Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мировая экономика тормозит, но едет
Прогнозы Организации экономического сотрудничества и развития на 2023-2024 годы
№12
(402)
01.12.2022
Творчество
Река времени. Стихи
(№9 [399] 05.09.2022)
Автор: Любовь Фельдшер
Любовь  Фельдшер

Пейзаж

По вечерам над ресторанами,

На фоне моря и песка,

В лазурь и золото оправлены,

Огни видны издалека.

Жара сменяется прохладою,

И жизнь в курортном городке

Становится хмельной, нарядною,

С бокалом тоненьким в руке.

Но, непричастное к романтике,

Нам время серебрит виски...

Как детства выцветшие фантики,

Летят ночные мотыльки.

С прибоем музыка сливается.

Беседы громкие слышны.

И в синей бездне отражается

Холодноватый блеск Луны.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

 

* * *

Рисует утро натюрморт:

остывший кофе в синей чашке,

герань, что скоро зацветет,

окно в гостиной нараспашку.

Струится сигаретный дым,

колечки в небо отпуская.

Мне нравится следить за ним,

стихи рассеянно листая.

Так одиноко и светло...

На ставнях - света паутина.

Я не хочу, чтоб время шло.

Боюсь: разрушится картина.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

 *

Осколки

Сегодня выпал вечер долгий,

Таящий боль под тишиной.

Надежд разбившихся осколки

Опять лежат передо мной.

Как четки, их перебираю.

И жаль мне, что прошли года

В мечтаньях о любовном рае,

О дружбе - той, что навсегда.

Они меня, как прежде, ранят.

И нет спасения от них.

Раздумьями мой вечер занят:

Ушедших вспомню и живых.

Себя считаю виноватой,

Но время вспять не повернешь.

И кажется он мне расплатой -

Осенний заунывный дождь.

Но в глубине души я знаю,

Что точно так же поступлю

И с той, кому не доверяю,

И с тем, кого еще люблю.

Осколки хрупкие не склеить -

Вновь попадутся на глаза,

И скажут мне, что лицемерить

Перед судьбой своей нельзя.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Придут дожди

Придут дожди, а с ними чувство грусти -

Оно любимо мной с далеких дней.

Душа обиды старые отпустит,

Как в небо стаю белых голубей.

Грусть - не тоска, она намного мягче,

И в золотистых сумерках ее

Ты по-другому видишь неудачи

И празднуешь смирение свое.

Придут дожди - скорее бы, скорее!

Быть может, жизнь начнется в сотый раз.

Не бойся грусти, ведь она сильнее

Всего того, что мучает сейчас.

На ветру

Прохладный ветер налетает с моря.

Соленый воздух щеки мне обжег.

Живешь, живешь, с собою глупо споря,

И вот он вдруг - спасительный глоток.

Твое лицо на миг помолодело,

И показалось, что вернулись дни

Слепой любви и веры без предела

В то, что вовек не кончатся они.

Мы выстояли, значит, есть потери.

Считать ли их? Ведь смысла в этом нет.

В минувшее закрыты плотно двери.

Как ветрено! 

И с неба льется свет.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Река жизни

Эта река - ручеек у истока.

Можно пройти, не заметив его.

Рядом разросшаяся осока.

Камушки детство бросает на дно.

Молодость - шторм...

Ветер лодку швыряет

Прямо на скалы, крушеньем грозит.

Выплывешь! Радость тебя поджидает.

Страх отступает, опасность пьянит.

Зрелость - спокойные, светлые воды.

Луч золотистый - желанный их гость.

Водят стрекозы весь день хороводы.

Кажется, все, чего жаждал, сбылось.

Осень: промокший кораблик бумажный

Верить не хочет в печальный исход.

Борется он со стихией отважно,

Вместе с опавшей листвою плывет.

Старость - зима, холодеющий воздух.

Волны уснули под коркою льда.

Нет никого, только яркие звезды.

Все поглотила речная вода.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

 

* * *

По улицам, названия сменившим,

мне доводилось медленно бродить -

в кварталах старых, обо мне забывших,

а я их так и не смогла забыть.

Я шла одна, и тени обступали

меня своей прозрачною стеной.

И облака ненастье обещали,

и парк привычно шелестел листвой.

Пусть улицы зовутся по-другому -

я помню их, как преданных друзей.

А вот и переулочек у дома,

где счастлива была я много дней.

Калитка та же, тополя как свечи,

и те же занавески на окне...

Людей, здесь живших,

заменить мне нечем.

Их имена не переделать мне.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Самые любимые уходят.

Были встречи с ними коротки.

По закону странному в природе

Не вернуть их, не унять тоски.

Но она все призрачней с годами.

Боль переплавляется в любовь.

И горят созвездия над нами -

Души их нам светят вновь и вновь.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Родители

- Как холодно! Оденься потеплее.

- Как жарко! Воду захвати с собой!

Они нас защищали как умели

Когда-то от опасности любой.

А нас опека эта угнетала.

Ненужною она казалась нам.

Звезда свободы в облаках сияла,

И поклонялись мы ее лучам.

Теперь без шарфа я гуляю в холод.

И забываю о воде в жару.

Наш путь к свободе тягостен и долог.

Похожа жизнь на странную игру.

Теперь я их тревоги понимаю.

Оберегая нас, они ушли.

Я в знак согласья головой киваю

Двум силуэтам, тающим вдали.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Однажды...

Придут однажды тягостные дни,

Когда пойму, что мне уже не нужно

Ни ветра налетающей любви,

Ни преданной и нерушимой дружбы.

Тогда решив, что их напрасно ждать,

А может, их на свете не бывает,

Я буду книги старые листать,

Смотреть, как дождь на стекла наплывает.

Надежд утрата... Нет ее страшней.

Чем сердцу жить, кому звонить украдкой?

С кем разделить молчание полей,

Листвы осенней золотые прядки?

Так пусть меня прозренье пощадит

И не спешит объять меня прохладой...

Еще мне нужен тот, кто не звонит.

И есть друзья, хотя они не рядом.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

На ветру...

На ветру скрипевшая калитка.

Пыльный склон, заросший чабрецом.

Бабочки, стрекозы и улитки.

Низкий дом с рассохшимся крыльцом.

Это я, та девочка на фото -

Белая панамка, сарафан...

Ранних лет тягучая дремота.

Памяти редеющий туман.

Мне и в те года бывало грустно.

Я смотрела вслед товарняку.

И пейзаж унылый захолустный

Поселял в душе моей тоску.

Я теперь ее причину знаю:

Стала жизнь цепочкою потерь.

На крылечке девочка смешная

Отворяет мне в былое дверь..

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Мои тополя

Тополя мною с детства любимы.

Моя родина вся в тополях.

Серебрятся, как полосы дыма.

Золотятся листвой на кострах.

Моя память, как птица, крылата.

Улетает она в те края,

Где в лучах огневого заката

У дороги стоят тополя.

Молчаливые стражи застыли

У домов, охраняя их сон,

Словно копья, что здесь позабыли

Воеводы минувших времен.

Эти кроны, расшитые блеском

Восходящей в тумане луны,

В своих строчках воспел Эминеску,

И с душой моей слиты они.

Летний ветер им песнь напевает.

И с годами он только слышней,

И все чаще меня окликает

Нежный шепот моих тополей.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Прощание

Здесь радость вытесняла грусть,

И ветка желтизной сияла...

На этом пепелище чувств

Я ничего не узнавала.

Мигнуло фарами такси.

Шла под зонтом влюбленных пара.

Нет, как судьбу ты ни проси,

Не воскресит она пожара.

Я приоткрыла дверь в подъезд -

Темно там было и безлюдно.

И призрак прошлого исчез,

В последний раз явившись смутно.

И клочья рваных облаков,

Летевшие во мгле холодной,

Сказали мне, что от оков

Минувшего душа свободна.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

У  больницы

У больницы застыли делониксы в ряд.

Время красных деревьев, пора их цветенья.

Над скамейками виснут и радуют взгляд...

Чьих-то бед и надежд роковое сплетенье.

Кто-то выписан, скоро вернется домой,

А кому-то судьба отсчитала недели.

Виден в окнах палаты узор огневой,

И кружат лепестки ярко-алой метели.

Алый цвет как меж смертью и жизнью черта.

Мимо них я прошла, размышляя об этом.

А быть может, кого-то спасет красота

В это жаркое, пыльное, долгое лето…

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Как представлю...

Как представлю, что буду в гостинице жить,

Видеть в окнах соборов готических шпили,

В одиночку по улицам долго бродить,

Словно все меня предали и позабыли.

Может, в бар загляну и, уткнувшись в меню,

Что-то выберу там - для приличья и слепо.

Ни о ком не грущу, никого не виню.

Стану думать о том, что смотрюсь я нелепо.

Здесь бы в юности давней с любимым гулять,

Он бы пальцы мои согревал, их целуя.

Мы всю ночь бы могли говорить и не спать.

Пили кофе бы крепкий, который сварю я.

Но сюжет этот только привиделся мне.

Я стою у окна типового квартала,

Где привыкла я жить, где уютно вполне,

И другие здесь чувства другого накала.

В старой чашке мой кофе полночный остыл.

Вспоминаю Париж, Лиссабон и Толедо.

Одиноко везде. Умеряю свой пыл.

Не поеду, себе я шепчу, не поеду…

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Ночью...

Ничего не надо переписывать.

Хорошо, что все сложилось так -

В окна звезды просятся искристые,

И луна - как стершийся пятак.

Если встречу я кого из прошлого,

Вряд ли сможет он меня понять.

Столько сил вложила в то, что прожито,

И другим былому не бывать.

Грусть моя, как нежная жемчужина,

В раковине прячется морской.

И лишь то, что в самом деле нужно мне,

Остается навсегда со мной.

 

 

* * *

Чужой язык порой родного ближе.

В нем магия нездешняя слышна.

Я ветру за окном шепчу "потише" -

Мне так нужна сегодня тишина.

Баковия свои цвета мне дарит -

Лиловый, желтый, серый, как свинец.

Он строчками мне душу переплавит,

Людского одиночества певец.

Звучат слова подобием латыни.

Мелодии румынские звучат.

И мир его кто у меня отнимет -

Оркестр заезжий и промокший сад?

А осенью темнее в речке воды.

И сумерки в провинции тихи.

И потому люблю я переводы.

Люблю их больше, чем мои стихи.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Блюдечки от старого сервиза

Может, это возраста капризы,

Может, это ностальгии знак...

Блюдечки от старого сервиза

Не могу я выбросить никак.

Их всего лишь два, а было восемь,

Тоненьких, фарфоровых, цветных,

С золотистым ободком, как осень -

Память о родителях моих:

Как столы на праздник накрывали,

Радовались дорогим гостям,

Как шутили, пели, танцевали -

Промелькнувшей жизни шум и гам.

А теперь они на дальней полке

Приютились, коротая дни -

Прошлого счастливого осколки,

Что достались от моей родни.

Не вписались в новую посуду,

Стали бесполезными давно.

Все равно оберегать их буду,

Сколько жить на свете суждено.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

 

* * *

Я плачу над музыкой ретро,

Особенно, если романс.

Немодны мои сантименты

И блеск увлажнившихся глаз.

Я плачу над стихотвореньем,

Хотя мне знакомо оно.

Над каждым счастливым мгновеньем:

Погибнуть ему суждено.

Наивность далекого детства...

Пора бы расстаться мне с ней.

Но чувствами полнится сердце.

С годами они все сильней.

Пойду заварю себе кофе,

На листья взгляну и траву.

Отсутствие слез - катастрофа.

Я плачу, и значит - живу.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Одиночество, ты многолико...

Одиночество, ты многолико.

Трудно сразу тебя распознать.

Неприметной травой-повиликой

Ты умеешь сердца оплетать.

Вот актриса в наряде из блесток

По вечернему парку идет.

А в подъезде горланят подростки,

И никто ее дома не ждет.

Одиночество - это утрата

Тех, кто раньше спасал от него.

Иногда оно - просто расплата

За тобой причиненное зло.

Одиночество - это старенье,

Это россыпь огней городских.

Это старого вальса круженье,

Это сумерки в окнах твоих.

Выпадает одним на минуты,

А с другими - всегда и везде.

И не верь в то, что легче кому-то -

Разве что на далекой звезде…

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Когда лишь сумрак впереди...

Когда лишь сумрак впереди

И мгла дождливая не тает,

Ее зову я: "Приходи,

Тебя мне очень не хватает:

Твоих косичек на пробор

И карих глаз с янтарным блеском.

Я жду тебя с далеких пор.

Боюсь спугнуть движеньем резким.

Не мудрость мне нужна теперь,

Не опыт, наводящий скуку.

Прошу - открой в былое дверь,

И я возьму тебя за руку.

Пойдем тропинкою чудес,

Где облетает одуванчик.

Ты помнишь наш любимый лес?

Там ждет меня соседский мальчик.

Верни меня к себе самой...

Ты видишь то, что я не вижу".

Чем меньше лет передо мной,

Тем эта девочка мне ближе.

Нажмите, чтобы увеличить.
  

_______________

©️Любовь Фельдшер

Май-август 2022, фейсбук

Мегалиты Тартесса
Статья из истории древнейшей цивилизации (около 8 тыс лет) – мегалитической, состоящей из стоячих камней – мег...
Любовные Пенаты Ильи Ефимовича Репина
Рассказ о любви в жизни великого русского художника Ильи Ефимовича Репина.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum