Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Культура
Человек Четвёртой власти
(№10 [132] 20.05.2006)
Автор: Анжелика Авижас
Анжелика  Авижас
Власть в наш информационный век оцифрована. Одна, другая, третья, четвертая… Первые три оставляю за скобками. Предлагаю поговорить о «четвертой» власти - с человеком, который ее коммуникативные нравы наблюдает и изучает, так уж случилось, двадцать пять лет.

Ашот Егишеевич Джазоян к себе относится не слишком серьезно, иной раз шутит: «Я - умный, талантливый, великий и ужасный...» С интервьюерами общается открыто и эмоционально. В масс-медиа-мире его хорошо знают как генерального секретаря Международной конфедерации журналистских союзов, генерального директора «Евразия Медиа-Центра» и сопредседателя правления Международной академии телевидения и радио. По инициативе этих организаций реализуются одни из самых интересных идей:

•     теле-кинофорум "Вместе" (в Ялте);
•     Евразийский медиа-форум (Лондон-Москва-Алматы);
•     международный журналистский конкурс "Немосквичи - о Москве";
•     "Кавказский клуб" (совместно с СЖР);
•     образовательная программа для молодых журналистов из университетов стран СНГ и Балтии (на факультета журналистики МГУ им. Ломоносова);
•     международный конкурс «Коммуникационные технологии на постсоветском пространстве: от идеи до внедрения» (под эгидой ЮНЕСКО, при поддержке компании Alcatel) и др.

Встретились мы с Ашотом Егишеевичем в Дагомысе на X фестивале прессы «Вся Россия-2005», где он представлял форум неигрового кино.

Нажмите, чтобы увеличить.


ДЕБЮТ

- Как вы попали к медиа-людям?

- Совершенно случайно...

В 1977 году я завершил учебу на экономическом факультете Ереванского государственного университета, начал преподавать политэкономию в Ереванском политехническом институте, параллельно сочинял стихи, рассказы (на армянском и русском), которые иногда публиковали. И вот однажды позвонил мне друг Армен Смбатян, тогда заместитель главного редактора музыкальных программ Гостелерадио Армении, и предложил: «Ашот, у нас есть музыка под «Первомайский огонек», а что под нее говорить - никто не ведает. Напиши что-нибудь». Я согласился, но вместо праздника трудящихся у меня получились «Весенние встречи». А в те времена убрать «Первомай» из заголовка грозило очень серьезными неприятностями. Тем не менее, я рискнул, и эту программу в конце года признали лучшей.

Следующее предложение – сочинить сценарий Новогоднего огонька – я услышал от председателя Гостелерадио. Потом я четыре года подряд придумывал новогодние шоу.

Одна из самых экспериментальных моих работ на телевидении - «Песня-85». У нас в то время родилась идея провести конкурс не в зале, а у стен древнего христианского храма. Представляете: небо, горы, оркестр, который словно парит в хрустальном воздухе... И этот чудесный антураж мы сделали фактически hand made, без применения тех спецэффектов, которыми располагает современное телевидение. Как раз на этом конкурсе Пугачева впервые спела своего знаменитого «Паромщика».

РОКИРОВКА

- Когда пришло время Горбачева и партии потребовались неформалы, меня пригласили возглавить сектор отдела культуры ЦК КП Армении. В 1990-91 годах я работал заместителем директора «Арменпресс». Трудности начались с приходом к власти в Армении новых «младодемократов» - Левона Тер-Петросяна и его компании. В кресло директора «Арменпресс» «демократы» посадили бывшего завскладом.

- Ничего не скажешь, экстравагантный выбор...

- Мне вежливо пояснили, что он заведовал не простым складом, а книжным... Три месяца он привыкал к своему кабинету, пытался понять обязанности главы национального информационного агентства Армении. Он мне Шарикова напоминал, важничал, ходил непременно в дерматиновой куртке, рука в кармане, в кулаке сжимает печать. Я не удержался, спросил как-то: «Почему вы всегда печать с собой носите?». Он был возмущен: «Ты не понимаешь, это же печать!» Я удивился: «Здесь журналисты статьи пишут, а на статьи печати никто не ставит...» Но этот странный завскладом так с печатью и не расстался. Зато он гордо постановил: «С ИТАР-ТАСС мы все связи прекращаем, будем работать с Ратаром». Оказалось, он агентство Reiters имел в виду.

«ОДНА НА МИЛЛИОН»

- В 1991 году я уехал в Москву. Там выживал и трудился сразу на трех должностях - заведующим московским корпунктом телевидения Армении, собкором «Арменпресс» по РФ и дипломатом в армянском посольстве. Но мои статьи и репортажи из Москвы не нравились моему новому руководству. Слишком мы расходились во взглядах на будущее Армении. Работать мне мешали, зарплата была крохотной, ее не хватало семье, оставшейся в Ереване. И я пустился в «свободное плавание», творческое. И, слава Богу.

- В это смутное «перестроечное» время вам удалось поработать и в кинематографе. Удачным вы оказались режиссером?

- Наверное, да. Тогда в первый раз (с постановщиком Рубеном Мурадяном) я режиссировал художественный фильм «Одна на миллион», где играли известные актеры – Елена Яковлева, Саша Филиппенко, Татьяна Догилева... Фильм мы сняли в стахановском режиме, за два месяца. Съемки шли в период безумной инфляции, нам деньги приносили в мешках, а мы смотрели: «...Так, два мешка, что-то мало, надо достать еще мешок...» В этой ситуации мы боялись обанкротиться, поэтому и торопились, артисты у нас работали круглосуточно. Вообще, с «Одной на миллион» нам повезло. В 1994 году фильм получил Гран-при на сочинском фестивале. Наш спонсор, кажется, это был банкир из Екатеринбурга, вдохновленный ускоренными съемками «Одной на миллион», решил, что в таком темпе можно сделать и сериал. Но инфляция росла не по дням, а по часам, и он что-то там не рассчитал. Мне потом рассказывали, что из-за этого долга по сериалу его застрелили. Вот такая киношная история...

- Но кино, телевидение вас не удержали...

- Опять случай. Эдуард Михайлович Сагалаев (он в те годы возглавлял Международную конфедерацию журналистских союзов (МКЖС)) пригласил меня на форум демократической прессы, а позже, в 1996 г., и на работу в МКЖС, где в 1998 году меня избрали генеральным секретарем.

Правда, с кино я так и не расстался. Сейчас мы с моими коллегами приступили к созданию большого документального фильма «36 ВОИНОВ» - об удивительном армянском алфавите уникальной кейпчакской рукописи.

НАБЛЮДЕНИЯ

- На ваш взгляд, почему современное российское телевидение поддерживает имидж «ящика», пичкая зрителя коротенькими или сладенькими мыслями? Причина в профессиональной слабости или в заказе программировать аудиторию соответствующим образом – «мылом», реалити-шоу и криминальным жанром?

- У нас очень профессиональное телевидение. Со всей ответственностью это заявляю, потому что наблюдал «кухню» и CNN, и BBC, и немецкого телевидения, и других ведущих теле-радиовещателей в мире. Проблема – в том, что отечественное телевидение продолжает обслуживать власть, независимо от ее уровня, и крупные финансовые корпорации. Оно не работает на общество, лишь развлекает народ. Передачи выпускаются как конфетки с конвейера.

- Насколько свободны западные СМИ в своем видении событий?

- Признаюсь, война в Ираке развеяла мои иллюзии насчет полной свободы западных СМИ. Тех, кто не поддерживал в Штатах эту войну, из эфира исключали. Но, тем не менее, с нашим телевидением западное сравнивать очень сложно. Там, по сути, очень жестко продумана система взаимоотношений между работодателем и работником. Контракты прописаны на двухстах страницах «бисерным почерком». Поэтому на работу изначально принимают людей с лояльной системой взглядов. Но вот, что хорошо: у «западного» журналиста нет внутреннего страха.

- В отличие от «нашего» журналиста?

- По-моему, страх остался в постсоветском журналисте, как рудимент эпохи Сталина. Сталин поселил в каждом из нас раба, - в этом вся трагедия. В частности, общественно-политической журналистики. И время может повернуться вспять, если журналисты по-прежнему буду писать, на кого-то оглядываясь и чего-то опасаясь, не выражая честно свое мнение.

- Где сегодня есть доступ к достоверной информации?

- В Интернете.

- Но там шелухи много.

- И чепухи, и порнографии. Но Сеть – это самый гениальный инструмент демократии. В глобальной Сети сейчас рождается новая журналистика. Там всего две строчки – и уже журналистика, доступ к которой открыт всем.

- В прошлом году мне довелось общаться с Е.Касперским во время его прилета в Ростов. И он пропагандировал новый Интернет без анонимности, чтобы прекратить экспансию флэш-вирусов. Лишить Интернет анонимности, как вам кажется, не значит ли сделать его безопасным, равно как и бесполезным в плане свободы слова? Кроме того, не все профессионалы считают, что этот способ закроет Интернет для вирусов, в конце концов, откуда берутся самые страшные вирусы, до сих пор толком никто не знает. Есть версия, что от разработчиков программ защиты, которым это коммерчески выгодно...

- Я слабо представляю технологическое устройство Интернета. Но в философском плане я с Касперским, пожалуй, не соглашусь. Анонимность предоставляет свободу доступа в большой мир, достоверным отражением которого является виртуальное пространство. Неслучайно, Туркмен-баши распорядился сократить число пользователей Интернетом до трехсот человек – рьяных служителей власти.

МЕДИА-ПРОЕКТЫ

- В 2001 году вы организовали экспертно-аналитический центр «Евразия-Медиа». Какова его цель?

- ...Избавить журналистов от зажима.
«Евразия Медиа-Центр» занимается международными проектами и проблемами. На самом деле мы пытаемся понять, что происходит c масс-медийным рынком на постсоветском пространстве, способствуем тому, чтобы на этой территории действовали принципы профессиональной солидарности, по мере сил помогаем тем журналистам, кто попал в беду. Наша организация занимается анализом и мониторингом СМИ, изучает направления, в которых они сейчас развиваются. Мы работаем на общественных началах. Это часть наших забот, но это и независимость.

- Как вам пришла идея Евразийского медиа-форума?

- Я приехал в Астану, на «пятилетие» «Хабара». И встретился с Даригой Назарбаевой (дочь Нурсултана Назарбаева, руководитель медиа-холдинга «Хабар» - Прим. авт.). Так возник проект форума, который Казахстан мог сблизить с масс-медиа России и Европы. Фактически тогда была сформулирована концепция «трех точек»: Алматы-Лондон-Москва.

Первый форум нам дался нелегко, ведь как никак он последовал за нью-йоркской трагедией, бомбардировками Кабула, интервенцией в Афганистане. И от форума к форуму обстановка в мире всё больше накалялась: «Норд-Ост», война в Ираке, взрывы в Мадриде... Скептики утверждали, что диалог цивилизаций в обстановке такого тотального экстремистского противостояния несвоевременен. Однако каждый год Евразийский форум доказывает обратное.

Сейчас в столицу Казахстана съезжаются сотни лучших журналистов со всего мира(!). И люди платят тысячу с чем-то долларов, только чтобы принять участие в этом серьезном мероприятии. В Алматы мы ведем откровенный диалог, чтобы так или иначе на Западе перестали игнорировать «восточную» информацию.

- Что вы подразумеваете, говоря о «восточной» информации?

- В мире информация с территории бывшего Союза, которую населяет триста миллионов человек, подается тенденциозно. Это ненормально, потому что в результате целые страны как бы исчезают с географической карты лишь потому, что CNN, BBC перестают о них сообщать, если там нет ни природных, ни техногенных катастроф. И одновременно другие государства находятся в центре внимания постоянно, независимо от происходящих там событий. На эту ситуацию – прямо по Киплингу, когда «Запад есть запад, Восток есть восток, и с места они не сойдут...», - мы пытаемся на Евразийском форуме взглянуть с точки зрения свободы слова, без политеса и реверансов.

- Какой из ваших проектов работает на «прекрасное далёко»?

- По инициативе МКЖС и «Евразия Медиа-Центра» на факультете журналистики МГУ с 1998 года реализуется образовательная программа для студентов из стран СНГ и Балтии. Она пользуется большой популярностью. Благодаря этой программе перспективные молодые журналисты (третьекурсники национальных университетов) получают возможность учиться в МГУ бесплатно, за счет российского бюджета. Ради этого я каждый год обиваю бюрократические пороги.

Смысл программы в том, чтобы эти журналисты из ближнего зарубежья приобрели высокопрофессиональные навыки работы в СМИ. А, с другой стороны, чтобы они Россию увидели непредвзято, выучили бы русский - язык Пушкина, а не «империи зла». И я думаю, привыкнув общаться в границах дружбы, они поймут главное: в России много красивых, сильных, добрых людей, что Россия – великая страна, а не только, к примеру, Жириновский, Зюганов... А значит, при любых политических обстоятельствах эти журналисты никогда не будут писать и говорить неправду, вот что, действительно, очень важно.
______________________________
© Авижас Анжелика Алексеевна small>
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum