Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мир в фотографиях
Подборка фотографий из различных интернет-ресурсов источников, а также фотографи...
№15
(368)
25.12.2019
Коммуникации
Жизнь в инореальности. 4 статьи.
(№15 [368] 25.12.2019)
Автор: Георгий Почепцов
Георгий Почепцов

https://ms.detector.media/trends/1411978127/zhizn_v_inorealnosti_ot_knig_k_videoigram_i_

teleserialam/

Жизнь в инореальности: от книг к видеоиграм и телесериалам 

1 декабря 2019 

Сложный мир требует сложных мозгов для своего осмысления. Но мозгам не дают стать сложными, поскольку индустрия досуга стала сегодня столь совершенной, что уже никто не может пройти мимо.

Государства в прошлом веке создавали и удерживали свою идентичность с помощью СМИ и кино. У государств всегда есть самые сильные возможности по созданию доминирования в этих потоках - информационном и виртуальном. Все его враги и оппоненты не имеют таких же средств по «оккупации» нефизических пространств, что позволяет удерживать тактический взгляд на мир с помощью информационного пространства и стратегический  - с помощью литературы и искусства.

Культура, реализуемая в виртуальном пространстве, не имеет влияния на первом шаге сразу после прочтения или просмотра, оно возникает гораздо позднее. В этом отличие культуры от пропаганды, реализуемой в информационном пространстве, которая носит прямой характер. С другой стороны, это дает ей то преимущество, что культура, неся стратегические цели, может прекрасно существовать при  всех режимах. Интересно, что большевики взяли дворянскую культуру и распространили ее на все общество, тем самым создавая идентичность не политическую, а цивилизационную.

Культура противостоит в этом плане газете или теленовостям, поэтому политические партии готовы вкладываться в газеты и телевидение, но не в культуру. И второй тренд – сегодняшний популизм возник из-за новой роли соцсетей, которые оперируют небольшими сообщениями и не требуют подготовки для их восприятия. Культурный продукт рассчитан на подготовленного зрителя, который неинтересен для политических проектов.

В результате, поскольку интерес власти всегда направлен на сегодня и немного  на  завтра, а культура - это уже послезавтрашний результат, то культура всегда недофинансируется внутри страны и не очень «проталкивается» наружу. Никто не хочет играть вдолгую. Когда же культуру смешивают с пропагандой (примеры: российские фильм «Крымский мост. Сделано с любовью!» или сериал «Спящие»), то результат обычно отрицательный. Зритель сопротивляется, поскольку он настроен на «глубокое» и «вечное», а ему подсовывают «поверхностное» и «сиюминутное». В том числе по этой причине фильм «Крымский мост» провалился в прокате, а бурное обсуждение «Спящих» привело к тому, что режиссер все бросил, и второй сезон снимал уже другой.

Культура плохо сочетается с пропагандой, она вне прямых политических подсказок, свойственных пропаганде. Она вечна, а любые политические режимы носят временный характер. Поэтому власть не особенно любит то, что не может использовать в своих конкретных политических задачах. Власть часто использует людей культуры в свою поддержку, но не саму культуру, которую трудно подгонять под такие «сиюминутные» потребности власти.

Жизнь протекает в физическом пространстве, но мы больше знаем о ней не из своего собственного опыта, а по тому, как нам рассказывают о ней, подавая в информационном и виртуальном пространствах. Наш личный опыт соприкосновения с жизнью - это поездка на метро из дома на работу и обратно. Бесконечные рассказы с экрана телевизора о верховном совете или о президенте несут нам чужую точку зрения, а не нашу. Мы погружаемся ежедневно в телереальность, не понимая, что она не настоящая, а только коррелируется с ней так, как это выгодно коммуникатору.

Причем коммуникатор, как это происходит в телевизионных ток-шоу, имеет ограниченный репертуар целей - либо хвала, либо хула, без промежуточных реакций. Такая накаленная обстановка и создает прецеденты драк на ТВ. На политические ток-шоу смотрят  свысока, но смотрят все.

Анекдотический пример нам встретился в российских медиа – родителей хотят лишить родительских прав на детей по абсурдному обвинению ввиду отсутствия дома телевизора. Они переехали в деревню, отец работает отдаленно. Ему выдвинули, по его словам, такие обвинения: «Ваши дети не знают, кто такой Чебурашка и кот Леопольд. У вас нет телевизора, вы учите их чему-то непонятному. Ваш сын умеет вязать крючком, значит он нетрадиционной ориентации. Вы сами и ваши дети должны уважать и принимать традиции того места, где вы живете. Вот такие обвинения мне предъявили» [1].

Как видим, здесь фигурирует в качестве обвинения отсутствие традиционного медиа в доме, что делает семью чужой для местных жителей. Не книга оказалась индикатором свой-чужой, а телевизор. То есть главным объединителем нации и строителем идентичности, позволяющим различать свой-чужой стал телевизор.

Сегодня, уйдя от печатной книги, мы не ушли от текста как особого типа организации описания реальности. Теперь текст не только электронный, он сохраняется в видеоиграх, телесериалах, даже та или иная кукла хранит в себе свой текст, поскольку ребенок сразу может начать с ней играть. Правда, многие сегодняшние игрушки пришли к нам из анимации со своим сюжетом и своей ролью.

Видеоигры политизируются, поскольку такой является  модель реального, а не придуманного мира. Россияне в ряде популярных западных игр, например, вернулись в качестве сил зла, как это было в холодную войну.

Статус игр в принципе сегодня таков, что в них снимаются даже голливудские актеры. С другой стороны, игры работают на экономику, в Британии они дают стране 3 миллиарда фунтов. Нам встретилась даже более точная цифра - 3, 86 миллиарда [2]. А это больше, чем вместе взятые музыка и видео. Этой индустрии нужны программисты, и Британия активно вводит в школьное образование программирование.

Даже разведки интересуются геймерами, размещая в их потоках свою рекламу [3]. Игра дает ряд навыков, которые могут помочь человеку продвинуться на работе [4]. Игры имеют и практический результат для геймера - они дают навыки в стратегическом мышлении и быстроте реакций, успех в играх является показателем высокого уровня интеллекта [5].

Если вернуться к книге, то следует напомнить, что чтение также несло определенные преимущества для развития человека. Например, оно отодвигает деменцию,  грамотный человек получает ее позже, чем неграмотный [6]. Это связано с тем, что грамотность в принципе связана с когнитивным развитием, а не только с чтением. Грамотный мозг имеет больше серого вещества. Ученые изучали это с детьми, которые только учились читать, а потом сравнивали их мозг с начальным периодом и через два года обучения [7].

Несомненно, что в чтении, особенно в детстве, нас интересуют сюжеты. Это были развлекательные, но одновременно и обучающие сюжеты. Красная Шапочка не должна была разговаривать с чужими, а братец Иванушка не пить из колодца. Нарушив правила, которые транслировала сказка, они попадали в неприятную ситуацию. Тогда это были общечеловеческие правила, поэтому сказки легко переходили от народа к народу.  Оригиналы были созданы 6 - 8 тысяч лет назад. Понятно, что когда о книгах никто слыхом не слыхивал, наши сегодняшние сказки часто были не детскими, а взрослыми. Они воспитывали в людях логику, представляя причинно-следственные связи. Они разбивали сложное событие на линейную цепочку подсобытий. Для удержания внимания, а и тогда была такая проблема, в сказках бытовали страшные события, иногда ведущие даже к смерти. Но присутствовал и хэппи-енд.

Сегодняшний мир отказался и от счастливого конца, и от линейности, и от любви к исключительно позитивным героям. Например, уже по названию телесериала «Люцифер» понятно, о ком пойдет речь. Но это уже «перевоспитанный» Люцифер, поэтому поступки его носят другой характер. А свежий мультипликационный фильм «Клаус» рассказывает историю о том, как из совершенно прозаических условий родился волшебный Санта-Клаус. Это очень хороший и добрый текст, как для детей, так и для взрослых. Тем более его делал тот же режиссер, что создавал «Гадкий Я» (Despicable Me), который заинтересовал многих.

Интересно, что последние сериалы активно нарушают незыблемые правила нашего мира. В «Птичьей коробке» (Birdbox) и «Остатке» (Residue) сюжет построен на том, что внешняя сила меняет аксиомы мира так, что люди, попавшие под ее влияние, хотят покончить с собой, а ведь обычно человек борется за сохранение своей жизни.

Мы смотрим сериалы как заменители романов, которые в девятнадцатом веке покорили буржуа. А когда-то люди у костра слушали с замиранием сердца рассказы о подвигах героев. Сегодняшняя индустрия досуга добавила к ним подвиги обычных граждан. Более того, теперь это иностранные герои, которые на своих плечах несут нам не только свои подвиги, но и свою культуру и свою модель мира. В этом есть существенные недостатки для удержания своей идентичности, но и чисто коммерческая неизбежность. Украинское кино, например, на миллиард государственной дотации отвечает двумя миллионами проданных билетов [8].

Такое же неприятие своего есть и в случае российского кино: лидеры проката американские фильмы - «Король Лев» (кассовые сборы составили – 2 млрд 746 руб.), «Форсаж: Хоббс и Шоу»  (1 млрд 200 млн руб.),  «Мстители: Финал» (3 млрд руб), «Однажды в Голливуде» (1 млрд 130 млн руб.), «Джокер» (предварительные кассовые сборы – 1 млрд 800 млн руб.) [9].

Если в поле досуга лидируют одни, то в политическом поле - другие. На наших глазах Россия перешла от «полицентризма» к «моноцентризму», поскольку из политического пространства были исключены игроки, которых трудно контролировать. В результате произошло сокращение возможностей для обсуждения альтернатив: «Побочным результатом предпринятых мер стало сокращение числа площадок, на которых могут публично обсуждаться и оспариваться альтернативные политические проекты. В известном смысле оказался ограниченным и спектр самих альтернатив, поскольку существование партий, неугодных Кремлю, стало проблематичным. Хотя одновременно с понижением роли представительной власти была создана дополнительная арена для демонстрации общественного мнения в лице Общественной палаты».

Любое искусственное уничтожение разнообразия несет серьезные последствия для развития, которое начинает замедляться, и экономика чахнет, она становится неконкурентной. Инновации сегодня являются главным двигателем движения вперед, поэтому уничтожение разнообразия уничтожает и инновации.

Сходная зачистка уже не политического, а академического пространства имела место в сталинское время. Д. Рязанов, возглавлявший до 1931 г. Институт Маркса и Энгельса (см. его биографию), писал Сталину, которому он сам говорил когда-то так: «Коба, не смешите людей, теория — не ваша специальность», как можно управлять академией наук: «Наше участие в Академии должно быть только декоративным. Статья в «Известиях» А.Н., доклад в отделении – всего этого достаточно, чтобы показать «Европе», что мы в Академии работаем. Не трогая пока естественно-исторического отделения, в котором мы бессильны что-либо сделать, мы должны в течение ближайшего времени свести на нет Гуманитарное отделение, оставив на худой конец лингвистику. А наряду с этим продолжить работу в Коммунистической Академии, с тем, чтобы превратить её в действительно Всесоюзную Академию наук сначала в области гуманитарных, а затем в области естественных наук» [10].

Как видим, отставание гуманитарное  в СССР закладывалось давно и на самом высоком уровне. Гуманитарии неинтересны тоталитарной власти. Это еще сегодня появились политтехнологи, а до этого нужность всех гуманитариев власть оценивала приблизительно как специалистов по, например, арамейскому языку.

При этом такая ориентация «душит» не только сами эти науки, но и развитие бизнеса. Силиконовая долина сейчас нуждается и в таких специалистах. А статья 2019 года в «Wall Street Journal» констатирует: «Современный бизнес ценит качества, которые воспитываются “мягкими науками”: критическое мышление, богатые коммуникативные навыки, искусство тонких суждений, умение ясно выражаться на письме, общая интеллигентность, эмпатия, способность работать в группе, уважение к чужому мнению, а главное – умение постоянно учиться» [11].

Все это весьма важные характеристики, которые предполагают определенный уровень осмысления мира, и к инструментарию такого рода, действительно, намного чаще могут прийти гуманитарии.

Сложный мир требует сложных мозгов для своего осмысления. Но мозгам не дают стать сложными, поскольку индустрия досуга стала сегодня столь совершенной, что уже никто не может пройти мимо. Она активно забирает мозги, уводя человека из рабочего состояния.

Мы живем в мире, который правилен и упорядочен больше на бумаге, чем в реальности. Существует множество институтов типа полиции, которые должны удерживать правильность. Это делается разными способами в физическом, информационном и виртуальном мирах. Примером последнего типа упорядочивания являются представительства всех родов войск и всех разведок США в Голливуде [12]. Возникли даже термины военно-развлекательный комплекс или военный комплекс Голливуда. То есть в современном мире виртуальность не менее важна, чем реальность. Точнее сказать, доступ к ней имеет гораздо больше людей, чем к реальности. Это хорошо понимал и Сталин, создавая свой вариант пропаганды, которая должна была заменять людям реальность.

Мы живем в мире, в котором происходят существенные трансформации, конечный результат чего неизвестен никому. Одновременно торможение в этом мире подобно смерти, а топтание на месте эквивалентно движению к гибели. Но никто точно не знает, куда именно надо идти. 

Литература

1. Рудая М. «Ваши дети не знают про Чебурашку!» В Самарской области лишают родительских прав за отсутствие телевизора // fedpress.ru/news/63/society/2335582

2. Blake J. How the UK became a major player in the gaming world // www.bbc.com/news/newsbeat-46757989

3. Sweney M. 'Become a spy' ads target gamers // www.theguardian.com/media/2007/oct/18/digitalmedia.a...

4. Molloy D. How playing video games could get you a better job // www.bbc.com/news/business-49317440

5. Griffin A. Being good at video games is a measure of intelligence, study finds // www.independent.co.uk/life-style/8057176.html

6. Stix G. Literacy Might Shield the Brain from Dementia // www.scientificamerican.com/article/literacy-might-sh...

7. Linkersdörfer J. a.o. The Association between Gray Matter Volume and Reading Proficiency: A Longitudinal Study of Beginning Readers // www.mitpressjournals.org/doi/pdf/10.1162/jocn_a_0071...

8. Ковальчук Л. Які українські фільми були успішними, а які провалилися в прокаті? // thebabel.com.ua/texts/23735-boksofis-ukrajinskih-filmiv-2018-roku; Горбань Ю. Українське кіно: 2 мільйони проданих квитків та перші великі прибутки // www.ukrinform.ua/rubric-society/2625326.html

9. Миляев В. Американское кино завоёвывает российские кинотеатры. Но хорошо ли это? // litrossia.ru/item/amerikanskoe-kino-zavojovyvaet-rossijskie-kinoteatry/

10. Огрызко В. Дело академиков // litrossia.ru/item/delo-akademikov/

11. Генис А. и др. Кому нужны гуманитарии // www.svoboda.org/a/30268761.html

12. Ungerleider N; Barshad A. Enlisting and audience: How Hollywood peddles propaganda //23. Yon S. Hollywood’s military complex // fortune.com/2013/12/19/hollywoods-military-complex/; In life, like in the movies: why the Pentagon and Hollywood collaborate // www.forumdaily.com/en/kak-sotrudnichayut-pentagon-i-...; McMahon J. The US military is using video games and esports to recruit – it's downright immoral // www.independent.co.uk/voices/army-military-video-gam...

 

***

https://hvylya.net/analytics/society/kommunikacii-ne-stolko-otrazhajut-mir-skolko-sozdajut-ego.html

Коммуникации не столько отражают мир, сколько создают его

3 декабря 2019

Коммуникации ускоряют изменения в обществе и государстве. С другой стороны, ускоряющееся общество будет порождать ускорение своих коммуникаций. Именно так возникают интернет и соцсети, поскольку телевидение уже не удовлетворяло возникшие потребности к развитию.

Сегодня телевидение теряет своих пользователей, а интернет прибавляет. И этот процесс несет свои последствия для многих сфер, включая выборы. М. Симоньян констатирует: «Аудитория российского телевидения «умирает» со скоростью миллион зрителей в год. А аудитория, не знакомая с телевидением, с такой же примерно скоростью взрослеет и, в том числе, становится избирателями. Наше государство много лет полагалось на телевидение, и телевидение много лет было главным инструментом донесения информации до общества. А сейчас — нет. Сейчас главное телевидение в России — YouTube. Просмотры YouTube несравнимы с просмотром других программ на телевидении» (цит. по: [1]). Это говорит о том, что разрушается наработанная российская модель управления массовым сознанием с помощью четырех государственных каналов.

Правда, Кремль уже задался переводом будущей кампании на Интернет, используя искусственный интеллект (ИИ): «ИИ окончательно превратит главу Сбербанка Грефа в коммерческого распорядителя ИИ, возникшего на государственные деньги. А также даст Кириенко возможность закончить дело, начатое в 2016 году, – перестройку политической машины Кремля, чтобы вместо телевидения избиратель в 2024 году получил хорошо таргетированный и скроенный под его интересы интернет-контент. Возможности, которые получит Кремль, используя большие данные и ИИ, превзойдут те, что имели волшебники из Cambridge Analytica. Задумана не приватизация какого-либо конкретного сектора экономики или части общественной жизни, а приватизация всей цифровой, в том числе сетевой платформы развития экономики и общества» [2]. Кстати, для описания ситуации автор воспользовался термином Kremlin Analytica.

Cambridge Analytica — это машина выборов. Но за ней стояли совсем другие люди, которые научились создавать психографические портреты по личной информации из Фейсбука. Это делал А. Коган, в числе прочего летавший читать лекции Г. Грефу  и российским министрам [3] Правда, все уже успели забыть, что научные основания этому направлению положил М. Косински, а не А. Коган [4].

В свое время новый способ распространения информации с помощью печати изменил мир. Это был существенный шаг к ускорению процессов обмена информации в  мире, которого до этого не было. Один текст получил возможность существовать в виде множества одинаковых копий, чему раньше мешали ошибки переписчиков рукописей. Текст сразу получил множество читателей, осложнились процессы «исчезновения» текста из-за большого числа копий.

Книга создала тот мир, в котором мы жили и который создал множество успехов для человеческой цивилизации. Это и литературные языки, поскольку печать затормозила возникновения множества мутация языка. Литературные языки способствовали созданию наций и той карты мира, которую мы имеем на сегодняшний день. Печать привнесла с собой развитие науки и образования, поскольку они базируются на книге. Печать создала вариант современного государства, забрав часть власти от королей и правительств и передав ее гражданам, поскольку информация стала оружием граждан. Печать разорвала сцепку религии и государства, создав как следствие протестантизм, который показал лучшие экономические успехи, чем католицизм или православие.

Все это является результатом совершенствования системы распространения текстов. Как оказалось, новая система распространения в виде печати создала новое человечество, поскольку резко улучшилась циркуляция идей, снялись многие запреты, что привело к здоровой конкуренции идей, и хорошие идеи победили.

Интернет создал принципиально иную схему распространения, которую можно признать как бы нематериальной с точки зрения прошлой системы, поскольку исчезла зависимость от материального носителя, которая была раньше. Папирус, бумага и подобное оказались не нужны, что привело к  тому, что распространение идей ускорилось еще больше. Вместо библиотек возникли технические платформы, которые хранят и ищут информацию.

Однако в этой точке развития стала меняться роль знаний, они стали более доступными, но более поверхностными, поскольку усвоение знаний из бумажной книги является более качественным.

Изучая эту проблему, исследователи пришли к ряду выводов:

— студенты отдают предпочтение электронному чтению,

— чтение электронное происходит быстрее, чем печатное,

— студенты оценивают свое понимание текста в онлайне лучше, чем печатное,

— парадоксальным образом в целом восприятие оказалось лучшим для печати,

— медиум не играет роли для общих вопросов типа основной идеи текста.

Государства прошлого с помощью войны расширяли свое физическое пространство. Сегодня они расширяют свои информационные и виртуальные пространства, продуцируя все больше и больше информационных и виртуальных продуктов. И это тоже в определенной степени является войной, когда уже не нужно кормить захваченное население физически, поскольку это затратно.

Британский генерал Ник Картер считает, что надо развивать нелетальные средства войны, чтобы дать политикам больше возможностей. «Мы живем в период феноменальных изменений», — сказал он [5]. Данный подход отражает общую тенденцию к более мягким средствам воздействия, поскольку человечество теперь не хочет нести ответственность за смерть людей.

Эти изменения идут везде. Я. Левин, издавший книгу «Интернет как оружие», утверждает следующее: «Интернет начинался как технология информационного оружия, технология слежки, технология наблюдения и политического контроля, это в его ДНК. Я открыл уже забытую ветку истории Интернета — его прямую связь с войной во Вьетнаме и борьбой американского правительства с повстанческими движениями по всему миру и радикальными политическими движениями в Америке. Компьютерные технологии тогда хотели развивать для того, чтобы эффективнее следить за людьми. Эта функция слежки в Интернете была уже тогда, а не появилась ниоткуда в 2000-х» [6].

И это является другой стороной модели Интернета. Если с одной стороны Интернет облегчил распространение информации, имея в виду информацию, которую кто-то хотел распространить, то с другой, Интернет дал возможность собирать и распространять информацию личностного порядка, то есть те электронные следы, которые оставляет каждый пользователь. Это «лайки в Фейсбук или результаты поиска в Гугл. На базе этой информации строится четкий портрет пользователя с его пристрастиями и антипатиями.

Перед нами яркий пример использования неофициальной информации в официальных, точнее, публичных целях. Это нечто похожее просто на подслушивание телефонных разговоров, которое так любят спецслужбы. Только там им требуется судебное разрешение, а здесь Фейсбук и Гугл делают это в свое удовольствие. Можем придумать новую пословицу: скажи  мне, что ты ищешь в Гугле, и я скажу тебе, кто ты…

Эту личностную информацию используют в политических целях, выявляя своих сторонников и противников, в бизнес-целях, находя с ее помощью потенциальных покупателей. Авторитарные государства получили в свои руки инструментарий, позволяющий искать своих политических врагов.

Именно с этими новыми возможностями по отслеживанию поведения связаны новые методы в Китае, наблюдения за гражданами в целях приписывании им того или иного уровня социального кредита [7,8], так и лагеря по перевоспитанию мусульман уйгуров [9]. Разработан даже специальный документ, что надо говорить детям, чьи родители попали под такое перевоспитание [10].

Но системы наблюдения пришли во все страны, даже самые демократические. Например, после расстрела в школе Паркленде во Флориде (напомним, что тогда погибло 17 человек) запущена система отслеживания электронной переписки школьников. Автоматика реагирует на конкретные высказывания. Сама картинка почти из Оруэлла. Но получается, что без нее будет еще хуже: «Новая школьная технология слежения не выключается, когда школьный день завершился: все, что студенты печатают в официальных школьных аккаунтах электронной почты, чаты или документы мониторятся 24 часа в день, находятся ли ученики в классе или своей кровати. Технические компании также работают со школами, чтобы мониторить поиск в сети и пользование интернетом, а иногда и то, что они пишут на публичных аккаунтах социальных медиа» [11].

Интернет резко поляризовал и не только свою онлайновую коммуникацию, но и коммуникацию вне его. Но сам онлайн вообще перешел все границы: «онлайновые политические дискуссии (часто между анонимными незнакомцами) воспринимаются как более яростные и менее нормальные, чем те, что есть в обычной жизни; сети партийных сторонников совместно создают модели мира, которые могут стать все более и более экстремальными; дезинформационные кампании расцветают; насильственные идеологии вербуют сторонников» [12].

Все это мы можем признать последствиями использования неконтролируемого языка, насыщенного эмоциями. Мы много пишем об отсутствии проверки на правдивость, которая была у традиционных медиа, и мало о том, что и коммуникации в сетях могут быть более яростными и «базарными» по той же причине отсутствия внешнего контроля. Отсутствие этих двух проверок как бы вернуло человечество на столетия назад.

И избавиться от этого невозможно, поскольку критические сообщения лучше распространяются в сети. А распространение по сути является «своеобразной» валютой сети. Исследователи также акцентируют следующее: «мы наблюдали, что присутствие морально-эмоциональных слов в сообщениях увеличивало их распространение на 20% за каждое дополнительное слово. Моральное «заражение» поддерживалось принадлежностью к группе; морально-эмоциональный язык более сильной увеличивал распространение внутри либеральных и консервативных сетей и меньше между ними» [10]. Правые сайты Фейсбука публиковали фальшивые истории 38% времени, левые — 20%.

Ведутся исследования по поиску связи между ростом популизма в мире и ролью соцмедиа в этом. Удивительным же результатом стало то, что на самом деле популисты предпочитают телевизионные новости и не особенно любят онлайновые. То есть, значит, и для Д. Трампа большую роль сыграла поддержка телевизионных сетей типа Fox News. В принципе понятно, почему правому политику хорошо вещать с экрана телевизора, ведь он сверхактивен, всю его базу чувств и криков можно передать только так.

По поводу пользователей ситуация такова: «Преобладание социальных медиа среди тех, кто имеет склонности к популизму, в основном возникает из-за приверженности к Фейсбуку. Эта группа скорее использует Фейсбук как источник новостей, а не Твиттер. Наши данные говорят, что этот разрыв может возрастать. Как группа, люди, предпочитающие популистов, говорят, что они стали тратить больше времени на Фейсбук в последние 12 месяцев, тогда как другие говорят, что стали тратить меньше. Эта модель становится понятнее, если мы рассматриваем Фейсбук как сеть с контентом для обычных граждан, в Твиттере же доминируют элитные голоса, принятые новостные медиа и относительно малая и более привилегированная база пользователей»

Как видим, Фейсбук в принципе признают правым. Это становится особенно явным, когда он включает в свою новостную базу известный правый сайт Breitbart [13]. 40 процентов американцев предпочитают новости Фейсбука. При этом Цукерберг считают дуростью представление о том, что люди голосуют из-за Фейсбука, а не из их живого опыта. В Фейсбуке работает 30 тысяч модераторов контента, которые убирают призывы к насилию и подобные вещи (см. их жалобы на этот труд [14]).

Перед своими сотрудниками Цукерберг выступает достаточно откровенно. Например, он считает, что критика Фейсбука идет не столько по сути, как по мотивам. Он говорит о взгляде критиков на Фейсбук: «Мы не беспокоимся, поскольку мы беспокоимся о деньгах, так как это бизнес. Или нас не волнуют некоторые вещи, поскольку мы заранее решили не думать о них. Трудно разрушить эти представления и построить доверие, пока не достигнем ситуации, когда люди думают, что их интересы принимаются близко к сердцу» [14].

Не будем забывать, что все воздействие, даже чисто информационное, имеет конечной целью поведенческие изменения в получателях информации. Профессор Д. Кэррол, один из героев документальной ленты Нетфликс «Большой хак», говорит в своем интервью: «Компании знают, что их сила покоится в больших объемах информации. В своих воспоминаниях бывшие сотрудники Cambridge Analytica Кристофер Уайли и Бриттани Кайзер описывают, как они были соблазнены этими объемами информации, силой, которую ты ощущаешь, собирая ее, превращая ее в измерения, используя это для изменения поведения, а затем наблюдая изменение поведения» [15].

Соцмедиа сегодня даже отслеживают в онлайне потенциальных самоубийц, поскольку как говорит Д. Рейденберг, исполнительный директор организации Suicide Awareness Voices of Education (Save): «Люди живут своей жизнью в онлайне и это касается также и их ментального здоровья» [16]. Протоколы информирования о таких пользователях имеют Twitter, Facebook and Instagram. Это действительно серьезная проблема, которой уделяют все больше внимания в мире [17]. В США самоубийство является третьей по числу погибших причина смертности подростков (13 процентов). Поэтому подключение помощи со стороны соцмедиа становится весьма важным.

Коммуникации сегодня стали более негативно ориентированными. Частично это связано с тем, что критики уже так не боятся как в советское время, когда после критической статьи в газете человека автоматически отправляли в отставку.

В человеческих коммуникациях в принципе преобладает в основном позитивный эмоциональный контент. Ученые считают, что это связано с влиянием позитивных эмоций на формирование социальных связей между людьми. Что же касается негатива, то у него другая функция. Негативные высказывания сообщают о важных событиях такого рода, поэтому они несут больше информации [18]. Получается, что позитивные слова не столь информативны, как негативные. Они рассказывают о норме, в то время как негативные — об исключениях. Отсюда идет построение фейков именно на негативном содержании, что ведет к их лучшему распространению в сети, чем позитивных сообщений. Фейк становится более информационно насыщенным, чем обычное сообщение.

Мы привязываем все время Cambridge Analytica к big data, но есть еще одна более важная привязка. Вся эта технология возникла из бума бихевиористской науки, которая хорошо заработала не только в экономике, но и в политике, когда термин «подталкивание» проявился всюду, включая государственного управление.

Прошлые медиа имели больший уровень доверия населения, чем мы имеем сегодня. И приход этого уровня нового доверия уже не предвидится. Когда сегодня на разных украинских телеканалах мы видим, что у каждого из них есть свой набор экспертов и, конечно, депутатов, которые говорят абсолютно противоположные вещи, то понятно, что постправда пришла всерьез и надолго.

Современный мир (с соцмедиа и не только) получил больше информации, но одновременно потерял ее достоверность. Вероятно, это естественное следствие того, что возникла множественность источников информирования. В свое время религия, а затем идеология задавали обязательный канон, и все, что ему не соответствовало выжигалось огнем и мечом. Теперь этот канон оказался на периферии, и к нему уже не будет возврата. Однако когда говорят все, слушать уже некому … 

        Литература

  1.  Симоньян: «Аудитория ТВ сокращается на миллион жителей в год» // newizv.ru/news/politics/23-11-2019
  2.  Гаазе К. Kremlin Analytica: зачем администрации президента искусственный интеллект // carnegie.ru/commentary/79665?fbclid
  3.  Cadwalladr C. a.o. Cambridge Analytica: links to Moscow oil firm and St Petersburg university // www.theguardian.com/news/2018/mar/17/cambridge; Hakim D. a.o. Data Firm Tied to Trump Campaign Talked Business With Russians // www.nytimes.com/2018/03/17/; Cohen M. a.o. Cambridge Analytica researcher touted data-mining in Russia speech // money.cnn.com/2018/03/20//index.html; Ashworth L. a.o. Who is Dr Aleksandr Kogan, the Cambridge academic accused of misusing Facebook data? //www.varsity.co.uk/news/15192; Алекс Коган продавал данные пользователей фейсбука, которые использовались в политических целях. Что он делал в России? // meduza.io/feature/2018/03/20/
  4.  Kosinski M. a.o. Private traits and attributes are predictable from digital records of human behavior // www.pnas.org/content/110/15/5802.full
  5. Nicholls D. British army needs more ‘non-lethal’ options to disable our enemies, chief of defence staff says // www.telegraph.co.uk/news/2019/09/11/british-army-nee...
  6. Левин Я. Интернет как оружие // polit.ru/article/2019/11/07/ps_levin/
  7. Kobie N. The complicated truth about China’s social credit system // www.wired.co.uk/article/china-social-credit-system-e...
  8. Ларина Е., Овчинский В. Китайская система социального кредита: традиции и технологии // svop.ru/main/30287/
  9. ‘1984’ in China // www.nytimes.com/2019/11/18/opinion/china-muslims.htm...;module=Opinion&pgtype=Homepage
  10. Document: What Chinese Officials Told Children Whose Families Were Put in Camps // www.nytimes.com/interactive/2019/11/16/world/asia/ch...
  11. Becket L. Under digital surveillance: how American schools spy on millions of kids // www.theguardian.com/world/2019/oct/22/school-student...
  12. Haidt J. The dark psychology of social networks // www.theatlantic.com/magazine/archive/2019/12/social-...
  13. Gilmer M. Watch Mark Zuckerberg duck a question about including Breitbart in Facebook’s News tab // mashable.com/article/mark-zuckerberg-breitbart-news-tab/
  14. Newton C. Zuckerberg: the idea that fake news on Facebook influenced the election is ‘crazy’ // www.theverge.com/2016/11/10/13594558/mark-zuckerberg...; Read the full of Mark Zuckerberg’s leaked internal Facebook meeting // www.theverge.com/2019/10/1/20892354/mark-zuckerberg-...; С. Bodies in seats. At Facebook’s worst-performing content moderation site in North America, one contractor has died, and others say they fear for their lives // www.theverge.com/2019/6/19/18681845
  15. Paris M. What’s My Score? Great Hack Star Says You Should Know // www.forbes.com/sites/martineparis/2019/11/16/whats-m...
  16. Bryant M. What are social media companies doing about suicidal posts? // www.theguardian.com/society/2019/jan/10/cupcakke-hos...
  17. Memon A.M. a.o. The role of online social networking on deliberate self-harm and suicidality in adolescents: A systematized review of literature // www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC6278213/
  18. Garcia D. a.o. Positive words carry less information than negative words // epjdatascience.springeropen.com/articles/10.1140/epjds3

 

***

https://www.researchgate.net/publication/337811577_Kak_stroitsa_identicnost

Как строится идентичность

7 декабря

Идентичность делает жизнь человека более комфортной, поскольку все вокруг становится более понятным и осмысленным. Мой мир — таков, а мир чужих — другой. Даже если он лучше, мой все равно всегда будет мне ближе.

Понятный мир — залог нормального существования. Вспомним, как у Оруэлла внешний мир менялся слишком динамично: враги становились друзьями, и наоборот. А наше сознание достаточно инерционно, оно не выдерживает такой динамики. Идентичность — это неизменное то, что было вчера и будет завтра. Она не может подвергаться сомнению.

Наличие общей идентичности очень важно для государства, поскольку снижает издержки на его функционирование, в первую очередь в критические периоды, типа войн. Но и в обычное время тоже, поскольку создает единство реагирования, облегчающее управление со стороны как политиков, так и бизнеса. Чем разнороднее страна, тем большие издержки несет государство по управлению ею. Глобализация, как пример, была такой попыткой создания элементов идентичности для бизнеса и политики. При этом такие же попытки характерны для удавшихся и неудавшихся проектов создания идентичности: удачный — так называемый "плавильный котел" США начала прошлого века, неудачный — мультикультурализм в Германии.

Советский Союз создавал идентичность и средствами искусства. Можно вспомнить песню Д. Тухманова: 

Мой адрес не дом и не улица,

Мой адрес — Советский Союз!

В школе у Родины была только одна столица — Москва. 

И София Ротару тоже пела: 

Я, ты, он, она,

Вместе — целая страна,

Вместе — дружная семья.

В слове мы — сто тысяч я.

Последние украинские президентские выборы были одновременно столкновением моделей идентичности, "привязанной" к каждому из кандидатов. При этом в массовом сознании Порошенко оказался более ориентированным на прошлое, а Зеленский — на будущее. Частый гость телеканалов А.Пальчевский добавил на эту чашу весов и разное отношение к русскому языку.

Управлять разнородным сложнее, чем однородным. Об этом говорит и кибернетика, где констатируется, что субъект управления должен иметь не меньшее разнообразие, чем объект. Именно по этой причине Советский Союз прямо и косвенно пытался создать единый советский народ. Но разлом СССР как раз и произошел по границам республик. Поэтому Ю.Андропов ставил задачу поменять разделение по национальным республикам на новый тип деления — экономический, а не национальный. Сегодняшняя Украина также получила "разлом" и военный конфликт с Россией именно по "языковой границе", поскольку Крым и Донбасс были преимущественно русскоязычными регионами. 

Наше видение окружающей среды предопределяет модель мира, которую закладывают в наши головы семья, школа, литература и искусство. Учебники истории очерчивают круг врагов страны, и лишь потом, отталкиваясь от врагов, можно создать и воспитать героев. Каждый герой является производным от врага. Иногда во враги может попасть и природа, побеждая которую, появляется герой гражданский, а не военный. Такими были советские проекты освоения целины или строительства БАМа. Даже изучение иностранных языков в школе определялся врагами: до войны — основным был немецкий язык, после войны — английский.

Отсутствие врагов практически лишает истории, что характерно для современности, когда роль серьезных противостояний уменьшается. Не зря государства так любят прошлые войны, когда врагов было предостаточно, чтобы оправдывать существование власти. В противном случае она не нужна, поскольку сама начинает выступать в роли мешающей всем силы. Идентичность также задается врагами — и героями, которые способны от них защитить.

Если в настоящем мы видим те аспекты окружающей нас действительности, которые акцентируют медиа и выносят для наших глаз, то стократно это справедливо по отношению к историческим фактам. Причем здесь еще очень сильна инерция памяти. Если советскому человеку миллионы раз рассказывали, как Керенский бежал из Зимнего дворца в женском платье, то сегодняшние опровержения профессиональных историков не могут стереть это из социальной памяти. Получается, что виртуально зафиксированный факт, например, в художественном фильме, практически очень сложно победить в чисто информационном пространстве. В этом плане победа Зеленского в виртуальном пространстве телесериала легко была перенесена в реальность, несмотря на все предостережения, звучавшие со стороны оппонентов.

Сильное государство всегда имеет сильную историю, поскольку у него всегда не менее сильные враги. Ее даже можно назвать стратегической историей, в отличие от истории тактической, удерживающей события в кратковременной памяти. СССР прямо называл революцию 1917-го зарей всего человечества. Исчез СССР —и сразу революция 1917 года стала простым переворотом. Вспоминается перевод С.Маршака: "Когда мятеж кончается удачей, зовется он, как правило, иначе". Но для СССР это было историческим событием номер один. 

Сегодня Россия, уйдя от прошлого революционного нарратива как базы, пытается удерживать свой исторический нарратив так, чтобы событием номер один была война 1941–1945 гг. На это серьезно направлена, к примеру, деятельность государственного финансирования кинематографа под руководством В.Мединского, бывшего пиарщика (как, кстати, и Сурков), занявшего позицию историка, скорее, как конструктора прошлого, а не того, кто описывает его как объективную сущность. 

Пиарщик движет ситуацию к конкретной, например, политической цели, ученый — к объективной истине, которая может расходиться с его представлениями. Мединский же становится Оруэллом, когда заявляет: "Кто управляет историей, управляет будущим. Так было и во времена Нестора, и Ломоносова, и Покровского, и сегодня. И мы прекрасно осознаем: настоящий историк не просто изучает прошлое, не просто пытается его понять, осмыслить, извлечь и систематизировать уроки прошедшего. Он, сквозь призму опыта прошлого, осмысливает настоящее. Предлагает программу на будущее. Ибо сказано: без прошлого нет будущего". Сравните с оригиналом Оруэлла: "Тот, кто управляет прошлым, управляет будущим. Тот, кто управляет настоящим, управляет прошлым".

Подчеркнем, что такое мнение имеет право на существование в устах пропагандиста, а не историка. Советская пропаганда живуча, поскольку она была сильна. Ее не могут опровергнуть даже факты, ибо этот период закрыт ныне завесой сакральности, как базовый. И чем дальше мы уходим от того времени, тем меньше остается в живых подлинных свидетелей событий.

Интересно, что подобного рода гигантские усилия все равно не дают результата. Например, обучающиеся на подготовительных курсах ВГИКа показывают такие знания: "Ни один не знает главного героя "Семнадцати мгновений весны", и ни один не знает даже примерно, когда в стране была перестройка. А в ответ на вопрос о самых популярных у массового зрителя советских режиссерах одна девочка уверенно произнесла "Рязанов и Гайдар"...". Сюда следует добавить то, о чем не говорится: абитуриенты наверняка знают героев американского кино. И это свидетельствует о том, что строится иная идентичность, которая рано или поздно будет конфликтовать с государственной.

В Украине прошлое не объединяет, поскольку списки врагов и героев не совпадают в разных регионах. Более того, они даже противоположны друг другу: герой в одном регионе является врагом в другом. Отсюда возникают предложения искать объединяющее начало не в прошлом, а в будущем.

Однако это очень оптимистичный подход, поскольку будущее может столь же стремительно изменяться. На наших глазах ныне совершается переход к иному пониманию будущего. Например, это делают военные, считая, что модель будущего меняется принципиально. Новое видение будущего исходит из того, что имеет место разрушение прошлой модели глобализации, которая была основана на порядке, базирующемся на правилах. Этот будущий мир не уменьшает, а увеличивает риски безопасности. Мир проходит период глобальных изменений, когда неизвестно, какой именно будущий стратегический порядок восторжествует на планете. И этот непонятный на сегодня будущий порядок тоже надо каким-то образом учитывать при выстраивании идентичности, чтобы она не вступала в конфликт с будущим. 

Сегодня идентичность в наших головах выстраивают лидеры мнений. Кто-то прислушивается к одним из них, кто-то — к другим. Телепространство сегодняшнего дня переполнено политическими ток-шоу, завлекающими нас, как наркотики. Раньше на все телеканалы ходили одни и те же эксперты или политики, теперь "чужих" не очень любят. Вместо диалога идет сплошной монолог.

Украина пытается задать как свое базовое событие Голодомор. Однако представляется, что как негативное событие оно не может стать базовым. Хотя точно так же в свой базовый нарратив вписали Холокост — Израиль и Геноцид — Армения. Символизация страданий — сложный тип символической политики. В нем, как представляется, нет индивидуальных героев, что позволяет проявиться только патетике скорби, а этого недостаточно.

Прошлое, как и настоящее, поставляет "строительный материал" для конструирования идентичности. Сталин активно создавал такой канон разрешенных представлений о прошлом, которые можно было положить в основание строительства СССР. Идентичность строится в головах, поэтому все, что влияет на разум (литература и искусство, история), поставляет "блоки" для такого строительства. Они могут прийти из подлинной реальности, а могут — и из виртуальной, поскольку историки оперируют одними фактами, а политики — другими. Историки должны заниматься всеми фактами, зато политики могут иметь дело только с теми, которые помогут удерживать нужную концепцию в массовом сознании.

Есть два пути выстраивания идентичности. Один — с помощью школьных учебников, государственных праздников, кинофильмов и телесериалов, то есть продуктов стратегического порядка, которые приносят результат не скоро, зато удерживают его десятилетиями.

И есть другой путь, как бы не артиллерии, а одиночного выстрела, который, однако, тоже может приносить если не успех, то движение к нему. Это ежедневный поток новостей и обсуждение их на политических ток-шоу, что можно обозначить как развлекательную телеполитику, в которую втянули украинских зрителей. Тем более сейчас на телеэкран потянулись не только чиновники времен Порошенко, но даже и Януковича. Они, конечно, постарели-поседели, но держатся, как живые...

При построении идентичности следует учитывать также и то, что новые поколения не могут долго концентрировать на чем-то свое внимание, не читают книг, а смотрят телесериалы. Вспомним, что и школы пытаются перевести свое обучение в игровую форму. 

Еще один пример выстраивания идентичности — метод от противного. СССР строил свой образ в пропаганде на противопоставлении с США. Даже анекдоты строились таким образом. Модель та же, но, условно говоря, смысл не советский, а антисоветский. Однотипно, Украина — не Россия, так называлась книга Л.Кучмы.

Идентичность важна тем, что на основании своей модели мира позволяет сразу отделять правильные высказывания от неправильных. Внутри у каждого — свой собственный цензор. 

Повторяя советский опыт отталкивания от США, Россия так же активно строит свою идентичность на рассказах об Украине, имеющих исключительно негативный характер. В Сети даже появилась шутка: "Если российскому пропагандисту отрубить голову, она еще несколько минут будет говорить об Украине".

При этом есть серьезная проблема с падением интеллектуального уровня аудитории, то есть телевидение и кино воспитали своего зрителя, с пониженными интеллектуальными запросами. Частичной причиной этого является исчезновение книги из культурной жизни молодого поколения. И это в определенной степени "тормозит" многие интеллектуальные процессы. Книга давала больше в результате, но и требовала больших интеллектуальных усилий, чем любая видеопродукция, ставшая ныне основным объектом нематериального потребления. Массовость фейка — примета нового, некнижного мира. И тут не помогут никакие курсы по медиаграмотности.

Идентичность настолько важна, что во все времена все медийные ресурсы заняты ее конструированием и удержанием. И в будущем, даже при размытости всех границ, все равно будет сохраняться идентичность, поскольку ее ежесекундно создает сама жизнь.

Страна сильна своей идентичностью. И слаба, когда ее нет. Украина находится пока на пути к единой базовой идентичности, в которую дополнительно придется добавлять разные локальные характеристики, чтобы она не была чужой для разных регионов. 

 

***

https://ms.detector.media/trends/1411978127/kognitivnoe_prostranstvo_naseleniya_

formatiruyut_rezhissery_i_stsenaristy_i_tolko_potom_zhurnalisty/

Когнитивное пространство населения форматируют режиссеры и сценаристы... И только потом журналисты

15 декабря  

 Медиа видят все, но не все могут логически объяснить. Модель мира все может объяснить, хотя и не видит всего.

Сталинская система активно работала с идеалами и мечтами граждан, отсюда любовь Сталина к литературе, искусству и особенно кино. Они были правильными, но они слабо были похожи на повседневность, хотя и тормозили появление протестных мыслей, поскольку демонстрировали, что мы идем самым правильным путем.

Это более комфортный вариант мира для проживания, поскольку он дает стройную картину, которую не так легко изменить извне. В ней есть ответы на все вопросы, которые могут возникнуть и на которые пока не отвечают медиа, более занятые текущим положением дел.

Медиа видят все, но не все могут логически объяснить. Модель мира все может объяснить, хотя и не видит всего. Модель мира раскрывает долгоиграющие правила, простирающиеся за пределами данной точки пространства и времени. Медиа, наоборот, работают с правилами данного момента. Газета не может фантазировать о будущем, поэтому она детально рассказывает о настоящем.

Латынинаговорит: «Сталинская власть, которая пока несравнима по репрессиям — гораздо более жестока, — она, там, предоставляла людям какие-то идеалы. Это были абсолютно фальшивые идеалы, но эти идеалы мобилизовали значительное количество народа на то, чтобы они любили советскую власть совершенно искренне, даже если эта любовь подкреплялась где-то на глубине донышка ужасом, что "если я не буду любить, меня арестуют»» [1].

Виртуальное пространство играют большую роль, поскольку оно соответствующим образом форматирует и информационное, и физическое пространство. По этой причине Сталин удерживал в истории миф победителя даже там, где побед не было. Специалисты по виртуальности ковали победы, которые потом с помощью виртуальных механизмов вводили в массовое сознание. Как оказалось сегодня, многие герои — вовсе не герои, но так нужно было пропаганде. Пропаганда может строить по своему усмотрению не только настоящее, но и прошлое, и будущее. Например, как пелось в советской песне: «И на Марсе будут яблони цвести».

А прошлое является предметом гордости пропаганды. Именно там она массово создает героев и врагов. Александр Невский и крейсер «Варяг», танковое сражение под Прохоровкой, Павлик Морозов и Зоя Космодемьянская, панфиловцы, а также многое другое было «отретушировано» так, чтобы убрать ненужные подробности, а нужные вписать, даже если они не соответствовали действительности. Для пропаганды действительность важна только как предлог, поскольку она занята не правдой, а красивой правдой. По этой причине она может и должна создавать героев не там, где они есть, а там, где они должны быть. Она соревнуется в количестве героев, а не в их качестве или реальности. Невзоров рассказывает историю про крейсер «Варяг»: «Те, кто слушает "Эхо Москвы", помнят, наверное, мой рассказ о крейсере "Варяг", который оказался чистейшим фейком, будучи затопленным мирно в собственной гавани с предварительной эвакуацией команды и потом воспетый австрийским поэтом-наркоманом, который, собственно говоря, и сложил эту всю историю» [2].

Удержать все это в сложной системе, когда надо рассказывать неправду и блокировать правду, помогала наука, учебники, пьесы и фильмы. Нехорошие мысли могли читать лишь избранные люди в спецхране. Так, Борко вспоминал, что когда он стал ответственным секретарем редакции и членом редколлегии журнала «Мировая экономика и международные отношения», то он получил разрешение на второй спецхран, который, как оказывается, был даже круче первого: «В этот спецхран шло очень много литературы. Цензоры туда отправляли всё то, что считалось буржуазной и ревизионистской литературой. Но часть и пропускали: читали — и если не находили прямых выпадов против советской власти, то можно в первый. С 1960-х годов было уже либеральное время». [3] То есть неправильная информация могла циркулировать только в ограниченном количестве голов. Интересно, что себя Борко причисляет не к шестидесятникам, а к пятидесятникам, объясняя это так: «"Пятидесятниками" я называю тех, кто умом созрел и понял ситуацию в стране еще (или уже) в 1950-е годы. На этот период пришлась и смерть Сталина, и разоблачение "дела врачей-убийц", потом — ликвидация всесильного шефа органов госбезопасности Лаврентия Берии, первые ошеломившие всех произведения писателей и поэтов, давшие этому времени название "оттепель", доклад Никиты Хрущёва на XX съезде КПСС… Василий Аксёнов как-то сказал на конференции, посвященной "шестидесятникам" (2007 год): "Конечно, многие из нас — „шестидесятники“, но я-то „пятидесятник“, я созрел и всё понял раньше многих". Когда я это прочел, то подумал, что я и некоторые мои друзья-однокурсники по истфаку МГУ — тоже "пятидесятники", потому что "созрели" в одно время с Аксёновым. А потом "пятидесятники", перейдя в новое десятилетие, стали "шестидесятниками" вместе с теми, у кого тоже произошел перелом во взглядах, и они стали критически мыслящими людьми — «инакомыслящими"». [3]

То есть не только в отдельных головах, но и в стране было множество «оттепелей» и промежуточных переходов. Быков видит, к примеру, такие периоды: «Советский Союз с 30-х, 40-х, 60-х и тем более, 70-х — это четыре разных государства. Не говоря уже о том, что Советский Союз в последние годы был ужасен для жизни, но для тех, кто хотел работать, он был сравнительно приемлем. Это была такая страна для небольшой прослойки профессионалов». [4]

Еще одним чисто советским пропагандистским изобретением стала ВДНХ — Выставка достижений народного хозяйства. Ее, наверное, можно признать советским политическим диснейлендом. К тому же, в отличие от кино или газеты, тут все было живым и настоящим, его можно было потрогать. Это было будущее, которое пришло наяву. Нефедов вспоминает: «Выставка сильно отличалась от того, какой была жизнь за ее пределами: она сияла чистотой, была асфальтирована (когда большая часть московских дорог еще была из щебенки, покрытой брусчаткой) и очень хорошо освещена. Известный факт: в 1939 году она потребляла столько же электричества, сколько город Куйбышев — нынешняя Самара. И это при том, что производств здесь никаких не было. Еще одной составляющей, создававшей эффект сказки, была экзотика представленной тут многонациональности. Это производило огромное впечатление на всех, и фильм "Свинарка и пастух" отчасти посвящен именно феномену встречи разных народов. Разумеется, и москвичей, и приезжих посетителей Выставки поражали те невероятные животные, которых сюда привозили. И крестьяне с удивлением смотрели на быков и свиней-рекордсменов, каких в своей деревне они никогда не видели. Все вместе это создавало впечатление, что где-то жизнь уже прекрасна, и скоро мы все к такому уровню подтянемся. Издавались брошюры рассказов участников Выставки, и в опубликованных там воспоминаниях зафиксирована центральная тема: все изменилось, теперь все станет по-новому. Жизнь никогда не будет прежней, потому что мы теперь знаем, как выращивать урожай, как ухаживать за животными, и так далее». [5]

Выставка знаменовала этапы страны. Ее построили, когда закончилась коллективизация. Затем она стала будущим, которое будет доступно каждому. Здесь, кстати, можно вспомнить спор между Никсоном и Хрущевым на американской выставке в Москве, где Хрущеву пришлось споткнуться об американскую кухню, и он не мог поверить тому, что это обычная кухня, доступная каждому. То есть даже на Хрущеве были пропагандистские очки. В своей лекции о светлом будущем Нефедов рассказывал о том, что «сельскохозяйственная выставка создавалась как «остров будущего» в охваченной бурными переменами советской стране. Каким виделось это будущее из павильонов ВСХВ-ВДНХ? Ведь Выставка задумывалась, как модель "идеального города", "страна чудес", цель которой — пропаганда правительственных постановлений». [6]

Будущее и его приметы нам бы хотелось видеть уже сегодня. Иногда мы просто боимся думать на эту тему, чтобы не попасть вместо позитива в негатив. Чем человек моложе, тем он скорее верит в свое счастливое будущее, чего нельзя сказать о людях старшего поколения. Диснейленд — это счастье, упакованное в одну точку пространства и времени. Так и ВДНХ давало всплеск таких же позитивных эмоций в своей точке пространства и времени. Тем более здесь работало чисто человеческое — все можно увидеть своими собственными глазами, а ко многому даже прикоснуться. Это был образ советского будущего вживую.

Лесняк анализирует лингвистический (коммуникативный) анализ подходов политиков к рассказу о счастливом будущем: «Анализ речевых приемов тактики "создания светлого будущего" показал, что политики моделируют альтернативную реальность как единственно возможный для реципиентов вариант развития событий в будущем, о чем свидетельствует отсутствие рефлексивов сомнения. Как следствие, моделируемая картина будущего полностью вытесняет реалии, актуальные в момент произнесения речи. Таким образом осуществляется активное намеренное внедрение концептуальных систем в сознание слушающих, в результате чего адресат меняет свое посткоммуникативное поведение в русле, необходимом адресанту». [7]

Все мы ждем позитивного будущего, хотя с каждым годом смещаемся на понимание, что согласны и на то, чтобы не было просто хуже. Автор одной из газетных статей сегодняшнего дня о ВДНХ заканчивает ее словами: «Я каждый раз, когда здесь оказываюсь, снова и снова жалею о том, как бездарно погибла Советская Мечта». Все действительно строилось по самым высоким стандартам, она была объединением реальных достижений с пропагандой: «Выставка должна была стать еще одной великой стройкой социализма, одним из масштабных проектов преображения реальности. Она должна была воплотить пожелание Сталина: "Чтобы весь советский народ, как в зеркале, увидел, чего он достиг и чего он может и должен добиться завтра". Предполагалось, что территория выставки станет своеобразным парком аттракционов великой страны, а посетитель сможет совершить путешествие по Советскому Союзу, не покидая Москвы. Эта небывалая задумка вызвала бурный энтузиазм как у специалистов, так и у простых обывателей». [8]

Интересная история произошла с 25-метровой железобетонной статуей Сталина, которую поставили перед павильоном «Механизация». НКВД потребовало, чтобы скульптор Алексеев залез внутрь статуи, проверив, нет ли там бомбы. И Алексеев решил заодно положить внутрь модель статуи, то есть маленького Сталина внутрь большого. Паперный придает этому мифологический смысл: «Это тоже чисто мифологическое событие. Модель статуи после изготовления самой статуи была не нужна. Но разрушить эту модель никто не мог решиться, поскольку с точки зрения культуры это могло причинить ущерб большой статуе и дальше — вождю. Поэтому и хранить ее где бы то ни было казалось слишком рискованным — это было как то самое яйцо, в котором заключена смерть Кощея Бессмертного. Наиболее безопасным сочли хранить смерть Кощея внутри самого Кощея».[9]

Этот анализ продолжает Юдин: «Не исключено, что сама идея чего-то, помещенного внутри того же самого, восходит к традиционным русским матрешкам. Традиционность их, конечно, относительна, поскольку они были завезены в Россию из Японии в конце XIX века, но не случайно же они так прижились. Быть может, есть в структуре архаического русского сознания нечто соответствующее процедуре последовательного помещения чего-то внутрь того же самого? В данном случае японские влияния — это ложный след, а "структура русского архаического сознания" — истинный. Мифологема чего-то опасного, укрытого за многими оболочками, как мы убедились, укоренена в индоевропейском прошлом очень глубоко. Меньшая статуя в истории, рассказанной Паперным, по-видимому, должна рассматриваться как олицетворение гнева Сталина. Она мала, ее легко повредить или утратить, последствия могут быть самые ужасные; стало быть, ее лучше упрятать внутрь большей статуи, представляющей для нее идеальный футляр».[10]

Сталин активно занимался мечтой. Если ему не удалось воплотить ее в физической реальности, он воплотил ее в виртуальной реальности. На экранах кинотеатров было весело и шумно, Сталин делал упор не только на идеологически нагруженные фильмы, но и на комедии, американские варианты построения которых хорошо были известны советским режиссерам. Режиссер Грымов вспоминает: «Александров первый в Советском Союзе сделал фильмы по голливудским лекалам. Его хиты — "Весна", "Веселые ребята" — это, конечно, совершенно американские фильмы, мюзиклы. По этому пути и сегодня продолжают идти многие российские режиссеры, мечтающие "догнать и перегнать Америку" или на худой конец быть похожими на Голливуд, не задаваясь вопросом, зачем это нужно. Интересно, что в 1943 году вместе с Александровым в Америке по воле Сталина оказался и Михаил Калатозов. И вот он в своих воспоминаниях писал, что сами американцы воспринимали фильмы Александрова довольно спокойно, без восторга: для них это было советской репликой голливудских картин 1930-х годов, давно пересмотренных, — ничего нового» [11]

Живущий в Париже внук Александрова вспоминает об огромном ненапечатанном дневнике деда: «Поездка Александрова в Голливуд как помощника Эйзенштейна решилась в 30-м году. Хотя планировалась еще раньше, в 25-м. После того как Эйзенштейн снял своего "Броненосца Потемкина", в Голливуде захотели, чтобы он сделал что-то и для США. Его пригласила студия "Парамаунт", а он взял с собой Александрова как сорежиссера и еще оператора Тиссэ. Сначала они отправились в Европу, потом — в Америку, и еще год жили в Мексике, снимали там документальный фильм по заказу "Парамаунта" — "Да здравствует Мексика!"». С Эйзенштейном ему было сложно: «В дневниках дед пишет, как сложно было с гениальным Эйзенштейном — тот плохо переносил дорогу, постоянно жаловался... У него были разные страхи и фобии: то он боялся, что их не пропустят через границу, то опасался заболеть. Или мог исчезнуть на пару недель — просто уехать к отцу в Берлин, например. И вся работа ложилась на плечи Александрова».[12, 13]

В целом это был интересный опыт «инфраструктурного» переноса американской комедии на советскую почву. Но по сути в сфере материального производства Союз все время так делал — покупал, например, автомобильный завод за рубежом, перевозил его до винтика и запускал дома. В статье «Любовь и эротика в сталинских кинокомедиях» Дашкова замечает: «К середине 1930-х годов самым значимым жанром советского кинематографа стала кинокомедия. Был взят курс на производство массовых фильмов "легкого жанра" и выдвинут лозунг "Поучать развлекая". Предполагалось, что именно комедии — а лучше музыкальные комедии о "советском настоящем" — будут воспроизводить и транслировать в массы нормы и ценности новой советской культуры. Среди этих ценностей, наряду с пропагандой благотворной роли коллективного труда, должны были показываться и новые отношения между мужчиной и женщиной. Причем в ситуации активного утверждения равенства полов роль основных пропагандистов нового социального порядка должны были взять на себя именно женщины — главные героини советских кинокомедий. Их внешняя привлекательность и трудовая активность должны были придать дополнительную ценность транслируемым идеям и моделям поведения».[14]

Отметим необычность такого решения. В идеологическом государстве, каким был Советский Союз, всюду превалировала серьезность. Но Сталин однажды сказал в отношении театра, что туда ходят не только коммунисты, поэтому и репертуар должен быть разным. Кинокомедия делала веселым и радостным виртуальный мир, что должно было снимать напряжение и в мире реальном. И это был еще один вариант побед над массовым сознанием, который получал нужную мечту вполне индустриально. Все делалось по лучшим лекалам американского кино, что принесло авторам не только позитив, но и негатив. Триумф и сосланные авторы сценария Масс и Эрдман. Наверное, такие переплетения были характерными для сталинской эпохи.

Приведем некоторые странички «биографии» фильма:

– «»Веселые ребята" — голливудская, по сути своей, история превращения Золушки-домработницы в принцессу-звезду эстрады была результатом знакомства Григория Александрова с технологиями западного кинематографа, то есть стала своего рода техническим прорывом в советской киноиндустрии» [15]

– «Сам жанр — лирическая комедия, комизм которой построен на использовании гэгов — комичных ситуаций с нелепыми падениями и преследованиями, отснятых в ускоренном темпе. Заметно в картине и джазовое влияние — фильм пропитан эстетикой американского джаза 20−30-х годов. Находясь под впечатлением от только вошедших в моду помпезных мюзиклов голливудской фирмы MGM, Александров опередил собственного учителя, который хотел тоже снять музыкальную комедию, но так этого и не сделал» [16]

– «Отечественные борцы за идейную чистоту к тому времени уже в изобилии расплодились в нашем искусстве, и теперь они обвиняли Александрова в попытке перенести на здоровую советскую почву приемы растленного и бездумного Голливуда. По большому счету, картина была уязвима для критики, но рыхлый приблизительный сюжет и его нелепые повороты полностью искупались молодой энергетикой, смешными гэгами, музыкой Дунаевского, мгновенно ставшей популярной, и целым созвездием актерских талантов. К счастью, дирекция студии вовремя догадалась показать фильм Горькому, тот пришел в восхищение, заинтересовал картиной Сталина, и судьба "Веселых ребят" была решена. Фильм даже направили на первую "международную киновыставку" в Венеции, где получил международное признание» [17]

– «Влияние европейского и, в особенности, американского театра и кинематографа на "Джаз-комедию" оказалось огромным. Очевидны заимствования из американской комедии 20-х годов, именуемой slapstick — типа комедии, содержащей алогичные, бессмысленные действия и преувеличенное, искусственное насилие. Использован и приём, называемый "ситуативным комизмом", когда реплики и сцены придумываются по ходу репетиций или съёмок. Оказали влияние американские пародийные опереточные сюжеты, жанр театральных шоу и ревю, а также музыкальных спектаклей  и фильмов. Среди них "Золотая лихорадка" Ч. Чаплина, "Моя корова и я" Б. Китона, "Певец джаза" и "Поющий дурак" А. Кросланда, фильмы Д. Фэрбенкса, М. Сенетта, Л. Бэкона, Э. Любича Начало "джаз-комедии" напоминает вступительную панорамную съёмку, открывающую немецкую кинокомедию "Конгресс танцует" Э. Чанела и голливудский фильм Р. Мамуляна "Люби меня сегодня ночью" с Морисом Шевалье. Бык в будуаре барыни копирует эпизод из фильма Л. Бунюэля "Золотой век". В "Весёлые ребята" перенесены и традиционные для американского кино эпизоды концертного зала с джаз-оркестром на сцене. Костя Потехин, стоящий на вершине лестницы на сцене Большого театра, и его беготня похожи на бегающего от полицейских чаплиновского героя в "Огнях большого города»» [18]

Беззаботные мечты, а именно такими и должны быть мечты человека, приносили свои результаты. Люди считали правдой то, что видели на экране, а свою жизнь просто исключением из такого потока счастья. Наверное, репрессии имели бы еще более катастрофические последствия, если бы не целебная сила кино, куда можно было спрятать голову от проблем мира. Тем более управление мечтой имело и прикладное значение. После фильма «Трактористы» люди шли в трактористы, после «Танкистов» — в танкисты. Это был такой конвейер перехода из мира виртуального в реальный.

Однако теперь вместо «правильных» фильмов сталинской поры идут зарубежные сериалы. Они тоже правильные, только с точки зрения другой системы. Вот данные российской социологии о том, что смотрят теперь: «Среди ответов чаще всего звучали следующие сериалы: "Игра престолов" — 26 %, "Шерлок" — 25 %, "Доктор Хаус" — 24 %, "Чернобыль" и "Остаться в живых" — по 22 % каждый. Почти приблизился к пятерке лидеров сериал "Сверхъестественное" (15 %) — в основном за счет молодежной аудитории, среди людей в возрасте от 18 до 24 лет этот сериал занимает третье место (38 % опрошенных этой возрастной группы) после "Игры престолов" (42 %) и "Чернобыля" (40 %). Женщины чаще мужчин выбирали "Доктора Хауса" (28 % и 20 % соответственно), тогда как мужчины чаще отмечали "Игру престолов" (30 % и 24 % соответственно). Из других названных сериалов подобное расхождение интересов заметно на сериалах "Ходячие мертвецы" (14 % мужчин и 10 % женщин сказали, что смотрели его) и "Во все тяжкие" (11 % мужчин и 6 % женщин). Все остальные сериалы мужчины и женщины выбирали с примерно одинаковой частотой — разница между ответами не является статистически значимо. В целом треть населения (35 %) не смотрит современные зарубежные сериалы, однако среди тех, кто выходит в интернет ежедневно, таких только 23 %, а среди тех, кто не пользуется интернетом практически в три раза больше — 62 %». То есть управление мечтами плавно перешло в зарубежные руки. И оттуда же приходит образ будущего.[19]

Если Советский Союз порождал свой образ будущего, что вызывало столкновение с западными вариантами, то теперь такого конфликта нет, поскольку у постсоветских стран нет своего образа будущего.

Литература

  1. Латынина Ю. Код доступа // echo.msk.ru/programs/code/2471509-echo/

2. Александр Невзоров о гибели крейсера "Варяг" // vzglyiad.blogspot.com/2018/02/blog-post.html

3. Борко Ю., Демина Т. Так создавался ИНИОН // trv-science.ru/2019/07/16/tak-sozdavalsya-inion/

4. Быков Д. Особое мнение // echo.msk.ru/programs/personalno/2465001-echo/

5. Нефедов П. «Человек получал положительный шок». Это место в Москве стало символом победы над врагом, космосом и советским прошлым // lenta.ru/articles/2019/07/28/vdnh/

6. Нефедов П. Вспоминая о светлом будущем. Ретроспективный взгляд с ВДНХ // cyberleninka.ru/article/v/taktika-sozdanie-svetlogo-buduschego-v-politicheskoy-kommunikatsii

7. Лесняк М.В. Тактика "создания светлого будущего" в полоитической коммуникации // cyberleninka.ru/article/v/taktika-sozdanie-svetlogo-buduschego-v-politicheskoy-kommunikatsii

8. Шигарева Ю. Сталин хотел сделать из ВДНХ рай земной // www.aif.ru/society/20957

9. Паперный В. Культура два. — М., 2016

10. Юдин Ю.Б. Юрий Живаго и Кощей Бессмертный // www.psu.ru/psu/files/3728/Judin.doc

11. Грымов Ю. Александров и Голливуд // iz.ru/698579/iurii-grymov/aleksandrov-i-gollivud

12. Грибанов В. Григорий Александров после работы в Голливуде создал «Веселых ребят» // therussianamerica.com/russian_newscenter/articles/

13. Путешествие в Голливуд. Интервью с внуком Григория Александрова // www.kommersant.ru/doc/2294344

14. Дашкова Т. Любовь и эротика в сталинских кинокомедиях // arzamas.academy/mag/690-parnis

15. "Веселые ребята": жизнь в новом цвете // 7days.ru/entertainment/cinema/veselye-rebyata-zhizn-v-novom-tsvete.htm#ixzz5vBRKSJcj

 16. Молчанова М. "Веселые ребята" Грингория Александрова // diletant.media/articles/36611851/

17.  Кичин В. 30-е годы: Расцвет советской музкомедии начался с "Веселых ребят" // rg.ru/2014/01/13/mosfilm30-site.html

18. Айзикович Т. История одного мифа // www.krugozormagazine.com/show/cinema.923.html

19. Зарубежные сериалы // www.levada.ru/2019/07/24/zarubezhnye-serialy/

______________________

© Почепцов Георгий Георгиевич

Жизнь в инореальности. 4 статьи
Статьи о том, как ниги, видеоигры, телесериалы создают когнитивную систему современного пользователя интернета
"Всего лишь человек". О поэзии Леонида Григорьяна
Воспоминания о Леониде Григорьевиче Григорьяне в связи с 90-летней годовщиной со дня его рождения и его стихи.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum