Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Плавучая атомная электростанция «Академик Ломоносов» – прорыв в атомной эне...
Репортаж c Плавучей атомной электростанции (ПАТЭС) "Академик Ломоносов".
№11
(364)
15.09.2019
Культура
Свои чужаки. Грузинская диаспора и эволюция Советской империи. Книга Эрика Скотта
(№6 [359] 01.05.2019)
Автор: Герман Цверианишвили
Герман Цверианишвили

Эрик Скотт. Свои чужаки. Грузинская диаспора и эволюция Советской империи. Перевод Ольги Леонтьевой. – Новое литературное обозрение. – Москва, 2019 

     Автор книги – Эрик Скотт преподает в Канзасском университете (США) занимается изучением истории СССР, миграции и беженцев. В данной работе он обращается к истории грузинской диаспоры в СССР. Как грузины влияли на разные сферы жизни советского общества в разные периоды. Как с Кавказа в Кремль попадало целое поколение грузинских революционеров. Какую роль играли грузины в культуре и экономике эпохи застоя. Благодаря чему грузинская диаспора достигла успеха. 

     Особое внимание, начиная со студенческих лет, прошедших в Калифорнийском Университете Беркли, Скотт уделил грузинской диаспоре в СССР. Ещё в студенческую пору ему довелось побывать в Москве, где он несказанно был удивлён совершенно исключительным положением, которым пользовались выходцы из Грузии в столице Страны Советов. Он пишет, что его поразили в Москве «…неодолимая притягательность грузинской кухни, … грузинских вин… и  фильмов Советской Грузии».

     В последующие годы Эрик Скотт, став аспирантом, затем – преподавателем  университета, неоднократно наведывался как в Москву, так и в Грузию, а также и в другие советские республики. И каждый раз его внимание привлекало особое положение выходцев из Грузии в сравнении с выходцами из других республик СССР.        

  По мнению Скотта, негрузинские диаспоры представлены были преимущественно неквалифицированной рабочей силой, тогда как грузинская – выдающимися государственными деятелями, учёными, звёздами кино и театрального, в том числе – оперного и балетного, искусства. Их культурный репертуар обладал узнаваемым обликом и пользовался большим успехом.

      По утверждению автора, это не было случайностью. Выходцы из Грузии как в предреволюционной России, так и на заре Советского государства, занимали видное, а затем – и лидирующее положение. Достаточно упомянуть имена Сталина, Орджоникидзе и целой когорты революционеров – выходцев из Грузии. Будучи по существу «чужаками» на просторах как Российской, так и Советской империи, грузины, по Скотту, сумели обрести репутацию самых «своих» среди всех прочих «чужаков».

    Однако не со всеми утверждениями Э.Скотта можно согласиться, в частности, с тем, что советская империя, господствуя на необъятных просторах, якобы властвовала над этнически иными окраинами огромной страны, лишь на том основании, что ловко использовала различия между ними. Подобное наблюдалось в практике европейских империй, а не советской, которую лишь условно можно именовать империей. Сомнительно считать империей страну, которая больше радела за прогресс своих окраинных территорий, причём – часто в ущерб исконно русским землям. 

   Нет возражений против утверждения Скотта, что советская империя не была простой федерацией различных народностей, а состояла из мобильных диаспор, перемешивавшихся друг с другом и участвовавших в строительстве подлинно многонационального государства.

    В республиках Советского Союза целенаправленно сохранялись национальные различия и поощрялась культура «титульной» нации. Но наряду с этим создавались благоприятные условия для переезда части её представителей в столицу СССР.      

     Итогом этого явилось возникновение в Москве целого ряда «внутренних» диаспор. Внутренних потому, что они представляли диаспоры не из зарубежных стран, а из республик Советского Союза. 

     Скотт считает, что советская империя проявляла к вутренним диаспорам двойственное отношение: с одной стороны, поощряла их присутствие в Москве, с другой – не вполне им доверяя, сдерживала их активность, если она начинала казаться властям превышающей допустимую меру. В частности, на протяжении довольно длительного отрезка времени диаспорам не разрешалось создавать никакие общественные организации по национальному признаку.

    В Москве были открыты магазины и рестораны, в которых жители и гости столицы могли приобрести продукты, поставлявшиеся из национальных республик и отведать блюда национальных кухонь. Скотт считает, что наиболее впечатляющими были поставки грузинских продуктов, вин и минеральных вод. Рестораны же с грузинской «окраской» занимали лидирующее положение.

      После смерти Сталина и развенчания культа его личности в 1956 году в столице Грузии начались массовые манифестации, сопровождавшиеся их силовым подавлением. Вместе с тем центральная власть пошла на некоторые уступки в сфере культуры. Но это лишь на время приглушило политические страсти в республике.

    В 80-е годы ХХ века в умонастроениях грузинской интеллигенции всё чаще стало проявляться недовольство оценкой ряда исторических процессов, в частности, насильственным установлением советской власти в Грузии в 1921 году. Руководивший этим процессом Орджоникидзе был объявлен предателем национальных интересов. Его памятник в центре Тбилиси был осквернён и сброшен с пьедестала. Мощная манифестация тбилисцев 9-го апреля 1989 года подверглась грубому силовому подавлению со стороны центральной власти с жертвами среди манифестантов.     

    Ответной реакцией грузинских интеллектуалов в июне того же 1989 года было обращение в республиканский Верховный Совет с требованием признать оккупацию Грузии Красной Армией в 1921 голу и предоставить Грузии право выхода из состава СССР.

  Движение за независимость Грузии возглавили литературовед Звиад Гамсахурдиа и музыковед Мераб Костава. Они выплеснули море обид на центральную власть в СССР. Значительная часть неискушённого в политике населения поддержала их. Призывы великого философа современности Мераба Мамардашвили одуматься и отказать в доверии националистически настроенному Гамсахурдия, явились гласом вопиющего в пустыне… Республиканский Верховный Совет провозгласил в марте 1990 года независимость Грузии. Её президентом стал Гамсахурдиа. В приводимой Скоттом дате этого события имеется небольшая неточность: провозглашение независимости Грузии произошло не в марте, а 26 мая 1990 года.

   Последовавший в конце того же года распад Советского Союза сопровождался крушением также и многих форм национальной культуры. Тем не менее, спустя сравнительно непродолжительное время, наметилось стремление к возрождению национальных культур. В Российской Федерации они были провоглашены историческим наследием.    

        Волна протестов в Грузии на события 9-го апреля 1989 года перекинулась в соседний Азербайджан. Но там она привела в январе 1990 года к националистическому итогу, вылившемуся в депортацию сотен тысяч армян из этой республики. Этот прискорбный опыт вскоре получил дальнейшее развитие в Абхазии, где в ответ на ввод на её территорию грузинских войск были депортированы из неё сотни тысяч лиц грузинской национальности. 

   Российская власть предпринимала в отношении грузинской диаспоры в Москве различные по своему характеру меры, часто – противоположные по своему смыслу. С одной стороны, она поощряла приток граждан Грузии в Москву (и не только в неё), давая им возможность зарабатывать и отправлять заработанное оставленным ими семьям в Грузии. С другой – прибегало к насильственным депортациям сотен грузин, чья деятельность в России казалась ей неприемлемой. Это побуждало какую-то часть грузинской диаспоры «добровольно» покидать Россию, не дожидаясь насильственной депортации из неё. Грузия объявила о намерении защищать интересы своих граждан, по разным причинам находящихся вне пределов родины и учредило Министерство по делам диаспоры.

        Что же касается переживаемой Грузией в те годы разрухи во всех сферах её жизни, из неё эмигрировало в Россию и другие страны свыше миллиона её граждан, включая значительную часть её интеллектуальной элиты. Оттоку интеллектуалов из Грузии способствовало грубое давление на них со стороны президента Гамсахурдиа.

   Грузинская диаспора в Москве сумела объединиться вокруг функционировавшей в столице грузинской православной церкви и добиться своего признания в качестве легитимной общественной организации.

     В 2006 году, по примеру стран Балтии, в Тбилиси был открыт «Музей оккупации Грузии». В его экспозиции акцентированы жертвы, понесённые страной в годы советской власти. При этом даже гибель четырёхсот тысяч её граждан в Великую Отечественную войну трактуется в качестве одной из многочисленных жертв оккупационного режима, с чем согласиться никак невозможно.

         Эрих Скотт считает не до конца решённым в Грузии (да и в России тоже!) вопрос – как относиться к фигуре Сталина, возглавлявшего СССР на вершине его могущества. Руководство независимой Грузии убрало в 2010 г. памятник Сталину с главной площади его родного города Гори. Скотт утверждает, что Сталин продолжает незримо присутствовать в жизни и Грузии, и России. Об этом, в частности, говорит выход в Москве в 2013 г. книги М.Ошмакова, озаглавленной «Гений Сталин – титан ХХ века».

        Скотт привлекает внимание к факту открытия в последние годы в Москве мигрантами из Грузии разветвлённой сети грузинских ресторанов и рассматривает это как признак продолжающейся живучести грузинской диаспоры в Москве. Скотт считает, что доходы грузинской диаспоры в Москве (и в России в целом) остаются важной частью грузинской экономики. А отдельные представители грузинской диаспоры сумели стать крупными российскими олигархами. К примеру, он называет Бидзину Иванишвили, которому в 2012-2013 годах принадлежали две трети активов банка «Российский капитал» – одного из крупнейших банков РФ.

    Скотт подчёркивает наличие в грузинской диаспоре в Москве наличие и немалого количества криминальных элементов. Следствием этого явилось появление в сознании части москвичей негативного отношения к грузинам и вообще к лицам «кавказской национальности». 

   Скотт полагает, что судьба грузинской диаспоры в Москве в долговременной перспективе остаётся пока ещё нерешённой. И предполагает, что в будущем часть её утратит свою идентичность и сольётся с русской средой. 

     А другая часть, оказавшаяся неспособной интегрироваться в русскую культуру, будет вынуждена либо вернуться в Грузию, либо смириться с положением аутсайдеров в русскоязычной культурной среде. Насколько верны эти прогнозы Скотта, покажет время.

     А пока что отдельные представители грузинской диаспоры в Москве сохраняют весьма высокий статус на подмостках оперного искусства (народная артистка СССР Маквала Касрашвили, народный артист РФ Бадри Майсурадзе) и балета (народный артист РФ Николай Цискаридзе). К этому списку можно добавить народную артистку СССР Нани Брегвадзе, народных артистов РФ Тамару Гвердцители и Сосо Павлиашвили, выдающихся деятелей науки и искусства – академика Лео Бокерия, президента Российской академии художеств Зураба Церетели, выдающегося кинооператора Ивана Пааташвили и других.

     Несмотря на некоторые недостатки и неполное, подчас субъективное освещение некоторых событий, выход в свет книги Эрика Скотта следует считать полезным фактом как для российско-грузинских отношений, так и для истории культуры.

________________________________

©  Цверианишвили Герман Константинович

Гренландия. История с климатологией
В статье описана история Гренландии и проблемы ее климата.
Большой взрыв и расширяющаяся Вселенная
Научно-популярная статья о теории Большого взрыва на основе новой науки - инфляционной квантовой космологии
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum