Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мир в фотографиях
Подборка фотографий из различных интернет-ресурсов источников, а также фотографи...
№15
(368)
25.12.2019
Творчество
Благословение богини Астхик
(№15 [137] 17.08.2006)
Автор: Елена Асланян
Елена  Асланян
Астхик в армянской языческой мифологии - богиня любви и красоты. Ей поклонялись. Однако ни одного храма не сохранилось после принятия армянским народом христианства. Тем не менее, память об Астхик прошла все испытания временем, и навсегда осталась с армянским народом.
С Астхик связана одна из самых «сумасшедших» традиций современных армян – Вардавар.
В предпоследнее воскресенье июля в Ереване - Вардавар. Детский восторженный визг, женские крики и деланное возмущение мужчин стоят над городом с самого утра - и до глубокого вечера.
В этот день армяне обливают друг друга водой. Надо видеть солидных полных бабушек, выливающих с третьего этажа вёдра воды на визжащих от восторга детей, подставляющих рукотворному водопаду свои ручонки!

По легенде Астхик и Ваагн - армянский бог войны - были любовниками, и нимфы богини Астхик выливали из своих кувшинов воду в виде фонтанов, скрывая от посторонних взоров свою богиню во время её встреч с Ваагном. В честь этого каждый год на протяжении веков в последнее воскресение июля все жители страны обливают друг друга водой.
Армяне чтут свою языческую богиню красоты, а та, в свою очередь, посылает всем нам своё благословение в виде необыкновенных по силе художественного воздействия произведений искусства.

Всё армянское искусство – литература, музыка, живопись, пронизано воспеванием любви, гармонии отношений между мужчиной и женщиной. Даже в традиционном пожелании молодожёнам, которое озвучивается родителями жениха и невесты: « На одной подушке быть вместе до глубокой старости», - это осознание гармонии супружеской жизни, любви, без которой армянская свадьба была невозможна. Никогда, даже в самые «дикие» времена армянку не выдавали замуж насильно, без её согласия.

Вот, что рассказывает нам о далёком прошлом великий армянский поэт средневековья, философ и мудрец Наапет Кучак ( 13 век).

«Пред тобою я, мой желанный,
Скатерть белую расстелю,
Куропатку с кожей румяной
Соком сливовым оболью,
И напиток хмельной и пряный,
Из кувшина в две чаши налью.
Я надену наряд тонкотканый,
Чтобы ты, как за дымкой туманной,
Видел белую грудь мою.»

(Перевод Наума Гребнева)

Поразительно, как чувствовали, и как смелы были в осуществлении своих эротических желаний наши далёкие прабабушки!
Мурацан написал свой самый знаменитый роман «Геворк Марзпетуни», один из самых значимых в ряду армянских исторических романов, положив в основу сюжетной линии «греховную» любовь армянского царя Ашота Ерката ( Ашота Железного, 10 век) к замужней княгине, окончившуюся трагически. Писатель очень много уделяет внимания личным переживаниям героев, их стремлениям найти своё счастье в любви.

Другой великий армянский романист, создатель исторических масштабных романов Раффи также огромное внимание уделяет любовной интриге, напрямую увязывая поступки царей и других влиятельных людей, вершащих историю, с их любовными привязанностями. Послушайте, как Раффи создаёт поистине живописный портрет мачехи Самвела в своём романе «Самвел», описывающий события IV века армянской истории.
«Невинность и покорность выражало её лицо, её розовые губки... Большие чёрные глаза светились кротостью и бесконечной добротой. На её лбу сверкал персидский царский знак – полудиск солнца с золотыми лучами. И верно: она была из рода персидских царей - сестра могучего Шапуха, Вормиздухт.
Это была вторая жена Вагана Мамиконяна и мачеха Самвела.
...Многожёнство ( IV христианский век в истории Армении – прим. ред.), в то время было обычным явлением среди нахараров (князей – прим. ред .). Имея законную жену, они, кроме того, держали и наложниц.
... Сегодня две хозяйки одной семьи сидели вместе на диване: Вормиздухт – мачеха Самвела, и Тачатуи – его родная мать. То были непримиримые соперницы, две ревнивые жены, разделявшие любовь общего супруга, две соперницы по знатности происхождения.»
Да, Раффи постарался для Вормиздухт – самого яркого женского образа «Самвела», описывая сексуальность и красоту молодой мачехи, незаметно увлекшейся своим пасынком. Раффи написал также целую серию рассказов об обитательницах турецких гаремов, уделяя большое внимание деталям сексуальной жизни обитательниц гаремов, нравам того времени.

А жемчужина армянской поэзии «Ахтамар» Ованеса Туманяна, - это памятник тайной любви Тамар и плывущего к ней из тьмы ночной пловца.

Он плывет навстречу счастью,
Смело борется с волной.
А Тамар, объята страстью,
Ждет его во тьме ночной.

Не напрасны ожиданья...
Ближе, ближе... вот и он!
Миг блаженства! Миг свиданья!
Сладких таинств райский сон!
***********
Завтра — снова ожиданья,
Так же искрится маяк,
Тот же чудный миг свиданья,
Те же ласки, тот же мрак.

(Перевод К. Бальмонта)

Ованес Туманян был примерным семьянином, очень любил свою жену, которая родила ему десять детей и была единственной музой и вдохновительницей великого поэта, являя собой пример истинной женственности.
Великие армянские поэты Егише Чаренц (1897 – 1937) и Ованес Шираз (1915 – 1984), также создавшие невероятные по силе творения, воспевающие любовь и страсть - в жизни любили женщин неистово и много, даря и своим избранницам, и всем нам настоящие поэтические жемчужины. И армянский народ, читая их объятые страстью стихи, очень трепетно относится к слабости поэтов относительно «женского пола».
Вот, насладитесь строками поэмы Ованеса Шираза «Сиаманто и Хаджезаре», о трагичной любви бедного армянского пастуха и дочери курдского бека – другой такая любовь не могла быть. Но и девушка, и парень без колебания приняли смерть за одну ночь любви:
Огнем горит Хаджезарэ, шепча в тиши ночной:
«Никак поверить не могу, что ты и впрямь со мной».
Тогда любимую свою поцеловал пастух.
Зарделись щеки у нее и захватило дух,
Припала к милому на грудь, затрепетав, она...
И тут русалкой поднялась над родником луна.
«Хаджезарэ! Любовь — гора. На ней — наш светлый дом».
«Любовь — гора, Сиаманто! Мы на горе умрем».
«Твоя любовь — небесный рай, иного рая нет!»
«Твой поцелуй — мой рай второй!» —
она ему в ответ.

(Перевод А.Тарковского)

Прочтите эти строки ещё раз, прошу вас. Да, вот именно так армяне воспринимают любовь! Мужчины без оглядки дарят себя, именно дарят себя своим любимым, принимая такой же дар в ответ от независимой, равной ему по возможности выбора женщине.

«Так схожи родинки твои у губ и на груди!»
«Обеих я тебе дарю. Они твои, приди».

В поэме Ованеса Шираза эти потрясающие слова слова : «Обеих я тебе дарю. Они твои, приди» , - произносит курдиянка, но армянский поэт выражает этими строками и своё, и общее для армян видение женской свободы в любви.

И страстный шепот их в ночи так сладостно звучал,
Что мог бы музыкою стать, но поцелуем стал.
И семилетняя тоска объятья их сплела.
О, если б задохнуться в них и догореть дотла!
Ночь на Сипане, ночъ любви, блаженной ночи мед!
Пусть поцелуев эта ночь с собой не унесет!

Да, вот так очень эротична и очень чиста армянская поэзия!
Даже в трагичной новелле Нор-Доса (наст. имя - Микаэл Захарович Ованисян, 1867-1933) «Убитый голубь» (1906),, рассказывающей о том, как соблазнённая и покинутая девушка уже замужней женщиной, казалось, забывшей за годы счастливого брака, - встречает свою первую любовь и сходит с ума, стараясь убить соблазнителя ( прошу простить меня за такой скорый пересказ очень глубокой и прекрасной вещи, я это делаю вынужденно, чтобы не читавшие Нор-Доса поняли о чём речь) , - косвенным образом показывается свобода армянской девушки в любви. А ведь действие происходит в начале 20 века, и Сара, героиня новеллы совершено свободно идёт на близость с тем, кого полюбила. И потрясающе реакция её родителей и окружения! Её никто не осуждает, никто не выгоняет из дома, на панель – как это происходило с героинями соответствующих сюжетов очень близкой «соседней» иранской прозы ( Казими «Страшный Тегеран», другие иранские авторы, создавшие очень интересный пласт культуры, я восхищена до глубины души мастерством иранских писателей). Или как произошло с героиней фильма «Падшая Эминэ», яляющегося классикой турецкого кинематографа.
В армянской литературе также отображена и тема женской измены, и опять поражаешься мудрости восточного народа, который возвышается своим великодушием и над общепринятыми в регионе очень жёсткими и нетерпимыми традициями соседних народов, и непримиримостью христианской морали к жене, изменившей законному мужу.

И в армянском быту, и в литературе женщина, изменившая мужу, - осуждалась, но никогда не подвергалась ни телесным наказаниям, ни изгнанию.
Её пытались понять и простить. Один из самых ярких примеров такого отношения, это, конечно сюжет o «Роднике Хегнар». Не хочу пересказывать это произведение. Скажу только, что муж, которому изменила жена, строит после её смерти в её честь родник, дающий воду только, когда к роднику подходит он, муж. Этим муж хотел показать всем, что даже изменяя ему, его жена любила только его. И только рядом с ним бьёт родник Хэгнар. Разгадка этого «чуда» была проста. И разгадана их сыном. Сын разобрал родник и увидел, что родник матери включался, когда отец нажимал на тайную пружину. И очень интересно отношение сына к истории любви матери и отца – никакого осуждения! Только уважение перед тем выбором, который сделали его родители, только уважение к их стремлению реализовать свою потребность любви.
Да, любовь и эротика всегда были неразлучны в армянском искусстве. И при этом воспевали очень высокую духовность и являлись залогом нравственности, очень здорового облика армянского народа. ____________________________
© Асланян Елена
Космос Эрнста Теодора Гофмана
Очерк о философе, писателе, мыслителе Эрнсте Теодоре Гофмане (1766, Кёнигсберг – 1822, Берлин)
Жизнь в инореальности. 4 статьи
Статьи о том, как ниги, видеоигры, телесериалы создают когнитивную систему современного пользователя интернета
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum