько десятков тысяч за смерть или инвалидность. "Славянскому корпусу" удалось провести одну операцию, но не очень успешно. А по возвращению в Россию ее участников, а заодно и руководителей компании осудили – по статье о наемничестве.

      Кто танцует Вагнера

   Человеком, который финансирует российскую "ЧВК Вагнер", называют Евгения Пригожина, бизнесмена из ближнего окружения Владимира Путина, который известен тем, что работает по госконтрактам Минобороны.

    Он не только кормит солдат и связан с компаниями, которые собирают наемников, но еще и занимается интернет-троллингом и вообще интернетом в широком смысле. Известные теперь уже на весь мир "фабрики троллей", платные комментаторы-боты – это тоже бизнес Пригожина.

   И именно сотрудники базирующегося в Санкт-Петербурге "Агентства интернет-исследований" вместе с самим Пригожиным оказались в списке обвиняемых во вмешательстве в президентские выборы в США, опубликованном на сайте Министерства юстиции. Пригожину и еще 12 россиянам предъявлено обвинение во вмешательстве в американские выборы. Вашингтон намерен добиваться экстрадиции в США всех 13 обвиненных россиян.

 

https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/02/18/75543-neftyaniki-udachi 

Нефтяники удачи

Попавшее под американскую авиацию в Сирии подразделение решало не государственную, а частную задачу

Ирина Тумакова

18 февраля 2018

     Ради какой цели бойцов ЧВК Вагнера послали в заведомо гибельный бой? Кого и что они должны были защитить на территориях, давно очищенных от террористов? Эта великая цель — деньги. Причем не то чтобы очень большие: четверть дохода с очень средненького по российским меркам месторождения газа «Коноко».

    Газета  «Фонтанка.ру» не раз рассказывала, что формально такой структуры, как ЧВК Вагнера, не существует. Нанимаясь воевать за деньги сначала в Донбассе, а потом в Сирии, бойцы ЧВК заключали трудовые контракты с другими юрлицами. Но все эти структуры, по данным «Фонтанки», связаны с «кремлевским поваром» Евгением Пригожиным. Компания «Евро Полис», подконтрольная ему же, по информации «Фонтанки», в 2017 году подписала с сирийским правительством меморандум: она обязуется освобождать от террористов ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организацияРед.)  нефтяные и газовые поля в Сирии, а потом их охранять, получать за это она будет по 25 процентов от дохода с каждого месторождения. 

   В бой 7 февраля эти бойцы шли как раз за такое месторождение и попали под американскую авиацию. Только освобождать его собирались не от игиловцев. До сирийской провинции Дейр эз-Зор у всех мировых борцов с терроризмом руки дошли летом 2017 года.

И между этими силами добра началось состязание, в котором победитель должен был получить джекпот: нефтяные и газовые месторождения, которые прежде кормили всю Сирию.

    Провинция Дейр эз-Зор разделена на две части, условно западную и восточную, рекой Ефрат. Основная доля нефтяных и газовых полей находится в пустыне на левом — восточном — берегу. До минувшей осени все они были в руках ИГИЛ. Нефть и газ с этих месторождений давали террористам львиную долю их доходов. С одного только «Аль Танак» игиловцы получали до 17 тысяч баррелей нефти в сутки, а с «Аль Омар» — до 13 тысяч. В марте 2015 года американский спецназ ликвидировал «главного нефтяника» ИГИЛ Абу Сайяфа и захватил его документацию. И тогда выяснилось: добывая углеводороды кустарными методами и с огромными издержками, продавая их в два-три раза дешевле, чем на мировом рынке, игиловцы за полгода получили доход в 289,5 миллиона долларов.

   Курды «чистили» Дейр эз-Зор с северо-запада и на левом берегу Евфрата оказались первыми. Им досталось с десяток богатых нефтяных и газовых месторождений и заводов. Проасадовские силы, в рядах которых сражались бойцы Вагнера, продвигались с юго-запада и дальше Евфрата не прошли. Им удалось освободить и взять под охрану всего три небольших месторожденьица: «Аль Харата», «Аль Шула» и «Аль Таим». Игиловцы с них выжимали от 600 до 1000 баррелей в сутки. Четверть доходов от всего этого — кот начхал. Особенно обидно, когда знаешь, что в двухстах метрах, за рекой — Клондайк, но он в руках курдов.

     В конце сентября курды вытеснили ИГИЛ с очередного месторождения — «Табия». Это газовые поля, с которых перед самой войной, на фоне упавшей добычи, сирийцы получали по два миллиона кубометров ежедневно. А потенциал месторождения — 13 миллионов кубометров газа в сутки. Другое название месторождения — «Коноко»: его открыла и в начале 2000-х годов эксплуатировала американская компания ConocoPhillips. Она же построила современный газоперерабатывающий завод.

    Под контролем курдов «Коноко» оказалось 23 сентября. На следующий день проасадовские силы попытались его отбить. Сирийская оппозиция была потрясена вероломством, она обвинила в авианалетах Россию: дескать, в то время как она, оппозиция, бьется с террористами, «российские боевые самолеты обстреляли бойцов Сирийских демократических сил… на крупном газовом месторождении, отвоеванном накануне у боевиков», — написала The Washington Post. Россия в ответ обвинила Соединенные Штаты в «двуличной политике». В общем, захватить месторождение не удалось.

     Тем временем российские военные построили через Евфрат 210-метровый понтонный мост. Объясняли так: по нему на восточный берег будут перебрасывать солдат Сирийской арабской армии, бронетехнику и грузы. Зачем перебрасывать правительственные войска в стан оппозиции — это они, видимо, знали. Мост был отличный, обещали, что по нему смогут проходить 8 тысяч бронемашин в сутки. Сирийское правительство сообщало, что с момента его постройки значительно улучшилась гуманитарная обстановка на левом берегу Евфрата. Наверное, имели в виду, что с помощью моста для бронетехники сирийское правительство курдов подкармливало.

     Потом были, вероятно, какие-то переговоры между российской стороной и оппозицией. Потому что 19 октября бейрутская газета Almasdar News вдруг сообщила, что курды согласились передать России «газовое месторождение «Коноко» и прилагающуюся к нему штаб-квартиру на востоке провинции Дейр эз-Зор». И что туда, на «Коноко», уже приехали по приглашению курдов «российские наземные войска». А таких войск, как мы помним, у России в Сирии нет. Кто на самом деле приехал в гости на газовые поля — можно только догадываться. Но процесс передачи месторождения этим людям как-то затянулся, и тогда, в октябре, дальше дружеского визита «наземных войск» дело не пошло.

     В начале января неожиданно рухнул мост. Уровень воды в Евфрате резко поднялся — и его просто смыло. Газета Минобороны «Красная звезда» обвинила американцев в том, что это они нарочно устроили наводнение, чтобы сломать наш мост. «Резкое изменение водной обстановки произошло из-за преднамеренного открытия шлюзов на плотине ГЭС Эт-Табка, находящейся на территории оппозиционных формирований, подконтрольных «международной коалиции» во главе с США», — сообщило издание. Американцы все отрицали.

     20 января Турция начала операцию «Оливковая ветвь» против сирийских курдов, в районе их города Африна. Курды рассчитывали на поддержку со стороны России. Но Россия поставила условие: добровольно передать анклав под контроль президента Асада — и тогда Анкара откажется от своих планов. Курды даже обсуждать это не хотели. Через 9 дней в Сочи начался Конгресс сирийского нацдиалога, и в числе сил оппозиции, приехавших на него, не оказалось курдов. Сами они заявили, что Москва их не пригласила. В общем, стало понятно, что отношения испорчены окончательно. А значит, тем самым «наземным войскам», что ездили в гости на «Коноко», месторождения не видать.

     И 7 февраля «наземные войска» решили взять то, что им обещали и не дали. Знало ли их командование о том, что американская авиация пообещала ответить? Кто вообще отдавал им приказы, передал ли им кто-то предупреждение? На данный момент это до сих пор неизвестно, также, как число и имена погибших в этой неудавшейся атаке.

На глинистом краю. Стихи
Сегодня тыщи звёзд дрожат в небесном сите,/Промерзшие насквозь, мечтают о тепле,/И смотрит грустный Бог, как т...
Она хотела, чтобы свободными были мы
Памяти Людмилы Алексеевой - от редакции, друзей и единомышленников
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum