Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Романтик либерализма
Политолог Андрей Колесников – о том, за что любят и ненавидят Егора Гайдара в ин...
№09
(387)
07.09.2021
Вне рубрики
Прощание с Михаилом Михайловичем Жванецким
(№10 [378] 01.12.2020)

Умер Михаил Жванецкий, король смеха и печальный мудрец

6 ноября 2020

BBC NEWS / Русская служба

Умер писатель-сатирик Михаил Жванецкий. Ему было 86 лет. Из творцов российской культуры последних десятилетий Жванецкий по всеобщей любви и известности стоял, пожалуй, рядом с Владимиром Высоцким. Его смех порой был смехом сквозь слезы: да, человек смертен, да, мир несовершенен, поделать с этим ничего нельзя - остается только относиться ко всему с юмором.

"Вот и все. Ты ушел от нас навсегда. Невосполнимая утрата. Друг мой, ты незабываем. Ты всегда в моем сердце", – написала певица Алла Пугачева в "Инстаграме" в посте с фотографией Жванецкого.

Президент Украины Владимир Зеленский (Жванецкий был народным артистом Украины) написал в "Твиттере": "Как говорил Михаил Жванецкий, ничего страшного, если над тобой смеются. Значительно хуже, когда над тобой плачут. Сегодня такой горький день. Соболезнования всем, кто его любил и знал. Я - среди пылких поклонников силы мысли Михаила Михайловича. Его сатира стала для многих мудростью".

Если в 1950-х властителями дум в России были поэты, то 1980-е стали временем расцвета разговорного юмора и сатиры. На эстраде и на телевидении блистали Геннадий Хазанов, Григорий Горин, Аркадий Арканов, Михаил Задорнов, Евгений Петросян, Лион Измайлов, Михаил Евдокимов, дуэт Ширвиндт-Державин. Но на этом небосводе талантов ярче всех сияла звезда Жванецкого.

Его отличало великолепное чувство языка. Он умел играть словами, ставить их в неожиданные сочетания и выворачивать наизнанку: "Лучше с любовью заниматься трудом, чем с трудом заниматься любовью". Или сказать совершенно обычную фразу, а после секундной паузы добавить нечто, от чего зал взрывался хохотом: "Крейсер под моей командой не войдет в нейтральные воды. Из своих не выйдет". 

Портфель Жванецкого – такой же неотъемлемый атрибут, как кепка Ленина и сигара Черчилля. 
Нажмите, чтобы увеличить.
Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

До Жванецкого бытовало мнение, что писать хорошие тексты и представлять их на сцене – разные профессии. Его предшественник и учитель, великий Аркадий Райкин, был актером: играл, переодевался, перевоплощался.

Единственным инструментом Жванецкого было слово. Когда требовалось дать ему определение, неизменно и совершенно справедливо говорили: "писатель Михаил Жванецкий".

Он не актерствовал подчеркнуто и нарочито, и доказал, что это необязательно. Просто выходил с кожаным портфелем, доставал листки формата А4 и читал ровным голосом, а публика стонала от восторга.

Миниатюры Жванецкого несли глубокую житейскую мудрость и, как ни странно, неизбывную печаль.

Знаменитое: "Я не стал этим и не стал тем. Ничего не получу в смокинге, в прожекторах, в Каннах. Времени уже не хватит", - это ведь крик души во время кризиса среднего возраста. 

Последний из одесситов 

По возрасту Михаил Жванецкий был последним выдающимся представителем "одесского периода" русской культуры, давшего Ильфа и Петрова, Утесова, Бабеля, Катаева, Олешу. Он родился в "городе у моря" 6 марта 1934 года в семье врачей. По его собственным словам, "и не знал, что можно печататься и выступать". Окончил институт инженеров морского флота и семь лет работал в одесском порту механиком по кранам.

В годы "оттепели" страна не сделалась свободной, но перестала быть угрюмой. То было время взрывного расцвета юмора: в кино, на эстраде, в молодежных театрах миниатюр, ставших предтечей КВН, в стенгазетах.

Еще во время учебы Жванецкий начал писать миниатюры и монологи и создал самодеятельный театр "Парнас-2". Там же выступали его будущие многолетние партнеры Роман Карцев и Виктор Ильченко.

В 1963 году во время гастролей в Одессе Ленинградского театра миниатюр молодой автор представился его руководителю Аркадию Райкину, который взял его произведения в свой репертуар, а спустя несколько месяцев пригласил в театр завлитом.

Сотрудничество двух выдающихся людей продолжалось шесть лет. При этом народ не знал ни того, что многие бывшие у всех на слуху тексты, в том числе "Авас", "В греческом зале", "Век техники", созданы Жванецким, ни вообще имени последнего.

Таково было условие Райкина. Великий артист не опускался до присвоения чужого труда, а просто обходил вопрос молчанием. Публика же знала "миниатюры Райкина" и в дальнейшее не углублялась.

"Наступил момент, когда подобное положение Жванецкому показалось обидным. Входя в троллейбус и слыша реплики собственного сочинения, ему хотелось обратить внимание пассажиров на то, что автор-то вот он", –признался Райкин в мемуарах, но поведения не изменил.

Впоследствии Райкин и Жванецкий отдавали должное друг другу, но в воспоминаниях и высказываниях обоих сквозила недосказанная публично обида. 

После Райкина 

Довольно скоро друзья стали спрашивать Жванецкого, почему бы ему не начать самостоятельную карьеру. Мешал, по его словам, недостаток уверенности.

В 1970 году Жванецкий, Карцев и Ильченко ушли от Райкина в Одесскую филармонию, где быстро прославились в качестве, как говорили тогда, артистов разговорного жанра.

Жванецкий стал проводить все больше времени в Москве и в 1983 году перебрался туда окончательно, основав собственный театр миниатюр, который возглавлял до конца жизни.

Нажмите, чтобы увеличить.
Фото: VYACHESLAV PROKOFIEV/TASS
 

Во время перестройки он включился своим творчеством в политику, и не было сомнений, на чьей стороне его симпатии. Говорили, что вклад Жванецкого в развенчание "совка" не меньше вклада самого Горбачева.

В 1990-х годах он несколько сбавил обороты, замечая, что охотников высмеивать новую российскую власть и без него довольно, а восхвалять и поддакивать он не умеет. 

Дежурный по стране 

В одном из интервью писатель сказал, что в современности ему больше всего нравятся "неограниченные возможности и разнообразие – после того унылого однообразия, в котором мы жили"..

С 2002 года Михаил Жванецкий вел программу "Дежурный по стране" на телеканале "Россия-1".

Он выступал против содержания под арестом юриста ЮКОСа Светланы Бахминой и подписал открытое письмо деятелей культуры в защиту участниц Pussy Riot. В 2015 году минкульт Украины включил его в "белый список" российских артистов и интеллектуалов.

В июне того же года на церемонии вручения премии "ТЭФИ" Жванецкий прочитал монолог, в котором юная сотрудница телевидения поучает маститого писателя-юмориста: "Это телевидение, это не для умных, дед. Для рейтинга в лоб надо!".

Российские СМИ сообщали, что шутки Жванецкого вызвали недовольство присутствовавшего в зале телевизионного начальства.

Прощальным выходом писателя стало большое выступление в честь его 85-летия в московском концертном зале имени Чайковского.

В октябре 2020 года он объявил, что больше не станет появляться перед публикой. "Стареть нужно дома", – сказал от его имени журналистам представитель Жванецкого.

Михаил Жванецкий был народным артистом России, кавалером ордена "За заслуги перед Отечеством" IV и III степени, почетным гражданином Одессы и президентом Всемирного клуба одесситов. В 2009 году власти города переименовали бывший Комсомольский бульвар в бульвар Жванецкого.

Писатель не любил распространяться о своей личной жизни. Известно, что его первый брак продлился недолго, а впоследствии он имел, по одним сведениям, четырех, по другим – пять детей от женщин, с которыми не состоял в зарегистрированных отношениях.

Изумительные афоризмы Жванецкого остались с нами навечно. Давайте вспомним некоторые из них:

- Виден свет в конце тоннеля, но только вот тоннель, сука, не кончается!

- Возьми за правило прерывать беременность еще в период знакомства.

- Имей совесть и делай что хочешь.

- Ты такой, какая женщина возле тебя, ты в ее вкусе.

- В историю трудно войти, но легко вляпаться.

- Вы видели человека, который никогда не врет? Его трудно увидеть, его же все избегают.

- Лысина – это полянка, вытоптанная мыслями.

- У нас чего только может не быть. У нас всего может не быть. У нас чего только ни захочешь, того может и не быть.

- Не нарушайте мое одиночество и не оставляйте меня одного!

- Счастье – это увидеть туалет и успеть до него добежать.

- Вначале было Слово...Cудя по тому, как развивались события дальше, Слово было непечатным.

- Если вам говорят, что вы многогранная личность – не обольщайтесь. Может быть, имеется в виду, что вы гад, сволочь и паразит одновременно.

- Не водите машину быстрее, чем летает ваш ангел-хранитель.

- Мыслить так трудно, поэтому большинство людей судит.

- Милиционер – не бандит, от него спасения нет.

- Что значит – выпить? Он не понимает, что он говорит. Я не понимаю, что я говорю. Но мы понимаем друг друга.

- Друзья познаются в беде, если, конечно, их удается при этом найти.

- Сегодня слова: "Есть на телевидении одна хорошая передача..." – напоминают донос.

- Танки ходят по улицам вместо троллейбусов. Для защиты населения от населения (о путче ГКЧП)

- И когда я слышу: поверьте мне как министру! – не верю именно как министру! (о последствиях Чернобыля)

- Бюрократы и приспособленцы бессмертны. Мы улучшали их породу, съедая самых слабых.

- Что охраняешь, то и имеешь.

- Одно неосторожное движение – и ты отец.

- Алкоголь в малых дозах безвреден в любом количестве.

- Мало знать себе цену – надо еще пользоваться спросом.

- Ничто так не ранит человека, как осколки собственного счастья.

- Нормальный человек в нашей стране откликается на окружающее только одним – он пьет. Поэтому непьющий всё-таки сволочь.

 - Порядочного человека можно легко узнать по тому, как неуклюже он делает подлости.

 - Хочешь всего и сразу, а получаешь ничего и постепенно.

Вероника Долина

6 ноября 16-54 

Не знаю как произойдёт прощание с ним. Такого всенародного литератора и артиста в одном лице – судьба не давала нам никогда. Не погиб такой алмазный дар в 30-е, не был на дыбе в 50-е, только поднял голову в 60-е и потом оставался с нами столько лет.... сверкая и ободряя, как положено алмазу.

Неслыханно оправив в артистизм свой могучий литературный дар, сделав собственный язык острейшим волшебным остриём, в тени которого мы все и прожили – выстояли с 20 по 21 век. Сколько же он давал. Какую жизненную силу излучал.

Мальчуганы – стендаперы, что вы знаете о силе одиночки на сцене. Мало вы знаете. Вы вообще о ММЖ не узнаете. Его язык нельзя было переводить. Это было гоголевскоое могущество. Пушкинское универсальное волшебство.

Самого неприметного человечка, говорящего по русски, любая миниатюра Жванецкого бодрила, давала возможность чувствовать себя человеком.Давайте проводим его красиво, даже прекрасно. В каждом доме и семье простимся с ним.

Когда ещё высшие силы подарят нам гения словесности русской.

Те кто постарше, знают: на нашем веку уж не будет.

Огромные соболезнования семье – Наташе и Дмитрию Жванецким.

Нам всем, кроме боли – любви и достоинства.

Алла Боссарт

6 ноября, 20:00 

В новостях его назвали сатириком. По сатирикам не плачут. Плачут по любимым.

Да он и не сатирик. В образе плотного лысоватого, а впоследствии и лысого еврея с дьявольскими глазами, к старости – разными, одним веселым, другим полным слёз, – народу явился сам Смех. Смех мудрости, смех единственно верных слов в единственно верном порядке.

Он был Мастером, гуру смеха, обладателем черного пояса в этом виде единоборств. Если бы он родился в Китае тысячу лет назад, его называли бы Жван-цзы, что значит великий учитель.

Михал Михалыч, выпивая (что мы проделывали в разном составе нередко), я иногда называла вас Мишей. И вы ничего, нормально. В последний раз спрошу, о чем спрашивала тогда неоднократно: Миша, как чувствует себя гений вот в этом во всем? «Ты хочешь, чтобы я ответил? Херово». И это было исчерпывающе – и почему-то всегда смешно.

Прощайте, учитель. Прощайте, цзы. Не сосчитать, сколько мудростей, ослепительно точных, будто солнечный луч, упавший на скальпель, вы оставили ученикам.

«Смех как единоборство с херовостью жизни» – одна из важнейших.

У многих из нас, кому выпала честь сидеть с вами за одним столом, она (жизнь), так сказать, смеркается. Мы уйдем, вооруженные этой максимой. И водрузим ее как знамя там, куда придем. 

Евгений Голубовский

7 ноября, 12-28

Еще нет слов.

Большое видится на расстоянии.

Но уже сейчас уверено могу сказать , что ушел гениальный писатель, выразивший мысли, настроения поколения. Он был камертоном , по которому сверяли не только мысли , но и поступки. 

Я много писал о книгах Жванецкого, о самом Мише при его жизни. Он это читал. Для него это было важным

Вот текст, написанный мной в марте этого года:

Голосом Высоцкого пела, вырываясь из рабства, страна.

Голосом Жванецкого разговаривала, учась преодолевать страх.

Это была Гласность до Гласности.

Окуджава, Жванецкий, Высоцкий подготовили Перестройку. 

Думается, именно они разбудили Михаила Сергеевича Горбачева.

Жванецкий не бытописатель действительности, он, как когда-то Зощенко, весь в отношении к этой действительности. 

У многих писателей смысл только в словах.

 У Жванецкого осмыслена пауза. Ритм его прозы – это наше дыхание.

Говорить, а значит, и писать, Жванецкий учился у великих предшественников – Бабеля, Ильфа и Петрова, но одновременно у самой Одессы, у себя во дворе – в двух шагах от Привоза, у себя в порту – в двух шагах от моря.

Моя Одесса – это не только название  его книги. 

Это признание в любви, это пронесенное сквозь жизнь чувство принадлежности к своему городу. 

Сегодня Жванецкий – это название бульвара в Одессе, это название коньяка, выпущенного в Одессе, но не подумайте, что это застывший в бронзе монумент. Жванецкий – это очень ранимый, очень тонко чувствующий человек.

 Как долго он переживал, что ему не хватает дыхания на написание романа. 

Как долго он переживал, что его юмор плохо переводится на другие языки….

Вы думаете, он уже осознал, что он гений? 

Ошибаетесь, каждый новый текст он произносит впервые, как на экзамене. 

Никакой самоуверенности и самодовольства, вечная неудовлетворенность.

И именно из нее и рождаются гениальные строки, гениальные тексты, его жизнеощущение, которое не подводит его никогда.

Новый год, 2020–й, он отмечал в Одессе. Ощущал притяжение Одессы и одесситов, а ведь и в этом источник его творческой энергии

Всё ли сказал? Далеко не всё.Рядом была вершина, к которой нужно было тянуться. И рядом был человек, нежный, заботливый, сомневающийся, всё понимающий, который и сам нуждался в защите.

Как там в стихах - смежили очи гении, нету их и всё разрешено... Надеюсь, что не так. Не разрешено. Жванецкий всё видит...

Валерий Хаит

7 ноября, 14-23  

ЖВАНЕЦКИЙ

Одно чувство и одно слово:

ОСИРОТЕЛИ…

Тем более, что многие слова уже были когда-то сказаны:

1.

10 февраля 2007 года в Одессе прошел традиционный зимний концерт Михал Михалыча Жванецкого.

Ну что сказать? Маэстро был в ударе. Хотя глупее фразы не придумаешь, правда? Во-первых, когда он был не в ударе? А во-вторых, сказать про Жванецкого «в ударе» – это ничего не сказать. Ну, почти ничего. Сцена и зал были одним существом – добрым, веселым, теплым и отзывчивым. Кстати, в последнее время Михал Михалыч просит во время своего выступления свет в зале держать включенным. Он хочет видеть тех, кто его слушает, он хочет видеть всех и обращается к каждому. Особенно к женщинам. И так было всегда. И много-много лет назад, когда он только начинал, и теперь, когда ему за семьдесят. Так же сверкают его глаза. Тот же вскинутый в знак победы кулак, та же неповторимая интонация, перед которой мало кто способен устоять.

Самоирония, обезоруживающая откровенность, острое чувство жизни, мгновенные перевоплощения. Типы, характеры. Лирика, философия, парадоксальные мысли. Притчи, эссе, верлибры, афоризмы. И тут же паузы, во время одной из которых – уморительный рассказ о встрече с Владимиром Путиным.

Больше сорока лет мы слышим этот неповторимый голос, который учит нас свободе, – а мы всё никак не научимся. Больше сорока лет нас убеждают, что жизнь сама по себе прекрасна, – а мы всё сомневаемся. Но мы готовы и дальше быть плохими учениками, только бы слышать и слышать эти виртуозные фиоритуры, только бы впитывать эту живую энергию ума и остроумия.

Да что мы! Я никогда не видел на концертах Жванецкого столько молодежи, как в этот раз. Как они заливались смехом, как хлопали! Как восторженно откликались на нюансы и подтексты!..

И еще. Когда Михал Михалыч объявил антракт и, собрав в портфель бумаги, уже хотел было уйти со сцены, его что-то остановило. Может быть, аплодисменты, которые не смолкали. И тут они начали вдруг нарастать. И постепенно стали напоминать сплошной шум дождя в саду за окном, который постепенно превращается в ливень...

А артист стоял и с чуть печальной улыбкой смотрел в зал, который аплодировал и был счастлив оттого, что Жванецкий еще вернется.

2.

Помню, в Одессе был концерт Михал Михалыча Жванецкого. Осенний, традиционный. Всё было как всегда: переполненный театр, хохот, аплодисменты, цветы. Но было и что-то другое. Звенящая тишина, затаивший дыхание зал, неожиданные возгласы восторга, слезы на глазах, крики «Спасибо!»… Особенно во втором отделении, где ММ начал читать свои поэтические и одновременно философские вещи: «Письмо к отцу», «Разговор с сыном», «Ночь на морском берегу» (названия мои, кто слышал, тот поймет). Простите за пафос, но мне кажется, что в этот раз вместе с радостью от встречи с любимым писателем и артистом, удовольствием от его остроумия и мастерства публика пережила настоящий катарсис.

Я видел, с какими просветленными лицами и чуть затуманенным взором многие покидали зал… И мне кажется, я понял, что в этот раз произошло… Михал Михалыч, как истинный поэт (я об уже как-то писал), читал о  вечном: о семье, об отношении к родителям и детям, о справедливости, об искренности, о красоте летней одесской ночи, о милосердии… И, главное – он читал о любви. Да что читал?! Он пел о любви, он о ней танцевал… Почувствовав живой отклик зала, он вкладывал в свои слова всю душу и читал, мне кажется так, как не читал никогда. И помогли ему в этом, вдохновили на это именно зрители. Уставшие от лжи и словоблудия, давно истосковавшиеся по простым и вечным радостям, по всему тому, что дает человеку опору в жизни, чувство защищенности и уверенности в завтрашнем дне, люди впитывали гармоничные жванецкие максимы, как живую воду. И морок рассеивался, абсурд исчезал, жизнь обретала привычные координаты, белое не только вновь становилось белым, но и загоралось всеми цветами радуги. И опять возникло чувство, что несмотря ни на что, нам есть чем дорожить, что любить, во что верить и на что надеяться… Великий Жванецкий!..

3.

… если за всю свою жизнь Михал Михалыч кому-то и служил, то только своему таланту.

И талант ему за это платил сторицей.

Это именно талант за него писал, говорил, выступал на сцене, прославлял жизнь, дерзил сильным мира сего, радовал публику, покорял женщин, множил друзей, сеял добрые чувства. И когда автору закрывали рот, его талант тоже не замолкал ни на минуту. Он продолжал свое благородное и бесстрашное дело. И при этом год за годом, том за томом и концерт за концертом пел веселый гимн человеку, помогая ему хоть как-то мириться с несовершенством мира.

*

Сусанна Альперина

9 ноября, 19-33

Михаила Жванецкого в последний путь провожали аплодисментами

...После пятницы, 6 ноября, были два страшных дня. Одесситы рвались в Москву со всего мира. И не только одесситы - поклонники таланта  Михал Михалыча. В Москве люди хотели куда-то прийти, чтобы почтить память. Принести цветы, поделиться горем. А некуда! В Одессе есть бульвар Жванецкого, есть звезда писателя на Аллее памяти, есть штаб-квартира Всемирного клуба Одесситов. Туда приходили, несли цветы. Букеты лежали даже у кота – на подоконнике Всемирного клуба Одесситов памятник Морису – любимому коту Михал Михалыча. 

А в Москве – ничего. Театра миниатюр на Тверской теперь нет. Мемориальной доски и памятника ещё нет. К зданию Авторского телевидения, где снималась программа «Дежурный по стране», не придёшь, как и к Концертному залу Чайковского, где так любил выступать Михал Михалыч – куда там класть цветы ? Нет отдельного места. Хорошо, хоть разрешили там провести прощание самым близким. Но самое главное – прийти нельзя! И на Новодевичье кладбище, где прошли похороны – нельзя. Ситуация с коронавирусом не оставляет выбора. Прощание и проводы в последний путь могут быть только закрытыми для ограниченного количества людей. Это даже не как с Высоцким, когда, несмотря на запрет, пришли прощаться толпы. Это совсем другое. Небезопасно. 

Лаконичная церемония прощания на Новодевичьем. Провёл Михаил Швыдкой. В первых же словах пояснил, почему Новодевичье. Потому что Всемирный одессит Жванецкий –национальное достояние. Первым выступил Юрий Рост. Сказал, что каждое время в нашей стране получает своего писателя, способного иронично его осмыслить. Чехов, Гоголь, Салтыков-Щедрин, Зощенко и другие, и вот – сколько лет – Михаил Жванецкий. После Роста вышла Алла Пугачева. Без микрофона произнесла самые простые и самые дорогие слова. В том числе и о том, что и молодые поколения знают и любят Жванецкого, и пока живы мы, наши дети, дети наших детей, их дети память будет передаваться от одних к другим. Ольга Любимова – министр культуры – усилила эту мысль, подчеркнув значимость Жванецкого для нескольких поколений. Новое поколение «юмористических» людей – продолжателей дела Жванецкого -Иван Ургант, Семен Слепаков, Максим Галкин, Леонид Барац, Ростислав Хаит и другие, внимательно слушали. 

Клара Новикова, выступая, рассказала о Театре Миниатюр, где работала вместе с Романом Карцевым и Михаилом Жванецким. О сцене, на которую выходили настоящие мастера своего дела – от Фазиля Искандера до Василия Аксёнова. «Хорошо бы, чтобы в этом театре был музей», – сказала она. Также Новикова рассказала, как пересматривала вечером концерт к 85-летию  Михаила Жванецкого, показанный на канале «Россия 1». «Какие умные лица! Какая публика!» – отметила Клара Борисовна. 

Антон Златопольский – первый заместитель генерального директора ВГТРК – говорил о том, как родилась программа «Дежурный по стране». Программа – долгожитель выходила на ТВ – 19 лет.  Журналист и педагог Виктор Лошак рассказал о том, как скорбит Одесса, что имя писателя встанет в один ряд с именами Бабеля, Ильфа и Петрова, Олеши, Катаева и других. Михал Михалыч «смотрел» на собравшихся с портрета, на котором лукаво улыбался. В какой-то момент показалось, что подмигнул... Или это от слез такой «эффект»?

... Свежая могила Михаила Жванецкого рядом с местом захоронения Галины Волчек. Рядом –  памятник Марку Захарову – месяца не прошло, как установили, Олегу Табакову. Какие люди... «Вот и все, смежили очи гении», – как писал Давид Самойлов. Михаил Швыдкой сказал о том, что если бы одесситу Жванецкому, который работал в городском порту, сказали, что его похоронят на Новодевичьем кладбище со всеми воинскими почестями, он бы рассмеялся этому человеку в лицо. Но так и получилось. Директор Всемирного клуба Одесситов Григорий Барац, близкий друг Михаила Жванецкого, сказал, что к 6 марта, к очередному  Дню рождения Михал Михалыча, в Одессе планируют провести чтения. Раньше проводили бабелевские – все желающие читали рассказы Бабеля. По такому же принципу будут организованы и чтения Жванецкого. «Это был человек, который менял мировоззрения, – сказал Барац о своём друге. – Человек, который умел заставить даже власть имущих посмеяться над самими собой». 

В последние минуты прощания Алла Пугачева повернулась ко всем, кивнула и начала аплодировать. Михаила Жванецкого проводили в последний путь бурными аплодисментами. За себя, за всех тех, кто не мог прийти, приехать, прилететь и быть рядом. Такими, к которым он привык. Такими, которые положены настоящему Писателю. Хотя Жванецкий, который, как всякий гений, стеснялся и сомневался, называл себя скромно - Автор.

Нажмите, чтобы увеличить.
Похороны на Новодевичьем/Сергей Бобылев/ТАСС
 

Нажмите, чтобы увеличить.
Вдова Наталья Сурова/Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
 

Нажмите, чтобы увеличить.
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС
 


Герой нейтронного труда
Рассказ об академике АНСССР, физике Владимире Малых.
Росбук и роспад
Статья о том, как запрет на закупки иностранной компьютерной техники для госорганов изменит рынок.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum