Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Федеральный бюджет России на 2019 год
24 ноября 2017 года Госдума приняла бюджет, зафиксировавший экономические макро ...
№19
(352)
10.12.2018
Образование
От инновационного инжиниринга к технологическому бизнесу
(№15 [348] 25.09.2018)
Авторы:
 Олег Фиговский, Вильям Задорский
Олег Фиговский
Вильям Задорский

Система образования — это нация-образующая институция. Знаменитая фраза Бисмарка о том, что битву при Садовой выиграл школьный учитель, об этом и сказана. Без прусской школы не было бы прусской армии, не было бы прусского государства: прусская школа сделала нацию, которая оказалась способна на такие-то деяния.

    Хотелось найти какое-то  современное литературное произведение, где были бы вскрыты проблемы современной системы образования.  Роман Бел Кауфман “Up the Down Staircase”, 1964 («Вверх по лестнице, ведущей вниз») – о действиях, которые на первый взгляд, способствуют чему-либо, изменяя ситуацию к лучшему, а на самом деле только ухудшают положение. Роман о детях и взрослых, о тех, кто идет против системы, надеясь, что их услышат. Героиня книги, молодая учительница Сильвия Баррет, приходит в школу в надежде заинтересовать учеников своим предметом — английской литературой, но быстро обнаруживает, что ученики по большей части равнодушны, большинство коллег совершенно безучастны жизни школы, а сам ход этой жизни подчиняется бессмысленным бюрократическим нормам. Постепенно, однако, она понимает, что именно здесь перед ней открывается возможность действительно повлиять на умы и сердца учеников. Если заменить  в этом  тексте слово “школа ” словом “университет”, то этот нашумевший, особенно после одноименного фильма (1967, режиссёр Роберт Маллиган), странный роман и сейчас будет полностью отражать ситуацию в современной высшей школе многих стран. Вот, только направление движения придется изменить – не вверх, а вниз по лестнице,  ведущей  вверх. При этом не только об образовании придется вести речь, но и о многих сферах нашей жизни, так или иначе влияющих  на  развитие нашего сознания.     

     Только части социума, преимущественно за счет заложенных у некоторых его субъектов на генном уровне механизмов развития сознания, к сожалению, почти без участия институтов образования и воспитания, удается вырваться из зоны догматизма и  взобраться на следующую ступень развития сознания - критицизм. К сожалению, революционные стадии все реже оказываются успешными, ибо их субъекты владеют и оперируют лишь средствами догматизма, ибо стадия  критицизма в сознании еще неспособна  предложить хоть какие-то средства и методы  преобразования. Ведь, сказать ”не так!”, мало для  того, чтобы  что-то изменить. И  никакие реформы  не произойдут, пока  в сознании социума не наступят  дальнейшие изменения, которые дадут ему оружие для  движения вперед. 

    Хотим мы того, или не хотим, но третью ступень развития сознания (критицизм) преодолевают не бывшие ленинские кухарки, добравшиеся до власти и заполонившие в странах бывшего СССР все её институты, и не бывшие комсомольские и партийные деятели, поднаторевшие в средствах и методах оболванивания, зомбирования, манипулирования сознанием. Они научились также  возвращать  слишком вырвавшихся вперед в развитии сознания ретивых членов социума на ступеньку мауглизма. Третью ступень развития сознания преодолевает чаще всего наиболее передовая, чаще всего наиболее развитая молодая часть общества (вот откуда студенческие  бунты, майданы и т.д.). 

     Главным признаком этой сравнительно небольшой части общества на 4-й ступеньке является наличие креативного сознания. Психологи давно спорят, является ли наличие креативизма природным  даром лишь  отдельных  индивидуумов.  Может быть, это и так, но опыт многих педагогов показывает, что зародыши креативизма есть в сознании каждого человека, и  уже найдено много методов  его развития, которые, к сожалению, практически не используются нашими системами образования, а до предела формализованные образовательные системы (к примеру, болонская) действительно  хоронят  даже  остатки  надежды на  выявление и развитие природных способностей к креативизму у молодых людей, а появление системы креативного образования и реализация ее принципов в сложившейся консервативной системе назидательного образования становится  маловероятной  в обозримом будущем. 

  Видимо, необходимо начинать пока с дополнительного специального обучения  инновативности с помощью более современных образовательных методов типа проведения тренингов, коучинга, консалтинга и т.д. Такие подходы неплохо зарекомендовали себя во многих странах, в частности, Финляндии, Швеции, США, Японии. Да и странам бывшего СССР никто не мешает очередную партию ленинских кухарок, избранных во власть, вместо отдыха во время привычных им многонедельных каникул, обучить теории и практике, средствам и методам необходимого менеджмента и инновационного инжиниринга при необходимости на соответствующих уровнях иерархии. Может быть, для этого  пригодится  предложенный нами Тренинг – коучинг для  будущих субъектов инновационного инжиниринга “Современные средства и методы инновационного менеджмента” 

      Хорошо бы не допускать  власть к этой самой власти, пока субъекты власти, раньше остальных, не будут обучены этим вопросам теории и практики, не будут протестированы по этой или подобной программе и не докажут свою профессиональную подготовленность к выполнению своих властных функций. А высшую школу можно привлечь к организации тренингов, семинаров, коучингов, консалтинга по этой или подобным программам.  

     Конструктивизм обычно является  результатом образования  и приобретенного опыта. Трудно не обратить внимание на то, что на всех уровнях развития сознания, кроме первого, определяющее значение имеет просвещение и образование. Очень небольшая часть населения от рождения обладает критицизмом, а, тем более, креативизмом, и конструктивизмом. Беда нынешней системы образования именно в том и заключается, что нет у него такой задачи – развивать эти три высшие ступени развития сознания, хотя еще не так давно эта задача стояла и ее решению уделялось много внимания.  

  Вырастают новые поколения людей. К сожалению, произошла чуть ли не сознательная их дебилизация (наркомания, пивной и просто алкоголизм, воспевание романтики  уголовного мира в искусстве и, главное, неверная ориентация образования на приоритетное наполнение мозгов догматической информацией) в самый ответственный период развития сознания. Видимо, в том, что произошло возвращение назад (вниз по лестнице) к мауглизму, приходится признать, прежде всего,  вину   образования и, особенно,  высшей школы.

      Однако, нельзя снимать вину и  с  литературы, и  искусства, переориентировавшихся от сеяния разумного, доброго, вечного на добывание средств  для существования.  О растлевающем душу человека современном телевидении уже много написано, не стоит повторяться. Разве что стоит вспомнить о многочисленных ток–шоу, после просмотра которых жить не хочется, или бесконечных сериалах, прославляющих криминальный мир, существенно переродившийся с приходом олигархического капитализма, или жестокий мир насилия и доблестных борцов с ним. Или вспомнить о вкладе гордящихся своим вкладом в прогресс информационных технологий, которые сделали с помощью своих “стрелялок” убийство и насилие – обычным стилем жизни.   

     Этот перечень средств и методов  для оболванивания, зомбирования и   дебилизации   населения можно продолжать очень долго. Но нужно ли? Ведь всё это уже стало обыденным, мы к этому ПРИВЫКЛИ. И все же особенно волнуют общество уже сложившиеся перекосы в развитии сознания молодого поколения. Определенная успокоенность образования мирной сонной жизнью в застойный период привела к тому, что в школах и в университетах многих стран исчезла военная подготовка, что также способствовало появлению инфантильных молодых людей, неспособных не только к защите отечества, но и общественных ценностей и даже собственного достоинства. Уже стали привычными группы праздношатающихся ребят, не заработавших своим трудом  ни  единой копейки,  которые заполнили улицы и площади городов.  У многих из них в руках бутылка пива, часто многие из них ”под кайфом”  уже днем, не говоря уже  о том, что вечером  ночные клубы, рестораны  и более злачные места –  к их услугам. Они почти не смотрят ТВ, интернет они  используют, в основном, для отупляющих  “стрелялок ” и просмотра  доступных без всякой оплаты порно-каналов, почти  нет для них клубов по  интересам (да и нет у них  особых интересов, кроме ”кекса и секса”), в лучшем случае, они посещают заведения, направленные, прежде всего,  на  совершенствование собственного драгоценного тела.  Развивающие игры – тоже не для них. Обращает на себя внимание тот факт то, что даже шахматы и столь популярный еще не так давно среди студенчества развивающий ум, сообразительность, разумный ответственный риск, пусть даже и излишне азартный, преферанс, молодежи неведомы.  

    К сожалению, появление во многих странах очередных ”стратегий реформирования высшего образования”  мало что изменяет.  И дело не в отдельных деталях и локальных изменениях систем. Дело в том, что  нуждаются  в серьезном переосмысливании исходные предпосылки  принятой во многих странах стратегии, имеющей много общего в подходах к проблеме.  К сожалению, в большинстве стратегий мы  не нашли:

       1.  Четкой  формулировки  требований  к современному  специалисту, который смог бы стать инноватором, способным стать главной движущей силой  иногда реанимации, а  в большинстве случаев технологического развития реальной экономики. Тем более, в большинстве случаев мы не нашли хотя бы упоминания о  средствах и методах, которые необходимо использовать для этого.

    2. Признания того факта, принятого во всем мире, что высшая школа, как и наука, является не расточительной статьей для бюджета, а производительной силой, активно участвующей в обеспечении устойчивого развития страны. 

    3. Нет и конструктивных предложений по реализации концепции единства  образования, науки, производства и бизнеса в университетах. А во многих ведущих странах мира университеты (США, Япония, Израиль) давно стали флагманами развития как теоретической, так и прикладной науки, обеспечивающими с помощью своих бизнес – подразделений (бизнес–инкубаторов, хозрасчетных университетских центров технологического бизнеса и др.)  развитие реальной экономики.  

   4. Не нашла отражение идеология интегрирования, синергетичного единения всех этих направлений деятельности современного вуза в конкретных средствах и методах, принятых во многих странах мира, в форме кластерного подхода).

   5.  Нет в  стратегиях и  конкретных  предложений по  развитию науки в университетах, причем науки не с долгосрочными планами фундаментальных исследований за счет многострадального бюджета, а с решением краткосрочных задач технологического преобразования реальной экономики страны.

    Не заложена в стратегиях задача формирования высшей школой у своих питомцев более «высоких”, чем мауглианство и догматизм ступеней развития сознания, таких как критицизм, креативизм, конструктивизм, без которых невозможно выполнение  пришедшим и приходящим в ближайшие годы  поколениям уготованной им роли реформаторов страны. Нужны сегодня, завтра и в ближайшие десятилетия творческие инженеры и специалисты, способные критически анализировать все, что относится к их сфере деятельности, и находить эффективные, креативные, конструктивные, конкурентоспособные решения, реализация которых преобразует реальную экономику нашей страны. А подготовка безликих бакалавров и магистров пусть останется  уделом  высшей школы тех стран, где еще осталась в сфере производства отраслевая наука, способная решать задачи  развития производства. 

    Там, где отраслевой науки  уже практически нет,  надежда только на то, что высшая школа вернется к подготовке высококвалифицированных инженеров, способных  совершить предстоящее  чудо  быстрого возрождения и  бурного развития экономики страны за счет развития инновационного инжиниринга и главного пути его реализации – технологического бизнеса, прежде всего, среднего и малого.

  Чаще всего не сформулирована задача изменения содержания образования с учетом ведущей роли специалистов в технологическом преобразовании экономики страны. Нет предложений в концепции о современной кадровой политике, к примеру, об имплементации в деятельность университетов рыночных форм взаимодействия с работодателями, включая  участие последних в формировании паспорта специалиста, заказе специалиста (начиная с отбора работодателем кандидатов для учебы за его средства еще со школьной скамьи), организации производственной практики, реального дипломирования, стажировки, ординатуры и, наконец, распределения молодого специалиста. Нет пока в стратегии предложений по усилению уровня бизнес – образования выпускников, а, ведь, только специалист, подготовленный к работе в условиях рыночной экономики, окажется успешным и полезным.

   Не является неожиданным появление публикаций, посвященных не столько самой концепции конструктивного и креативного образования и соответствующего развития мышления специалистов, но конкретным и доступным средствам и методам обеспечения этого развития. Так одним из авторов (Фиговский О. Л.) был прочитан в рамках центра Сколково цикл лекций по инновационному инжинирингу. В качестве таких методов мы расскажем о нашем видении концепции бесконечного и понятийного мышления, так как эти понятия являются  важными для развития перспективных   в эпоху реформирования форм мышления.

  Мы выступаем за основополагающий принцип – непрерывное и бесконечное образование. Человек должен учиться и развиваться всю его сознательную жизнь и только тогда он способен сам генерировать знания и инновационные решения высокого уровня. Не знаем, к сожалению, или к счастью, но этот принцип  работает далеко не всегда хотя бы потому, что далеко не все и не всегда дипломы получены в результате праведного труда при получении образования. Это прекрасно знают работодатели. Кроме того, наличие диплома отнюдь не свидетельствует о профессионализме специалиста, способности предлагать конструктивные и креативные решения и, главное, подтверждать профессионализм и   совершенствовать его путем самостоятельной работы в течении всей жизни. К сожалению, перед высшей школой редко ставятся задачи обучить студентов современным технологиям поиска оптимальных решений, развивать их творческие способности, критическое мышление и   креативность.

     Один  очень важный вопрос раньше вообще редко обсуждался. Речь идет  о том, что необходимо обучить студента учиться. Традиционные лекции, лабораторные и практические занятия, архаичные курсовые проекты и др. сегодня являются уже не основными методами обучения. С развитием информационных технологий и вычислительной техники, средств общения и сферы услуг в области получения информации даже специального характера сложилась   ситуация, при которой   зачастую студент становится более информированным, чем его учитель. Это особенно печально, когда преподаватель находится в плену устаревших знаний, давно сложившихся   взглядов, не занимается наукой, использует устаревшие конспекты, учебники, информацию. Трудно обвинить в этом только преподавателя – ведь, многие промышленных предприятий вопросы их развития пока мало интересуют, поэтому к науке с предложениями о   проведении НИР они обращаются крайне редко. Отсутствие хозяйственных договоров и скудость финансирования из госбюджета практически уничтожили во многих университетах серьезную науку и крайне осложнило   работу аспирантуры.   А здесь еще - с каждым годом усиливающаяся конкуренция с системой образования стран, соревнующихся в скорости развития. Она уже привела к серьезным трудностям в профориентации молодежи, тем более, что мотивы, побуждающие ребят обучаться в вузах, становятся все менее убедительными. 

     Трудности усилились после того, что во многих странах приняли непродуманные  пенсионные законы, которые привели к одновременному уходу из вузов большого количества наиболее опытных ученых и преподавателей, не успевших подготовить себе достойную смену. Отсюда низкий профессиональный уровень многих молодых преподавателей. Ни разу в жизни не проходили многие из них через заводскую проходную, не работали ни дня в реальном производстве. Чаще всего, молодые люди пришли в аудиторию  сразу после аспирантуры, а то и без нее. 

  К сожалению, наши последние законы о высшем образовании посвящены, в основном, вопросам обеспечения  соответствия  нашего образования   не всегда наиболее успешным зарубежным образцам. Можно с уверенностью сказать, что  “обезъянничанье”  в этом случае и дальше окажется безуспешным, а слепое заимствование некоторых подходов в соседних странах вряд ли способно что-то полезное привнести в школу.   Ведь у каждой страны свои цели, приоритеты образования в сложившейся ситуации, значит необходимо   менять средства и методы работы высшей школы с учетом этого.   Изменился и сам перечень требований к современному специалисту на рынке труда. Еще недавно специалисты после окончания вуза попадали на устойчиво работающие предприятия, занимались   поддержкой этой устойчивости за счет профилактики, ремонта, иногда некоторого совершенствовании технологии и оборудования. Сегодня, по крайней мере в странах бывшего СССР, у них совершенно другие задачи: нужно реанимировать предприятия реальной экономики, обеспечить их конкурентоспособность   и дальнейшее устойчивое развитие. Именно для этого, прежде всего, нужны такие качества современного специалиста как  критицизм, креативизм, конструктивизм.   Может быть, это покажется странным, но для обеспечения   этих качеств пути развития образования в этих странах должны разойтись с западным образованием. Там на рынке труда требуются специалисты  традиционного уровня. Приходится часто слышать от вернувшихся молодых людей (к сожалению, их много остается   за рубежом, там, где они получили образование), что   их все время предостерегали при учебе: ничего нового, не навредите, легче на поворотах.

    Да, конечно, профессиональная подготовка дает людям конкретные навыки, но и их нужно будет снова и снова обновлять на протяжении карьеры. В современных условиях во многих профессиях стало необходимым приобретать новые навыки взамен устаревших. В среднем и малом бизнесе в связи с ограниченным количеством сотрудников в каждом предприятии, появилась потребность в «гибридных рабочих местах». Навыки программиста, например, в настоящее время зачастую требуются далеко за рамками технологического сектора. Чтобы высококвалифицированные работники стали успешными, им необходимо профессионально-ориентированное образование на протяжении всей трудовой жизни. Западные коллеги считают, что для этого необходимы разные меры: и смягчение момента начала трудовой жизни, и возможность осваивать новые навыки на протяжении всей карьеры.

    В развивающихся странах этих средств и методов явно недостаточно. У них иные задачи, стране нужны другие кадры, удовлетворяющие спрос на неформальную, нерутинную работу – энергичные, инициативные, наступательные с другим мышлением – критическим, креативным, конструктивным. Как их подготовить? Пока перечень применяемых для этого средств и методов  не очень обширен. Это : 

  • дистанционное  online,   offline  и модульное  образование,
  • авторские  учебные программы,
  • обучение не только по курсам, но и по дисциплинам, объединение студентов в тематические группы с учетом уровня их подготовки. Более подготовленные студенты объединяются в группы, изучающие более сложные дисциплины или их разделы.
  • концептуальные и  проблемные лекции, построенные  на результатах научных работ автора,   по работам, внедренным в практику,
  • мозговые  штурмы,
  • работа студенческих групп синектикса,   
  • лабораторные  работы и практические занятия по реальной тематике  среднего и малого бизнеса  в стиле коучинга,
  • замена  производственной практики системой “учеба – работа  пополам”  (система Завода -  ВТУЗа),
  • сокращение или отмена курсовых проектов,
  • выполнение только реальных дипломных проектов по тематике, относящейся к среднему и малому бизнесу предпочтительно в студенческом бизнес – инкубаторе,
  • внедрение электронных профессиональных научно – технических библиотек на дисках или других носителях с оцифрованной  учебной, технической и научной  литературой,
  • создание и публикация технической литературы, адаптированной для подготовки современных специалистов  без обилия наукообразных математических выкладок и малоизвестной терминологии,  чрезвычайно редко используемых в инженерной практике, включенных в книгу отнюдь не ввиду  необходимости, а  в целях  ее ”онаучивания”.   
  • восстановить издание   книг с производственной тематикой, не содержащих   никогда не потребующиеся в будущем   математические зависимости,
  • усиление системы послевузовского образования с регулярной стажировкой выпускников путем проведения циклов семинаров и лекций, курсов, коучингов, тренингов,  выполнения реальных проектов технического перевооружения  производств,
  • развитие практики выполнения хоздоговорных научно–исследовательских работ по заказу предприятий, где работают выпускники университета, выполняемых с их непосредственным участием. 

      В значительной степени  проблемы  развивающего образования решаются переходом на систему  непрерывного образования уже в стенах университета. Недавно появилась  книга Полякова В.П. "Системный анализ. Модели и реальность (технические системы)». Судя по  названию, автор попытался создать теоретическую базу для науки о технических системах, используя системный анализ и математическое моделирование. Рано критиковать коллегу, но один пример все же приведем. Заинтересовал многократно использованный автором термин  «энергодинамика».  Уж очень он специален, и не совсем понятно, какое отношение он имеет к теме книги. В  Google отослали к теории йогов, вот начало этой ссылки: " Для обучения выполнению движений-переходов в методике Y23 имеются два класса специальных динамические техник – так называемые “энергодинамические техники” и “медленная гимнастика”. Правильное выполнение переходных движений в практике свободного потока обеспечивает дополнительную активацию и оптимизацию некоторых функций информационного и энергетического метаболизма, что позволяет сделать информационное воздействие техник гимнастики йогов ещё более контролируемым и эффективным"... Очень уж заинтересовала возможность для студентов  изучать   теорию технических систем, опираясь  на технику гимнастики йогов.

    В варианте нашей теории технических систем в качестве теоретической основы авторского курса также лежит системный анализ, а также концепция устойчивого развития (систем) и синергетика. Оба автора этой книги уверены, что такое непрерывное образование   полезно, так как  при этом удается улучшить теоретическую и практическую подготовку и дать полный набор знаний не только для будущего специалиста механика, но   и для проектного менеджера. 

     Поэтому в качестве временной меры ввиду инерционности чиновников от образования практически во всех странах можно рекомендовать начать подготовку  таких специалистов на базе подготовки специалистов механического профиля в качестве второй специальности. Это не только поможет решить вопросы кадрового обеспечения технологического перевооружения реальной экономики стран, но и поднять среди молодежи престиж  инженерного образования. Дополнительных  бюджетных средств для этого не потребуется.  

      Образовательные чиновники искренне заблуждаются, думая, что только заимствование западных подходов типа явно не оправдавшей себя болонской системы способно заменить необходимость поиска собственных средств и методов обеспечения развивающего образования для повышения теоретического и практического уровня подготовки  специалистов, достаточного для их активной роли в технологическом преобразовании экономики. Кроме изложенных выше средств и методов совершенствования образования, обращает на себя внимание проблема  содержания образования. Специалисты многих стран с легкой руки финских педагогов и психологов обсуждают и уже успешно реализуют идеи исключения из программ многих школьных предметов, не используемых практически в течении всей жизни человека отдельных разделов. 

    Одним из наиболее важных направлений работы  в университетах является развитие  работ по  имплементации в учебный процесс понятийного  мышления у студентов. Уже многие согласны с тем, что науки построены по понятийному принципу: в их основе базовые понятия, над которыми выстраивается пирамида науки. Психологи отмечают наличие особого понятийного мышления, а его истоки  следует искать в работах выдающегося  психолога Льва Выготского. Обобщив, понятийное мышление можно определить через три важных момента. Первый - умение выделять суть явления, объекта. Второй - умение видеть причину и прогнозировать последствия. Третий - умение систематизировать информацию и строить целостную картину ситуации.   

    Можно констатировать, что этот алгоритм практически не отличается от обычного системного анализа, но само по себе выделение именно этих трех моментов чрезвычайно важно именно для развития понятийного мышления именно в высшей, а не в средней школе, ибо школьник вряд ли готов адекватно понять реальную ситуацию и сделать правильные выводы. И здесь очень важно, чтобы будущий специалист понимал, что  планы не реализуются и  прогнозы не сбываются не  только и не столько  по  вине окружающих   людей и обстоятельств,   а  также  и, может даже в большей степени,  из-за неверного понимания им ситуации и неумения найти адекватные креативные, конструктивные решения. 

     Психологи, как обычно, забыли включить в приведенный алгоритм четвертый пункт – генерирование   конструктивного, желательно одновременно креативного решения. Это не вызывает удивления, ибо, по их общему мнению, слишком мало (до 20%) людей  обладают полноценным понятийным мышлением. Но, ведь, среди них крайне мало лиц,  принимающих решения о развитии общества. Нельзя не подчеркнуть, что сегодня практически напрочь лишены  понятийного мышления многие эксперты и политологи, психологи, философы, социологи, депутаты, высокопоставленные чиновники и т.д. Вот почему столь однообразными и безрезультатными стали многочисленные полит-шоу и заседания на самом высоком уровне. Не видят и не слышат зрители и слушатели там результатов анализа проблемы, прогнозирования, синергетического анализа причинно - следственных связей и, тем более,  конструктивных и креативных предложений.  

   Отсутствие понятийного мышления у лиц, принимающих решения, игнорирование высшей школой необходимости развития понятийного мышления у студентов является основной причиной срыва чрезвычайно важных для каждой страны реформ. Пришло время, когда без реформ невозможно дальнейшее развитие, да и просто существование стран. Непрерывно реформируемое, дорожающее с каждым днем образование, забывшее о воспитании развитого, высокоинтеллектуального и неагрессивного поколения, не сумевшее обеспечить возможности талантливым детям и юношам не оставаться у обочины прогресса, переложившее воспитание молодых людей на их родителей, которые  заняты добыванием хлеба насущного, пока неспособно выполнить эту задачу. Нужно создать и реализовать новые методики и организационные формы креативного образования. Всегда умный и талантливый любой народ чувствует необходимость этого. 

   А теперь попробуйте найти в этих принципах хотя бы один, касающийся  качества, содержания образования.  Не найдете, их  просто нет.  Основное внимание уделено лишь планированию затрат и оценке результатов образования с помощью пресловутой тестовой системы оценки знаний, разумеется. В то же время, качество образования – это система свойств и характеристик, отражающих соответствие образования современным потребностям общества и его  ценностям, а также представлениям  о его будущем.      Между тем, развитые государства уделяют специальное внимание образованию творческой элиты. В США есть специальная система подготовки таких кадров для всех ответственных постов, в Великобритании действует сословная форма такого образования. Здесь стоит напомнить  изречение Платона: "Умные люди расплачиваются за то, что не идут в государственное управление тем, что ими управляют дураки …" .  Отсюда все чаще возникает вопрос: чему и как учить студентов для того, чтобы они, став профессионально компетентными специалистами, были реально востребованы и конкурентоспособны на рынке труда, а, главное, чтобы они были готовы к необходимости поиска  нестандартных креативных решений, для обеспечения динамичного развития в эпоху рыночной экономики, к профессиональному росту и профессиональной мобильности, гибкости мышления, межнациональному диалогу, толерантности и сотрудничеству.  
       При нынешнем динамичном развитии мира часто усвоение накопленного другими опыта и знаний становится почти бесполезным во многих профессиональных областях. Объем знаний сейчас таков, что усвоить их даже частично уже невозможно, тем более, что количество информации, по некоторым оценкам, увеличивается каждые десять лет вдвое. Любой участник образовательного процесса, будь-то преподаватель или студент, не может освоить все знания даже по одной дисциплине. На встречах с выпускниками прошлых лет мы часто спрашиваем, что из полученных в университетах знаний было востребовано в практике их инженерной деятельности. Чаще всего слышим ответ – практически ничего. Однако те скудные навыки, которые дала высшая школа по методам решения нестандартных задач, креативным методам почти всегда были использованы. 

     Анализ ситуации показывает, что сейчас нужно не столько что-то знать (ибо большая часть знаний быстро забывается), сколько понимать, что нужно знать для решения той или иной задачи, уметь находить ее решения, используя творческие способности или умение самостоятельного поиска необходимой информации с использованием информационных технологий и приобретения знаний. Только творчески ориентированное образование может сформировать нестандартно мыслящих людей, способных эффективно работать в самых разных областях знаний независимо от их специальности. Это особенно важно в рыночной ситуации, когда выпускник вуза зачастую не может найти работу по специальности или по разным причинам должен часто менять работу.  

   Важно и то, что при рыночных механизмах хозяйствования с их атакующим менеджментом и маркетингом зачастую оказывается недостаточным эволюционное постепенное совершенствование  технологии и оборудования. Время, рынок, законы конкуренции часто требуют полной замены технологии и оборудования, использования революционных решений. Все чаще наши менеджеры понимают, что штопание старых дыр сегодня выгоднее заменить демонтажом старой установки и заменой ее принципиально новой с  революционной технологией. 
    Ставка на узкую специализацию высшего образования по европейскому образцу (вспомним  расхожие выражения о том, что узкий специалист подобен флюсу и отличается дебильностью, так как напрочь не признает и не принимает никаких новшеств) сейчас представляется бесперспективной уже потому, что для плодотворной работы и создания чего-то нового необходимо обладать широким кругозором и уметь грамотно решать проблемы. В этом отношении представляется наиболее перспективным японский корпоративный менеджмент, где кадровые вопросы решаются в рамках ротационного механизма и специалист приобретает и широкий, и творчески ориентированный профессиональный кругозор.
    Что бы ни говорили о привитии навыков творчества студентам, в большинстве вузов основное внимание уделяется лишь исполнительскому труду. Студентам дается слишком много узкоспециализированных сведений, которые они могут найти в книгах, справочниках, Интернете. А вот научить его нетрадиционно мыслить высшая школа как система, к сожалению, пока не может, и творчески ориентированные выпускники - чаще всего заслуга не вуза как такового, а отдельных преподавателей.  
   Формирование человека креативного типа предполагает освоение им принципиально новой культуры мышления, суть которой, в конце концов, заключается в развитии интеллекта человека с помощью нетрадиционных технологий обучения. В таких технологиях акцент делается не столько на организацию и переработку знаний, сколько на их порождение. Этот вопрос тесно смыкается с технологиями порождения интеллектуальной собственности, которые являются предметом озабоченности человечества очень давно. Таких технологий человечество придумало очень много.  В качестве наиболее популярных можно назвать: метод проб и ошибок, морфологический анализ, метод контрольных списков, метод ”национальных” решений, мозговой штурм, синектикс и др. Пока трудно назвать какую-то из этих технологий, как окончательно признанную, да и трудно большинство из них рассматривать в качестве  образовательных.  

      Проблема высшей школы еще и в том, что традиционно сложился огромный  набор  специальностей, по которым готовятся  бакалавры, магистры и, пока еще, специалисты в наших университетах. К примеру, только специальностей химического и строительного направления в университетах более сотни. Скажут, готовим специалистов с глубокой профессиональной подготовкой. Возражать трудно, но и не нужно. Узкие специалисты сегодня просто не соответствуют рыночным условиям работы предприятий независимо от их форм собственности. Приходится вертеться – в зависимости  от требований рынка менять сырье, продукцию, технологии, оборудование. К примеру, если раньше  существовала в химии ориентация на одно-номенклатурные производства и страна, к примеру, покупала в США, Японии, Чехословакии и понастроила миллионники – аммиачные производства, то в мире уже давно взяли ориентацию на многономенклатурные гибкие легко-трансформируемые производства, готовые очень быстро перейти, в соответствии с требованиями рынка, на выпуск другой продукции из другого сырья. Может ли узкий специалист очень быстро обеспечить такую трансформацию? Нет, конечно, его этому не учили. Создание нового производства у нас всегда, даже если его покупали за рубежом, занимало несколько лет, а рынок считает на дни, ну, на месяцы. А для этого нужны легко переналаживаемые гибкие автоматизированные производственные системы, которые сегодня создавать и эксплуатировать просто некому.  

    Если говорить о химиках, то совершенно неясно, отчего это в соответствующих университетах такая любовь к подготовке отдельно специалистов – технологов и специалистов – механиков. Может ли быть технолог профессионалом, если он слабо знает оборудование, где  реализуется  его технологический процесс. И, наоборот, может ли быть профессионалом специалист механик, если он слабо разбирается в процессах, что происходят в его оборудовании, если он не может разработать модель аппарата и реализовать алгоритм оптимизации  процесса? Ответ ясен. Вообще, можно ли решать   сложные комплексные вопросы оптимизации техники (если понимать под ней синергетическое единство технологии и оборудования) дискретными методами силами специалистов, не понимающих друг друга, разговаривающих зачастую на разных технических языках? Поверьте, это невозможно. Может, именно поэтому во многих ведущих зарубежных университетах отказались от излишнего дробления специализаций, а в химии зачастую перешли на подготовку  специалистов по химической технике (Сhemical  Engineering), а не отдельно  по оборудованию или технологии.  Все написанное  имеет прямое отношение к вопросу креативности специалистов, ибо без универсальности, широкого кругозора, владения   системными методами, современными  информационными технологиями, методами оптимизации, теорией принятия решений ни о какой креативности говорить  не приходится.  

  

      Как и в старые времена, сегодня в технических университетах читают огромные  курсы лекций по  математике времен Лобачевского, которые никогда не  найдут применения в инженерной практике, но не учат использованию  современных программных продуктов для вычислительной техники в практической деятельности. Учат физике, мало чем отличающейся от школьных курсов, но не учат использованию законов физики в современных технологиях и, особенно,  в практике  их оптимизации. Не стоит доказывать, что современному специалисту не нужна серьезная базовая теоретическая подготовка, но,  в то же время, нельзя подменять фундаментальные знания, необходимые для  современного  специалиста, набором  разобщенной научной информации, которая  никогда не будет востребована и будет немедленно забыта после  экзамена. 

     По-видимому, нужна серьезная переориентация теоретических курсов, преодоление их оторванности от практики. Сделать это можно, если, оставив в покое теоретические лекции, обратить особое внимание на содержание лабораторных практикумов,  привязав выводы теории к демонстрации возможностей ее использования в решении практических задач, приближенных к профилю будущей специальности студента. Можно продолжать экскурсию по теоретическим курсам, но гораздо интереснее рассмотреть  проблемы постановки профилирующих курсов в современной высшей школе.    

   Может, именно невозможностью организовать в современных реалиях требуемую практическую подготовку специалисту, объясняется повышенное внимание профилирующих кафедр к включению в учебные планы и рабочие программы выполнения многочисленных проектов и всяческих домашних заданий.  Их огромное, далеко не всегда понятное и оправдываемое количество, иногда просто удручает. Однообразная тематика, полное отсутствие решения творческих задач в задании  делает просто  бессмысленным их выполнение. Студенты, зачастую в вопросах использования информационных технологий более ”продвинутые”, чем их преподаватели (вспомните компьютерные игры, фильмы, эротика, социальные сети, которыми так увлекается современная молодежь), не без ехидства и удовольствия находят в  Интернете готовые решения любых  задач и любые проекты, вплоть до дипломных. А в последние годы даже чертежи готовые в электронном виде там же раздобывают, а распечатать их – быстро и недорого.     

    Те, у кого родители побогаче, поступают еще проще, заказывая готовые проекты и задания у ”специалистов”, которые делают все дорого, но быстро. Кто из нас не видел множество предложений этих сомнительных услуг студентам, аспирантам, соискателям даже докторских степеней в Интернете, на досках объявлений, на планшетах, которые находятся на туловищах живых манекенов – тех же студентов.  Недавно такое объявление появилось даже в вестибюле одного из наших уважаемых университетов с указанием расценок за услуги. Возможно, тем и объясняется обилие проектов и подобных заданий в программах и учебных планах, что это своеобразная коррупционная сделка сервисных контор и индивидуалов с университетами. 

_______________________________________

© Задорский Вильям Михайлович, Фиговский Олег Львович

Публикуется с некоторыми сокращениями. Ранее публиковано 5.08.2018:

http://nizi.co.il/nauka/gumanitarnye-nauki/ot-innova...

На глинистом краю. Стихи
Сегодня тыщи звёзд дрожат в небесном сите,/Промерзшие насквозь, мечтают о тепле,/И смотрит грустный Бог, как т...
Она хотела, чтобы свободными были мы
Памяти Людмилы Алексеевой - от редакции, друзей и единомышленников
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum