Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Холодное лето 2020-го
Статья содержит краткий анализ экономических проблем в связи с эпидемией коронав...
№05
(373)
01.05.2020
Культура
Язык как средство общения в эпоху глобальной цифровизации

Человеку принадлежат предположения 

сердца, но от Господа – ответ языка.

Притч. XVI.1 

Мир стремительно и неотвратимо идет в онлайн, «в цифру». Цифровая среда — это технологическая основа для всех действий, предпринимаемых человеком в онлайн-пространстве. Цифра — маркер времени, инструмент, имеющий всеобъемлющее действие и используемый каждым. Цифра присутствует во всех значимых аспектах жизни человека и меняет его роль о отношению как к событиям и фактам текущего времени, так и к процессу мирового развития. 

Каждый день приносит нам новые испытания и нестандартные задачи. Современные технологии стирают границы, меняют культуру. Исследования цифры — это, прежде всего, исследования меняющегося опыта человечества. Томас Фридман однажды сказал: «Миру будет все меньше дела до того, какими знаниями вы обладаете, ведь всё можно найти в Google. Важнее будет, что вы делаете с вашими знаниями потом».

Цифровая среда привела к появлению особой разновидности текста, с особым типом автора и специфической модальностью общения в сфере массовых коммуникаций – медиатекста. Цифровизация стирает различия между СМИ и, соответственно, типами медиаконтента. Крупнейшие компании мира переходят к созданию цифровых экосистем. Цифровой мир конкретного человека становится всё более персонифицированным. Общение сегодня  «навязывается» во всех возможных точках контакта — чтобы привлечь, заинтересовать и удержать потребителя, заставить его «включиться в сообщество» и не разрушить его доверие.

Массовая коммуникация становится «кастомизированной». Каждый пользователь получает то, что хочет в тех нишах, которые наиболее соответствуют его интересам и предпочтениям. «Длинный хвост» превращает массовый рынок в рынок «массы ниш». В совокупности представители новых медиа – блоги, более чем сопоставимы с традиционными СМИ, поэтому, несмотря на изменчивость и разнообразие «длинного хвоста», удается «повысить объективность путем увеличения количества субъективных мнений», т.е. просто прочитыванием нескольких блогов. В связи с этим изменяются привычки аудитории в потреблении информации: все меньшее количество людей используют традиционные СМИ. Потребление информации становится «фрагментированным», «нишевым» [Raymond Williams, 2014: 125]. Средства массовой информации, в свою очередь, естественным образом приобретают черты средств персональной «нишевой» информации. 

Когда на первый план вышли цифровые коммуникации, появилось поколение людей, которые быстро реагируют, но медленнее думают. У нас есть только контент: информация и посты, уже нет мыслей. Наши посты в соцсетях, живущие всего мгновение, подтверждают тезис о бессмысленности информации как таковой. Пропадает понимание, благодаря которому, вместе с осмыслением и применением, информация становится знанием. Уходит молчание как особая форма для осуществления коммуникации [Крестинский С.В., 1998: 77.]. Цифровая среда отучает человека от молчания. Мы начинаем мыслить только с помощью звуковой (текстовой) речи. Возникает необходимость научиться разрабатывать и использовать продукты, которые помогут в изложении, проверке и объяснении сюжетов. 

Цифровые технологии трансформируют коммуникативную и социальную системы, изменяют структуру информационного потребления: унификация и клиппирование текстов становится естественным трендом с учетом упростившихся потребностей аудитории. Аудитория, наравне с журналистами и издателями, становится соучастником, по меткому выражению медиааналитика  Андрея Мирошниченко, «вирусного редактора». Стремительной деградации подвергается язык, редуцируются жанры: формируется цифровая культура. 

Медиасистемы реализуют собственные смыслообразующие тренды, порождают специфические культурные практики. Для большинства типов культурного опыта носителем информации становится «продукт»: «… культурное многообразие и взаимное проникновение культур создали новые продукты, новые обычаи и множественные идентичности» [UNESCO-UIS 2009: 12].

Средства медиа всё больше и больше насыщают цифровую среду развлекательным контентом, размывая границы между информационными и развлекательными продуктами. Вспомним, что киберпространство – это продукт функционирования любых информационно-коммуникационных технологий (в том числе и интернета). Раскрывая термин «киберпространство» в аспекте пространственных оснований, с точки зрения Анри Лефевра, полагавшего, что «каждое общество производит свое пространство» [Лефевр А. Производство пространства. - М., 2015. - С. 45], отметим, что для киберпространства характерно преимущественно текстовое общение, соотносимое с объективной реальностью [Holmes D. Communication theory: media, technology, society. L., 2005. - P. 44–45.].

Понятие «журналистика» становится всё более размытым. Теперь понятие «журналист» не вполне вписывается в понятия «журналистика» и «масс-медиа»: нет тиража – нет газеты – нет материала – нет журналиста. Благодаря цифровой среде каждый компонент данной связки живет своей жизнью: тираж превращается в аудиторию, газета становится мультиформатным медиа, журналистский материал трансформируется в мультимедийный контент, а журналист становится свободным автором. 

Ценность информации увязывается с количеством времени, потраченного на прочтение. Происходит сокращение длины сообщения, или кванта информации (термин Демьяна Кудрявцева). Анонс в социальных сетях – квант контента, публикуемый постоянным потоком. Основным носителем информации становится синтетический контент, в котором вместе с текстом присутствует визуализация. 

Резко повышаются скорости коммуникационного обмена и, как следствие, характеристики форм обратной связи: это короткие  посты, смайлики-эмотиконы и другие инфографические структуры, отражающие, прежде всего, эмоциональное состояние  прочитавшего (или  просмотревшего)  конкретный пост. Значение и актуальность длинных и объемных медиатекстов (как и их влияние) – снижаются. 

Цифровизация изменяет парадигму того, как мы думаем, как мы действуем, как мы общаемся с внешней средой и друг с другом.  Важнейшей характеристикой современной медиасреды становится эмоциогенность. Текст перестает быть основным в привлечении внимания. Материал, монотонно оформленный или не учитывающий запросы конкретной читательской  аудитории, может  остаться  невостребованным.

Теперь привлекает внимание, прежде всего, визуальный контент. Согласно данным статистики: 

человек запоминает лишь 10% услышанной информации и 64% увиденной;

– 80% пользователей охотнее прочитают текст, содержащий интересные, полезные изображения;

 – контент с релевантными изображениями получает на 94% больше просмотров в социальных медиа, чем контент с нерелевантными изображениями;

– инфографика получает в 3 раза больше социальных сигналов, чем текстовый контент;

 – статьи с большим количеством изображений получают в два раза больше социальных сигналов.

Визуальный контент лучше соответствует мобильному формату жизни. Он структурирует информацию, совмещает эмоциональную и информационную составляющие. Способствует быстрому «потреблению». Мы начинаем мыслить с помощью «визуальной» речи. Ведь мозг обрабатывает визуальную информацию в 60 000 раз быстрее, чем текстовую.

Сообщения в  социальных  сетях  на  90  %  складываются  из  изображений  (фото,  рисунков,  инфографики)  с сопроводительным текстом  (фразами,  которые характеризуют изображенное). 

Исследования, касающиеся просмотра цифрового издания, информации в интернете, доказывают, что читатель лишь одну-две минуты останавливается на статьях,  поэтому для того, чтобы они были прочитаны,  необходимы четкие визуальные  акценты,  которые удерживают  внимание.  Визуализировать  можно  любую  тему.  Главное   –   учесть, насколько  читатель поймет информацию, заинтересует ли  его  визуальный  образ.  

Цифровая  реальность становится актором  нового  витка культурного развития.  Эксперты утверждают, что современное человечество живет уже в ментальной  инфраструктуре, созданной социальными сетями и технологиями формирования сознания, превышающими возможности мыслительной деятельности  человека. 

Адресат информации становится ее адресантом. Становится необходимым новое прочтение классической коммуникационной модели: источник информации –  сообщение – передающий канал (информагентство) – интерпретатор информации (СМИ) –  получатели сообщения (аудитория). 

Происходит «взаимопроникновение» журналистики как явления культуры и цифровой среды:

- способ потребления контента формирует круг пользователей (авторов и читателей), которые становятся «присоединенными к узкому кругу особо избранных»;

- журналистика «самоопределяется»: настройка бизнес-модели в цифровой среде на «свою клиентскую базу» – авторов и читателей, определение принципов и правил сосуществования и взаимополезности.

Общество меняется: потребители больше не хотят быть конечными пользователями продукции, они становятся посередине производственных циклов, меняя их и цепочки поставок. Физический и цифровой миры всё больше интегрируются друг в друга. Интеграция оффлайн- и онлайн-пространств ведет к тому, что цифровое и реальное переплетутся, изменится соотношение между визуальными данными и текстовым материалом. 

Все СМИ производят содержание, но будущее – за медиатекстами, к созданию которых потребители «могут сами приложить руку»: комбинация таких аспектов, как тяга к знаниям, эгоизм, альтруизм, любовь и другие – под влиянием различных сред формирует обобщенное пространство медиатекстов – экосистему медиасреды (самоорганизующуюся среду).

Несмотря на большое количество существующих естественных языков, они имеют одно общее – это особого рода трехуровневый преобразователь, на первом, высшем, уровне выполняющий переработку концептуальных представлений в стратегию будущего текста, на втором уровне – переработку заданных стратегий в определенные тактические действия – смысл, и на третьем, низшем, уровне – переработку определенных тактических действий в оперативные мероприятия, то есть смысла в соответствующий ему текст и наоборот.

Таким образом, видно, что в журналистском тексте традиционных СМИ можно выделить три особенности: концепт – смысл – текст, реально выраженные через две стороны – содержание и форму. Исследовать текст при таком подходе означало научиться «читать» общество как текст, определить – «что порождает нечто». Но само общество изменилось, оно «персонально медиаглобализировалось». Ключевые слова или хэштеги стали новым социальным публичным пространством [Богуславская В.В., Богуславский И.В., 2017: 58]. Локальные сообщества объединяются теперь не вокруг определенных мест на карте, а вокруг ключевых слов. Вместо одного места с миллионом пользователей – миллион мест с несколькими пользователями, которые получают релевантную информацию и гораздо глубже вовлечены (им важно знать, что пишут люди в том месте, в котором они находятся). Как и для чего пользоваться этими лентами, решают не разработчики. Организации с помощью технологий начинают исследовать умонастроения, создавать инструменты гиперперсонализации, чтобы каждый пользователь получил уникальный контент и предложение.

Одной из существенных характеристик текста медиа является его визуальность: для зрительных знаков важнее пространственное измерение [Богуславская В.В., 2017: 171]. Процесс «визуализированного чтения» и, следовательно, интерпретации текста, проходит через ряд «узловых точек» – морфологически постоянных, определенных признаков. «Узловые точки» (и, прежде всего, выбранные визуальные образы) определяют содержательно-смысловую структуру текста, мотивы и цели коммуникатора (то есть интенцию). В языковой картине мира время тоже осознается как некое пространство. Только часть пространства может быть и формой знака (графической или акустической), и его референтом, и значением. Знак – это пространство, предназначенное для замещения собой другой части пространства, в том числе и времени. Люди могут создавать никогда ранее не существовавшие пространства – знаковые. Отсюда осознание языка и текста как пространства. Информационный дизайн визуальными средствами делает факты наглядными и позволяет читателю постичь суть сообщения без текста. Коммуникационный дизайн формирует информационную среду.  

Известно, что на функциональном уровне сознание человека оперирует «унифицированным» языком. Одной универсальной единицей такого языка является образ. Следовательно, образ становится ведущей категорией постижения окружающей действительности. Чем ярче образ, тем больше сведений он представляет. Образ смежен с концептом в части способности объективировать собой огромные информационные ресурсы. Пока еще существующее доминирование слова над образом ведет к «пограничности» методологических подходов к исследованию визуальных коммуникаций в медиасреде, не позволяет в полном объеме использовать возможности новых технологий, прежде всего, технологий искусственного интеллекта, в раскрытии процессов формирования визуального контента. Журналистика, даже журналистика фактов, работает со словом, а не с образом – манипуляции с фактами, формы представления исследовательской информации,  инструменты работы с базами данных – всё основано на слове.  

Жизнь требует «динамической визуализации стационарного потока» печатных изданий, то есть учета начавшихся структурных изменений и новых общих трендов и тенденций в текстах медиа. Новые и/или изменившиеся лингвосоциокультурные переменные моделируют текст медиа как особую разновидность текста, с особым типом автора и специфической модальностью общения в сфере массовых коммуникаций. Язык упрощается, киберпространство формирует мировоззрение через видеообраз. Французские СМИ, например, вообще отдали управление контентом интеллектуальному помощнику английской компании Echobox. Алгоритм отбирает контент, когда его размещать, подбирает иллюстрации, зачастую это эмоциально-окрашенный, часто негативный контент, так как он привлекает внимание массовой аудитории.

Интернет-платформа позволяет читателю акцентировать свою роль путем выбора конкретной платформы по причине того или иного конкурентного преимущества. В этом случае платформа – это сервис, предоставляющий услуги. Она выступает своего рода площадкой, на которой пользователь может создавать, регулировать, распространять информационный продукт. 

В эпоху дигитализации медиа добиваются финансового успеха только в случае реализации стратегии новаторства – при условии, если создают новые продукты, услуги и процессы более энергично и эффективно, чем другие медиа. И главным в этих условиях становится способность управлять сотрудничеством в широких масштабах, умение «дирижировать» разнообразными группами потребителей и поставщиков, которые и должны стать неотъемлемыми элементами экосистемы медиа.

Совокупность «внутренних» экономик отдельных медиаресурсов образует единую виртуальную экономику. Тренд закладывает основы для «капитализации желаний» [Lund Susan, Manyika James, Woetzel Jonathan, Bughin Jacques, Krishnan Mekala, Seong Jeongmin, Muir Mac, 2019]: виртуальные экосистемы привлекают участников из физического мира, и, заручившись их поддержкой, стремятся наделить свои составляющие максимальной ценностью. Виртуальная экономика имеет все шансы развиваться в принципиально новую систему, опирающуюся на вовлеченность людей в различные медиапроцессы. Мир стремительно «углубляется»: серьезные издательства оставляют только лучших сотрудников, замещая вспомогательный персонал автономными ботами. 

Понимание происходящих изменений ведет к целенаправленному созданию новых моделей. Например, Civil – эта блокчейн-платформа – позволяет читателям платить криптовалютой за понравившиеся им тексты и голосовать за самые интересные темы. Задача Civil – стать платформой, где авторы текста постоянно взаимодействуют с читателями, а не с площадкой для продвижения своего контента [Iles Matthew, 2018].

Общие тренды в медитекстах за последние 10-15 лет формируют своего рода «скелет» с «узловыми точками», который раскрывает понимание лингвосоциокультурных переменных:

1 - Читатель оценивает текст по критерию «цена/качество»: размер текста и его соответствие смысловому ожиданию (качеству) и выбирает краткость – с максимумом нужной, искомой информации, «умещенной» на единице пространства. 

2 - Читатель формирует соответствующие группы сообщений– «личные масс-медиа» - СНИ (средства «нишевой» информации).

3 - Заголовок меняет свой традиционный вид, но остается одним из признаков типологической модели медиатекста (в традиционном понимании), элементом сильной позиции, особым видом текста [Богуславская В.В., 1993: 9]. Тенденция к краткости и обращенности заголовка сегодня проявляется, как тенденция к перерождению заголовка в индивидуализированный маркер-концепт, формируя своеобразный эффект «длинного хвоста» в медийных текстах [Chris Anderson, 2006: 226]. 

4 - Принципы создания медиатекста унифицируются с принципами создания бизнеса в «длинном хвосте», в результате чего:

- становятся доступными все медиатексты (как в «длинном хвосте» становятся доступными все товары);

- заголовочная позиция получает свой знак – хэштег - для расширения области видимости текста целевой аудиторией и приобретает функцию своеобразной свертки «концепт-смысл»: облегчает читателям-потребителям нахождение медиатекстов, сгруппированных по темама, по искомым сообщениям.

5 – Хэштег становится «заголовочной позицией цифровой экономики».

Сообщения хотя бы с одним хэштегом показывают на 12,6% больше пользовательской вовлеченности (источник – Simply Measured). По мнению специалистов, оптимальное количество хэштегов – 5-7, которые могут обозначать уникальный хэштег для отдельной акции / мероприятия, по которому люди и будут размещать свои фотоотчеты.

Интересно, что данный оптимум (5-7) практически совпадает с так называемым магическим числом Миллера, означающим способность человека одновременно помнить 7 ± 2 элементов. Не случайно в ораторском искусстве существует рекомендация: для того, чтобы быть понятым, нужно говорить просто и кратко, используя предложения, в которых не больше 9 слов. Рекомендации по оптимальному количеству хэштегов фактически повторяют «принципы личного общения», работая на персонификацию виртуальной реальности, максимального погружения в «эффект личного присутствия». Именно виртуальная реальность как ярко выраженный социокультурный феномен становится наиболее доступной формой «виртуально-личной» коммуникации. Что и ведет к изменению ситуации в СМИ – условия диктуют социальные тренды на платформе новых медиа.

6 - Дальнейшее развитие медиатекстов, ведет к изменению информационного ландшафта. Например, в совместном проекте журналиста Мартина Фишера (Martin Fisher), программиста Андрея Ронера (Andrea Rohner, оба из Берлина), парижского архитектора Жю Серови (Jug Cerovi?), даже карты могут выглядеть так: Лувр станет хэштегом #monalisa, лондонский Covent Garden превратится в #shakeshack, а Потсдамская площадь в Берлине — в #sonycenter [https://www.tagsandthecity.net/berlin/#faq]

В современном мире сообщение похоже на байты. Давайте вспомним, что байт – группировка из 8 бит для отображения (переноса) непрерывного мира в дискретный мир миниатюрных переключателей, то есть, в некую «коробочку», в которую можно положить, хранить, различать и изменять нечто, имеющее много состояний. Бит - это просто изменение значения двоичного разряда, переключение, соответствующее смене состояния на противоположное. Один бит информации – это утвердительный или отрицательный ответ на вопрос, требующий только «да» или «нет». В этом мире мультимедиа – это новый язык, гипертекст – новая грамматика, а ссылки – новый алфавит. Сообщение – парадигматическое средство коммуникации информационной эпохи. Анонс в социальных сетях – квант контента, публикуемый постоянным потоком. Информация в современном мире не имеет концептуального оформления, поскольку у индивида практически отсутствует время на рефлексию. По данным на 2002-й год ценность сообщения составляет 20 секунд после его получения (потом оно устаревает), ценность газеты – не более одного дня, ценность книги определяется возрастом 20 лет и более [Lash S. Critique of information. L., 2002. P.2-3]. 

Слово — одна из основных структурных единиц языка, которая служит для именования предметов, их качеств и характеристик, их взаимодействий, а также именования мнимых и отвлечённых понятий, создаваемых человеческим воображением. Слово — строительный материал для выражения мыслей. Только человеку принадлежит уникальная возможность облекать свои мысли в слова. Киберпространство ведет к «умиранию мыслей», к потере многообразия, нелинейности бытия и «принудительной» линеаризации. Есть только контент: информация и посты, уже нет мыслей.

Компания Domo в своем проекте DATA NEVER SLEEPS 6.0 предсказывает, что в 2020 году каждый человек на Земле будет создавать 1,7 мегабайт данных ежесекундно, 146,88 гигабайт в день. По подсчетам Science News For Students, это эквивалентно количеству всех слов в книгах на полке длиной более 2,6 километра. Что в этом громадном объеме «контент», что «мысли», что «развлекательный», что «информационный продукт»? 

Человек в современном цифровом пространстве — это новый субъект. Он переселяется в цифровой мир социальных и бестелесных отношений. Как он будет выражать свои мысли в цифровой среде, с помощью байтов или слов? Человек привыкнет к общению с «машиной», доверит ей себя, свои предпочтения, желания и фантазии? Научиться «думать» линейно, как «машина»? Не приведет ли это к изменению библейского предназначения человека? 

Давайте помнить, что Россия – «в центре»: с одной стороны, Запад, с другой - Восток. В любом процессе производства, кроме человека, всегда есть еще один участник – Природа. В соответствии с принципом новосибирского ученого П. Олдака нам нужно научиться жить не на большее, чем на проценты с капитала природы. Мы берем природные богатства взаймы у внуков и правнуков. У всех социальных существ «самовоспроизводство» включает в себя не только биологический процесс продолжения рода, но и более продолжительный процесс роста и созревания. Существует определенная параллель между развитием духовного начала в человеке и его роста в эволюционном плане. Человек всегда к чему-то стремится. Человеческие устремления нельзя остановить, но их можно направить по другому пути. Необходимо бороться за культуру человечества и за судьбу цивилизации.

В этих условиях роль журналистики становится определяющей. Происходит своего рода «самоопределение» журналистики, настройка бизнес-модели в цифровой среде на «свою клиентскую базу»: авторов и читателей, определение принципов и правил сосуществования и взаимополезности. Возникает потребность в журналистике как явлении культуры, направленной на созидание, на развитие в новой, цифровой среде и делающей это через специальные разъясняющие созидательные медиапродукты.  

Литература: 

1. Raymond Williams on Culture & Society: Essential Writings. 2014. – 330 p.

2. Крестинский С.В. Молчание в системе невербальных средств коммуникации // Тверской лингвистический меридиан. Вып. I. Тверь. 1998. С. 74-79.

3.  Система статистики культуры ЮНЕСКО – 200. UNESCO-UIS 2009. С.12.

4. Богуславская В.В., Богуславский И.В. Медиатекст и хэштеги: цифровая трансформация СМИ // Гуманитарный вектор. 2017. Т. 12. № 5. С. 51-58.

5. Богуславская В.В. Моделирование текста: лингвосоциокультурная концепция: анализ журналистских текстов. – М.: Изд-во ЛКИ, 2017. – 280 с.

6. Lund Susan, Manyika James, Woetzel Jonathan, Bughin Jacques, Krishnan Mekala, Seong Jeongmin, Muir Mac (2019) Globalization in transition: The future of trade and value chains. [Электронный ресурс] URL: https://www.mckinsey.com/featured-insights/innovation-and-growth/globalization-in-transition-the-future-of-trade-and-value-chains?cid=other-eml-nsl-mip-mck&hlkid=d0b120d572964611a453681dee5b39d7&hctky=&hdpid=be37e2cf-d69b-4f49-a04f-182a3b751a4d (дата обращения 02.02.2019).

7. Iles Matthew (2018) The Waterline: How Civil Works. [Электронный ресурс] URL: https://blog.joincivil.com/@matthewiles (дата обращения 02.02.2019).

8. Богуславская В.В. Негативные конструкции в роли заголовков: Автореф. диссер..канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 1993.- 16 с.

9. Chris Anderson The Long Tail: Why the Future of Business is Selling Less or More. Hyperion, New York, 2006. – р. 226. Chris Anderson Free: The Future of a Radical Price. Hyperion 2009

10. Https://www.tagsandthecity.net/berlin/#faq

________________________________________________

© Богуславский Игорь Владимирович, Богуславская Вера Васильевна


Мир в фотографиях из социальных сетей и наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в марте-апреле 2020 года и фото наших авторов.
Дождавшись Ангела, расстанься с бесами
Соль вольного ноля. Глаз рыжего Грааля./Валенсии слеза. Печоры письмена. /Печали утоля, Архангела ругая,/Сжига...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum