Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мировая экономика тормозит, но едет
Прогнозы Организации экономического сотрудничества и развития на 2023-2024 годы
№12
(402)
01.12.2022
Наука и техника
Будущий ядерный супер-могильник в России: негативные грани облика
(№9 [399] 05.09.2022)
Автор: Владимир Комлев
Владимир Комлев

Обобщен опыт критического анализа деятельности по обоснованию создания в России пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов наивысшей опасности (2016-2022 гг.). Отмечены принципиальные, на взгляд автора, ошибки в контексте международного опыта, российского законодательства, отраслевых норм и правил в сфере геологических исследований, использования недр и атомной энергии. Приведен краткий перечень источников информации, в которых изложены первичные результаты анализа. 

ПРЕДИСЛОВИЕ

В связи с подготовкой в 2022 году к повторному прохождению государственной экологической экспертизы проекта национального могильника (Железногорск, Красноярский край, http://zakupki.rosatom.ru/2206080482106), полезно будет укрупненно напомнить некоторые, на мой взгляд, принципиальные ошибки прежнего его (или пункта глубинного захоронения РАО – радиоактивных отходов наивысшей опасности, ПГЗРО) обоснования. Эти ошибки обусловили во многом последующие «случайные» неприятности проекта. И, возможно, необходимость его повторной экспертизы. Кроме того, они могут осложнить будущий (длительностью до миллиона лет) жизненный цикл ПГЗРО (объекта стоимостью по проектируемым аналогам США и Китая не менее ста миллиардов долларов). Весь набор допущенных и ставших известными ошибок в одну статью не вместить. Да пока и время еще не подошло для такого уровня работы над ошибками.   

Статья сознательно структурирована в виде пронумерованных тезисов соответственно выявленным ошибкам, чтобы читатели могли сосредоточиться на анализе смыслов конкретных ошибок и не отвлекаться на разговоры о другом. Чтобы минимизировать возможность потерять нить обсуждения.  

ВЫЯВЛЕННЫЕ ОШИБКИ

1. Отход от международной идеологии захоронения высокорадиоактивных и долгоживущих твердых отходов, зафиксированной четким термином «геологическое захоронение» («geological disposal of radioactive waste») и обеспечивающей для цивилизации радиационную безопасность земной поверхности – ликвидацию экзистенциальной угрозы, угрозы существованию человека как вида. Эта идеология десятилетиями шлифовала схему научно-технических, производственных и социальных действий. 

2. Подмена стандартных терминов международных и государственных документов новыми удобно изобретенными. Например, «федеральный объект окончательной подземной изоляции долгоживущих РАО на Горно-химическом комбинате» (ГХК, Росатом) вместо ПГЗРО/геологического захоронения, как бы без соседей и без лицензий на конкретные виды пользования недрами участок «Енисейский» площадью от 64,14 кв. км до 1,75 кв. км, геологический массив промышленной территории ГХК с разными и не соответствующими реальности названиями, «глубокие скважины» не подпадающие ни под одну из существующих классификаций скважин по глубине, геологическое изучение без указания стадии (поиск, оценка или разведка; предпроектная стадия или эксплуатационная разведка), глубинное захоронение с нормированием глубины без доминирования учета геологической обстановки и изменчиво (в хронологической последовательности норм: сотни метров, больше 300 м, больше 100 м). Вольное обращение с ключевыми (многие из которых введены законодательно) понятиями чревато последующим искажением сути процессов обоснования и строительства ПГЗРО, работой вне правового поля. 

3. Не было должного реального выбора места размещения национального ПГЗРО (потенциально, международного) посредством сравнения альтернативных территорий и площадок страны по комплексу критериев. 

4. По-настоящему не было глубокого изучения проблемы и учета комплексного международного опыта (включая историю взаимоотношений зарубежной атомной отрасли и населения), современного уровня развития науки, техники и производства. 

5. Участок «Енисейский» вряд ли можно назвать подлинно выбранным (как принято согласно международной методологии) местом. Видно коренное различие принципов выбора наилучших площадок. За рубежом доминирует геология. В России все объекты захоронения РАО «уникально» (любимое слово при информировании публики специалистами ФГУП «НО РАО» – Национального оператора по захоронению РАО) являются/планируются частью закрытых городов. Размещение этих славных городов в свое время никак геологией, экологией и безопасностью захоронения РАО не определялось.

6. Для страны с огромной территорией, от края и до края снабженной объектами использования атомной энергии разного назначения, планировать один ПГЗРО с потенцией на статус международного – это зря.  

7. Не учтено наличие в стране мощной горной науки и горной инфраструктуры с готовыми крупными подземными, заглубленными (карьеры) и комбинированными сооружениями.  

8. Для планируемого ПГЗРО не реализован принцип оценки условий: страна-регион-район-площадка. 

9. Не было следования на деле, а не на словах, принципу приоритета сверхдолговременной безопасности, а не сиюминутной экономики и корпоративных интересов. Приоритета защитных свойств участка земной коры, а не инженерных барьеров. 

10. Площадка назначена быть в стратегически важном географическом центре страны. 

11. Площадка назначена быть вблизи Енисея, на стыке двух глобальных геологических структур – Западно-Сибирской плиты и Сибирской платформы. Глубина заложения ПГЗРО заявлена (без геологического, экономического и какого-либо иного обнародованного обоснования) в 500 м, хотя от уровня/со стороны соседних Енисея и Западно-Сибирской низменности глубина существенно меньше и составляет около 300 м.

12. Площадка назначена быть на промышленной, плотно освоенной, территории ГХК. Нельзя рисковать, как минимум, не только Енисеем с позиций экологии, но и ядерно-космическим кластером Железногорска, объекты которого работают на оборону страны. 

Информация/вопросы к размышлению. Ограничения и запреты пользования недрами. 

Статья 8 (редакция с 1 января 2022 г.) Закона «О недрах». 

Пользование отдельными участками недр может быть ограничено или запрещено в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства, рационального использования и охраны недр, охраны окружающей среды (наш случай?).

Пользование недрами на территориях населенных пунктов и зон с особыми условиями использования территорий может быть ограничено или запрещено в случаях, если это пользование может создать угрозу безопасности жизни и здоровья населения, охране окружающей среды, сохранности зданий и сооружений, включая сохранность горных выработок, буровых скважин и иных сооружений, связанных с пользованием недрами (наш случай?). 

13. Вмещающими ПГЗРО породами назначены потенциально не лучшего для захоронения РАО качества гнейсы, которые в мировой практике не являются приоритетом, а российским геологическим рекомендациям (связанным с Законом «О недрах») на захоронение РАО вообще вряд ли соответствуют, находятся в контуре Канско-Ачинского угольного бассейна и значимо контактируют в плане и на глубину с юрскими отложениями Западной Сибири, в частности Западно-Сибирского артезианского бассейна.  

14. ПГЗРО размещается в регионе/районе без истории глубокого бурения (то есть, без надежных знаний о глубинной геологической обстановке в переходной зоне земной коры). А между тем, по данным геофизического изучения электропроводности и распространения сейсмических волн выявлены настораживающие структурные особенности недр этой территории (Уральский геологический журнал, 2022, № 4, А.М. Кузин, с. 3-16, рис. 3,4,6, Восточно-Сибирская аномалия электропроводности флюидной природы в земной коре). Не исключено, что придуманный/назначенный для ПГЗРО «камень без трещин и воды» на глубине весьма насыщен флюидами.  

15. Автоматическая трансформация на уровне корпорации и в корпоративных целях площадки для одного объекта (могильника для завода РТ-2 на ГХК, https://search.rsl.ru/ru/record/01000625342) в площадку для другого объекта (федерального ПГЗРО как бы в системе замкнутого ядерного топливного цикла, ЗЯТЦ) слабо соответствует учету таких факторов как назначение, срок службы, условия строительства и эксплуатации объекта.  

16. Основной исполнитель геологических задач (Красноярскгеология) и назначенный позднее научный руководитель работ (ИБРАЭ РАН, Институт проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук) были абсолютными новичками в проблеме геологического захоронения твердых РАО. Истоки (кадры и заданная бухгалтерско-рекламная основа деятельности) ФГУП «НО РАО» - см. https://uranbator.ru/8661/#sel=20:1:yev,21:58:hSg и https://uranbator.ru/78314/. Отдельные специалисты ФГУП «НО РАО» (прежде всего, выходцы из отраслевого института Росатома ВНИПИпромтехнологии), возможно, немного превышали нулевой уровень «компетенций» в этом деле. Все дружно начали славить назначенный вариант – Енисейский проект, не сравнивая объективно его не только с международным опытом, но и с российским.  

17. Ответы на вопросы, высказанные специалистами ИБРАЭ РАН в ходе инициированной оппонентами дискуссии, трудно назвать удовлетворительными (https://proza.ru/2020/06/25/1546).  

18. Не была выполнена до проектирования и строительства ПГЗРО геологоразведочная стадия (неоднократно рекомендовалась ГКЗ - Государственной комиссией по запасам полезных ископаемых с 2012 г., в первый, но не последний раз планировалась ФГУП «НО РАО» в феврале 2015 г., Техническое задание в https://www.a-k-d.ru/tender/61383) изучения недр (предположительно низкого качества) района и площадки. Именно на разведочной стадии выполняют геолого-гидрогеологическое, инженерно-геологическое и экологическое обоснование проекта и технологии эксплуатации намечаемого объекта, включая обоснование размеров горного отвода и санитарно-защитных зон (на каких фактических данных изучения участка «Енисейский» основано установление границ горного отвода и санитарно-защитных зон?). В итоге, пока нет данных, позволяющих оценить эффективность геологического барьера - данных о защитных свойствах горного массива и их учета в определении миграции радионуклидов, наконец-то считают сейчас и некоторые участники Енисейского проекта (К. В. Мартынов, Е. В. Захарова, С. А. Кулюхин. Радиоактивные отходы, № 2 (19), 2022, с. 72, 78). 

19. Полезно смотреть хотя бы на шаг вперед. Нельзя при геологическом изучении массива полностью игнорировать уже сегодняшнее развитие технологий настоящего глубинного/геологического захоронения твердых РАО в скважинах (https://novayagazeta-ug.ru/deep-isolation-i-amentum-sozdali-partnerstvo-dlya-utilizaczii-yadernyh-othodov-po-vsemu-miru/). Необходима разведка на глубины 1,5-2.0 км минимум. В России отмечен интерес к этому направлению, но пока не в привязке к Енисейскому проекту, а обзорно-теоретический (Б.Т. Кочкин, С. А. Богатов. Радиоактивные отходы № 2 (19), 2022).  

20. Нет четкого представления по поводу гидрогеологической среды в целом промышленной территории ГХК. Основные вопросы. Питание и разгрузка недр промышленной территории? Необходима оценка стабильности флюидного режима в недрах промышленной территории при строительстве ПГЗРО или нет? Возможна ли она в настоящее время? Возможно ли питание горного массива территории за счет воды не только атмосферных осадков? Нет уверенности в том, что строительство ПГЗРО не повлияет на безопасность и дееспособность, прежде всего, всех уже существующих стратегических объектов промышленной территории ГХК. 

21. Анализ опыта поиска, оценки и разведки массива, горных работ и эксплуатации подземного комплекса ГХК, бурения по гнейсам и их изучения при работах по полигонам «Северный» и «Западный», туннелю под берегами и дном Енисея – этот полезный детальный анализ (прежде всего, гидрогеологических условий) вряд ли имеется в приложении к проблеме ПГЗРО.  

22. Будет ли в свободном доступе полный комплект имеющихся данных по скважинам участка «Енисейский» для независимых экспертов: перечень, назначение, схема размещения на местности, даты и технологические условия бурения, геологические, геофизические и прочие результаты исследований? Полный комплект, для независимых экспертов, имеющихся данных по скважинам площадки планировавшегося ПГЗРО также в стесненных промышленных условиях на территории ПО «Маяк» (для сравнения с аналогичными данными участка «Енисейский» и для подтверждения предпочтительности красноярского варианта)?

23. Не оценено возможное, гипотетически, следствие контакта ПГЗРО Росатома на территории ГХК с нефтяной кладовой страны ХМАО-Югрой и Томской областью, которое предполагает возникновение у обеих базовых отраслей России репутационных рисков, а также технологических, экологических и экономических трудностей. 

Для выявления/отбраковки возможных механизмов РАЗНОНАПРАВЛЕННОГО взаимодействия гидросфер территории ГХК и Западно-Сибирской плиты предлагалось ранее выполнить должным образом геологоразведку гнейсов и их контакта с юрскими отложениями. Вмещающая «гнейсовый полуостров» промтерритории ГХК юра принадлежит Западно-Сибирскому артезианскому бассейну. Воды проводящих горизонтов имеют высокий напор. Многие скважины в интересующем районе фонтанируют. Площадка/массив несостоявшегося полигона захоронения жидких РАО оформлены в качестве резервного подземного источника водоснабжения Красноярска. 

Для понимания ситуации с углеводородами и монолитностью пород необходимо (опять же предлагалось ранее) дополнительно к гидрогеологической разведке выполнить геохимическую съемку территории ГХК по воде и газам. На территории соседа с востока – Нижнеканского массива гранитов такая съемка, выполненная в разные сезоны дважды, показала устойчивые аномалии, в частности, углеводородов (И.С. Копылов, М.В. Чусов. Результаты зимней геохимической съемки на Нижнеканском гранитоидном массиве для оценки геодинамической активности). Откуда и как? И почему их не может быть на непосредственно контактирующих с ЗС плитой гнейсах территории ГХК? 

24. Интерпретации, вряд ли достоверной, результатов поисковой и оценочной стадий было недостаточно для подготовки материалов обоснования лицензий (МОЛ-2015), принятия надежных решений и разрешительных документов. Как, впрочем, и самих результатов.  

25. По мере накопления ошибок, не был учтен аналогичный опыт серьезных предшественников (США и Германии), которые заново запускают свои национальные программы после глубокого анализа неудач. 

26. Недопустимое пренебрежение частью норм недропользования, лицензирования и технических регламентов. Непонимание того, что с точки зрения права давний (старше Закона 190-ФЗ от 11 июля 2011 года «Об обращении с радиоактивными отходами») Закон «О недрах» (который предпочитали «забывать») является главным регулирующим документом при решении проблемы ПГЗРО. А заключения Роснедр – главными разрешительными документами. Закон «О недрах» - не дышло. Его не повернешь, чтоб удобно и «под одной крышей» вышло. 

27. Поспешность оформления в 2015-2016 годах МОЛ (материалов обоснования лицензии) и разрешительных документов на базе ненадежных результатов геологического изучения недр и при разночтениях в трактовке функции объекта – вида лицензируемой деятельности по использованию недр. 

28. Важная особенность: все документы по результатам поисковой и оценочной стадий (разведочной стадии не было, как, впрочем, и полноценной поисковой!) геологического изучения оформлены для ПГЗРО, а не для подземной исследовательской лаборатории – ПИЛ, идея которой искусственно стала ныне главной темой обсуждения работ на участке «Енисейский». Не пригодность участка по комплексу условий и не ПГЗРО, а уникальный научный проект - ПИЛ! Замена объекта обсуждения не добавляет идее Красноярского ПГЗРО ни надежности, ни безопасности. Такой поворот недопустим. 

29. Работы ФГУП «НО РАО» по ПИЛ не соответствуют смыслу и условиям проведения опытно-промышленной эксплуатации ПГЗРО; не соответствуют, значит, и Методическим рекомендациям по обоснованию выбора участков недр для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых от 2007 года (подзаконный акт Закона «О недрах»), так как других подземных лабораторий эти Методические рекомендации не предусматривают (п. XIII https://proza.ru/2020/09/20/903). 

30. Трактовка мирового опыта применения ПИЛ, а также – «жонглирование» темами ПГЗРО (общее) и ПИЛ (частное) с искажением их статуса (ПГЗРО как бы вторичен и зависит от ПИЛ, а ПИЛ как бы первична, самостоятельна и не зависит от ПГЗРО) и подменами смыслов. 

31. Монополия на мнения. В частности, «Условия реализации работ по проекту в период 2008—2013 гг. не только не предусматривали необходимости, но и исключали возможность привлечения широкого круга специалистов к экспертизе и оценке качества проектных решений» («Радиоактивные отходы», № 1 (1), 2017, стр. 34). 

32. Игнорирование/оставление без ответов запросов (https://proza.ru/2017/06/28/1457; https://proza.ru/2017/06/29/1002; https://proza.ru/2017/09/21/801; раздел 4.1 https://proza.ru/2017/12/07/307; п. 10 https://proza.ru/2018/11/07/898; РАДИАЦИОННАЯ «ИНСПЕКЦИЯ» В ЖЕЛЕЗНОГОРСКЕ, https://vk.com/id184439202 от 4 декабря 2018 г.; миф десятый https://proza.ru/2020/02/23/1375; https://proza.ru/2018/02/13/284) общественных экспертов в адрес руководства ФГУП «НО РАО», ИБРАЭ РАН и Экспертного совета по экологии при комитете по природным ресурсам и экологии Законодательного Собрания Красноярского края. 

33. Увлечение мифами при дефиците реальной информации, бюрократизацией и формалистикой при общении с общественностью (https://proza.ru/2018/11/07/898; https://proza.ru/2020/05/10/812). 

К слову сказать, ограничения на информацию (прежде всего, горно-геологическую по площадке) не встречаются в проектах зарубежных ПИЛ и ПГЗРО. Наоборот, как подчеркивают специалисты ИБРАЭ, оповещая российскую общественность, там справедливо фиксируют главенство горного массива среди барьеров безопасности ПГЗРО и требуют открытости, доступности, прозрачности, прослеживаемости, полной привязки доказательной базы к характеристикам объекта и вмещающих пород, а также полноты информации на всех стадиях работ и принятия решений (с. 6-8,10,11,13…30-33; http://radwaste-journal.ru/docs/116/prepr2019i03.pdf....  

Во время многочисленных экскурсий на участок «Енисейский» хозяева демонстрируют лишь наземную площадку и схемы на стендах. Вероятно, полезно было бы им уже сейчас «цельный камень без трещин и воды» в естественном залегании (основа безопасности всех хранилищ/могильников РАО в Железногорске; а это естество большинство экскурсоводов и экскурсантов вообще никогда не видело и руками не щупало) иллюстрировать натурой (например, стенки туннеля под Енисеем), документальными фотографиями всего керна (а они есть как результат обязательных процедур при документировании керна) или архивными фотографиями массива до бетонирования обнажений в период прежних горных работ. 

34. Увлечение математическим моделированием. «Целью настоящей работы является краткий обзор методологии обоснования безопасности с акцентом на долговременное прогнозирование. Основным инструментом прогнозирования, как и в случае создания новых реакторных установок, являются расчетные модели и программы» (Препринт ИБРАЭ № 2019-03). Тысячелетняя история «инженерного» обоснования безопасности геологических массивов людьми никак не сравнится с историей (несколько десятков лет) обоснования безопасности реакторных установок. Когда обосновывают реактор, его еще нет. А геологический массив был, есть и будет. Изучай, не ленись. Поэтому, для реактора преобладают модели, а для массива – натурные исследования непосредственно объекта. Методология изучения «горы/камня» отшлифована, проверена, надежна, самодостаточна (в том числе, для долговременного прогнозирования). Какой резон полностью заменять ее на модели, которые без исходных данных от натуры – красивая пустышка? Неоднократно сказано: основным инструментом обоснования безопасности захоронения является классическое горно-геологическое изучение массива/разведка должным образом при сравнении полученных конкретных параметров с международными критериями напрямую. Физико-модельерские навыки на роль основного инструмента вряд ли подходят. 

35. ФГУП «НО РАО» (владелец двух лицензий на пользование недрами участка «Енисейский») не информировал, скорей всего, Ростехнадзор и Роснедра о новых данных и изменениях в представленных сведениях относительно условий площадки и района размещения ПГЗРО, которые интенсивно публиковались после 2016 г. в разных СМИ и научно-технических изданиях, включая журнал «Радиоактивные отходы». Такое информирование является обязательным условием пользования лицензиями.      

36. Уровень геологического и научно-технического обоснования, взаимодействия с обществом при выборе площадки ПГЗРО был существенно занижен неадекватно статусу объекта. Слабо проявлен системный подход и социальная ответственность за свои действия и их последствия. 

37. «Стратегия» (Стратегия создания пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов) в конце пути обоснования (https://proza.ru/2018/07/31/1196). 

38. Много родственного/схожего в методологии подходов к безопасности можно увидеть, сравнивая примерно двадцать лет истории реактора РБМК до Чернобыля и двадцать лет истории ПГЗРО нашего века (хотя бы по статьям автора на сайте Проза.ру и по многочисленным статьям разных авторов о Чернобыльской катастрофе на сайте ПроАтом). Катастрофа века и вечный ПГЗРО – родство творцов. Как «двое из ларца, одинаковых с лица». 

39. В Стратегии-2018 создания ПГЗРО базовая/прогнозируемая исходная стоимость строительства (капитальные затраты) не приведена. В США и Германии (как и во многих странах), например, этот параметр известен и фигурирует при обсуждении планов строительства ПГЗРО.  

40. Вряд ли на сегодня известны надежно объемы планируемых к размещению в ПГЗРО отходов. Например, еще не решена судьба реакторного графита. Имеется тенденция/стремление к росту планируемых объемов «классических» РАО. Кроме того, накапливаемое в Железногорске для переработки гражданское ОЯТ (отработавшее ядерное топливо) при определенном развитии событий может перейти в категорию РАО, стать претендентом на захоронение (как в США, Швеции и Финляндии) и увеличить как потребную мощность ПГЗРО, так и его опасность. Получается, объем ПГЗРО (в пределах проекта) сейчас задан только объемом накопленных остеклованных ВАО?    При этом еще и слишком много «если» и «возможно» (если порода допустит близкое расположение туннелей, если учитывать главным фактором тепло, если не учитывать графит, если не будут образовываться новые РАО, в т.ч. при выводе из эксплуатации многочисленных объектов, если не учитывать ОЯТ РБМК, если новая геологоразведка подтвердит документы 2016 г. и обеспечит возможность расширения …). НП-055-14, п. 51: Размеры площадки ПЗРО должны обеспечить размещение всех необходимых сооружений, предназначенных для обращения с РАО. Не выполнено.  В такой неопределенной ситуации определенным и неизбежным представляется только либо расширение ПГЗРО, либо строительство дополнительно нового. Это должно обсуждаться в привязке к МОЛ.  См. дополнительно комментарии в http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&;file=article&sid=10158.      

41. Относительно площадки на территории ГХК нормы Закона «О недрах» и другие нарушены неоднократно (п. IV https://proza.ru/2020/09/20/903).

42. По некоторым особенностям процедуры выбора и геологического изучения, инструментально измеренных характеристик пород и изотопного состава РАО обоснование так называемого участка «Енисейский» может не соответствовать ни рекомендациям МАГАТЭ, ни международной практике захоронения отходов, ни практике надежных гидрогеологических исследований, ни Закону «О недрах» и Методическим рекомендациям по обоснованию выбора участков недр для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых, ни Закону и Методическим указаниям о лицензировании, ни национальным требованиям в сфере использования атомной энергии НП-055-04, НП-055-14 и другим. Соответственно, не доказана хотя бы потенциальная пригодность участка для строительства и опытной эксплуатации ни ПИЛ, ни первой, ни последующих очередей федерального ПГЗРО, а толкования ситуации сегодняшнего дня разными группами (Красноярскгеология + ГКЗ, НО РАО + ИБРАЭ) участников и сторонников Енисейского проекта противоречат друг другу. 

43. Утверждение (например, письмо ФБУ «НТЦ ЯРБ», Научно-технический центр по ядерной и радиационной безопасности, от 04.08.2022 № 2639), что недостатки характеризации/изучения площадки РАЗМЕЩЕНИЯ (выделено мной, - В.К.) ПГЗРО ДОЛЖНЫ БЫТЬ минимизированы по результатам работ в ПИЛ. Часто это утверждение распространяют и на собственно недостатки площадки. Кстати, существует и радикально противоположная трактовка назначения, исключительно в технологических целях, ПИЛ: (раздел 4 http://en.ibrae.ac.ru/docs/Radwaste_Journal_2(3)18/1.... Ошибка, заблуждение от недостаточного знания или…? Как можно сопоставлять результаты решения главной и частной задач? Какое отношение имеет ПИЛ к полновесной ликвидации комплексных базовых неопределенностей в рамках страна-регион-район-площадка? Как изучение небольшого объема пород по контуру ПИЛ и некоторых технологических аспектов в ней поможет изучению будущего взаимодействия ПГЗРО и соседних объектов? Отчего тогда так остро и постоянно с 2012 г. многие (от ГКЗ до независимых экспертов) озабочены необходимостью классической разведочной стадии изучения массива до каких-либо горных работ вообще? Важные вопросы относительно этого утверждения не исчерпываются приведенными выше.      

44. Ошибочные ТЗ (технические задания) 2022 года (https://proza.ru/2022/05/21/5 и https://proza.ru/2022/06/26/146) на новые геологоразведочные работы и Материалы обоснования лицензий. 

45. Если обладатель лицензий КРР 16117 ЗД (на захоронение РАО) и ГН-01,02-304-3318 (на размещение и строительство ПГЗРО) пришел к выводу о необходимости новых геологоразведки и МОЛ, а также не может выполнить некоторых условий лицензий, то должны ли они у него быть? 

46. Правильно ли создание уникального геоядерного объекта со статусом не ниже федерального уровня, коммерческого назначения, огромных затрат и геологического масштаба времени использования от имени всего общества одобрять/отклонять населению отдельного ЗАТО? Проблема Красноярского ПГЗРО даже в формате национального объекта – уж точно не проблема только Железногорска. 

47. По государственному ли подвергать опасности деятельность космического и ядерного центров ЗАТО Железногорск и объективно связанные с ними много лет служебные и государственные тайны (тайны мы не обсуждаем) из-за размещения дополнительно в закрытом (!) административном образовании нового потенциально опасного по внешним и внутренним условиям объекта (ПГЗРО), относительно которого Росатом декларирует и вынужден будет соблюдать принципы открытости, международного сотрудничества и сравнения с зарубежным опытом? Только пандемия остановила сомнительный «научный туризм» - поток экскурсий «по обмену опытом» и для знакомства с «уникальной ПИЛ» в подлежащий особому сбережению от чужого глаза Железногорск и на промышленную территорию ГХК, поток Соглашений о сотрудничестве с российскими и зарубежными организациями, поток зарубежных вояжей для установления контактов и обмена информацией.     

48. Даже если нет желания/возможности выполнять в полном объеме отшлифованную международным сообществом процедуру выбора площадки геологического захоронения РАО, не обязательно размещать в стесненных и неблагоприятных по комплексу факторов условиях «под одной крышей» относительно короткоживущие объекты ЗЯТЦ в составе ГХК и вечный, по источникам РАО федеральный, как минимум, ПГЗРО.   

49. В современном мире ядерный терроризм при попустительстве некоторых государств, к сожалению, становится понятием не только теоретическим (https://bezrao.ru/n/5414; https://proza.ru/2017/06/29/1002, раздел «О военно-диверсионной опасности»; https://news.mail.ru/incident/52522679/?frommail=1).

В такой ситуации, безопасность АЭС, особенно в совокупности с их ВАО/ОЯТ на земной поверхности, считают пародией на тему безопасности (комментарий Д. Башкирова, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&;file=article&sid=10193).   

50. В одной из скважин участка «Енисейский» при трассерном эксперименте на уровне целевого горизонта зафиксировано хаотичное изменение содержания трития (протокол ГКЗ № 4523 от 03-02-2016, Рошаль, https://yadi.sk/i/Nbvvx8zrv58tlQ). Проект Росатома «Прорыв» считает нептуний проблемой на миллион лет, большей, чем плутоний. Потому что нептуний растворимый в живой природе, плюс дочерний U-233 со своими дочерними. Критика ВВЭР у «Прорыва» очень аргументирована, и доказано, что Земля неминуемо вымрет без грамотного решения проблемы ОЯТ ВВЭР. Это прямым образом касается ПГЗРО в ГХК. Нептуний будет везде, как тритий. И никакой ПИЛ для обоснования не нужно, всё уже изучено (комментарии, 10.07.2022, Д. Башкиров, http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&;file=article&sid=10158).     

51. Не продуман вариант раздельного захоронения РАО 1 и 2 классов. В двух статьях журнала «Радиоактивные отходы» [2021, № 2 и 2022, № 1] авторы гарантируют, что готовые объемы подземных выработок Краснокаменска и проверяемые там технологии захоронения позволят надежно разместить планируемые объемы РАО класса 2. Естественно, что этот вариант будет и заметно дешевле Красноярского ПГЗРО. Напомним, кроме того, что академик Н.П. Лаверов считал захоронение РАО в пределах урановых месторождений единственно верным. В таком случае, даже если в Краснокаменске нельзя будет хоронить РАО 1 класса, решение проблемы геологического захоронения в целом резко упрощается и удешевляется. Оставшиеся относительно небольшие объемы РАО 1 класса можно будет безопасно захоронить (шахтным, скважинным или комбинированным способом) на какой-либо площадке с существенно более лучшими условиями, нежели промышленная территория ГХК.   

На какой-либо площадке? Или на Кольском полуострове, или в Карелии, или на Таймыре, или... Адрес поточнее подскажут страницы отчетов по геологическому изучению недр при поисках и разведке ТПИ - твердых полезных ископаемых (некондиционные участки и вмещающие ТПИ породы). Отчетов государственных и корпоративных фондов по интересующему региону. Чтобы подсказки появились, надо немного поработать. В свое время нами такая работа не без успеха была реализована в фондах Мурманской и Архангельской областей. См. Проект NUCRUS 95410 (Европейская Комиссия, международный консорциум исполнителей). 

Многолетнемерзлые породы в России залегают на глубину примерно 300 м. В мерзлоте хоронить РАО нельзя. Именно по этой причине Горный институт Кольского НЦ РАН приложил немало усилий, чтобы проект могильника на Новой Земле был закрыт. Но хоронить под мерзлотой в массивах хорошего инженерно-геологического качества (вне соседства с углем и углеводородами) с глубин 400-500 м можно. Такие условия вдоль трассы Севморпути, контролируемого Росатомом, восточнее Енисея найдутся. Такой ПГЗРО был бы стандартом надежности и безопасности. Российским стандартом без медных контейнеров Швеции и Финляндии и российской бентонитовой «защиты» внутри контейнеров. Толща мерзлоты над целевым горизонтом гарантирует невозможность выхода радиоактивности на земную поверхность из-за практического отсутствия контакта подземной воды зоны захоронения с водой поверхности, а также исключит даже теоретическую необходимость аварийной разгрузки ПГЗРО от РАО, если что-то на глубине «пойдет не так».   

52. НАРУШЕНИЕ ГЕОЛОГАМИ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРАВИЛ ПОЛЬЗОВАНИЯ НЕДРАМИ ПРИ ЗАХОРОНЕНИИ РАО.     

Весьма вероятно, что специалисты ОАО «Красноярскгеология», к сожалению, вольно или невольно, при геологическом изучении участка «Енисейский», рассмотрении в рамках своей организации полученных результатов и передаче их для геологической экспертизы в ФБУ «ГКЗ» нарушили (предположение на примере материалов протокола ГКЗ № 4523 от 03-02-2016, приложение 3, с. 26-36, https://yadi.sk/i/Nbvvx8zrv58tlQ):      

*

I. Федеральный закон 190-ФЗ от 11 июля 2011 года «Об обращении с радиоактивными отходами»:    

- Применяя ненормативную терминологию «окончательная изоляция радиоактивных отходов», «объект окончательной изоляции радиоактивных отходов» (протокол ГКЗ, с. 26);    

- Статью 12. (Требования к захоронению радиоактивных отходов, п. 2. Захоронение твердых высокоактивных долгоживущих и твердых среднеактивных долгоживущих радиоактивных отходов осуществляется в пунктах глубинного захоронения радиоактивных отходов, обеспечивающих локализацию таких отходов в соответствии с Законом Российской Федерации от 21 февраля 1992 года N 2395-I «О недрах»), не применяя Закон «О недрах», не фиксируя его главенствующую роль относительно РАО участка «Енисейский», не обозначая соответствие/несоответствие полученных результатов (с.150-152http://www.spsl.nsc.ru/FullText/konfe/%D0%A0%D0%90%D0%9E%2010.09.2013.pdf; протокол ГКЗ, с. 36) геологического изучения нормам Закона «О недрах»;       

*

II. Закон Российской Федерации от 21 февраля 1992 года N 2395-I «О недрах»:      

- Статью 8 

(редакция до 1 января 2022 г.: Пользование отдельными участками недр может быть ограничено или запрещено в целях обеспечения национальной безопасности и охраны окружающей среды. Пользование недрами на территориях населенных пунктов, пригородных зон, объектов промышленности, транспорта и связи может быть частично или полностью запрещено в случаях, если это пользование может создать угрозу жизни и здоровью людей, нанести ущерб хозяйственным объектам или окружающей среде, 

редакция с 1 января 2022 г.: Пользование отдельными участками недр может быть ограничено или запрещено в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства, рационального использования и охраны недр, охраны окружающей среды. Пользование недрами на территориях населенных пунктов и зон с особыми условиями использования территорий может быть ограничено или запрещено в случаях, если это пользование может создать угрозу безопасности жизни и здоровья населения, охране окружающей среды, сохранности зданий и сооружений, включая сохранность горных выработок, буровых скважин и иных сооружений, связанных с пользованием недрами). 

Оценка возможного влияния ПГЗРО на другие объекты промышленной территории ГХК, обеспечивающие национальную безопасность, не выполнялась. Но специалисты ОАО «Красноярскгеология» официально заключили, что «территория не имеет законодательных запрещений на строительство подобных объектов» (протокол ГКЗ, с. 35). Пригодность недр для соседства нового и уже действующих объектов еще предстоит доказать, а создание инфраструктуры ПГЗРО уже начато, затратные капитальные горные работы вот-вот начнутся;       

- Комментарий к статьям 6,7 (при захоронении в установленном порядке вредных веществ и отходов производства… горный отвод определяется той частью недр, в которой может быть обеспечена их локализация в строго определенных границах. Горноотводный акт и графические приложения включаются в лицензию в качестве ее неотъемлемой составной части). 

Разведку как основу для установления горного отвода ОАО «Красноярскгеология» не выполняло. Но его специалисты официально заключили, что участок «Енисейский» … можно считать «пригодным для строительства и опытной эксплуатации объекта окончательной изоляции РАО» (протокол ГКЗ, с. 36). Тем самым, они фактически призвали считать легитимными горный отвод и санитарно-защитную зону, установленные без геологической разведки при отсутствии надежных данных о защитных свойствах массива;        

Статью 23 (пункты 1-3 и 8). Только по доступному документу (протокол ГКЗ) предполагать нарушения этой статьи со стороны ОАО «Красноярскгеология» вряд ли корректно. Все нарушения формально принадлежат недропользователю – ФГУП «НО РАО». Однако, если изучить начальные и промежуточные документы процесса геологических работ (геологические задания, документы по пунктам 1.1-1.4 с. 5 протокола ГКЗ: кто что писал, говорил и подписывал), то ситуация, скорей всего, изменится в направлении обоюдной ответственности;        

*

III. Методические рекомендации по обоснованию выбора участков недр для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых. Министерство природных ресурсов Российской Федерации.2007. Подготовлены соответственно Закону «О недрах». 

Несоответствия см. https://proza.ru/2020/09/20/903. Но специалисты ОАО «Красноярскгеология» официально заключили, что геологические работы по участку «Енисейский» можно считать соответствующими этому документу (протокол ГКЗ, с. 36);        

*

IV. НП-055-04. Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии «Захоронение радиоактивных отходов. Принципы, критерии и основные требования безопасности». 

Несоответствия см. https://proza.ru/2020/09/20/903. Но специалисты ОАО «Красноярскгеология» официально заключили, что геологические работы по участку «Енисейский» можно считать соответствующими этому документу (протокол ГКЗ, с. 36);         

*

V. Федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии

с фрагментами природных факторов: НП-016-05, НП-060-05, НП-038-16, НП-064-05, НП-064-17, ПНАЭ Г-14-038-96 и НП-050-03 (https://proza.ru/2022/02/22/1827; https://proza.ru/2022/05/08/256). 

Нарушены тем, что их неправомерно не применяли.         

*

VI. Многие другие нормы и правила (несоответствия см. https://proza.ru/2020/09/20/903).      

53. «СЛАБОЕ ЗРЕНИЕ» ЗАКАЗЧИКА, РЕГУЛЯТОРОВ, ОФИЦИАЛЬНЫХ ЭКСПЕРТОВ И НАУЧНОГО РУКОВОДИТЕЛЯ. 

ФГУП «НО РАО», ГКЗ, Роснедра, Ростехнадзор и НТЦ ЯРБ, в свою очередь, на каждом из этапов (по 2016 г. включительно) приемки (в том числе, на экспертизу и лицензирование) и научно-технического анализа (ИБРАЭ РАН, после 2016 г.) материалов многократно, видимо, не заметили (в лучшем случае) отмеченные нормативно-правовые огрехи результатов  ОАО «Красноярскгеология». 

54. Опубликована (К. В. Мартынов, Е. В. Захарова, С. А. Кулюхин. Радиоактивные отходы № 2, 2022) альтернативная проектной концепция размещения в подземном комплексе РАО класса 1 (остеклованные высокоактивные отходы, ВАО, от ПО «Маяк»). Однако, не все, вероятно, трудности проектного фрагмента обозначены.        

На рис 1 и 2 статьи показаны конструкции проектной упаковки ВАО и скважины захоронения. Упаковка ВАО содержит ВНУТРИ «защиту из уплотненного бентонита». ВНЕШНЕЙ цилиндрической защиты упаковки от воды, находящейся в скважине, не предусмотрено.   «Защита из уплотненного бентонита» появилась на основе широко известных знаний о полезных свойствах ПРИРОДНОГО бентонита в нормальных условиях задерживать воду и мигрирующие примеси.   Именно эти свойства обусловили за рубежом активные рекомендации применять бентонит по внешнему контуру упаковок (но не внутри их) как буфер между упаковками и породой массива.    Бентонит ВНУТРИ упаковки, непосредственно на контакте с пеналом ВАО, в зоне максимальных тепловых и радиационных воздействий не будет находиться в условиях, близких к природным. Известно широко, что бентонит (монтмориллонит) при прогреве до 100-200 градусов Цельсия теряет свою адсорбированную (свободную) воду, а при дальнейшем прогреве – и конституционную связанную (которую содержит до 25 % вес.). Менее известно, что монтмориллонит недостаточно радиационно-устойчив.       

При доминирующих российских проектных воздействиях достаточно быстро ВНУТРИ УПАКОВКИ следует ожидать последовательно необратимые преобразования минерала. Прежде всего, пострадают его гидроизолирующие свойства. Более того, он, скорей всего, превратится в поставщика воды (возможно, пара с примесями водорода и кислорода от радиолиза воды) ВНУТРЬ упаковки. ПРИРОДНЫЙ бентонит внутри упаковки перестанет существовать. Пеналы с ВАО без надежных гидроизоляции и инженерного сорбента могут оказаться «один на один» с внутренней водой упаковки и внешней водой массива, для которого «в настоящее время нет данных для того, чтобы корректно учесть сорбционную задержку радионуклидов горными породами, вмещающими ПГЗРО, разбавление и рассеяние радионуклидов при миграции с трещинными подземными водами до места разгрузки».      

Конструкция упаковки существует реально, или только на бумаге? Она с «защитой из бентонита» испытана с тепловыми и радиационными нагрузками, соответствующими хотя бы начальным интегральным для вечного ПГЗРО? 

55. Похоже, не без греха обоснование не только недр массива, но также упаковок с ВАО и их ближней зоны, географического места ПГЗРО, отсутствия влияния его на существующие объекты ГХК и ИСС (Информационные спутниковые системы) им. Решетнева, объема ВАО, объема подземных сооружений, логистики и экономики Енисейского проекта.     

56.  «ОШИБКИ» РЕЦЕНЗЕНТОВ. 

В июле-августе 2022 г. я попросил специалистов ФБУ «НТЦ ЯРБ»:   

- рассмотреть статью «ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ ОШИБКИ ОБОСНОВАНИЯ ЯДЕРНОГО МОГИЛЬНИКА РОССИИ»;   

- предоставить возможность ознакомиться с ДНП-5-3476-2016 «Экспертное заключение об обосновании деятельности по размещению пункта хранения радиоактивных отходов», которое входит в набор документов 2016 г. по лицензированию ПГЗРО и было бы полезным при объявленной в 2022 г. подготовке материалов обоснования лицензии на сооружение ПГЗРО.            

В письме НТЦ ЯРБ от 04.08.2022 № 2639 касательно обозначенных выше просьб: 

- отмечается, что ряд вопросов, поднятых в статье, справедлив, и ответы на них необходимы для обоснования безопасности ПГЗРО;       

- ни один из конкретных тезисов статьи не рассмотрен/ не имеет текстового анализа;     

- представлена несущественная, не связанная с анализом какой-либо конкретной ошибки, «разнообразная не та» информация от деления ошибок на две группы (это еще можно признать полезным) до ложной трактовки назначения ПИЛ и советов пользоваться международным опытом (такое использование опыта было и есть давно) высокого уровня открытости и публичной дискуссии на пути к должной степени технической проработанности проекта ПГЗРО и достаточной уверенности в результатах обоснования его безопасности.            

По поводу возможности ознакомиться с ДНП-5-3476-2016б ответа пока нет (первый отказ – переписка в марте 2022 г., см. http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&;file=article&sid=10046 и https://proza.ru/2022/05/08/256).       

Видимо и к сожалению, неудачные, на мой взгляд, результаты обращений в НТЦ ЯРБ совершенно случайно противоречат магистральному устремлению этого учреждения к укреплению доверия общественности, широкомасштабному распространению информации и повышению качества экспертиз материалов по ПГЗРО.        

57. «СЛАБОЕ ЗРЕНИЕ» РЕГИОНАЛЬНЫХ ВЛАСТЕЙ. 

ВОЗРАЖЕНИЕ НА ПИСЬМО № 77-1041ог от 17.08.2022 МИНИСТЕРСТВА ЭКОЛОГИИ И РАЦИОНАЛЬНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ 

ПО ПОВОДУ ОБРАЩЕНИЯ КОМЛЕВА В.Н. ОТ 01.08.22. 

К сожалению, я не нашел в письме ни одного слова, которое можно было бы отнести к ответу по существу на мое обращение.   

Напомню мою просьбу от 01.08.2022: Прошу рассмотреть прилагаемую информацию (файлы «ПринципиальныеОшибкиКрасноярскгеологии.docx» и «ПринципиальныеОшибкиМОЛ.docx») в связи с планируемым общественным обсуждением материалов обоснования лицензии на создание в Железногорске федерального пункта глубинного захоронения радиоактивных отходов 1 и 2 классов опасности. И высказать свое мнение по поводу обозначенных предполагаемых нарушений.   

Вами сведения о рассмотрении информации файлов не приведены. Мнение по поводу обозначенных предполагаемых нарушений не высказано. 

Присланное письмо вынужден считать недопустимой отпиской. 

Повторно обращаюсь с той же просьбой, что и 01.08.2022. Обращаю внимание, что в файле «ПринципиальныеОшибкиМОЛ.docx» число подлежащих рассмотрению пунктов увеличилось.  

58. СИТУАЦИЯ В ЦЕЛОМ такова: все участники Енисейского проекта с выявленными конкретными ошибками неоднократно ознакомлены, беспокойства по поводу вала ошибок публично не проявляют, проект настойчиво продолжают продвигать.  

Вероятно, обозначился новый важный признак – ГРУППОВАЯ ТОТАЛЬНАЯ ОШИБКА.  

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Детально с разбором обозначенных и других ошибок можно ознакомиться в статьях автора в журналах «Атомная стратегия», «Менеджмент социальных и экономических систем», «Экологический вестник России», «Маркшейдерский вестник», «Горно-геологический журнал», «Уральский геологический журнал», «Вестник Норильского индустриального института/Научный вестник Арктики», «Недра и ТЭК Сибири плюс», сборниках материалов разных конференций (в частности, «Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека», Томск), сетевом издании «Сибирский экономист». 

Авторам будущих МОЛ-2022, предваряя обязательную в рамках процедуры лицензирования внешнюю экспертизу обоснования безопасности, полезно было бы, вероятно, в порядке самоподготовки заранее рассмотреть выявленные предположительно ошибки. И либо оспорить, либо исправить их. Нужно прямо сказать, что даже процесс рассмотрения будет тяжелым. Число всех обозначенных ошибок разными оппонентами Енисейского проекта в разных статьях и комментариях к ним исчисляется, скорей всего, сотнями. Кроме того, пункты 52, 53, 56, 57, 58 настоящей статьи показывают, что «работа над ошибками» - не в почете. Впрочем, ПГЗРО – дело долгое. Рано или поздно, но объективный и детальный анализ МОЛ-2022 и принуждение к объективному обсуждению материалов обоснования ПГЗРО станут реальностью. Понятно, что поздний анализ может обусловить больший ущерб. Однако, при продвижении ПГЗРО сейчас настойчивость настойчивости рознь. Будущие, скорей всего, расследования будут учитывать причины: случайное заблуждение из-за незнания или осознанное вредоносное решение. Не исключен учет соответственно вопросу (по преданию): «Вы дурак, или враг народа?»  

Автор настоящей статьи ставил себе задачу лишь «укрупненно напомнить» специалистам разных профессиональных аудиторий не самые радостные грани проблемы для работы над ошибками, а не обращаться напрямую/непосредственно или с помощью каких-либо посредников в структуры, формирующие решения. 

Однако, приятно читать официально высказанные ему такие слова: «… Иркутский национальный исследовательский технический университет. Редакция научного журнала Науки о Земле и недропользование… Добрый день, глубокоуважаемый Владимир Николаевич! Редакция предварительно рассмотрела присланную Вами статью… Мы не сомневаемся в важности и обоснованности выдвинутых Вами возражений в связи с подготовкой к повторному прохождению государственной экологической экспертизы проекта национального могильника и считаем, что они должны быть донесены непосредственно до Государственной комиссии, рассматривающей столь важные социально-экономические и экологические вопросы… Главный редактор журнала "Науки о Земле и недропользование" Профессор Лобацкая Раиса Моисеевна» (электронное письмо от 16.07.22). Эта констатация, несомненно, полезна для дела…      

________________________   

© Комлев Владимир Николаевич

Любовные Пенаты Ильи Ефимовича Репина
Рассказ о любви в жизни великого русского художника Ильи Ефимовича Репина.
Поэтическая онтология Олега Чухонцева
Критическое эссе о поэзии Олега Чухонцева, о языке и стиле его стихов, метафизической тайне их смысла и образо...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum