Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Федеральный бюджет России на 2019 год
24 ноября 2017 года Госдума приняла бюджет, зафиксировавший экономические макро ...
№19
(352)
10.12.2018
Коммуникации
Вымышленные имена собственные в контексте фэнтезийного произведения
(№6 [128] 16.03.2006)
Автор: Татьяна Волкодав
Татьяна Волкодав
Художественное произведение - это особая сфера функционирования имен собственных. В тексте слова соотнесены с реальной и изображаемой действительностью, с современным литературным языком и языком художественного произведения. Это способствует тому, что читатель как бы заново воссоздает ассоциативные связи слова, что, в свою очередь, способствует переосмыслению его семантики, пониманию авторского замысла произведения: слова, как известно, обозначают одновременно объективную действительность и художественный мир, созданный писателем. В этом отношении имена собственные являются ценнейшим компонентом в системе средств художественной выразительности. Слова, фразы и сочетания их в художественном тексте, образуя подобие сообщения, обладают при этом определенной полифункциональностью. Изображая вымышленные события и вымышленные миры по сходству с реальными, они выстраивают как взаимосвязи внутри мира, так и аналогии с миром действительным. А поскольку процессы в реальности многомерны и многовалентны, то само человеческое сознание достраивает эти отношения и в мире вымышленном. Такая особенность мышления позволяет, например, истолковывать поведение персонажа, исходя из собственного опыта и существующих теорий, так же, как и поведение реального индивидуума, сведения о котором имеются в распоряжении читателя. В то же время человеку свойственно проецировать свои представления, ощущения, переживания как на объекты, окружающие его в действительности, так и на художественные образы. Благодаря этому, герои, эпизоды, детали текста могут по ассоциации связываться с целым кругом понятий, а также наполняться символическим, мифологическим, идеологическим или психологическим смыслом.

Особый интерес в семантической структуре фантастического текста представляют имена собственные, которые служат своеобразным ключом в раскрытии художественного замысла писателя. Творчество Д. Роулинг служит тому подтверждением. Мир собственных имен писательницы, фантастически богатый, разнообразный, полный неожиданностей для читателя, остается практически неизученным.

Естественно, что каждый писатель при выборе имен обращает внимание на их фонемику, морфемику, которые способствуют передаче экспрессивных оттенков. Подбирая имена, автор ориентируется на реальный именник, общепринятую формулу, с помощью которой можно передать информацию о социальном, национальном, возрастном положении именуемого лица. Кроме того, состав и сочетание антропонимов зависит и от социальной и эстетической позиции автора художественного текста, от общей культуры писателя и культуры той среды, в которой живет персонаж.

Функционирование имен собственных в тексте имеет свою специфику, так имена и названия являются неотъемлемым элементом формы художественного произведения, слагаемым стиля писателя, одним из средств, создающих художественный образ. Онимы могут нести на себе заметно выраженную смысловую нагрузку, иметь необычный звуковой облик, обладать скрытым ассоциативным фоном [8, с.347]. Имена собственные должны быть стилистически верными и точными, должны соответствовать всему духу, идее, целям произведения, должны нести характерный колорит, а иногда и какой-то специальный смысл, особое значение, в котором сконцентрированно выражена авторская идея.

Произведение «Гарри Поттер» принадлежит к жанру фэнтези. Фантастическая литература занимает важное место в современной литературе. Писатель-фантаст обладает большей свободой выбора средств для воссоздания фантастического мира, в т. ч. при создании имен собственных, имея возможность использовать приемы, недопустимые в реалистическом произведении. Необходимо отметить также, что романы о Поттере - своеобразное универсальное собрание многих детских сюжетов: волшебники и эльфы, летающие средь бела дня совы, драконы и гоблины, персонажи кельтского фольклора и толкиеновских историй, живые шахматы – прямая цитата из Кэрролла (как и родовое имя Почти Безголового Ника: mimsy взято из стихотворения, которое объясняет Алисе Шалтай-Болтай; в "Песни о Нибелунгах" страж сокровищ пользуется tarnkappe – плащом, который делает его невидимым, и который потом достаётся Зигфриду (а звать стража, кстати, Альберих). Более мелкие ссылки – на Милна, Даля ("Мармеладки Берти Боттс" с жевательной резинкой из "Чарли на шоколадной фабрике", которая меняет вкус по мере того, как её жуют, насыщая жующего целым обедом), Кэрролла (адрес на конверте – "Леди Алисиной Правой Ноге, Коврик у Камина") и Толкиена (Боромир на совете Элронда называет Саурона точно так же, как мистер Оливандер – Вольдеморта), даже Шекспира (экзотические имена Гермиона и Миранда пришли из "Зимней сказки" и "Бури", соответственно) – лежат просто россыпью.») Литературная сказка, написанная Д. Роулинг, связана с фантастическим вымыслом, т.е. с миром причудливых представлений и образов, рожденных воображением на основе фактов реальной жизни [16, с.432]. Таким образом, в художественном тексте наблюдается смешение двух стилей повествования: фантастического (допускается нарушение законов природы) и реалистического, с преобладанием то одного, то другого. На реалистическом фоне возможны фантастические вкрапления и, наоборот, в фантастических вещах наблюдаются реалистические прослойки (даже главный персонаж Гарри является одновременно героем волшебной сказки и современником читателя) [8, c.205]. Так, нереальность имеет характер имитации реального, это калька реальности, где волшебная школа, что школа в жизни, только вместо арифметики учат кабалистику, а на уроках ботаники изучают виды ядов. Здесь и характерное для западных школ поведение учеников, и интриги в среде учителей, и снобы-аристократы, презирающие безродных “выскочек”, и соревнование между корпусами, и фанатичное увлечение местной игрой, которая напоминает регби и конное поло (разумеется, на метлах самых современных и дорогостоящих моделей). В волшебной школе разрешается держать домашних животных (особенно популярны совы), практиковать разрешенную магию – например, путешествия во времени (правда, на короткие дистанции и лишь с ведома преподавателя). Но этот мир - не кэрролловское Зазеркалье, он гораздо больше похож на наш мир с его правилами и установками, хотя в нем происходят чудеса; он заселен персонажами, которые иногда проникают и в обыденный мир и оказываются в нем "странными". В волшебном мире гораздо ярче контраст добра и зла, даже самые злобные его обитатели не умеют лицемерить, все они просты как дети.

Вместе с тем в ономастическом пространстве произведения фантастического жанра есть имена собственные, которые хорошо знакомы нам, имена реального ономастикона, имена, отсылающие к уже знакомым литературным или культурным героям. Это способствует созданию иллюзии сближения фантастического мира с реальным, нашим, ощущаемым миром, дает нам возможность лучше узнать героев, в т. ч. через сравнение с известными нам именами. В романах о Гарри Поттере эти ссылки носят характер как конкретных параллелей, заимствований и переосмыслений, так и более абстрактных типологических сходств. Антропонимическое пространство романа также многомерно: основу его составляет реальный антропонимикон, построенный по моделям, известным в языке, в детской речи. Однако за этой реальностью стоит и другой антропонимический мир, открывающийся внимательному читателю. В этом и состоит специфика антропонимикона, позволяющего одновременно отразить и реальный, существующий мир, и фантастический, вымышленный, волшебный.

Литературные антропонимы, функционирующие в составе этого произведения, многочисленны и разнообразны, поэтому классификация их может проводиться по различным основаниям [16, c.34].

Нереальный мир находит свое отражение в антропонимах. Такие антропонимы отражают существующие в языке морфологические, словообразовательные, лексические и семантические модели.

а) Традиционным является компонентный анализ именований персонажей. В тексте романа представлены различные именования персонажей, причем один и тот же персонаж может иметь несколько именований различного характера: некоторые из них представляются вариантами одного и того же имени, другие функционируют как параллельные имена. Voldemort (Cf.: Волан-де-Морт/Во(ь)деморт) – You – Know – Who (Cf.: "Сами-Знаете-Кто"/"Тот, Кого Мы Не Называем").

В произведении наблюдаются однословные единицы (Nott/Нот, Moon/Мун), среди которых фамилии, имена и прозвища, двучленная модель, представленная конструкциями, среди которых преобладают традиционные конструкции типа имя + фамилия (Bill Weasley/Бил Уизли, Percy Weasley/Перси Уизли, Ron Weasley/Рон Уизли) и конструкции типа имя + прозвище и трехчленные именования (SIR NICHOLAS DE MIMSY-PORPINGTON (Cf.: сэр Николас де Мимси-Дельфингтон, сэр Николас де Мюмзи-Порпингтон, сэр Николас де Мимси-Порпиньон), Nearly Headless Nick (Cf.:Почти Безголовый Ник).

б) Антропонимы произведения могут классифицироваться по ономастическим разрядам: личные имена, фамилии, прозвища. Наиболее многочисленными являются личные имена.

В основу таких номинаций положены следующие основные признаки:

• характер занятий героя, профессия - Argus Filch/Аргус Филч – Хогвартский сторож. Аргус (или Панопт, "всеглаз") – в гречеcкой мифологии стоглазое чудовище, которому ревнивая Гера, жена Зевса, поручила следить за Ио, новой фавориткой мужа.

• внешняя характеристика героя - Nearly Headless Nick - привидение. Известен как "Почти безголовый Ник", благодаря тому, что в результате не вполне удачной казни его голова осталась частично прикрепленной к плечам.

• особенности характера героя, отражение его внутреннего мира: - Dudley Dursley - 'dud', что озачает «a boring person» [27], т.е. скучный человек.

Однако довольно часто встречаются имена, принадлежность которых к именам собственным вообще следует оговорить особо. Принадлежность таких слов к ономастической лексике определяется контекстуально. В ряде случаев они маркированы прописной буквой. Исследователи, ведущие наблюдения за детской речью, говорят о том, что при определенных обстоятельствах в таких текстах снимаются преграды для объединения в синонимические ряды имен нарицательных и собственных, то есть граница онимов и апеллятивов практически отсутствует. Это связано с особенностями детского мышления и восприятия, когда частное, индивидуальное, и общее, целое, еще не разграничиваются при помощи специальных лексических или терминологических средств. Слово в таких контекстах получает дополнительные коннотации, которые и определяют его статус. Так, на страницах появляется The Sorting Hat - колдовская шляпа, очень старая и рваная, которая может читать мысли и таким образом определять, в каком из колледжей Hogwarts(Cf.:Хогвартс, Хогварц) предстоит учиться тому, кто её надевает.

Такое положение наблюдается и в атропонимической системе. Следует особо подчеркнуть, что вопросы, связанные со степенью ономатизации имени, то есть способности быть именем собственным, давно находятся в центре внимания исследователей. Доказано, что способность быть именем собственным зависит от речевой ситуации (тем более в детской речи), когда языковой базис получает конкретную реализацию. Имя, получая дополнительные коннотации, воспринимается в одном случае как собственное, в другом как нарицательное. Антропонимы, представленные в произведении, могут классифицироваться и по другим основаниям.

в) Разграничиваются имена, созданные по моделям, существующим в реальном антропонимиконе (Harry Potter/Гарри Поттер, Oliver Wood/Оливер Вуд др.), а также имена, созданные фантазией художника, так называемые искусственные, имеющие свои особые словообразовательные модели (Draco Malfoy/Драко Малфой ( по - франц. «Mal foi» = bad faith) [22], т.е. плохая вера, Pensieve (от лат. Penser - думать), Madam Hooch/Мадам Хутч/Хуч.

г) Так, антропонимы, в зависимости от степени известности носителя имени, могут квалифицироваться, по мнению С.В. Перкас, как воплощенные невоплощенные. Автор отмечает, что реализация таких аллюзий предъявляет повышенные требования к осведомленности, эрудиции читателя, уровню читательской культуры. В случае успешной реализации аллюзии резко усиливают эстетическое воздействие художественного текста на читателя. Это воздействие основано на интенсивных ассоциативных связях, соединяющих данный текст с внеязыковой реальностью. С помощью метафоризированных имен собственных текст как бы привязывается к людям и событиям различных эпох, культур, а также к другим литературным текстам. Причина этого кроется в большом разнообразии, широком диапазоне метафоризуемых имен собственных. Они включают в себя имена исторических лиц, мифологических персоналий, литературных героев, ссылки на исторические события. В тексте исследуемого произведения воплощенные антропонимы представлены, хотя и незначительно в силу специфики жанра. К числу таких имен можно отнести следующие: Paracelsus, Morgana, Circe и т.д. В детском произведении даже незначительное количество воплощенных имен позволяет ввести повествование в канву русской и мировой культуры, осмыслить на этом фоне разворачивающийся сюжет. Имена главных героев произведения, взаимодействуя с прилагательными, функционирующими в тексте, создают особую тональность произведения, отражают авторскую позицию, особое видение пространства; В тексте произведения антропонимы осуществляют различные функции: номинативную, концептуальную, эстетическую, стилистическую, эмоционально-оценочную и др. [20, с.473] У Роулинг имена играют роль вспомогательного стилистического приема, который применяется для усиления характера, интриги, коллизии, комизма ситуации или связаны с личными качествами, социальным положением тех, кого они обозначают. Поскольку задача переводчика заключается не только в достижении максимальной эквивалентности текстов, то есть их смысловой и функциональной близости, одинаковости воздействия на реципиента, равной художественной выразительности, но и сохранении и передаче стилистических приемов, а, значит, передаче имен собственных. Сказка Роулинг в значительной степени насыщена именами собственными; между тем в их передаче наблюдается явный разнобой, несомненно, влияющий на качество переводов, снижающий их коммуникативную и эстетическую ценность.

Ничем не компенсированные при переводе смысловые и грамматические несоответствия влекут за собой неизбежные функциональные потери: оказавшись нейтрализованным, имя собственное (или прозвище) не выполняет своей основной - социально-характеристической функции. С одной стороны, ИС можно считать непереводимыми единицами, т.к. в любом фантастическом произведении есть имена как вымышленные, так и реальные. Причем, если последние обычно не переводятся на русский, то в тексте наблюдается смешение имен иностранных (которые сохраняют местный колорит) и вымышленных русскими переводчиками, что в принципе, не отражается на детском восприятии негативно (вспомнить, хотя бы, ономастическое пространство «Волшебника Изумрудного города» - Элли, Джон, Гингема, Тотошка, Жевуны, Виллина, Гудвин, Страшила, Мигуны, Живая Голова, Бастинда, Морская дева, Великий и Ужасный, Лев, Солдат, Фиолетовая страна, Железный Дровосек, Страж Ворот, Фарамант, Золотая Шапка, Рамина, Гектор, Фрегоза, Марраны, Урфин Джюс, Кагги-Карр, Эот Линг, Беллино, Асфейо, Бориль, Робиль, Город Семи, Бофаро, Туррепо, мисс Браун, Фред, Энни, Добрый Топотун, Прыгуны, Ганнибал, Карфакс, Цезарь, Ментахо, Харт и т.д.). А.В. Федоров считает, что "непереводимыми являются лишь те элементы языка подлинника, которые представляют отклонения от общей нормы языка, ... т.е. в основном диалектизмы и те слова социальных жаргонов, которые имеют ярко выраженную местную окраску", т.к. функция их как местных слов при переводе пропадает [20, c.123]. Однако все другие "непереводимые" единицы языка - названия специфических для жизни определенного народа предметов и явлений (т.н. реалий), звукоподражания и междометия, каламбуры (передача ИС имеет много общего с переводом так называемой игры слов), национальные специфические фразеологизмы, обращения и т.п. - поддаются переводу с помощью анализа и использования определенных грамматических и лексических средств переводящего языка [20, c.128]. Имена собственные являются ассоциативными лакунами; таким образом, при передаче ИС на русский язык должны иметь место следующие языковые преобразования:

- конкретизация и, как правило, сужение семантики исходного имени собственного;

- компенсация (замена элемента исходной культуры элементом принимаемого языка) с сохранением общей положительной (отрицательной) оценки персонажа;

- компенсация с расширением значения исходного имени;

- формальная передача ИС (транскрипция, транслитерация) с дополнительной информацией об ониме в сноске;

- замена ИС апеллятивом с объяснением последнего в сноске.

Как было сказано выше, большинство имен, названий, использованных Д. Роулинг в ее книгах, передают характеристики героев, говорят о назначении магических предметов и т.п. Многие из них придуманы автором и представляют собой комбинацию обычных английских слов, или созвучны им, пробуждают ассоциации с теми или иными словами, понятиями и фактами. Ироничные, шутливые, многозначные слова, выдуманные Роулинг, являются одной из причин необычайной привлекательности ее книг. Поэтому одной из основных задач переводчики Роулинг считали "изобретения" эквивалентов ее слов в своих родных языках. В статье рассматриваются переводы двух первых томов книг Дж. Ролинг о Гарри Поттере («Гарри Поттер и философский камень» и «Гарри Поттер и Тайная комната / Потайная комната / Комната секретов» на русский язык, выполненные И.В.Оранским, М.Д.Литвиновой, М.Спивак и Ю.Мачкасовым и изучаются индивидуальные стратегии переводчиков на основе анализа сопоставления текстов перевода. Так, Ю.Мачкасов пошел по пути транслитерации и составления справочника имен, оставив попытки передать смысл значимых имен; фонетическое своеобразие лексики он воплотил через лексическое. При переводе сказок этот прием допускается, более того, очень часто используется.

Пожалуй, трудно упрекнуть переводчиков Менард (Jean Francois Menard) и М.Спивак за то, что они не сделали попытки передать внутреннюю форму или смысл ИС, одновременно сохраняя идею того, что действие происходит в Англии.

М.Спивак перевела "MUGGLE" (в колдовском мире, наименование для людей, не обладающих волшебными способностями) как МУГЛ, Ю.Мачкасов – как МУГЛИ а И.В.Оранский и М.Д.Литвинова – как МАГЛ. Это слово, придуманное Роулинг для обозначения не колдунов, в английском имеет фонетические ассоциативные связи, передающие пренебрежительное отношение обитателей мира колдунов и ведьм к обычным людям. MUGGLE созвучно слову muddled, muddle-headed - бестолковый, тупой. Слово МАГЛ в русском языке таких ассоциаций не несет более того, оно имеет общую основу со словом МАГ. Поэтому переводчица надеялась на то, что слово МУГЛ имеет в русском языке фонетические ассоциации - му, мул, мужик, мужлан. Французский переводчик Менард перевел это слово как moldu (по-французски mol - мягкий) [22], это должно было, по его мнению, показать, что "мозги у них чуточку размягчившиеся." [26] Аналогично, в русском языке можно было найти какой-нибудь эквивалент, отражающий суть названия, например, ГЛУПЛИ.

Название переулка Diagon Alley (при быстром произнесении получается diagonally – from angle to angle или diagonal ley – a line connecting ancient sites of Britain and was thought to have magical powers [27]) переводчики Оранский И.В. и Литвинова М.Д. передали как Косой переулок, Мачкасов Ю. как Диагонов переулок и Спивак М. как Диагон Аллея (этот вариант перевода имеет право на существование, поскольку название улиц можно транслитерировать, еще раз как бы подчеркивая, где происходит действие, в какой стране). Переводчик Клаус Фритц превратил Diagon Alley в Winkelgasse (закоулок; тупик; кривая улочка) и так же утратил игру слов, но постарался компенсировать потерю созданием каламбура в другом месте текста: при описании ситуации, когда ведьма заболела от люмбаго, прострела, слово lumbago было передано как Hexenschuss, что дословно означает shot of a witch (выстрел ведьмы). Аналогично, Knockturn Alley (Nocturnal Ley - a line connecting ancient sites of Britain and was thought to have magical powers) звучит как nocturnally - в темноте, ночью, активный в ночное время; способный видеть в темноте, при этом слово распадается на knock - стук, удар, неприятность, неудача и turn - поворот, изгиб, вращение, вращательное движение, круговое движение, оборот (колеса), поворачивание, изменение направления; отклонение (от предыдущего курса), вираж, короткая прогулка, поездка, перемена; изменение. При переводе эта двойная игра слов была частично компенсирована некоторыми переводчиками – Дрянналлея (1), "пер. Ременный"/ Ременный переулок (3), die Nokturngasse (4) (распадается на Nocturne – ноктюрн и Gasse - переулок, улочка). Название улицы Privet Drive звучит как Тисовая улица у Оранского И.В. и Литвиновой М.Д., Оградный проезд у Мачкасова Ю и Бирючиновая аллея у Спивак М. Privet – многолетний кустарник, бирючина, высаживается по периметру земельного участка и при правильном уходе образует густые "живые изгороди", так что двор с улицы совершенно не видно. Перевод Мачкасова Ю. в данном случае точно передает смысл понятия. Подобная изгородь и есть то, что приходит в голову англоязычному человеку при слове privet, поскольку общепризнан тот факт, что понятие отражает действительность в самых общих чертах, абстрагируясь от несущественных деталей, беря лишь то общее, что является существенным для предметов и явлений. Клаус Фритц дословно перевел название как Ligusterweg (Liguster – бирючина [1]).

Французский переводчик Менард перевел имя кошки Mrs Norris как Miss Teigne = very nasty [22], т.е. очень вредная (замена элемента исходной культуры элементом принимаемого языка с сохранением отрицательной оценки персонажа). Роулинг очевидно надеялась на ассоциацию с произведением Джейн Остен, но эта ассоциация не наступает. Чтобы почувствовать весь комизм, надо знать или прочесть, что собой представляла Миссис Норрис. Читатель не обязан знать это, поэтому задача переводчика – найти подходящее имя или прозвище. Российские переводчики транслитерировали имя. Профессора Sprout переводчик Оранский И.В. передал как Проф. СТЕБЛЬ (использована конкретизация и сужение семантики исходного слова), что не соответствует даже дословному переводу; Мачкасов Ю. и Спивак М. перевели как ПРОФ. Пророст и Проф. Спаржелла соответственно. Последний вариант действительно звучит оригинально, принимая во внимание тот факт, что имя принадлежит ведьме. Переводчики И.В.Оранский и М.Д.Литвинова превратили Voldemort (колдун, настоящий злодей, имя которого не является частотным в тексте, что представляет собой весьма значимый факт [8, c.33]) в Волан-де-Морта, в то время как Ю.Мачкасов и М.Спивак просто перевели путем транслитерации - лорд Вол(ь)деморт. Имя Волдеморта произносить вслух не принято; обычно оно заменяется эвфемизмами "Сами-Знаете-Кто" или "Тот, Кого Мы Не Называем" (Ю.Мачкасов) или «Вы-Знаете-Кто», «Тем-Кого-Нельзя-Называть», «Тот-Кого-Нельзя-Называть» и т.д. (М.Д.Литвинова). По-французски "vol de mort" означает "полёт смерти (или мёртвых)" [22]; vol = flight, de = of, mort = death. Но может существовать и другое объяснение – лат. Volo = I wish/want, «я желаю», таким образом, имя вероятно означает «желаю смерть». Перевод Оранского И.В. и Литвиновой М.Д. имеет право на существование, поскольку имя звучит по-французски. В данном случае такой переводческий прием как транслитерация может представиться вполне адекватным, если нет возможности у переводчика выдумать имя, которое имело бы не просто отрицательную коннотацию, но и внушало бы страх, вызывало весь ассоциативный ряд таких слов, как смерть, зло, убийство, опасность [12]. Ребенок из контекста поймет транслитерированное имя, даже не зная его значения.

В первой части сказки упоминаются имена четырех кошек – Tibbles, Snowy, Mr Paws, Tufty. Переводчик Оранский И.В. не перевел имя Tibbles.

Tibbles, Snowy, Mr Paws, Tufty
Оранский И.В. Снежинка, мистер Лапка, Хохолка
Спивак М. Снежинка, Пуфик, дядя Лапка, Туфти
Мачкасов Ю. Мурка, Бубенчик, Снежок, Пушок
Клаус Фритц Tibbles, Snowy, Putty und Tuffy


В Германии Putty, Tuffy являются типичными кошачьими кличками, точно также, как Мурка в России, но эти имена ничего не означают, т.е они не «говорящие». С английского Tuft переводится как пучок, хохолок, “пушок”, таким образом, на немецкий Tufty можно было перевести как “Haarbueschel”, а кличку Paws (=лапы) как “Tatze” или “Pfote. М.Спивак транслитирировала Tufty.

Серьезной ошибкой Клауса Фритца является перевод имени Marge (Mаргарита) как Magda (Mагдалена). Неточности наблюдаются при передаче фамилий и имен преподавателей, представленных в пятой главе первого тома. Так, например, Клаус Фритц, прибегая к такому переводческому приему, как генерализация, перевел имя Newt (= англ. тритон) как Lurch, что на немецком означает «амфибия». В данном случае боле правильным вариантом является «Wassermolch». Аналогично, hawk (ястреб) действительно переводится как Habicht, но фамилия звучит Goshawk (ястреб-тетеревятник), следовательно, более точный вариант – «Huehnerhabicht». М.Спивак использует транслитерирацию, упуская возможность передать «говорящую фамилию». Ю.Мачкасов идет по пути генерализации, сохраняя «птичью» фамилию преподавателя.

Спивак М. Мачкасов Ю. Клаус Фритц
Miranda Goshawk
Bathilda Bagshot
Adalbert Waffling
Emeric Switch
Phyllida Spore
Arsenius Jigger
Newt Scamander
Quentin Trimble
Миранда Гошок
Батильда Жукпук
Адальберт Вафлинг
Эмерик Свитч
Филлида Спора
Арсениус Джиггер
Ньют Скамандер
Квентин Трясль
Миранда Кречет
Батильда Багшот
Адальберт Вафлинг
Эмерих Перекид
Филлида Спора
Арсений Стопка
Тритон Саламандер
Квентин Тримбл
Miranda Habicht
Bathilda Bagshot
Adalbert Schwahfel
Emeric Wendel
Phyllida Spore
Arsenius Bunsen
Lurch Scamander
Quirin Sumo


Переводчик Ю.Мачкасов нашел оригинальный способ передачи фамилии Jigger - Стопка. Слово имеет несколько значений: (1) о людях а) своего рода местоимение, с отрицательными коннотациями, типа тип, хмырь б) рабочий, промывающий руду; сортировщик 2) разнообразнейшие устройства и приспособления, ниже лишь ограниченный список а) отсадочная машина б) грохот в) гончарный круг г) роликовая красильная машина д) прибор для электрошока е) хват-тали; выносная бизань ж) подставка для киев з) велосипед, мопед и) конка 3) а) мерный стаканчик ( для разливания спиртных напитков ) б) глоток спиртного в) ; выпивка г) подпольный завод по производству спиртного not worth a jigger — яйца выеденного не стоит 1) лицо, исполняющее действия, связанные с глаголом jig а) танцор, исполняющий джигу б) кукольник, кукловод ( в кукольном театре ) 2) короткое женское пальто). Выбрать нужное значение было б сложнее, если б не дополнительная информация о роде деятельности преподавателя - «Волшебные отвары и зелья». Необычно перевел Клаус Фритц фамилию преподавателя, который ведет курс «Силы зла: руководство по самозащите» – Sumo.

У Толкина также много говорящих имен. Система имен и языков сложна и досконально продумана автором. Имена хоббитов в большинстве своем "говорящие" и переводятся с английского (Flourdumpling, Butterbur, Tunnelly, Twofoot), либо являются более или менее известными современными английскими именами (Brockhouse, Bracegirdle, Holman); имена и названия племени рохиррим (Rohirrim) содержат большое количество древнеанглийских корней (Fold, Scatha). Некоторые имена гномов (Durin, Tror, Frar, Loni, Fundin и др.) заимствованы из "Старшей Эдды". Эльфийские имена и названия (Morgoth, Sarn, Minas) имеют вполне определенное значение на эльфийских языках, придуманных автором, но с английского не переводятся. Много имен и названий принадлежат еще нескольким придуманным автором языкам орков, гномов, дунедаин. Некоторые названия приводятся в двух вариантах, например, английской и эльфийской (Weathertop - Amon Sul, Rivendell - Imladris, Hollin - Eregion). Существует, по крайней мере, пять вариантов перевода "Властелина Колец", три из которых снабжены вступительными статьями, один - еще и обширными комментариями. Их анализ показывает, что мнения переводчиков о том, как следует передавать значимые имена и вымышленные названия в эпопее "Властелин Колец" весьма различны (порой даже полярны), что и отражается и в самом тексте перевода. Наличие большого числа переводов одного произведения связано не столько с художественными недостатками предыдущих, сколько с желанием переводчика сообщить читателю свое, более правильное и точное понимание замысла автора. В.Муравьев предложил в переводе свою, согласованную с его общей концепцией и обладающую внутренней логикой, систему имен. Особенность ее в том, что в измененном виде имена и названия становятся понятны или привычны для слуха русского читателя. Способы их создания разнообразны. Это может быть и смысловой перевод (Baggins - Торбинс), и собственный вариант (Gamgee - Скромби, Dunland - Сирые Равнины, Rivendell - Раздол, Rohan - Ристания, Shadowfax - Светозар), и составное слово, подобно ho+bbit (E+region - О+странна; Glor+findel - Все+слав+ур), и изменение слова "на русский манер" (Grishnakh - Грышнак; Moria - Мория; Ithilien - Итилия; Sirannon - Сираннона; huorns - гворны; Balrog - Барлог), или придание слову определенной стилистической окраски (например, впечатления древности, как в ent - онт; Entmoot - Онтомолвище; Entwash - Онтава). Встречаются и прямые переводы с эльфийского (Sarn Gebir - Взгорный Перекат; Nimrodel - Белогривка). Неизмененные имена есть, но их доля ничтожно мала (Элессар, Бруинен, Белерианд и некот. др.), и они по меркам русского языка достаточно благозвучны. В транскрипции не переведенных имен (преимущественно эльфийских) также прослеживается система: Галадхэн, Кветлориэн, Анориэн, Галадриэль, Кэленхад, ацэлас. "Э оборотное" придает этим именам оттенок "иностранности", но не "английскости".

В предисловии В.Муравьева к первому тому перевода можно найти объяснение такому вольному переложению текста. "Волшебный мир, по которому странствовал господин Торбинс, вовсе не такой уж волшебный. Это наш мир, но неопознанный, а опознание дается опытом, и опытом нелегким, то есть многого требующим и от героя, и от автора-рассказчика, организатора и осуществителя сюжета открытия мира. Да и от читателя: Толкиен - автор требовательный, и читатель праздный и небрежный ему не нужен. Открыватель мира и своей к нему причастности не может быть ни праздным ни небрежным, ни невнимательным" [21, I, С. 21]. Несомненно, что Муравьев-переводчик выступает здесь именно как Муравьев-открыватель толкиновского мира, хотя его видение весьма своеобразно. [21, С.496].

Большинство переводчиков "Властелина Колец" транслитерируют эльфийские имена и названия (с той или иной долей правильности транслитерации), не пытаясь найти им русские аналоги. Исключение составили переводы "Властелина Колец" В. Муравьева и, отчасти, З. Бобырь. Муравьев, следуя своему принципу заменять германскую традицию в повествовании (действительную или кажущуюся) славянской, переводит имя "Глорфиндэль" (Glorfindel) как "Всеславур", производя его не от синдаринского корня glor-, означающего "золотой", а от английского "glory" – "слава"; эльфийское miruvor, miruvor"e у него становится "здравуром". Зинаида Бобырь слово "Balrog", восходящее к синдаринскому Balrog – "могучий демон", переводит как "Огнемрак": это, конечно, отражает сущность данного персонажа более, нежели "Всеславур" – сущность Глорфиндэля, но к смыслу оригинала отношения не имеет [15].

Но помимо эльфийских, в текстах Толкина представлены широким спектром и разнообразные индоевропейские имена и названия. Сам Толкин писал, что индоевропейскими (английскими, староисландскими, староанглийскими, кельтскими...) словами он "моделировал" человеческие языки жителей Средиземья – вестрон и более древние наречия. Например, именем "Мериадок" (Meriadoc) он "переводил" на английский вестронское "Калимак" (Kalimaс), изменяя звучание, но передавая смысл. "Мериадок" по-английски воспринимается как очень архаичное имя с корнем "веселый, жизнерадостный" (merry), так же, по Толкину, носители вестрона воспринимали имя "Калимак" (от корня kali – "веселый", восходящего к эльфийскому cal - "свет"). Таково даже слово "хоббит" (hobbit), восходящее к староанглийскому "holbytla" – "живущий в норе" – так же, как вестронское "kuduk" – к древнему "k^ud-d^ukan ".

Как уже было сказано, староанглийским представлен во "Властелине Колец" родственный вестрону, но более архаичный по сравнению с ним роханский. Это не только имена (Herugrim, 'Eowyn и мн. др.) и географические названия ('Eoth'eod), но и целые фразы, например, "ferthu Th'eoden h'al". Все они переводятся со староанглийского (Herugrim – "меч + ярость", 'Eowyn – "конь + радость", 'Eoth'eod – "земля (или народ) коней", "ferthu Th'eoden h'al!" – "счастливого пути, Теоден!"). Представляется правильным все же и их в переводе не заменять словами, находящимися по отношению к современным русским в том же положении, что и староанглийские – по отношению к современным английским (не переводить 'Eowyn как "Комонерадощть"), а транскриби- ровать, выбирая русские звуки, наиболее близко соответствующие германским: Хэругрим, Эовин, Эотеод, "ферту Теоден хал!" и т. п.

Совершенно правильно было бы каждому имени, названию или фразе на отличном от английского (а в переводе — от русского) языка, транскрибированному, а не переведенному, придавать комментарий, вкратце объясняющий его отношения с английским языком, а также дающий его перевод. Попытка подобного комментария была сделана переводчиками "Властелина Колец" М. Каменкович и В. Карриком. В части роханских (староанглийских) и ряда других индоевропейских названий она была довольно успешна, хотя и не безошибочна (в качестве примера неточности можно привести слово "Greyhame", переведенное ими как "серая мантия" [18, С.512], тогда как в действительности староанглийское "hama", к которому оно восходит, означало скорее одежду простонародья, чем мантию; возможно, сыграло роль то, что Толкин положительно отозвался об использованном в голландском переводе слове "Grijsmantel" [24, С.167] , но "mantel" имеет более широкий смысл, чем русское "мантия"). К сожалению, недостаточное знание разработок Толкина в области эльфийских языков привела к значительному количеству ошибок при переводе имен и названий, восходящих к этим языкам. Например, имя меча "Narsil" они толкуют как "солнце + луна", видимо, производя его от квэнийских Anar – "солнце" – и Isil – "луна" [18, С.675], тогда как в действительности оно означает скорее "сияние пламени"; фразу "Arwen vanimelda, namбriл!" переводят как "Арвен прекрасная, прощай!" [18, С.701], тогда как слово vanimelda составлено из двух слов: vanima – "прекрасная" и "melda" – "возлюбленная".

Разумеется, все эти сведения можно получить лишь из достаточно специальных, хотя и широко опубликованных на Западе, источников. Существуют собственные рекомендации Толкина по переводу имен и названий во "Властелине Колец". В письме к Р. Анвину от 3 июля 1959 г. Толкин пишет: "В принципе я как только могу возражаю против всякого "перевода" номенклатуры (даже если этим занимается человек сведущий). Не могу взять в толк – с какой это стати переводчику быть уверенным, что он призван и уполномочен за это браться? То, что он имеет дело с "воображаемым" миром, не дает ему ровным счетом никакого права перекраивать этот мир по собственной прихоти, даже если он сможет посвятить несколько месяцев созданию новой связной структуры имен (у меня это, между прочим, отняло годы). Полагаю, что будь переводчик итальянцем, русским, китайцем или уж не знаю кем еще, он оставил бы имена в покое. Если бы я утверждал, что мой Shire – это какой-нибудь выдуманный мною Loamshire (Лоумшир) в Англии, никто и не подумал бы это название переводить. На самом же деле в воображаемой стране, в воображаемое время, как у меня (если, конечно, фантазия автора позаботится о связности и правдоподобии), номенклатура куда важнее, чем в каком-нибудь историческом романе... Shire – образ сельской Англии... Это английская книга, написанная англичанином, и, надо полагать, даже человек, уверенный, что многое из нее войдет в поговорку, не стал бы требовать от переводчика, чтобы тот намеренно разрушал "местный колорит" книги... Если переводить имена, то выйдет не перевод, а набор бездомных имен – и больше ничего" [23]. Далее Толкин предлагает на карте Шира, приведенной в первой книге "Властелина Колец", переводить только слово "карта" [14].

Иной подход содержится в более поздних рекомендациях, опубликованных в книге "A Tolkien Compass" под названием "Номенклатура во "Властелине Колец". В предисловии к ним Толкин пишет: "Все имена и названия, не включенные в данный список, должны быть оставлены полностью неизмененными, за исключением того, что окончания -s, -es должны передаваться согласно грамматическим правилам языка [перевода]". Далее Толкин выражает пожелание, чтобы переводчик прочел Приложение F в третьем томе "Властелина Колец" (речь идет о приложении, в котором даны основные аспекты лингвистической истории Средиземья и то, как они отражены в английском тексте) и следовал изложенной там теории. Поскольку в тексте оригинала английский язык представляет всеобщее наречие мнимого периода, имена и названия, данные на современном английском, представляют имена и названия на всеобщем наречии, часто, хотя и не всегда, являющиеся переводами более древних имен и названий на других языках, особенно на синдарине (сероэльфийском). "Язык перевода, – пишет Толкин, – заступает место английского в качестве эквивалента всеобщего наречия; поэтому имена и названия в английской форме должны быть переведены на другой язык согласно их значению (столь близко к нему, сколь возможно) [9].

Большинство имен и названий этого рода, по мнению Толкина, не должны представлять трудности, особенно для того, кто пользуется языком германского происхождения, родственным английскому – голландским, немецким и скандинавскими языками; например, Black Country (Черный Край), Battle Plain (Равнина Битв), Dead Marshes (Топи Мертвых), Snowmane (Снежная Грива). Однако некоторые имена и названия могут оказаться более сложными. В нескольких случаях автор, действуя как переводчик эльфийских имен и названий, уже составленных и использованных в этой книге или в других текстах, предпринял усилия, чтобы произвести на свет имя или название на всеобщем наречии, которое одновременно было бы и переводом, и благозвучным (для английского уха) словом знакомого английского стиля, даже если оно и не встречается в Англии в действительности. Удачный пример – Rivendell, перевод сероэльфийского Imladris – "Долина-Расселина". Толкин призывает переводить такие названия, поскольку оставить их неизмененными означало бы нарушить тщательно проработанную систему номенклатуры и ввести необъясняемый элемент, не имеющий места в вымышленной лингвистической истории данного периода. Но, разумеется, переводчик свободен придумать название на другом языке, подходящее по смыслу и/или топографическому значению: не все названия на всеобщем наречии являются точными переводами таковых на других языках [23].

Д.Р.Р.Толкин составил эти комментарии, касающиеся имен собственных, в помощь переводчикам книги на другие языки. Большая часть таких имен собственных (например, Black Country, Battle Plain, Dead Marshes, Snowmane) не должна вызвать затруднений у переводчика, особенно если он переводит на язык германского происхождения (родственный английскому) - на нидерландский, немецкий или на один из скандинавских. Однако с некоторыми именами могут возникнуть сложности. Так, в некоторых случаях автор, выступая в роли переводчика ранее созданных и приведенных в этой книге или где-то еще эльфийских имен, постарался придумать имена на всеобщем, которые одновременно являются переводами и (на слух англичанина) благозвучными именами, подобными английским (или даже встречаются на самом деле где-нибудь в Англии). В качестве удачного примера можно привести Rivendell -перевод сероэльфийского Imladris ("ущельная долина"). Такие имена желательно перевести, иначе будет нарушена тщательно составленная система имен собственных и в воображаемой лингвистической истории этого периода появится необъясненное имя. Но, конечно же, переводчик может и сам придумать название на своем языке, которое подходит по смыслу или по топографии - не все названия на всеобщем являются точными переводами с других языков.

Кроме того, встречаются во "Властелине Колец" имена и названия (это особенно характерно для имен собственных из Shire), которые не "бессмысленны", составлены как английские (то есть, теоретически являются выполненными автором переводами со всеобщего) и содержат устаревшие или диалектные (относительно современного языка) корни, или корни с неясным значением. С точки зрения автора, желательно, чтобы переводчик имел некоторое представление об именах и названиях в языке перевода и знал слова, которые вышли из употребления в современном языке или сохранились только в отдельных местностях. Предлагаемый Толкиным комментарий должен помочь переводчику отличить "изобретенные" имена (составленные из современных английских корней), например Rivendell, Snow-mane, от настоящих имен, которые употребляются в Англии вне связи с этой книгой. Таким образом можно отличить те корни современного английского, которым следует подобрать эквиваленты в языке перевода, сохраняющие исходный смысл и имеющие по возможности архаичное или необычное звучание. В некоторых случаях приведены древние, устаревшие или диалектные слова на скандинавских и немецком языках, которые можно использовать в качестве эквивалентов соответствующих английских имен, встречающихся в тексте. Однако не следует расценивать эти рекомендации в качестве "индульгенции", дающей переводчику право придумывать собственные имена и названия, не согласуясь ни с написанным в оригинале, ни с реалиями мира Толкина. "Номенклатура" писалась в то время, когда изданы были лишь шведский и голландский переводы "Властелина Колец", и относится почти исключительно к переводу на эти и другие германские языки. В них Толкину во многих случаях удалось найти корни, родственные корням, которыми пользовался он (например, английское Appledore – архаичное слово, означающее "яблоня" – он предлагает переводить на немецкий средневерхне - немецким Aphalter; на исландский – как Apaldur; на норвежский – старошведским Apald). Таким образом, слово одновременно и становится понятным иностранному читателю, и сохраняет оттенок именно германской архаики, чего-то общего для всех германских народов. В русском же языке подобный эффект невозможен, поскольку русский, принадлежит не к германской, а к славянской языковой группе, и, следовательно, порождает совершенно иные ассоциации. Полулегендарная прагерманская общность, в которой берут истоки все германоязычные народы (сколь различны ни были бы их языки и прочие этнокультурные факторы в наше время), лежащая в основе восприятия "Властелина Колец", будет в лучшем случае просто упущена, а скорее всего – подменена общностью праславянской, не имеющей к произведениям Толкина почти никакого отношения (хотя известно, что в молодости Толкин занимался славянскими языками, в том числе и русским, и – отчасти – славянской эпической культурой, на его литературных работах это сказалось весьма незначительно). Возможно, в ряде случаев одним из вариантов действий переводчика, удовлетворяющим и изложенным в "Номенклатуре" рекомендациям Толкина, и требованию к сохранению англо-германского колорита, было бы сохранение английских суффиксных элементов при переводе значимой части имени или названия [9].

Переводчику необходимо знать, что писал сам Толкин о литературном переводе, в том числе – о переводе своих собственных произведений. Эти сведения можно почерпнуть из ряда его писем, опубликованных Кристофером Толкином, а также из других источников. Мнение автора, тем более – столь крупного филолога, по данному вопросу не может быть оставлено без внимания. Так, например, он считал, что следующие имена и названия подлежат переводу: Big Folk, Big People, Black Captain, Black One, Black Riders, Dark Lord, Dark Power, Elder Kindred, Elder Race, Easterlings ("восточные люди, люди с востока"), Corsairs (подразумевается, что они похожи на средиземноморских корсаров - морских разбойников с укрепленными базами), Barliman ("barley" + "man" - имя, подходящее трактирщику и пивовару), реальная английская фамилия Chubb (от англ. "chubby" - пухлый, толстый, или "chub" -"голавль", названия речной рыбы), топографическое название Banks ("bank" - "крутой склон, склон холма"). Фамилия Cotton изначально была географическим названием (от англ. "cot" - небольшой дом, коттедж и "-ton" - обычное сокращение от слова "town" - "город, городок; деревня, деревушка" в географических названиях; от древнеанглийского "tun" - "деревня"). В соответствии с этим ее и нужно переводить. Эта распространенная английская фамилия, конечно же, по происхождению никак не связана со словом "cotton" ("хлопок"), хотя в наши дни, естественно, ассоциируется именно с ним. В родословных упомянуто имя Cotman, старое слово, означающее "тот, кто живет в коттедже"; его можно найти в любом современном словаре, поскольку оно является широко распространенной английской фамилией. Перевод Baggins должен содержать корень со значением "мешок". При переводе Elven-smiths "Elven" следует употребить слово, означающее "эльф" в языке, на который делается перевод, составить сложное слово, или разбить "Elven-smiths" на составные части: "эльфийские" и "кузнецы", воспользовавшись при этом эквивалентом общеупотребительного прилагательного "elvish". Иноязычные (не на всеобщем) имена Forn и Orald, использованные в качестве имен Бомбадила (Bombadil) следует, согласно общей схеме, сохранить без изменений. На самом деле Forn - это скандинавское слово, означающее "древний, принадлежащий древним временам". Все имена гномов - древнеисландские, поскольку выступают образцами верного человеческого языка, близкородственного языку рохиррим (которые пришли из областей, расположенных по другую сторону леса Mirkwood), но отличного от него. Orald означает "очень древний" на древнеанглийском, который, очевидно, должен соответствовать языку рохиррим и их родичей. Это имя можно оставить непереведенным, но, поскольку в немецком языке ему по форме и значению точно соответствует слово "uralt", то в немецком переводе можно им и воспользоваться [33].

Особое внимание нужно уделять неанглийским словам и словоформам, в изобилии встречающимся в тексте большинства произведений Толкина. Точность их передачи в русском тексте представляется необходимой, поскольку они во многом формируют ощущение, создаваемое произведением, его стилистическую окрашенность. Не следует "русифицировать" или "славянизировать" неанглийские слова, поскольку нельзя забывать ни того, что Толкин создавал "мифологию для Англии" (а не для славянских стран), ни того, что описанные у Толкина языки народов Средиземья – в первую очередь, эльфов – являются строгими лингвистическими системами, вторжение в которые разрушает их целостность. Рассмотрим несколько примеров перевода 1-й книги трилогии. Д. Р. Р. Толкина "Fellowship of the Ring" ("Хранители колец"), который был выполнен переводчиками А. Кистяковским и В. Муравьевым) [19].

С точки зрения адекватности перевода название Mirkwood совпадает с его аналогом в ПЯ - "Лихолесье". Однако при этом совершенно не учитывается, что в мифологической системе скандинавов, чьи легенды стали одним из источников произведения, Мюрквид (в английской огласовке "Мёрквуд") ассоциировался не просто с далеким лесом где-то на юге, но с границей, отделяющей один мир от другого" [3, С. 60] и даже страной мрака, то есть царством мертвых. Лихолесье же, хотя и предполагает нечто мрачно-волшебное, связано с целым комплексом чисто славянских, нежелательных в данном случае аллюзий с циклом былин об Илье Муромце и Соловье-Разбойнике.

Подобная русификация происходит и при передаче квазисобственных имен: в том же переводе среди обилия значимых имен встречаются названия, различные по происхождению. Собственно выдуманные среди них лишь имена маленьких человечков-хоббитов, которые легко расшифровываются и поэтому совершенно правомерно воспроизводятся на русском языке: Baggins - Торбинс, Sackville-Baggins -Лакошель-Торбинс. Однако в произведении действуют персонажи, чьи имена взяты писателем из скандинавских саг, валийского и древнеисландского эпосов. Их истинное значение не совсем понятно даже искушенному английскому читателю, для которого они превращаются в дополнительный экзотический фон волшебного мира кельтов и германцев. Переводы же типа Glorfindel-"Всеславур", Gildor Inglorion of the House of Finrod - "Геральд из колена Славуров", хотя и облегчают восприятие текста, насыщенного иноязычными реалиями, но ведут к его русификации. Учитывая то, что для читателя ПТ эти имена будут еще более экзотичны, чем для читателя ИЯ, их можно просто транслитерировать.

Даже те несколько примеров, которые были рассмотрены выше, свидетельствуют о том, что из-за отсутствия методик, позволяющих передавать реалии ИЯ на ПЯ в таком специфическом, самоценном жанре, как "фэнтези", ошибки могут возникать на любом из трех этапов: анализ значения реалии, уточнение интенций автора и передача реалий на ПЯ. Они чаще всего связаны с неумением переводчиков сохранить национально-особенный компонент в структуре волшебных образов, который нередко оказывается носителем философско-этических воззрений автора. Все это требует тщательного ознакомления не только с мифологическими представлениями Западноевропейских народов, но и знания реалий русского народного эпоса, чтобы, с одной стороны, найти в родной культуре хотя бы частичный эквивалент, а с другой не допустить неоправданной подмены реалии образом, бытующим в языке перевода.

В процессе перевода всегда возникает вопрос: переводить ли осмысленные, многозначительные имена или следует оставить все имена и фамилии в транскрипционном варианте написания. Вместо звучных имен, за которыми неизбежно проступает весь пласт английской культуры со всеми ее отголосками в образе мыслей и поступков, в манере и стереотипах поведения, в особенностях английского юмора, существует риск получить скопище висящих в воздухе прозвищ и кличек, не имеющих корней ни в культуре оригинала, ни в той, под которую их пытались приспособить переводчики. У Толкина есть ряд персонажей, чьи имена или прозвища стоит перевести или, по крайней мере, дать их перевод в выносных комментариях. Но переводчик должен обладать чувством меры и осознанием ответственности. Например, воспринимая сказку Кэрролла как произведение исключительно детское, авторы первых переводов, обладавшие и талантом, и вкусом, и необходимыми знаниями, адресовали их детям и только детям, подчиняясь господствовавшим в те времена нормам, нередко приходившим в противоречие с самим духом сказок Кэрролла. Они обращались к детям с позиций взрослого и, конечно, более разумного существа, они наставляли, они снисходили, они поучали. Оборотной стороной этой позиции были сентиментальность и псевдодетскость, широкое использование так называемой детской речи. Вместе с тем переводчики стремились, не нарушая национального своеобразия подлинника, передать особую образность сказок Кэрролла, своеобразие его эксцентрических нонсенсов. Строго говоря, эта задача трудно выполнима: невозможно точно передать на другом языке, понятия и реалии, в этом другом языке не существующие. И все же переводчикам хотелось как можно ближе приблизиться к оригиналу, пойти путем параллельным, если нет такого же, передать если не органическую слитность буквы и духа, то хотя бы дух подлинника. "Длиной контекста" [9, С.101].

Что касается русского детского фэнтези, то существует произведение Дмитрия Емеца "Таня Гроттер и магический контрабас", пародия, авторская переработка книг о «Гарри Поттере» в русских декорациях с сюжетной линией, независящей от приключений Гарри и его друзей. Однако их объединяет наличие огромного количества «говорящих имен», в частности «характеристических имен», «смысловых фамилий» с более или менее уловимой внутренней формой. Вымышленные имена собственные «Тани Гроттер», по сути, являются комическими, причем можно наметить несколько видов имен, содержащих намек на:

1. свойства/характер/недостатки персонажей – Дурнев, Мумрикова, Язвочкин, Поклеп Поклепыч, Хмырец и т.д.;

2. отрицательный персонаж – Мухоморенко, Гробыня Склепова, Зигмунд Клоп и т.д.;

3. персонаж из мифологии/фольклора/русских народных сказок - Медузия Горгонова, Черноморов, Бессмертник Кощеев, Горыня, Дубыня, Усыня, Ягга, Баб-Ягун, Гоярын, Соловей О.Разбойник, Али-Баба, старик Хоттабыч, поручик Ржевский и т.д.;

4. персонаж из «Гарри Поттера» - Чума-дель-Торт, Та-Кого-Нет, Гэ Пэ, Гроттер.

Комические имена – это вспомогательный стилистический прием, который применяется для усиления комизма характера, интриги, стуации [3, С.127]. В данном случае, помимо установки на комизм, они выступают как средство языковой игры. Как известно, каждое говорящее имя можно считать если не выраженным, оформленным каламбуром, то потенциальным каламбуром или заготовкой для него. Следовательно, для успешного перевода таких имен переводчику необходимо развивать речевую изобретательность, чувство юмора – важное и драгоценное качество, которое в дальнейшем увеличит сопротивляемость к трудностям при переводе. Согласно Сергею Влахову и Сидеру Флорину, существуют такие говорящие имена, которые 1) обычно не подлежат переводу, так как их назывная функция все же преобладает над коммуникативной (план выражения заслоняет план содержания), 2) подлежат переводу в зависимости от контекста, который может «высветлить» их содержание, и 3) требуют такого перевода или такой постановки, при которых можно было бы воспринять как назывное, так и семантическое значение (каламбуры) [3, С. 212]. Данное утверждение было отчасти подтверждено на практике переводчицей Maureen S. O'Brien. При переводе имен «Тани Гроттер» с русского языка на английский, Maureen S. O'Brien выбрала путь транслитерации, снабдив каждое имя подробным комментарием (например, Герман Дурнев - German Durnev, Медузия Горгонова – Meduziya Gorgonova, Приходькин – Prihodkin, Генка Бульонов - Genka Bulonov, Павлик Язвочкин - Pavlik Yazvochkin, Лена Мумрикова - Lena Mumrikova, Горыня – Gorinya, Дубыня – Dubinya, Усыня – Usinya, Али-Баба - Ali Baba, Гоярын – Goyarin, Ванька Валялкин – Vanka Valyakin, Чума-дель-Торт - Chuma del'Torte - Chuma-del-Torte, Та-Кого-Нет - She-Who-Is-Not). Однако иногда переводчица старалась раскрыть внутреннюю форму имени, пытаясь передать смысл (например, Пельменник - the Dumpling Maker, Поклеп Поклепыч – Slander Slanderich, Каин Жабман - Cain Frogman, Соловей О.Разбойник - Solovey O. Robber, Варило-Тормошило - Boiled Botherer, Гробыня Склепова - Gravinya Cryptova). Интересным представляется тот факт, что переводчица не стремилась к тому, чтобы произвести замену русской реалии американской/английской, сохраняя, таким образом, в переводе национально-культурный компонент сказки.

Среди литературоведов не существует единой точки зрения на статус "фэнтези". Так, Е. Брандис [2, С.79-83] и Ст. Лем [24] считают его субжанром НФ (научной фантастики), группа авторов журнала "Детская литература" - явлением, относящимся к литературной сказке. Мы рассматриваем "фэнтези" как самоценный, жанр, обладающий собственными, только ему присущими особенностями. Существующий на стыке НФ и сказки, этот жанр вобрал элементы обоих, специфически их переработав. Так, создавая свой волшебный мир, где действуют традиционно сказочные герои и персонажи, авторы, тем не менее, часто оперируют схемами, свойственными НФ, которые, накладываясь на традиционные структуры волшебной сказки, модифицируются, обретают подтекст. Произведение оказывается многоуровневым, философическим. Специфической чертой жанра "фэнтези" является и его высокая по сравнению с другими жанрами степень национально-особенного. В отличие от НФ, в которой специфически национальные элементы не так ярко выражены, в "фэнтези" они составляют саму суть. Переводы произведений этого жанра свидетельствуют о том, что переводчики либо не разграничивают НФ и "фэнтези", либо переводят "фэнтези" как волшебную сказку, что и в том, и в другом случае вызывает ряд неоправданных потерь. Среди основных проблем и специфических трудностей, которые возникают в процессе перевода "фэнтези", можно выделить:

1) лакуны и частичные несоответствия в национальных системах фантастических образов;

2) реалии и реалии-неологизмы, основанные на аллюзиях и ассоциациях в этих системах;

3) квазисобственные имена, то есть имена значимые, выдуманные автором для обозначения несуществующих реально объектов. В нашей стране существует устойчивая традиция перевода иноязычной литературной сказки, наиболее полно выраженная одним из ведущих ее переводчиков Б. Заходером в предисловии к истории о Винни; Пухе: "Я сперва решил выучить Винни и его друзей объясняться по-русски, что, уверяю вас, было тоже нелегко. Конечно, по-английски они и сейчас говорят гораздо лучше, чем по-русски, но все же мне кажется, что теперь вы их поймете..." [4, С. 48]. Таким образом, на первый план совершенно сознательно выдвигается задача понятности текста в ущерб его специфической национальной окрашенности. Происходит его русификация. К жанру "фэнтези" такой подход - в силу той роли, которую играет в нем национально-специфическое - недопустим.

Система собственных имен образует особый мифологический пласт языка. В ряде языковых ситуаций поведение собственных имен настолько отлично от соответствующего поведения слов других языковых категорий, что можно утверждать, что это некоторый другой, иначе устроенный язык, который поддается переводу при помощи переводческих трансформаций и соответствующих языковых преобразований [10, c.530]. Таким образом, каждый переводчик, руководствуясь различными справочными пособиями, комментариями, фоновыми знаниями и индивидуальными глоссариями, подходил к проблеме передачи текста по-разному и решал проблему перевода выдуманных имен, названий, вымышленных реалий. Зачастую элементы комизма в именах убивались надуманностью и неправдоподобием [11, c.211-212].

Подобная передача имен на русский может послужить причиной неадекватного восприятия читателем перевода, особенно если это ребенок. Как известно, дети мыслят, прежде всего, аналогиями, и если таковые искажены или недоступны для понимания, то задача переводчика не достигнута. Нередко прием транслитерации использовался неоправданно часто.

С полной уверенностью можно сказать, что залогом успеха перевода любой сказки являются передача имен собственных, точное воссоздание реального/нереального мира произведения, творческий талант переводчика, его мастерство и языковое чутье. Таким образом, одной из основных задач переводчика остается не только умение произвести необходимые трансформации, но и совершенствование знаний, прежде всего, русского языка, мировой культуры и традиций.

1 – перевод Маши Спивак; 2 – перевод изд-ва "Росмэн"; 3 - перевод Ю.Мачкасова, 4 - перевод Klaus Fritz.


Список использованной литературы

1. Большой немецко-русский словарь. / Под ред. Лейн К., Мальцевой Д.Г., Зуева А.Н. и др. М.: Русский язык, 1999.
2. Брандiс С. Реальнiсть i мiфи // Всесвiт. 1983. № 6.
3. Влахов С.Н., Флорин С.В. Непереводимое в переводе; Моногр. – 2-е изд., испр. и доп. М.: Высш. шк., 1986.
4. Заходер Б. Предисловие к первому изданию // Р. Киплинг, А. Линдгрен, А. Милн. М., 1985.
5. Емец Д.А. Таня Гроттер и магический контрабас. М.: ЭКСМО, 2002.
6. Лингвистический энциклопедический словарь. / Под ред. Ярцевой В.Н. М.: Советская энциклопедия, 1990.
7. Литература. / Под ред. С.В.Тураева М.: Просвещение, 1989.
8. Лукин В.А. Художественный текст . М.: Ось-89, 1999.
9. Мартынов Олег. Некоторые проблемы перевода литературных работ Дж. Р. Р. Толкина на русский язык. http.://www.koi.kulichki.com/tolkien/textrus.html
10. Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб.: Искусство - СПб, 2001.
11. Пропп В.Я. Проблемы комизма и смеха. М.: Лабиринт, 1999.
12. Санчес Пуиг М., Караулов Ю.Н., Черкасова Г.А. Ассоциативные нормы испанского и русского языков. М.-Мадрид, 2001.
13. Ролинг Дж. К. Гарри Поттер и философский камень. М., 2002.
14. Ролинг Дж. К. Гарри Поттер и тайная комната. М., 2001.
15. Семенова Н.Г. "Властелин Колец" в зеркале русских переводов http.://www.koi.kulichki.com/tolkien/textrus.html
16. Серль Дж. Логический статус художественного дискурса, Логос N 3, 1999.
17. Словарь литературоведческих терминов / Под ред. Л.И.Тимофеева и С.В.Тураева. М.: Просвещение, 1974.
18. Толкин Дж. Р. Р. Властелин Колец / Пер. М. Каменкович, В. Каррик. - С-Пб.: "Терра" - "Азбука", 1994.
19. Толкин, Дж. Р. Р. Властелин Колец / Пер. В.Муравьева и А.Кистяковского. М.: Радуга, 1989-1992.
20. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М., 1968.
21. Хранители: Летопись первая из эпопеи "Властелин Колец" / Пер. с англ. В.Муравьева (Пролог и Книга первая) и А. Кистяковского (Книга вторая и все стихотворения); Предисл. В.Муравьева. М.: Радуга, 1989.
22. Французско-русский русско-французский словарь. / Под ред. Милорадович Живан М., 1996.
23. Guide to the names in The Lord of the Rings. In A kien Compass. Edited by Jared Lobdell.a Salle, Ill.: Open Court, 1975. [v]. http.://www.koi.kulichki.com/tolkien/textrus.html
24. Lem St. On the Structural Analysis of SF / /SF Studies. 1979.
25. Longman Dictionary of English Language and Culture. Longman Group UK Limited, 1992.
26. Miranda Moore. The trаnslatability of 'Harry Potter'. www.alxsus.narod.ru/hp/index.htm.
27. The Concise Oxford Dictionary. Oxford University Press, 1995.
28. Rowling J.K. Harry Potter and the Philosopher’s Stone. Bloomsbury., 1997.
29. Rowling J.K. Harry Potter and the Chamber of Secrets. Bloomsbury., 1998.
30. Rowling J.K. Harry Potter und die Kammer des Schreckens. Carlsen Verlag.,2001.
31. Rowling J.K. Harry Potter und der Stein der Weisen. Carlsen Verlag.,2000.
32. Tanya Grotter and the magical double bass. Unauthorized translation by Maureen S. O'Brien www.vivlioflica.narod.ru
33. Tolkien J. R. R.. Letters. Harper Collins Publishers. – Цит. по данному в комментариях Каменкович и Каррика к их переводу "Властелина Колец". http.://www.koi.kulichki.com/tolkien/textrus.html
34. Wolfgang Eckey. Duden Bedeutungswoerterbuch. Mannheim., 1985.


_____________________________
© Волкодав Татьяна Владимировна


Она хотела, чтобы свободными были мы
Памяти Людмилы Алексеевой - от редакции, друзей и единомышленников
На глинистом краю. Стихи
Сегодня тыщи звёзд дрожат в небесном сите,/Промерзшие насквозь, мечтают о тепле,/И смотрит грустный Бог, как т...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum