Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Культура
Культура бессмертна! Пермская культура и её «организаторы».
(№10 [388] 07.10.2021)
Автор: Владимир Косулин
Владимир Косулин

   Он мне сказал: не соглашайся, не бросай Москву. А я уже настроен был согласиться и возражаю: «Почему не соглашайся? Есть возможность сделать театр европейского уровня».Чиркунов задумался: «Сколько стоит самый дорогой режиссер в мире?». Я вспомнил Петера Штайна, которому платили по $100 тыс. за постановку, Чиркунов задумался еще больше: «Слушай, это на порядок дешевле, чем один баскетболист "Урал-Грейта". Соглашайся, деньги есть». 

          Диалог губернатора О. Чиркунова с режиссером Б. Мильграмом [1] 

                                            Театр – по определению не способ вкладывать, а способ тратить

                                                                                                                 Б. Л. Мильграм [2] 

  ЧАСТЬ I

                                            Собака вертит хвостом

     К написанию данной статьи подтолкнуло незначительное, на первый взгляд, заявление Бориса Леонидовича Мильграма, художественного руководителя Пермского театра перформативных искусств, гордо носящего высокое звание «Театра-Театра»: 

«Когда театр в 1981 году въехал в это здание, драма как жанр потерялась в большом пространстве. Она(?) прекрасна для больших представлений, но доносить нюансы драматических ощущений здесь сложно. Я попытался что-то сделать и изменить зал, но передать камерный характер и интимность интонаций, даже если есть микрофоны, невозможно. Поэтому на протяжении 17 лет здесь ставятся большие, условно говоря, драматические шоу. И они еще будут. Есть и прекрасное пространство «Сцены-Молот», но это не просто блэк-бокс, а определенная конструкция: она не имеет того воздуха, которое нужно для драмы, её используют для экспериментов. Поэтому мы мечтаем построить третью сцену, где драма смогла бы найти свою жизнь. Она могла бы появиться на территории за театром. Сцена должна быть меньше, и зал максимум на 400 мест. У нас есть эскизный проект, мы показали его предшествующему губернатору, он согласился, но за осуществление не брались. С нынешним губернатором мы тоже планируем обсудить этот проект, но уже после ремонта театра [3].

   О «драматических ощущениях» и «интимности интонаций» поговорим позже, начнем же с цитат Мильграма, в которых явно прослеживаются его приоритеты: безоговорочное почитание власти, планы мирового масштаба, вот уже 17 лет обольщающие жителей краевой столицы, и самопиар. Именно эти приоритеты, на мой взгляд, и позволили Борису Леонидовичу так долго сохранять за собой кресло, хотя   в далеком 2005-м он заявлял, что: «Я бы худрукам не давал кресло в собственность. Навсегда. Я бы давал лет на пять. Это самое правильное. Конечно, срок может пролонгироваться, если нужно. Но все-таки важна сменяемость худруков. Потому что с одним бессменным лидером театр начинает умирать. А если он замечательный худрук, то он на новом месте начнет сначала. Нужно всегда начинать сначала. Тогда театр будет живым. Поэтому я сюда приехал не для того, чтобы в этом кресле умереть» [4]. 

    Но что-то не заладилось: вероятно новые места для Бориса Леонидовича так никто и не оборудовал. Итак, цитаты: 

Власть 

…Олег Чиркунов (губернатор Пермского края – В.К.) – человек не просто мной уважаемый, это большая ценность. Он ценен как неравнодушный, горячий мозг управленца. Он управление рассматривает, как я – театр и искусство. Это для меня интереснейшая история. Я со стороны за этим наблюдал, и это вызывало у меня восторг.

…Областное руководство меня не бросает, принимает горячее участие, и, надеюсь, это явление – не временное. Однако театр – дело затратное…

…Очень у многих людей, особенно у культурных деятелей, есть претензии к власти. Я предлагаю не отделяться от нее, не стоять на другом берегу, говоря: «Власть нас не слышит». Я предлагаю оставить эти претензии и сказать: «Власть – это, в том числе, и мы…

… Я чуть выше говорил, что у нас нет никаких особых конкурентных преимуществ по отношению к другим территориям. Ошибочка! Есть! В Пермском крае либерально мыслящий губернатор, а это уже ресурс…

Проекты

…На базе одного театра воссоздать многообразие театральных миров...

 …У нас в планах сделать Театр-Театр режиссерской ареной мира...

…Сцена-Молот» способен поставить театр «Театр» в один ряд с наиболее значимыми культур-ными центрами России, даже Европы...

…Я собираюсь изменить поведение людей, картинку вокруг себя...

…Я хочу поднять культурную общественность с тем, чтобы она участвовала в формировании идеологии нашего культурного пространства...

Через культуру мы обеспечим развитие, а, по сути, формирование нового человека...

Нашей стране нужна территория, где талантливые люди взяли на себя миссию интеллекту-ального и духовного поиска… Москва и Петербург, не буду останавливаться на причинах, с этой зада-чей не стравляются...   

…Мы можем добиться того, что столичные сериалы будут снимать в Перми – из Москвы будут приезжать сценарист, режиссер, оператор и три (?) «звезды». Все остальное им будут предоставлять в Перми....

 …В этом году мы начинаем проект «Творческая резиденция» – то, что у нас в стране пока не построено. Это есть в Европе, в Америке. Резиденция, где есть гранты, приезжают художники разных направлений. Здесь они получают гранты со всего мира, здесь оставляют свою продукцию или представ-

ляют её, здесь проживают от двух месяцев до полугода...

…Творческие люди ищут культурную столицу, они хотят в нее приехать, и многие уже приезжают сюда, в Пермь...

…Культура наполняет содержанием все наши смысловые вертикали и горизонтали. Как? Очень просто: качество жизни, развитие человека обеспечивает рост человеческого потенциала, – содействие развитию промышленности – это экономическое развитие, привлечение туристических, федеральных и международных денег – это одновременно и экономическое развитие, и развитие территорий, и ресурсное развитие…[5] 

 (Прошу прощения, но нет никаких сил удержаться и не привести для сравнения хорошо всем известную цитату: «Мой проект гарантирует вашему городу неслыханный расцвет производительных сил. Подумайте, что будет, когда турнир окончится и когда уедут все гости. Жители Москвы, стесненные жилищным кризисом, бросятся в ваш великолепный город. Столица автоматически переходит в Васюки. Сюда приезжает правительство. Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва – в Старые Васюки. Ленинградцы и харьковчане скрежещут зубами, но ничего не могут поделать. Нью-Москва становится элегантнейшим центром Европы, а скоро и всего мира»). 

Самопиар

…Спектакли, которые я ставил, были удачны, интересны, они меня привели в Москву.

…Москву в те годы оказалось легко завоевать. Как-то сразу все начало получаться: первый спектакль, второй, пришла известность, за ней предложения и так далее...

…Мне захотелось иметь большой театр, где я бы попытался сохранить смысл русского театрального искусства...

…В Москве у меня родилось двое детей. И на сцене, видимо, хорошо работал. Потому стал известным. Потому, наверное, и в Пермь позвали... 

…Мне мои работы чаще нравятся, чем не нравятся…

…Часто удивляюсь: почему у меня получается?..

Я распространяю вокруг себя желание искренне совершить какие-то шаги, которые бы улучшили нашу жизнь…

(А вот цитата цитат, в ней фестиваль «Живая Пермь» является аллегорией Торы, а Мильграм, вручивший фестиваль пермякам – Господом Богом.):

Я понял это утром. Мы даже не предполагали, но так совпало: в этот день отмечается иудейский праздник Шавуот. 3321 год назад Моисею была вручена Тора. И с этого дня началась огромная история – иудейская, христианская, мусульманская, и вообще история человечества и избранничества. Хочется, чтобы фестиваль «Живая Пермь» открыл историю жизни города. Чтобы город стал избранным, в хорошем смысле этого слова. Да здравствует фестиваль!..

…Сегодня я могу сказать с уверенностью, что инфраструктура существует. Она существует пока не на законодательном уровне, но очень близко. И концепция вправду уникальна тем, что в ней есть идеология и есть технология… … Я думаю, что она может – и должна – стать основой концепции культуры России…[6]   

…У меня есть чувство гордости, что я смог. Да, понимаете. Я смог, у меня хватило смелости…

…Меня спрашивают: «А в чем были ваши ошибки?». Я отвечаю: «Ни в чем». У меня не было ошибок. То, что мы сделали, настолько грандиозно, что если кто-то хочет найти эти ошибки, их видит, хорошо, я готов с этим согласиться. Но у меня лично ошибок не было. В этом великое счастье...    

…Сейчас есть серьезное мощное движение, связанное с реконструкцией…  …Это очень сильный замысел. Больше такого нет ни у кого... …Обсуждать мою идею бесполезно. Она гениальна, потому что я в нее верю. Я уверен, что смогу с этим переделать мир, дать миру новую форму театра…  Я в это верю, и у меня получится. Мир держится на вере. Два компонента: вера и знание. Если ты веришь и знаешь, то ты побеждаешь. В этом плане у меня, в основном, получается. Не будем обсуждать, гени-ально это или нет. Придите и посмотрите» [7]

 «Придите и посмотрите» в последней цитате очень напоминает «Поезжайте и спросите. И вам скажут…». Но, шутки в сторону. То, что Борис Мильграм человек практичный, было видно уже с первых его шагов. Едва став худруком, он сразу же занялся рекламой своих дружеских отношений с губернатором Чиркуновым. Для чего? Скорее всего, для того, чтобы придать себе значимости и для подстраховки: дабы СМИ и недоброжелатели знали с кем имеют дело и поменьше задавали неудобных вопросов. Не секрет, что любовь Мильграма и власти была обоюдной. Невозможно представить себе, как без любви руководства Борис Леонидович смог бы:

1) – за восемь лет из режиссера дослужиться до вице-премьера краевого правительства;

2) – придя в театр и ещё ничего не сделав, получить финансирование, значительно превосходящее финансирование любого из региональных театров, а зачастую по объему бюджетных вложений превосходящее даже московские и петербургские театры;

3) – ради увеличения финансирования театра беззастенчиво предоставлять руководству документы, в которых при 48% выручки, полученной с показа спектакля в большом зале, указывать его заполняемость в 102 %, а при выручке 4, 6% или 12%, получаемой с малого зала, указывать его заполняемость в 100 %;

4) – будучи руководителем театра, проводящим запросы котировок на постановку спектаклей, быть одновременно и их участником, и руководителем, подписывающим контракты с победителями; будучи руководителем театра, организовывающим запросы котировок на постановку спектаклей, выигрывать самые дорогостоящие из них («Нельская башня» – максимальная цена 400 000 руб., «Жизнь человека» – максимальная цена 430 000 руб., «Антракт» – максимальная цена 200 000 руб.);

5) – в сентябре 2008, заняв пост министра культуры, по май 2009 года на афишах Пермского «Театра-Театра» фигурировать в качестве художественного руководителя театра, а 24 сентября 2009 года заключить с театром договор на работу главным режиссером. (Главный режиссер Мильграм заключил трудовой договор с директором театра, который в театре замещал худрука Мильграма и находился в подчинении у министра культуры Мильграма.) Не любовь ли власти помогла этому главному режиссеру заключить с театром единственный в мировой практике трудовой договор, согласно которому он, главный режиссер, получал деньги за то, что не выполнял основную обязанность режиссера, прописанную в едином квалификационном справочнике: обязанность выпускать новые и капитально возобновляемые постановки [8].  

И ещё несколько слов о предусмотрительности Бориса Леонидовича. В этот период он не только значился худруком на афишах и подрабатывал главным режиссером, но прекрасно понимая, что министерское кресло под ним может пошатнуться в любую минуту, заблаговременно обустраивал своё возвращение в театр. 13.12.2010 г. в абзац 2 пункта 6.1. Устава театра им было внесено изменение, согласно которому для худрука срок работы по договору был увеличен с 1 года до 5 лет.  Не для дяди же он это изменение внес и согласовал; 

6) – будучи министром культуры, избежать привлечения к ответственности, предусмотренной законодательством, за списание затрат по организации командировок, в т. ч. зарубежных (Франция, Германия, Швеция, Бельгия, Австрия, и др.) за счет расходов, предусмотренных на проведение мероприятий в сфере культуры и искусства штатных сотрудников и руководителей Минкультуры ПК, в том числе и министра Мильграма. И это несмотря на то, что за два года до того, как КСП обнаружила эти нарушения, Борис Леонидович получил дружескую поддержку от губернатора Чиркунова, предложившего добавить на расходы, связанные с командировками министра культуры – 593,7 тыс. руб. ежегодно. Так совпало, что именно на эту сумму должны были уменьшиться расходы на развитие самодеятельного творчества в крае.

7) –  после увольнения с поста вице-премьера в 2012 году, через три месяца вернуться в театр на должность художественного руководителя на 5 лет согласно изменению в уставе театра, введенному им же;

8) – 15 июля 2016 года, будучи уволенным уже с должности художественного руководителя министром культуры Игорем Гладневым, в очередной раз безболезненно вернуться в театр. Это возвращение было настоящим фарсом. Губернатор Басаргин, один раз уже не сумевший уволить Мильграма, не желая в очередной раз брать на себя ответственность за подобное деяние, возложил её на межведомственную комиссию, им для этого созданную. Но и комиссия оказалась не лыком шита. Позаседав, 26 июля «комиссия по разрешению конфликта в «Театре-Театре» признала увольнение Бориса Мильграма право-мерным. При этом приказ об увольнении было рекомендовано отменить, оставив Мильграма в театре в качестве «творческого лидера». В чем именно должны были заключаться его полномочия в этой должности, комиссия не уточнила. После этого бескомпромиссного решения, по сути подтверждавшего нарушения, за которые Мильграм был уволен, губернатор с удовольствием и с чистой совестью вернул уволенного в кресло худрука «Театра-Театра». Среди множества странностей происходящего есть и следующая. Басаргин мог бы просто восстановить худрука в должности, но он вместо этого заключил с ним новый договор, конечно же, на 5 лет. И это несмотря на то, что до окончания старого договора оставался ещё год. Соображениями о том, для чего это было сделано, поделюсь чуть позже. 

То, что Борису Мильграму необходимо было расположение власти, понять можно. Но для чего власти нужен был Мильграм? Мое предположение из разряда фантастических, но факты говорят за то, что в наше время любая фантастика блекнет перед реальностью. Они таковы:  

    I. 15 июня 2012 года на выездном заседании комитета Пермской гордумы депутаты обсудили проект реконструкции территории эспланады на участке от «Пермского академического «Театра-Театра» до улицы Борчанинова (квартал 64). Бюджет составил около 400 млн. руб. Представил проект реконструкции председатель городского комитета по культуре Вячеслав Торчинский. По заявленной концепции было высказано много замечаний, в частности по объемам финансирования. В сентябре городские власти приняли решение удешевить проект, оценив стоимость работ в 260 млн. руб. Было решено сэкономить на дорогостоящих материалах (60 млн руб.), а также оказаться от возведения наиболее спорного элемента проекта «Стена» (30 млн руб.). По задумке авторов проекта деревянная стена из клеёного бруса, примерно 200 метров длиной и 10 метров высотой, должна была «воткнуться» в здание через стекло фасада. Целью её возведения было придание территории современного вида и улучшение качества пространства. Председатель комитета Алексей Демкин заявил, что сумма почти в 300 млн руб. достаточная, поэтому «площадь должна заиграть». Впоследствии смета была снова увеличена на 100 млн руб. [10]. В администрации это объясняли тем, что площадь реконструкции увеличена на 25%. Цена контракта стала равна 360,68 млн. руб. Общий объем финансирования 367,075 млн. руб. Если учесть приобретение клеёного бруса для стены, от возведения которой отказались – цена 6 млн. руб. – и возведение на площади флагштоков – цена 6, 996 540 млн. руб. – общая цена проекта составила 380, 071 540 млн. руб. Если учитывать тендеры на создание документации земельного участка, то цена проекта, по всей видимости, будет близка к 400 млн. руб., объявленным изначально. Приведенные цифры – как и те, что будут приведены в дальнейшем – взяты из открытых источников, и могут быть неточны. Могут быть некорректны и расчеты – я не специалист. 

     II. В феврале 2018 года пермские власти задумались о масштабной реконструкции эспланады.  25 апреля градостроительному совету и. о. министром культуры Вячеславом Торчинским был представлен проект реконструкции находящегося перед Законодательным собранием 68 квартала главной площади Перми. Он предусматривал благоустройство не только эспланады от Театра-Театра до Заксобрания, но и прилегающих территорий – Слудской горки и фасадов зданий по улицам Ленина и Петропавловской. Это должно было открыть прямой выход к набережной, реконструкцией которой краевая власть уже активно занималась. Что касается реконструкции эспланады, то мэрия представила депутатам Заксобрания и гордумы три концепции преображения квартала № 68, ограниченного улицами Попова, Куйбышева, Петропавловской и Ленина. Депутаты одобрили один от московской компании «СБ Девелопмент». Он предполагает строительство фонтана с амфитеатром вокруг него.

В марте краевые депутаты одобрили выделение из краевого бюджета 135 млн руб. на эту рекон-струкцию. Строительство фонтана оплачивал «Сбербанк». Общий бюджет проекта – 400 млн руб. Победитель аукциона ООО «ТехДорГрупп», цена – 284, 9 млн. руб.  

   III. Параллельно эспланаде велась реконструкция набережной. Начальная цена реконструкции участка от Кафедрального собора до улицы Попова – 268,3 млн рублей, участка от Кафедрального собора до границы земельного участка ОАО «Порт Пермь» – 151, 4 млн рублей. Реконструкция спуска от Собор-ной площади обошлась в 165,5 млн руб. Площадка завода им. Шпагина, где планируется создать культурно-историческую зону, выкуплена властями за 445 млн. руб. [10].   

    IV. В 2019 г. разработан проект реконструкции средней части эспланады (66-го квартала). Цена разработки 7,78 млн. руб. Проект критиковали за плохой дизайн, дороговизну и неэкологичность [11]. 

    Конкурс реконструкции 66-го квартала выиграло ООО «ТехДорГрупп». Цена проекта 792 млн. руб.  Реконструкция началась в июле 2020 года. В сентябре некоммерческая организация «Городские проекты Ильи Варламова и Максима Каца» посчитала, что обустройство эспланады обошлось в два раза дороже, чем соотносимые проекты в соседних городах  Набережных Челнах и Казани.

   На сайте «Управляем вместе» власти разместили голосование на дизайн эспланады. Опрошенные интернет-журналом «Звезда» эксперты говорят, что это очередной фейковый конкурс, который призван создать эффект участия пермяков в проектировании городской среды. Мнение горожан нужно спраши-вать до разработки проекта, а не во время его реализации. По каким-то из этих проектов были судебные разбирательства, по каким-то жалобы, по каким-то предписания ФАС, где-то менялись подрядчики, какие-то проекты приостанавливались и т. д. Но речь не об этом. 

Самое интересное, что цепная реконструкция эспланады была запущена в далеком 2007 году. Если верить пермским СМИ, именно тогда, будучи худруком театра Мильграм заявлял: «Мы планируем заняться площадью вокруг театра. Само место, где расположен театр, – замечательное. Просто все вокруг него организовано плохо – до обидного плохо. Как будто мы с вами живем в очень бедном и захудалом городишке. Но ведь это не так. И задача преобразить площадь вокруг театра – вполне выполнима. Сколько на это потребуется времени – я не знаю. Но, думаю, что через 2-3 года все будет на совершенно другом уровне. И хотя территория вокруг театра очень маленькая, мы ее расширим: она же на самом деле распространяется на всю эспланаду, даже если официально ему не принадлежит» [12]. 

    В 2008-м, при назначении Мильграма министром культуры, в СМИ появилась следующая информация: «Главной целью назначения Мильграма на пост министра является реализация большого проекта, который нацелен на изменение облика Перми и Пермского края. Главные идеи Бориса Мильграма в преобразовании краевого центра – архитектурное соединение эспланады с городской набережной…» [13]. Удивительно, что у общественности в тот момент не возник вопрос, как можно было доверить режиссеру мюзиклов финансово значимые строительные, инфраструктурные, архитектурные проекты краевой столицы. И это при том, что сам Борис Леонидович заявлял: «Мне хочется преобразовать театр, потом площадь вокруг театра, потом весь город вокруг театра (смеется). Правда у меня лишь желание и пафос, а как это сделать – я не знаю» [14]. Вероятно, в последней цитате содержится суть случившегося назначения. Мильграм не знал, что и как делать потому, что не он был инициатором проектов: это знали чиновники, выступающие их заказчиками. Знал, что и как делать и бывший губернатор Олег Чиркунов: «По словам Чиркунова, стране сейчас нужны такие "точки концентрации силы", нужны Большие проекты, "благодаря которым мы "вытаскиваем» на высокий европейский и мировой уровень определенные отрасли", а "культура – самый экономически эффективный проект"» [15]. 

Мильграм же, судя по следующей цитате, всего лишь гордо нес врученное ему знамя – знамя всевозможных реноваций и реконструкций: «Я хотел принимать участие в формировании культурной среды как один из деятелей культуры и всегда говорил об этом, но не собирался ничего возглавлять, и предложение губернатора меня несколько шокировало. Но когда шок прошел, я понял, почему он мне это предлагает. Губернатор сам хочет каких-то существенных изменений, а я могу быть полезен на этом поприще» [16]. В осторожности этим ребятам не откажешь. Во избежание последствий Мильграм инициатором проек-тов называет Чиркунова, а Чиркунов – Мильграма: «Ситуация развивалась так: Борис Мильграм в течение последних двух месяцев ходил и добивал меня тем, что я не понимаю, что такое культура. Он говорил, что культура – это не театры. Это то, как люди, ведут себя на улицах, и так далее. Но если ты занимаешь такую позицию и считаешь себя человеком, который болеет за город, ну так возьмись и сделай.  Я думаю, у Мильграма правильная идеология и нацеленность» [17]. (Позже, с приходом в команду, обустраивающую краевую столицу, Владимира Гурфинкеля – в Перми он оказался после того, как в связи с финансовыми нарушениями вынужден был покинуть пост художественного руководителя Челябинского театра драмы – мастера реконструкций стали смелее заявлять о своем желании порулить крупными проектами. Гурфинкель высказывался об этом без обиняков: «К сожалению, меня не всегда радует качество происходящего, потому что большими художественными проектами, с моей точки зрения, должны заниматься творцы, а не администраторы. Хотелось бы, чтобы в новом году в Пермском крае возникла ситуация подлинного конкурса художественных идей, а не конкурса влияний и возможностей тех, кто мероприятия осуществляет. И тогда мы увидим небо в алмазах, и художественное победит бессмысленное» [18]).

Случилось так, что благоустроитель всего и вся в краевой столице Борис Мильграм не успел вложить все свои знания и умения в реконструкцию   эспланады. Это не стало катастрофой, ведь, эспланада осталась в надежных руках.  За десять дней до увольнения Бориса Леонидовича с поста вице-премьера его друг председатель городского комитета по культуре Вячеслав Маркович Торчинский представил депутатам гордумы проект реконструкции территории эспланады на участке от «Пермского академического «Театра-Театра» до улицы Борчанинова (квартал 64). Мильграм и Торчинский начали тесно взаимодействовать в 2007 году, когда худрук Борис Мильграм привлек руководителя рекламного агентства «Новая волна» Вячеслава Торчинского в качестве консультанта для переименования Театра драмы в «Театр-Театр». В 2010 году Торчинский был привлечен Мильграмом – на тот момент уже министром культуры края – к созданию, а впоследствии и к руководству «Центром по реализации проектов в сфере культуры и молодежной политики». 

  Создавался центр для того, «чтобы помогать творческим лидерам реализовывать задуманные ими проекты, которые получают финансирование из бюджета Пермского края. Согласно федеральному закону № 94, всякое бюджетное финансирование должно проходить конкурсные процедуры, которые нередко создают трудности в том случае, если речь идет об авторском проекте. Если же финансирование осуществляется через автономное учреждение в рамках госзадания, эти сложности можно обойти. Однако, по словам Торчинского, учреждение создается не только для оптимизации финансовых процедур. Для реализации масштабных культурных проектов, по его словам, необходима команда специалистов, которыми министерство не располагает, а автономное учреждение может такую команду собрать». Если перевести цитату на русский язык, то Центр подбирал команду, способную помочь тем, кто желает обойти сложности, сопутствующие конкурсным процедурам.

    Весной 2011 г., став главой городского комитета по культуре Вячеслав Торчинский заявлял: «Задача, которая передо мной стоит, это интеграция процессов, происходящих в крае и в Перми, в единую концепцию». Вероятно, в этой концепции было учтено и желание краевого руководства реализовать проект «Пермь – культурная столица Европы». Кроме этого скандального проекта Торчинский участвовал в реализации не менее скандального проекта – фестиваля «Белые ночи». Городская КСП нашла нарушения при проведении фестиваля, и ответственность за нарушения, якобы, возложила на главу комитета по культуре. Участвовал Вячеслав Маркович и в разработке концепции ледовых городков, устройство которых также не обошлось без финансовых скандалов. Кроме него активное участие в организации городков принимал директор и главный режиссер Пермского академического Театра-Театра Владимир Гурфинкель, и куратор культуры в крае Надежда Кочурова, которая из-за выявленных нарушений в марте 2019 года была освобождена от должности глава департамента образования и науки уже Приморского края [19].

   Летом 2017 г. Вячеслава Торчинского, переведенного на работу в администрацию Свердловского района, уже в октябре вернули в мэрию не просто на должность руководителя Департамента культуры и молодежной политики: он стал заместителем главы города. Не справлялись без него городские власти. В администрации ему поручили курировать проекты культурного наполнения городской набережной и подготовки к 300-летию Перми. 

«Новый старый» руководитель сферы культуры города пояснил, что его переназначение связано с той же причиной, какой объяснялся его приход в городскую администрацию при губернаторе Олеге Чиркунове: необходимостью координации и кооперации городского и краевого ресурсов для выполнения общих задач в сфере культуры. Это делалось при Чиркунове, но во время губернаторства Виктора Басаргина, как утверждает Торчинский, город и край жили порознь, у каждого были свои проекты и свои приоритеты. Настало время снова объединяться» [20]. 

     4 апреля 2018 года, став министром культуры Пермского края, Вячеслав Торчинский уже 25 апреля представил Градостроительному совету проект реконструкции 68 квартала эспланады [21]. Вне всякого сомнения, он был в теме, ведь, не зря же при назначении на пост министра глава Перми Дмитрий Самойлов говорил о том, что он «профессионал своего дела, который хорошо знаком со спецификой пермской отрасли культуры и понимает перспективы ее развития» [22].  

Говоря об эспланаде, нельзя ещё раз не процитировать бывшего директора и главного режиссера «Театра-Театра» Владимира Гурфинкеля: большого друга Мильграма и Торчинского и рвущегося к эспланаде специалиста по бюджетным вложениям. 

«В Москве есть огромное количество публичных мест, но пространство Красной площади – сакрально. <--------> В Перми такое место  эспланада. Но её потенциал ещё не проявлен. При известных вложениях она может стать самой посещаемой площадкой в стране! 

Для этого достаточно вложиться один раз и создать трансформируемое технологическое пространство, а завтра и ярмарка цветов, и выставка ретроавтомобилей, и 100 свадеб одновременно, и этнический фестиваль, и фестиваль живого огня... Пространство станет лучшей площадкой в России для всего! Это будет образ города и мира, рупор общественного сознания, инструмент взаимодействия власти и людей, искусства и публики.

У нас есть шанс сделать это впервые в мире, и через некоторое время уставший от интернета мир пойдёт за нами. Если моя идея будет услышана, я с удовольствием потрачу на её реализацию кусок своей жизни. Я знаю, как это сделать, и мне не надо за это гонораров: мне дорого, что жизнь обретает целесообразность.» [23] 

     Какова причина и с чьей легкой руки градостроительными проектами Перми ведают руководители городского департамента культуры и министры культуры края? Возможно, это общая модель, и работает она не только в 59 регионе. Но вернемся к Борису Леонидовичу Мильграму и к двум его проектам, которые не были осуществлены. Первый – затратнейший проект «Пермь – культурная столица Европы». Его цена 20 млд. руб. [24]. Он, хоть, и не был осуществлен, но средства на его подготовку, скорее всего, были затрачены немалые. Суть второго – вероятно, единственного, автором которого является Борис Мильграм – заключалась в следующем. В начале 2009 г. краевой министр культуры решил музеефицировать «Трамвайный мостик» в Разгуляе. («Трамвайный мостик» – небольшой мост через овраг над речкой Егошихой, по которому проходила первая в Перми трамвайная линия.) По его заданию известный российский художник Юрий Купер разработал эскизный проект мостика-музея из дерева и стекла. Чем будет заполнено музейное пространство – деревянной скульптурой или чем-то другим – на тот момент решено не было [25]. Кроме самого здания музея художник разработал и ландшафтный план участка, а заодно и проект синагоги в этом ландшафте. Были или не были затрачены на оплату проекта синагоги бюджетные средства, мне не известно. Что же касается непосредственно строительства, то возведение синагоги в любой разрешенной зоне оплачивал бы заказчик, а её возведение в музейной зоне вполне могло быть оплачено из краевого бюджета [26]. (О строительстве синагоги можно прочитать в блоге Бориса Мильграма [27].) Интересно то, что в продвижении этого проекта Мильграму помогал его большой друг Олег Чиркунов: в одном из пунктов губернаторского блога «Проекты акупунктуры краевого центра» также было зафиксировано возведение данного учреждения. Возможно, поддержка губернатора была знаком дружбы или благодарностью за верную службу. Возможно, компенсацией за верную службу были и бесконечные ремонты «Театра-Театра». История их такова:  

– В 2004 г. было заменено световое и звуковое оборудование на большой сцене «Театра-Театра». 

– В 2005 г. был отремонтирован Малый зал театра. В том же году началась реконструкция фасадов. Работы по реконструкции выполняла московская строительная фирма ООО «Европа-Окно-Инжиниринг», которая выиграла тендер. На все работы выделено 24 млн. руб.  Были заменены окна и обновлены три фасада. Однако новая облицовочная плитка не продержалась и полутора месяцев. Московская фирма неправильно составила проект отделочных работ, из-за чего плитка начала отпадать. Это создало угрозу жизни и здоровью людей. 

– В 2006 г. проводились работы по удалению плохо прикрепленной плитки с фасада театра. Кроме того, во время установки витражей строители не позаботились об утеплении здания, из-за чего в фойе театра зимой даже замерзали урны для курения, наполненные водой. Перед Новым годом в театре пришлось дополнительно устанавливать тепловые завесы.  

Следующий ремонт-реконструкция произошел в 2007 г. В результате ремонта большого зрительного зала дорогостоящие материалы были заменены дешевыми: паркет на полу был заменен фанерой и ламинатом, мрамор и змеевик на стенах – закрыты гипсокартонном. Вместо балкона появились vip-ложи, количество мест в самом зале сократилось с 880 до 608. Места в зале и балкон были ликвидированы с одной целью – уменьшить количество зрительских мест в надежде увеличить таким образом показатели посещаемости: в то время финансирование было прямо пропорционально посещаемости. Сколько бюджетных средств было потрачено на этот ремонт, кто был его заказчиком – неизвестно[28]. 

– В 2008 г. ремонтов не было, но одно событие, имеющее непосредственное отношение к ним, произошло. Инфраструктурный комитет законодательного собрания выделил на ремонт «Театра-Театра» 126 млн. руб. Если заявка на ремонт была подана Мильграмом – на тот момент министром и главным режиссером театра – то это нарушение закона. Если она была подана Мильграмом до его прихода в министерство, но пролоббирована им после прихода туда, то, возможно, и тут не все чисто. 

Сам ремонт, целью которого была модернизация и замена морально устаревшего и физически изношенного сценического оборудования начался в 2009 году. По состоянию на 07.12.2009 был завершен первый этап реконструкции: заменены деревянное покрытие сцены, верхнее механическое оборудование сцены, пульт управления механизмами сцены, частично заменено нижнее механическое оборудование сцены. В том же 2009 г. на создание при «Театре-Театре» театра «Сцена-Молот», который прежде назывался Малый зал театра и уже был отремонтирован в 2005 г., дополнительно сверх стоимости государственной услуги были направлены бюджетные средства в размере 7 709 600 руб. 

– В 2010 г. техническое перевооружение сцены продолжилось. Фирма «Система» осуществила реконструкцию светового и звукового оборудования, которое уже менялось пять лет назад – в 2005 году. 

Как говорилось выше, в мае 2012 года Борис Мильграм был уволен с поста вице-премьера и чуть было не отбыл в Москву. Но уволивший его губернатор Басаргин 5 сентября вернул Бориса Леонидовича в кресло худрука театра, а уже 11 октября было принято Постановление Правительства о реконструкции сценического комплекса большого зрительного зала и реставрации здания государственного краевого учреждения культуры «Пермский академический Театр-Театр». От такой расторопности властей создается впечатление, что Мильграма вернули в театр ради ремонта. Необходимо обратить внимание и на тот факт, что после модернизации сцены, осуществленной в 2009-2010 гг., всего лишь через 2 года было вновь заявлено о её реконструкции. Правда, начало работ по каким-то причинам затянулось. Конкурс стоимостью 197,7 млн. руб. был объявлен только 26 декабря 2013 г., подача заявок должна была произойти с 27 декабря 2013 г. по 16.01.2014. 

  И тут начинается самое интересное. Деньги были выделены на реконструкцию сцены и реставрацию здания театра, а конкурс, согласно размещенной документации, театр объявил только на реконструкцию сцены [28]. Можно ли считать это нецелевым расходованием, судить не берусь. Дальше ещё интересней. Видимо, конкурс не был проведен, если 21 января 2014 г. его объявили повторно. Так как и этот конкурс не состоялся, 26 февраля 2014 года его объявили в третий раз [29]. 24.03.2014. победителем конкурса стала фирма ЗАО «Электропроект» (г. Москва). Но УФАС России по Пермскому краю нашел в документации нарушения и направил заказчику предписание внести в неё изменения и провести торги заново. В четвертый раз информация о торгах была размещена 14 августа 2014 года, и ЗАО «Электропроект», в конце концов, их выиграло. После этого, из-за разногласий между Мильграмом и министром культуры Игорем Гладневым, процесс реконструкции остановился полностью.

Но руководители театра не сидели без дела. 12 июля 2016 года пермский «Театр-Театр» объявил конкурс на ремонт крыши здания. Стоимость ремонта 7 миллионов 270 тысяч рублей. 

– В 2018-2019 гг. реконструкция сцены, которая сорвалась в 2014-м, была, наконец, осуществлена. Стоимость её выросла с 197,7 млн. руб. до 227,1 млн. руб. (в том числе из бюджета – 225,9 млн. руб.). Здесь самое время поделиться соображениями о том, ради чего губернатор Басаргин в 2016 году заключил с Мильграмом новый договор на 5 лет, хотя, на первый взгляд, особой необходимости в нем не было. Вероятно это было сделано для того, чтобы у Мильграма было достаточно времени для освоения средств, выделенных на реконструкцию сцены. Но это не все благодеяния Басаргина. Перед тем как уйти в отставку, 6 февраля 2017 года, он 20 января уволил с поста (без объяснения причин не ввел в состав нового правительства) министра культуры, давнего оппонента Мильграма Игоря Гладнева. То есть, устранив последнего, дал зеленый свет всем последующим проектам художественного руководителя «Театра-Театра». Прогибание Басаргина перед Мильграмом, начавшееся в 2012 году и закончившееся в 2017, скорее всего, говорит о том, что судьба Бориса Леонидовича решалась не в Перми, а в Москве.  

– В декабре 2020-го под контролем Управления капитального строительства Пермского края подрядчик провел замену облицовки фасада колосниковой башни Пермского академического Театра-Театра. На работы было выделено 20,6 млн. руб. 

– В феврале 2021 года на заседании правительства Пермского края министр культуры Вячеслав Торчинский, пролоббированный Мильграмом [31], сообщил, что к юбилею Перми здание академического Театра-Театра будет отремонтировано. На это готовы выделить 195,6 млн рублей. В 2021–2022 гг. будет отремонтирован фасад здания. Оценили эти работы в 165,8 млн. рублей. Ремонт малой сцены обойдется в 24,8 млн. руб. за счет субсидий. По словам Торчинского, сцена обретет совершенно новый облик. Также большой зал театра и фойе к нему ждет капитальный ремонт. На это планируется выделить еще 5 млн рублей. В частности, Вячеслав Торчинский сообщил, что в Театре-Театре будет восстановлен балкон на 200 мест на третьем ярусе зала. Это позволит принять еще больше зрителей. Этот балкон никому не мешал, пока в театр не пришел Борис Мильграм, посчитавший, что данный навес мешает проходимости звука, нарушает камерность. И балкон закрыли [31]. Здесь необходимо ещё раз напомнить, что в 2007 г. деньги в ликвидацию балкона вкладывались не потому, что он мешал проходимости звука (куда звук должен был проходить – в фойе?), а для того, чтобы за счет уменьшения зрительного зала увеличить его показатель заполняемости.  

Что касается ремонта фасада, то согласно техническому заданию подрядчик восстановит его со   стороны  улиц  Петропавловской,  Борчанинова,  Ленина  и  Крисанова – нынешняя  облицовка керамогранитной плиткой будет заменена на мрамор, которым театр был облицован изначально. По данным СМИ этот ремонт должен начаться 26 июля 2021 года. 

   Однако пора вернуться к тому, с чего статья была начата: к планам строительства сцены для драматических спектаклей. Напомню ещё раз о мечте Мильграма: 

«Когда театр в 1981 году въехал в это здание, драма как жанр потерялась в большом пространстве. Она(?) прекрасна для больших представлений, но доносить нюансы драматических ощущений здесь сложно. Я попытался что-то сделать и изменить зал, но передать камерный характер и интимность интонаций, даже если есть микрофоны, невозможно. Поэтому на протяжении 17 лет здесь ставятся большие, условно говоря, драматические шоу. И они еще будут. Есть и прекрасное пространство «Сцены-Молот», но это не просто блэк-бокс, а определенная конструкция: она не имеет того воздуха, которое нужно для драмы, её используют для экспериментов. Поэтому мы мечтаем построить третью сцену, где драма смогла бы найти свою жизнь. Она могла бы появиться на территории за театром. Сцена должна быть меньше, и зал максимум на 400 мест. У нас есть эскизный проект, мы показали его предшествующему губернатору, он согласился, но за осуществление не брались. С нынешним губернатором мы тоже планируем обсудить этот проект, но уже после ремонта театра [33].            

   Минутку. Как горожане могут поверить в эту мечту, о каких «драматических ощущениях», о какой «интимности интонаций» говорит Борис Леонидович, прибывший в Пермь с совершенно иной целью. Эта цель четко обозначена в 2004 году, сразу же по прибытии Мильграма в Пермь, в материале журналистки Ольги Дворяновой: «Пермскому театру драмы придется распроститься с психологическим реализмом…  …Артистам, особенно старшего поколения, привыкшим работать в рамках психологического реализма, придется нелегко» [34]. Мильграм в 2007 г.: «Пермский академический театр драмы по факту остался в прошлом, это был театр другого руководителя, театр с другим содержанием» [35]. Мильграм в 2014 г.: «Мы достигли другого уровня. Главное – мы перестали быть драмтеатром. Мы стали театром универсальным» [36]. Даже ленивому понятно, если человек, при поддержке власти 17 лет разрушавший театр драмы, начинает лоббировать ту же власть с целью строительства нового театра драмы, то речь идет не о драматическом театре и не об искусстве. Речь идет о деньгах.  

       И всё же, было бы несправедливо в такой большой статье не сказать хоть несколько слов об искусстве. Начну с замечательной цитаты Бориса Леонидовича: «Будучи в Париже по поводу Года Франции-2010, я приехал в Версаль. Посреди двора стояло нечто – фигура из надутых шариков, подобный ей пьедестал. Дальше – сердце Барби. Мне показалось все это абсолютной безвкусицей. Я был в ужасе. Оказалось – творения известнейшего художника, чьи работы продаются по бешеным ценам. Потом я усомнился в себе и стал внимательно рассматривать представленное. В спальне Людовика висит красный рак из алюминия. Постепенно начинаешь понимать всю иронию ситуации, становится безумно смешно. И смотришь уже другими глазами. В последнем зале – зале Наполеона – выставлены пылесосы 70-х годов, все разного цвета. И – женские трусы на полу, которые, видимо, тоже экспонат. Короче, Версаль ярко запомнился мне в связи именно с этой коллекцией». 

     Борис Леонидович Мильграм не единственный художник, для которого безвкусица и пошлость, вызывающие ужас, становятся вполне приемлемыми, если они пользуются бешеной популярностью и продаются за большие деньги. Но, вероятно, он единственный художник, у которого Версаль ассоциируется с женскими трусами. Ничего страшного в этом нет – это вопрос вкуса. Что до театральной практики, то, уверен, Мильграм вовсе не со зла перепрофилировал театр драмы. Дело в том, что он не режиссер драматического театра, он – режиссер мюзиклов. Именно поэтому «Чайка» Чехова и «Варвары» Горького – самые неудачные его спектакли. Можно ли выстроить драматический спектакль, утверждая, что герои пьесы не живые люди, а типы [37]. Едва ли это утверждение правомерно, а вот герои мюзиклов типами вполне могут быть, и даже не типами, а функциями. При работе с актерами, их исполняющими, режиссеру не важен ни драматический (драматический в смысле переживания, а не представления) контекст, не нужны ни глубокое проникновение в суть ролей, ни их психологическая разработка – все то, что необходимо при создании ролей драматических. Что касается спектакля по пьесе И.С. Тургенева «Месяц в деревне», то тут странности иного рода. 

     По утверждению Мильграма, «эта пьеса может сотворить со зрителем удивительные вещи – возбудить чувственную природу каждого». Едва ли Тургенев ставил перед собой подобную цель, если же её ставил перед собой режиссер Мильграм, то это цель не режиссера, а психолога или сексолога. В спектакле Борис Леонидович улучшил слишком узкий для него тургеневский сюжет: он его «раздвинул и оставил нескольких персонажей, которые непрестанно говорят», так как «сюжет этой пьесы прослеживается через речь» [38]. Думаю, сокращение количества персонажей не раздвигает сюжет, а упрощает его, примитивизитует. Что касается выстраивания драматического спектакля на уровне слов, то оно невозможно, так как спектакль выстраивается не на уровне слов, а на уровне действия. Более того, есть специалисты, считающие, что текст в драме перпендикулярен действию. 

      К чему я это пишу? Да к тому, что не понимаю зачем строить новую драматическую сцену, если в «Театре-Театре» нет режиссера, способного ставить драматические спектакли. Также не понятно, кто будет в них играть. Любые навыки без постоянного тренинга сходят на нет. Танцы и песни, продолжающиеся в театре вот уже 17 лет – это хорошо, но за этот период драматические актеры, которым Мильграм обещал нелегкую жизнь, могли какую-то часть навыков растерять. Я уж не говорю о молодых актерах, обученных Борисом Леонидовичем для работы не в драматическом, а в музыкальном театре. Уверен, не всем понравится такой взгляд на происходящее – и в первую очередь актерам. В знак несогласия они даже могут организовать шествие по центральным улицам краевой столицы: такое уже бывало. Но осуждать их за это было бы большой несправедливостью, ведь, они люди подневольные. 

 Может быть, целесообразней на территории за театром выстроить гостиничный комплекс, разговоры о строительстве такого ходили в середине прошлого десятилетия. Он пригодился бы при осуществлении давнишней мечты Мильграма, которую в далеком 2007-м его опекуны из властных структур почему-то не решились воплощать. Имеется в виду создание в стенах театра культурно-развлекательного центра с круглосуточным театральным кафе в фойе малого зала (вариант – ресторанные столики, размещенные в самом зале), с ещё одним удобным кафе с хорошим ассортиментом в фойе большого зала, со всевозможными тусовками [38]. Эдакий Гоголь-центр по-пермски. Как было бы хорошо, если бы уставшие от развлечений посетители центра в любой момент могли отдохнуть в гостиничных номерах, или окунуться в гостиничный бассейн. И неважно, что у нас зрителей меньше, чем в Москве, режиссеров меньше чем в Москве, неважно какой доход будет приносить центр. Самое главное, что в крае, как говорил Олег Чиркунов,  «Деньги есть»

После того как статья была написана мне в руки попало интервью, заставившее иначе взглянуть на то, что происходит в культуре Пермского края. 

   ЧАСТЬ II

          Хвост вертит собакой

Понятно, что реконструкция эспланады была затеяна не ради реконструкции. Но о обо всем по порядку. Целью фестиваля «Белые ночи» было «содействие развитию благоприятной среды для прожи-вания, пребывания на территории г. Перми и Пермского края, и самореализации личности», а основными задачами – «формирование качественного досуга и творческой самореализации жителей и гостей Пермского края, и развитие регионального, российского и международного туризма». Зрители должны были получить доступ к лучшим образцам культуры и искусства России, Европы и мира, новые площадки для проведения качественного досуга, а профессиональные сообщества в сфере культуры, искусства, туризма – возможности профессионального роста и возможности интеграции в российское и мировое культурное сообщество. В числе социально-экономических факторов развития города, на которые должно было повлиять проведение фестиваля, значились повышение качества благоустройства город-ской среды и формирование новых инфраструктурных объектов городской среды. Кроме того, предполагалось, что новая культурная политика даст возможность городу жить и творить в европейской культурной системе координат. Прошу прощения, но вынужден отвлечься от высоких целей, задекларированных организаторами фестиваля. В связи с тем, что его проведение прекратилось в 2014 году, профессиональные сообщества не успели интегрироваться в российское и мировое культурное сообщество, зрители, вероятно, получили обещанное, но главное – организаторы не остались в накладе. Свидетельством тому эта короткая выдержка из отчета № 27 Контрольно-счетной палаты Пермского края о проведении фестиваля в 2013 году:

Выборочной проверкой расходования бюджетных средств установлены нарушения бюджетного и иного законодательства, – на общую сумму 32 535,3 тыс. руб. (см. Приложение 3 к Отчѐту, п. 7.3 Отчѐта), в т.ч., при расходовании средств: краевого бюджета – 20 377,5 тыс. руб.; городского бюджета  –  12 157,8 тыс. руб. Из них: 

– неэффективное использование – 744,0 тыс. руб. (краевой бюджет); 

– неправомерное использование – 4 761,6 тыс. руб. (краевой бюджет); 

– необоснованное использование – 6 633,4 тыс. руб. (краевой бюджет – 2 933,4 тыс. руб.; городской бюджет – 3 700,0 тыс. руб.); 

– «излишнее» и «нецелесообразное» расходование – 7 868,4 тыс. руб. (по средствам городского бюджета, согласно Отчѐту КСП г. Перми); 

– ущерб – 3 862,9 тыс. руб. (краевой бюджет – 3 470,3 тыс. руб.; городской бюджет – 392,6 тыс. руб.); 

– иные нарушения – 8 665,0 тыс. руб. (краевой бюджет – 8 468,2 тыс. руб., городской бюджет – 196,8 тыс. руб.) [40].  

И уж коли отвлекся на низкие материи, есть смысл поведать и об освоении бюджетных средств при осуществлении проекта «Пермь – культурная столица Европы», составной частью которого был фести-валь «Белые ночи».  Речь о средствах, что тратились на взаимодействия с зарубежными партнерами, если – конкретней: на создание зарубежных офисов и на зарубежные командировки.  

Офис Дарьи Жиссо (журналист-международник, специалист по европейским коммуникациям  и консультант министерства культуры ПК) «So!Art» в Брюсселе;

Офис «Пермь Культура Город Европа» в Берлине при поддержке «Berlin Communications». Руководитель – Томас Филипп Райтер;

«Пермское региональное представительство» в Брюсселе, руководитель Даррен Эннис (агентство Руководитель «MHP Brussels»);

Партнеры в Дуйсбурге (Рурская область, Германия), Ганновере (Нижняя Саксония, Германия), Агридженто (Сицилия, Италия), Линце (Австрия).

Сложнейшая структура управления проектом «Пермь – культурная столица Европы» подтолкнула руководителей к открытию трех основных координационных точек в Перми, Берлине и Брюсселе, которые, по сути, станут центрами коммуникации (ведения открытого диалога Перми и Пермского края с мировым и, в частности, Европейским сообществом), обмена идеями, информацией в рамках программы: Офис «Пермь Культура Город Европа» в Берлине (Германия, D-10117, Берлин, ул. Фридрихштрассе, 95; а/я 64 02 35, D-10048 Берлин; Тел.: +49 30 20 96 127 – 76; E-mail: permineurope@gmail.com); «Пермское региональное представительство» (Бельгия, 1000, Брюссель, ул. Рю де Люксембург, 3; T: +32 2 588 0183; E-mail: permineurope@gmail.com); Бюро проекта «Пермь – культурная столица Европы» (Россия, 614007, Пермь, ул. Революции, 3/7, офис 307; Tел./факс: +7 (342) 216 83 66; E-mail: perm.europe@gmail.com). Пермское бюро проекта работает с 28 апреля 2012 года, в Берлине и Брюсселе торжественное открытие представительств Перми и Пермского края состоялось 7 и 8 мая с поддержкой и одобрением главы представительства Еврокомиссии при ООН и представительства Еврокомиссии в Москве, Фернандо Валенсуэла.

Серия мероприятий по лоббированию проекта «Пермь – культурная столица Европы», а так же продвижению края и города, таким образом, носит ясную цель – поднять имидж территории в глазах европейцев и заручиться международной поддержкой в инициативе «Культурная столица».

14-15 сентября 2011 года Александр Протасевич в сопровождении Эвелины Бирюковой, руководителя пермского Бюро проекта «Пермь – культурная столица Европы», а так же директора ООО «Эрго», координатора программ немецкого культурного центра имени Гете, совершил рабочую поездку в Берлин, Ганновер (Нижняя Саксония, Германия), в рамках которой состоялась встреча в Министерстве культуры и науки Нижней Саксонии с представителями министерства и музыкального совета; встреча с бургомистратом Ганновера;

Чуть позже, 26-27 сентября, Александр Протасевич нанес повторный визит в Ганновер для ряда встреч с представителями Музыкального земельного Совета Нижней Саксонии и открытия программы Пермского края на 8 нижнесаксонском хоровом конкурсе, на котором состоялось выступление академического хора «Млада».

15 октября 2011 года на площадке Культурбрауэрай (Берлин, Германия) состоялась презентация Пермского края. Площадка Культурбрауэрай – одна из самых посещаемых и демократичных по форме презентации всего нового, что происходит в культурной жизни Европы в последние 5 лет.

25 апреля в Страсбурге (Франция) состоялась презентация Пермского края в Совете Европы. [41]

Вероятно, множеством приведенных выкладок и цитат я только запутал читателя, но они необхо-димы для того чтобы понять очень простую вещь. То, что в Перми отказались от проведения «Белых ночей» и на время замолчали о проекте «Пермь – культурная столица Европы» не означает, что проект свернут, ведь, продолжающаяся реконструкция эспланады – свидетельство тому, что все идет своим чередом. События текущего года это подтверждают. 

В начале 2021 года в пермских СМИ появилось следующее сообщение: «Губернатор привлек на работу федерального специалиста… В структуре администрации губернатора появился новый специалист – штатный советник по вопросам культуры и искусства. Им стала заслуженный работник культуры РФ Эльмира Щербакова, известная как организатор множества российских и международ-ных культурных мероприятий, в том числе фестиваля «Театральная Россия» в Перми… Представители местного культурного сообщества надеются, что новый советник благодаря своим связям поможет привлечь федеральное финансирование для реализации «культурных» инфраструктурных проектов и активнее продвигать пермское искусство за пределы региона» [42]. Но, ведь, подобное уже было: отдельные представители местного культурного сообщества очень надеялись, что привлеченный Чиркуновым федеральный специалист Гельман благодаря своим связям продвинет пермское искусство далеко за предеы региона. Оказывается, надежды представителей никуда не делись, они живы.

 Художественный руководитель Пермского академического «Театра-Театра» Борис Мильграм: «По-моему, губернатор сделал хороший выбор. Мы уже сотрудничали с Эльмирой Щербаковой, когда она занималась фестивалями и различными зарубежными проектами. География ее связей очень широка, что поможет значительно продвинуть наше искусство. Сегодня культурная составляющая в Пермском крае очень сильна. Нужно, чтобы она не ходила по замкнутому кругу, а двигалась дальше, за пределы нашего города и региона, и новый советник может этому поспособствовать» [43]. Мильграм выражает уверенность в том, что Эльмира Щербакова сориентирует губернатора в нужном направлении. (При этом остается открытым вопрос: кто из представителей культурной элиты Перми – сориентировал губернатора в выборе помощника.) В свою очередь, Эльмира Щербакова, упомянув в своем интервью о давней дружбе с Борисом Леонидовичем, выражает надежду, что у неё хватит сил и опыта, чтобы помочь продвижению Пермского края в федеральных программах, в международных событиях: «Мы хотели бы видеть в числе наших стратегических партнёров Зальцбург в Австрии, Авиньон во Франции и Дуйсбург в Германии – город-побратим Перми. Дмитрий Николаевич хотел бы представить Пермский край как территорию устойчивого развития в представительстве ООН в Швейцарии, в Женеве» [44]. Есть у неё желание помочь и в серьезной работе по улучшению формирования городской среды. Но если речь идет об улучшении территорий города Перми – площадей, набережных, улиц, скверов, парков – то все эти объекты давно улучшаются: раньше улучшались Мильграмом и Гурфинкелем, ныне – Торчинским.  Слышны в интервью – пусть и смягченные – отголоски прежних высказываний Мильграма. Если он утверждал, что художники со всех континентов рвутся в Пермь, то Щербакова говорит только о готовых переехать в Пермь петербуржцах; если он видел, и видит, в Перми культурную столицу России, то Щербакова считает её только третьей культурной столицей России. Исходя из сказанного Эльмирой Муратбековной – тут я, возможно ошибаюсь – складывается впечатление, что она не очень уверена в правильности своего шага, если утверждает, что на работу в Перми её благословили большие люди, знаковые фигуры – люди с мировыми именами. Впрочем, возможно, пермякам будет приятно, что непрестанно кто-то где-то о них думает.    

 Можно, конечно, предположить, что Дмитрий Николаевич Махонин и Эльмира Муратбековна Щербакова – судя по отзывам, высококлассный специалист, много сделавший и делающий для россий-ского театра – ничего не слышали о пермской культурной революции – о граблях, на которые край однажды уже наступал. Что же до Бориса Мильграма, то не в его интересах убирать эти грабли с пути нового руководства. И последнее. Нет никаких сомнений в том, что все революции преследуют одну единственную цель – улучшение жизни человека. Целью нашей также было повышение уровня удовле-творенности людей от проживания на территории Пермского края. Улучшение – лицевая сторона всякой революции, но есть у неё и другая сторона – изнаночная. Все как в стихотворении Владислава Ходасевича, начинающегося – 

Ты показала мне без слов,
Как вышел хорошо и чисто
Тобою проведенный шов
По краю белого батиста… 

а заканчивающегося –


И, улыбаясь, твой платок
Перевернул я, дорогая...

Использованная литература и источники:

1.  Олег Кашин. Пермопрестольная. Журнал «Власть» № 45 (848) от 16.11.2009 

2. «Никому не обещаю легкой жизни». Новый компаньон 18 мая 2004 г. https://www.newsko.ru/articles/nk-287061.html

3. https://59.ru/text/culture/2021/04/24/69883256/ 

4.  Полина Богданова. Не хочется терять надежду. https://teatral-online.ru/news/268/

5. Доклад министра культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций Пермского края Бориса Леонидовича Мильграма "Пермь как культурная столица России" на 5 Пермском экономическом форуме. – https://pandia.ru/text/81/129/18876.php

6. Вадим Нестеров. «Я пришел в министры сделать спектакль» 22 сентября 2010, 17:40   https://www.gazeta.ru/culture/2010/09/22/a_3422014.shtml 

7. Борис Мильграм. Из интервью «Мы живем в стране, где надолго бывает только власть. Если что-то не в интересах власти, значит, оно будет устранено» http://www.echoperm.ru/efir/353/34158/.

8. МВД России. ГУВД по Пермскому краю. 20.10.2009 № 22/ К-7

… Трудовой договор главного режиссера ГКУК «Пермского академического «Театра-Театр» Мильграма Б. Л. от 24.09 2009 не устанавливает обязанность осуществлять постановку спектакля. Замначальника по экономической безопасности  Ю. В. Савченко. 

9.  http://nesekretno.ru/eco/15439 

10. Пермь, 29 авг 2018, 09:15   https://perm.rbc.ru/perm/freenews/5b8634c09a7947733baf08a1

11. https://properm.ru/news/society/185372/      https://zvzda.ru/articles/359b20459de3

12. О. Д. Гайсин. Памятники архитектуры. http://www.archive.perm.ru/projects/weeklyphoto/drama-theater-/28.08.2016.

13.  «Борис Мильграм намерен вернуть улицам Перми их исторические названия». 5 июня 2008. https://properm.ru/news/region/6753/

14. Елена Бессонова «Театр-Театр! Звучит, по моему, жизнеутверждающе» Пермский ЭКШН № 1, февраль  2008.  19 июня назначен министром

15. Радио «Голос России»  27.02.2010, 18:53

16. Борис Мильграм: За три года можно все кардинально изменить.  

https://www.newsko.ru/articles/nk-381616.html

17. Борис Мильграм идет на пост министра культуры.  https://59.ru/text/gorod/2008/06/03/

61966491/

18. Юлия Колбина. Со столичным размахом. Коммерсант. 27.12.2017 

https://www.kommersant.ru/doc/3508965 

19. https://www.newsko.ru/news/nk-496021.html;   https://properm.ru/news/society/56359/; https://artprotest.org/cgi-bin/news.pl?id =11254;  https://www.newsko.ru/news/nk-5155140.html 

20. https://www.newsko.ru/news/nk-4366705.html 

21. От журналиста до министра. https://59.ru/text/gorod/2018/04/04/54266381/

22. Минкульт-привет. https://www.kommersant.ru/doc/3593375 

23. «Надо делать не богато, а осмысленно». Главный режиссёр Театра-Театра Владимир Гурфинкель – о своем видении будущего пермской эспланады. 16 февраля 2018 г. https://www.newsko.ru/articles/ nk-4571618.html 

24. Нина Соловей. «Проект «Пермь – культурная столица Европы» стоит больше 20 миллиардов рублей». 23 апреля 2012 http://prm.ru/perm/77553/. 

         25. https://www.newsko.ru/news/nk-131538.html

26. Екатерина Оборина. «Иглоукалывание для синагоги» №28 (527) 16 июля 2011 года   https://permoboz.ru/txt.php?n=8570

27. Мои проекты

30.3 Проектирование и строительство нового здания картинной галереи и Музея деревянной скульптуры (Анастасия

Ефремова) 

30.4 Перенос зоопарка (Надежда Кочурова)

30.10 Проект реконструкции эспланады (Надежда Кочурова) 

30.12 Реконструкция здания консерватории (Николай Новичков)

30.13 Строительство синагоги (Анастасия Ефремова)

30.14 Реконструкция храма Вознесения (Анастасия Ефремова)

30.15 Реконструкция храма Марии Магдалины (Анастасия Ефремова)

30.22 Привлечение инвесторов для строительства гостиниц ( Николай Новичков)

30.22.1 Hilton Ленина-Компрос (Николай Новичков)

30.22.2 Площадка табачной фабрики

Борис Мильграм. https://blmilgram.wordpress.com/проекты/  

28. https://newdaynews.ru/perm/121541.html; Звезда 08.06.07 Людмила Каргопольцева. Неприличные деньги.  

 29. https://www.tenderguru.ru/tender/11190549

30. https://moi-torgi.ru/?action=Torgi/View&src=44&kod=1056200000214000001

31. https://news.myseldon.com/ru/news/index/251313070

32. https://v-kurse.ru/2021/03/23/137960

33. https://59.ru/text/culture/2021/04/24/69883256/  

34. Ольга Дворянова. Новая драма. Пермский обозреватель.  №17 (168) 10 мая 2004 года http://www.permoboz.com/arhiv.php?a=168

35. https://www.newsko.ru/articles/nk-366359.html 

36.  https://echoperm.ru/efir/353/94158/

37.  Борис Мильграм: «Искусство – это связь с высшим». Журнал «Филолог». Выпуск 6. 31 августа 2005 г. http://philolog.pspu.ru/module/magazine/do/mnum_6

38. Борис Мильграм: Драму на сцене моделировать можно, а жизнь – нет.  

http://infomir59.ru/news/afisha/2016/10/24/afisha_2541.html 

  39. Юлия Баталина. Декларация о намерениях Бориса Мильграма. “Новый компаньон” 15.05. 2007 https://www.newsko.ru/articles/nk-358140.html; Людмила Каргопольцева. Неприличные деньги. Звезда.  08.06.07    

40. Отчет по результатам контрольного мероприятия «Проверка эффективности планирования и использования ресурсного обеспечения при организации фестиваля искусств  «Белые ночи в Перми» в 2013 году» от 16 октября 2013 г. № 27. https://old.ksppk.ru/download/inf/201310/whiteNights.pdf

41. https://cult.gorodperm.ru/projects/?id=4

42. Екатерина Артемова. Заслуженный советник культуры. https://www.kommersant.ru/doc/4641606

43. Там же. 

44. Юлия Баталина. «Приглашение работать в Перми – реально крутой разворот в моей судьбе» https://www.newsko.ru/articles/nk-6416990.html

Послесловие от 16 октября 2021 г. 

По сути открытым оказался финал моей статьи «Культура бессмертна! Пермская культура и её «организаторы», посвященной чудесному превращению проблем пермского «Театра-Театра» в проблемы культуры краевой столицы, а проблем культуры краевой столицы – в градостроительные проблемы Перми. Но после её публикации пришло понимание, что открытый финал – результат невнимательности автора, пропустившего важнейшее событие. С 1 января 2021 г. вступил в силу Закон Пермского края от 7 декабря 2020 г. № 603-ПК «О перераспределении отдельных полномочий в области градостроительной деятельности между органами государственной власти Пермского края и органами местного самоуправления Пермского городского округа и о внесении изменений в Закон Пермского края "О градостроительной деятельности в Пермском крае"» [1]. Разработали проект депутаты краевого законодательного собрания. 

В законе прописана передача части полномочий органов местного самоуправления – органам государственной власти Пермского края: с января 2021 г. передается подготовка и утверждение генерального плана Перми, утверждение правил землепользования и застройки, подготовка документации по планированию территории города, принятие решений о развитии застроенных территорий и их комплексного развития и т. д., а с 1 января 2022 г. – выдача градостроительных планов земельных участков, разрешения на строительство, ввода в эксплуатацию объектов капитального строительства. При этом организацией и проведением публичных слушаний по градостроительным проектам краевые власти заниматься не будут, эти вопросы остаются в ведении городских властей. Здесь возникает полная неразбериха (допускаю, что неразбериха существует только для меня). Согласно п. 2 ст. 28 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» публичные слушания проводятся по инициативе населения, представительного органа муниципального образования, главы муниципального образования, но не по инициативе органов государственной власти региона – власти Пермского края. Если я верно понял, в данном случае в лице муниципального образования создано дополнительное – посредническое – звено, необходимое для того, чтобы организовывать и проводить общественные обсуждения или публичные слушания того или иного градостроительного проекта, инициированного краевыми властями. При этом муниципалы не будут отвечать за реализацию проектов, по которым они провели слушания, а регионалы – не будут отвечать за все, что было обещано городскими властями на слушаниях. Прокуратура Пермского края по поводу Закона заявила, что «передача полномочий представительного органа местного самоуправления в правительство региона нарушает соотношение полномочий различных ветвей власти в пользу исполнительной». Свои замечания по законопроекту высказала и КСП Пермского края.  

Учтены ли все высказанные замечания, мне неведомо, но закон принят. Позитив его специалисты и депутаты видят в том, что перераспределение полномочий позволит комплексно и эффективно решать вопросы градостроительной политики края. Обусловлено же перераспределение необходимостью как реализации проектов в рамках юбилейных мероприятий «Пермь-300», так и реализации нацпроектов. Немаловажно и то, что принятый закон может снизить коррупцию в градостроительстве [2]. Из последнего предположения следует, что до принятия документа коррупция при осуществлении градостроительной деятельности в Перми, существовала. Но городским чиновникам вполне хватает полномочий, которые им оставлены. Свидетельством тому скандал, случившийся в августе 2021 г. Последовательность событий такова.

Год назад на пересечении пермских улиц Горького и 1-я Красноармейская были спилены все деревья. Но всех быстро успокоили – ничего страшного, просто началась реконструкция, а новое место отдыха краше прежнего будет. Весной 2021-го здесь объявилась строительная техника, никто сразу и не спохватился – думали, что сквер в порядок приводят. Стройка уже съела часть тротуара и парковки. Сверху хорошо видно, как будущее здание пытаются уместить на микропятачке. Расстояние до соседнего дома минимальное. Работа на объекте ведется ударными темпами. Экспертизу проекта делали те же люди, что делали сам проект, но мэрия все равно выдала разрешение на строительство.

Дмитрий Махонин, губернатор Пермского края: «Люди, которые годами сидели и пережили миллион губернаторов и мэров на этих должностях, они просто опухли от наглости. Они опухли от наглости, и мы намерены вместе с правоохранительными органами заниматься этими людьми. С правоохранительными органами будем бить по рукам. Региональное министерство выдало предписание, чтобы отменили разрешение на строительство. Я больше скажу, что уважаемый застройщик еще в прошлом году приходил и просил увеличить этажность, и ему было отказано. Но как только поменялся кадровый состав в администрации, почему-то кто-то дал ему разрешение увеличить этажность. Поэтому, если надо будет судиться, будем судиться, но в ситуации будем разбираться». Случившееся совершенно определенно указывает на то, что перераспределение полномочий было необходимо. Тем более, что после скандала, как пишут СМИ, «случился самый настоящий информационный залп из сообщений, типа: «проверяем законность строительства» или «изучаем, как выдавали разрешение». Ссылки на серьезные ведомства и людей в высоких кабинетах». [3]

Но возникают два вопроса. Вопрос первый. Разве в крае и его столице перевелись благодетели, помышляющие исключительно о благе горожан – вроде тех, что вознамерились возвести здание на пересечении пермских улиц Горького и 1-я Красноармейская? Да тот же Борис Мильграм, за 14 лет осуществивший 7 ремонтов Театра-Театра, а ныне нацелившийся на возведение новой сцены для драматических спектаклей, разве не о благе пермских зрителей радеет? Вопрос второй. А разве не о благе этих же зрителей радели краевые власти, раз за разом выделяющие бюджетные средства на эти ремонты? И разве это финансирование каждый раз осуществлялось без ведома краевых законодателей? Конечно же нет. Вот яркий пример. В конце 2008 г., будучи министром культуры края, Борис Мильграм пролоббировал перевод 4-х пермских театров – театра юного зрителя, театра кукол, театра «Балет Евгения Панфилова» и театра «У Моста» – из краевого подчинения в муниципальное. Думал он об этих театрах и об их зрителях? Скорее всего, он думал за счет уменьшения числа краевых театров увеличить бюджетирование своего детища Театра-Театра, вместе с Театром оперы и балета оставшегося в статусе краевого. Для Мильграма был еще один плюс в этом переводе: после  перевода никто не мог сравнивать бесконечные бюджетные вливания в Театр-Театр с финансовыми вложениями в четыре переподчиняемых театра.  Если я не ошибаюсь, видно, как переплелись в приведённом примере все те злоупотребления, с которыми отныне будет бороться новый закон. Речь вот о чем. Борис Мильграм, в конце 2008 г., обозначаемый на афишах тетра как его художественный руководитель, пролоббировал у Мильграма – на тот момент министра культуры – перевод, выгодный ему и невыгодный руководитетелям других театров.  В свою очередь министр Мильграм пролоббировал перевод перед законодательным собранием. [4]  

Вот, пожалуй, и все. Остается надеяться, что принятый закон станет непреодолимым препятствием  на пути злоупотреблений. Насколько он действенен, в ближайшее время можно будет понять по строительству новой сцены для Театра-Театра. А насколько он окажется оправданным в перспективе – покажет время. Возможно, через несколько лет кто-то и напишет о благах, принесенных законом, свой post scriptum.

*

1.https://docs.cntd.ru/document/571031773

2.https://regnum.ru/news/polit/3124293.html; https://news.myseldon.com/ru/news/index/241370087; https://www.kommersant.ru/doc/4549602

3. https://news.myseldon.com/ru/news/index/257087638

4. «Тем временем состоялась встреча министра культуры Пермского края Бориса Мильграма с руководителями четырех театров, которые с 1 января 2009 г. переводятся из краевого подчинения в муниципальное: это театр юного зрителя, театр кукол, театр «Балет Евгения Панфилова» и театр «У Моста». Мильграм предложил бывшим коллегам не ломаться и подписать согласование о переводе, а ошарашенные внезапным поворотом дел руководители театров просили отсрочить это событие хотя бы на год, чтобы в течение 2009-го иметь возможность к нему подготовиться. Но «хозяин» отверг просьбу просителей, мотивируя это тем, что «решение принято, изменения в бюджет внесены, и депутаты уже проголосовали». / Кира Кошкина. Ах, эти шаткие подмостки! Пермские новости. 05.12.2008. 

______________________________

© Косулин  Владимир  Александрович


Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum