Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Умер Сергей Юрский
Публикации в российских СМИ в связи со смертью великого артиста Сергея Юрского.
№02
(355)
10.02.2019
Творчество
Возле воды. Стихи
(№2 [355] 10.02.2019)
Автор: Владимир Косулин
Владимир Косулин

          Фотоальбом

Солнце, грязь и дерева нагие…

Синий март лежалый снег казнил,  

Смятые зимой сердца людские

Яркими сосульками блеснил.   

Сквозь порывы ветра, гомон каржий,  

Локотком прижав фотоальбом,

Продвигался дяденька отважный – 

Шаг назад и два вперед бегом.                                                                           

Опьяненный – вовсе не весною – 

Кто он был? Откуда путь держал?

И куда с тоскою вековою    

Шаг стремил? – я этого не знал 

И не знаю. Путник поскользнулся,

Вскинул руки. Старенький альбом,

В луже оказавшись, распахнулся,

Вплавь пустились те, кто были в нем: 

С соской грудничок и пионеры,

Бодро отдающие салют,

Старый снимок – в поле землемеры,

А на этом – у костра поют, 

Черно-белых и цветных с десяток

Женщин, с бородой седою дед,                                       

 Мальчик с воблой среди дачных грядок,

Надвое разорванный валет… 

 Всё обдумав, соразмерив силы,

Путник, пошатнувшись, пнул альбом…

Лица ветром по воде носило,

А под утро затянуло льдом. 

 

В  коробкЕ        

Мальчишки прежде любили играть со спичками.

Самая простая забава заключается в следующем:

зажженная спичка вставлялась в щелку коробка 

со стороны, где теснились новенькие, пахнущие

 серой спичечные головки, и ....                   

                                                                                                              На ладонях затылок, а ноги в воде… 

Душной ночью от всех и всего отсеченный,

Ощущая спиною шершавость досок,

Он лежит, будто, зренья и слуха лишенный.

 

Тих камыш, нет ни всплесков, ни стона цикад,

Мелкокрылая тварь имитирует ветер,

Облетая лицо...  Даже если здесь ад,

Все равно – это лучшее место на свете. 

Спит мобильник на ласковом илистом дне.

Боже правый, какое великое счастье

Быть на солнцем прогретых и тихих мостках

Недоступным общенью и прочим напастям.  

Нарастающий гул?..  Это бред… Черт возьми,

Не ходили сюда отродясь электрички.

Капля пота с виска тихо в ухо ползет…

В черноте среди неба след чиркнувшей спички.

 

                  Фонтан

Воскресенье последнее летнее,

Уж давно заготовлен таран

Для тепла и бормочущей зелени.

Детвора понабилась в фонтан. 

Дела нет ребятишкам до осени –  

Шум воды, оглушительный визг – 

А задумчивый дед на скамеечке

Вне контекста веселья и брызг. 

Резкий ветра порыв безошибочно 

Среди струй жизнестойких нашел

Нетугую косичку и в сторону

Отогнувши, умело расплел.

 

            Идти домой не хочется

Ветер борется с парой настойчивых чаек.

Серый день. Для чего на пустынном причале

машет всем проплывающим баржам вослед

человек?..   Дан в названии ясный ответ.   

 

                       Карфаген      

Холм. Березы, на месте церквушки –  

Хлам да пара обугленных стен. 

Вероятно, по этой причине  

Называли бугор Карфаген. 

Там – не знающий жизни мальчишка – 

Я Рубцова подруге читал.

Но внезапно запутавшись в рифмах, 

С нею в сорные травы упал.   

Приключившийся счастья припадок 

Хоть стремителен был, но глубок;

Тексты книжки, на лавке лежащей,

Неспеша изучал ветерок… 

Сколько лет, а всё, кажется, помню   

Теплый бархат коленок и плеч.

Больше мы в то июльское утро

Не вели о поэзии речь. 

Молчаливо на тучи смотрели.

«Сколько ж было здесь счастья и драм», –

Думал я. Сорняки в это время  

В рост пошли и упрятали храм: 

Листья ширились и умножались,

Плющ гигантский по травам полез.

Миг один…  и сомкнулся над нами

Безголосый и сумрачный лес… 

   

                 Чайка

Отдыхать на волне не пристало тебе – 

Счастье виделось только в движеньи.   

Крылья легкие резво несли в синеву     

И бросали в ее отраженье.  

Птахам вольным не нужно о завтрашнем дне

Размышлять. Птицам чужды боренья 

С притяженьем, уныньем, страстями, молвой,

Чужды горести, зависть, сомненья.                            

Может быть, ты, ловя мной подброшенный хлеб,

Снисходила, а может, жалела

Дурака…  Я не знаю. Потом наступил

День, в который ты не прилетела.                                     

Полземли обошел, чтоб найти, и нашел 

На каком-то заброшенном пляже:

Подкрепиться спустившись на мусорный бак,    

Грязь и небо ты сшила в пейзаже.  

Знать, свобода – мираж, коль везде и во всем  

Диалектики смрад неминучий…

Как печально, что в птице небес чистота

Уживается с мусорной кучей.

 

      Летняя ночь в Астрахани

Душно, вакуум, небо без звезд

(здесь не надобны слух и глаза),

в ступор впал даже чуткий камыш:

ждет сигнала к атаке гроза.

  

 … а человек – где лучше 

Тучи за шиворот лезут свинцовые, 

Где-то внизу шевелится вода,

Старый толкач ее черно-лиловое

Платье утюжит. Упорный балда.   

В редких ветвях оголенного дерева

Накрепко впаяны гнезд колтуны.

Лес, что темнеет у дальнего берега,

Вызвать старается чувство вины. 

Все мироздание серою краскою

Густо записано. Холст не отмыть 

Даже дождю с многодневной закваскою. 

Лишь сигареты он мастер гасить. 

В воду швырнувши окурок погашенный,

Медлит мужик на крутом берегу.

Муторно с темной реки неотглаженной

В гладкий уют возвращаться ему.

 

                Плавание

От старого причала без усилий

Неведомо кто лодку оттолкнул.

Полз по воде туман, но постепенно – 

Когда желанный ветерок подул –  

Исчезла хмарь. Вначале в чистых водах  

Шло судно по течению. Но вдруг…

Плывущий осознал, что незаметно

Исток стал устьем, севером стал юг, 

Что на пути воронки да болота,

Да отмели, что двигаться трудней.

И чем трудней, тем встречное теченье

Упорней, бесшабашней и наглей. 

Позднее был на лодке установлен 

Для скорости новехонький мотор.

На камнях он потерян, и движенье

Шестом осуществляется с тех пор. 

И все же плыть по-прежнему охота,

Ведь солнце то же, так же ветер шал.

И что с того, что рано или поздно

Уткнется лодка в старенький причал. 

                               

                      ***

                                Земную жизнь пройдя до остановки… 

Солнце покончило с ливнем.

Бурный поток у бордюра

К центру дороги скромней. 

Как с тротуара шагнувши – 

В слякоти не замаравшись – 

В яркий проникнуть трамвай…

 

                      ***

Погода внутри

           Р. Фрост

Ярко-серый внезапный дождик

Зашумел во мне для того лишь,

Чтоб на свет появилась строчка

«Ярко-серый внезапный дождик…»

 

                   Одиссей

Бесконечные лязги, звонки и гудки,

Разноцветные краны, вагоны,

Снегопады, жарища, туманы, дожди,

Ребятишки, любимые, жены.   

Здесь участьем убьют, а наветом спасут,

Здесь сравняют с землей, если прав ты,

Полифемы и Кирки кругом стерегут.

Здесь, по сути, мы все – аргонавты. 

По утрам, когда всё в еще спящем порту 

Не эффектно (и не эффективно),  

Я подолгу лежу на морском берегу

И на воду гляжу неотрывно.

Как смешон, кто удумал на зиппер закрыть  

Горизонт. В нашем счастье и мраке

Мне не сможет никто никогда запретить

Размышлять и мечтать об Итаке.  

___________________________

© Косулин  Владимир  Александрович

История с заражением ульяновских курсантов опасной инфекцией
Курсанты Ульяновского гвардейского суворовского военного училища Министерства обороны Российской Федерации зар...
Соцмедиа создают свой мир: сначала информационный, а потом — и физический
Статья посвящена резкому увеличению потока информации в связи с развитием социальных медиа, что привело к дина...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum