Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Эстонское очарование русского структурализма. Осеннее эссе о Юрии Михайлови...
Эссе содержит основные этапы формирования крупнейшего ученого-филолога Юрия Мих...
№08
(376)
22.09.2020
История
Российская пресса периода Отечественной войны 1812 года
(№15 [137] 17.08.2006)
Автор: Галина Щербакова
Галина  Щербакова
Журнал «Сын Отечества» появился в Петербурге в 1812 году на волне патриотического подъема, охватившего русское общество во время войны с Наполеоном. Н.И. Греч, создатель журнала, вспоминал, что его «сумасшедшая» идея была поддержана сначала С.С. Уваровым, товарищем министра народного просвещения, а затем и царской семьей, которая оказала начинающему журналисту финансовую поддержку в 1000 руб. (т.е. два годовых жалования рядового чиновника). В каждом номере «Сына Отечества» публиковались воззвания и статьи, укреплявшие дух патриотизма, гордости за героические традиции России. Образ противника рисовался в сатирической окраске, что подчеркивалось публикацией политических карикатур художника Венецианова. Потребность в оперативности обусловила еженедельную периодичность. Журнал отличало разнообразие жанров: помимо сводок с театра войны здесь печатались художественные произведения, главным образом, военно-патриотической тематики. Журнал был тепло принят русской литературной общественностью и читателями. Идейно-тематическая направленность журнала оказалась настолько продуктивной, что через полгода вызвала к жизни новое периодическое издание - газету «Русский инвалид», в чем Греч увидел недобросовестную конкуренцию.

Первый номер газеты вышел 1 февраля 1813 г., она была основана П.П. Памианом-Пезаровиусом с благотворительной целью: «Русский инвалид» не только передавал свой доход в пользу раненых, но и выступал организатором многочисленных пожертвований в пользу героев Отечественной войны 1812 года. «Русскому инвалиду» была дарована привилегия первой публикации военных сводок, что обеспечило ему растущий интерес публики. Газета первое время выходила на шести полосах формата чуть большего, чем современный А4. На первых трех полосах располагались российские и иностранные известия, а последние три полосы носили название «Прибавлений», где помещались «Разные известия», сведения о пожертвованиях» и «Отчеты о состоянии кассы журнала «Русский инвалид». После войны Пезаровиус расширил формат газеты: она приблизилась к современному А3, а ее тематический спектр стал более разнообразным: появились рубрики «Новости», «Устные известия», а также фельетоны и театральные рецензии, авторами которых был известный в то время поэт И.Козлов.
Растущий успех «Русского инвалида» знаменовало и размещение конторы на Невском проспекте, и сотрудничество с известным издателем А. Плюшаром, важен был сам факт, что газета печаталась в Сенатской типографии. Все это вызвало неудовольствие Н. Греча, который считал, что Пезаровиус воспользовался его идеей патриотического журнала, которую Н. Греч воплотил на полгода раньше в «Сыне Отечества». Между изданиями началось соревнование в патриотизме и верноподданичестве, которое означало борьбу за покровительство власти и внимание публики.

«Сын Отечества» первоначально менее тяготел к официозу, нежели его конкурент, что и позволило «Русскому инвалиду» занять информационную нишу, находящуюся ближе к власти, а «Сыну Отечества» через год пришлось двигаться в ином направлении. Редактор стал усиленно развивать в нем литературную составляющую. С 1814 г. журнал преимущественно становится литературным, что обусловило его взлет в преддекабристский период. Н.И. Греч вместе со всей образованной Россией был исполнен симпатии к реформаторским идеям, вот почему он предоставил страницы своего издания будущим декабристам и их единомышленникам. В Петербурге – столице империи – рождались проекты нового развития России. Их опорной точкой стала тема народного героизма, на базе которой развивались более радикальные идеи. Примером такого расширения смысла можно считать статью Ф. Глинки «Рассуждения о необходимости иметь историю Отечественной войны в 1812 году» (СО, 1816,№4), где автор подчеркивал обязанность историков отразить победу в войне как результат совокупных усилий всего народа. Другим направлением публицистики была тема народа и власти, с программными статьями по ней выступил профессор Царскосельского лицея Куницын. Одна из них анализировала взаимосвязь экономики государства с правовым и материальным положением крестьян, другая была посвящена конституции как институту ограничения привилегий одних и охраны прав других социальных слоев. Статьи Куницына были написаны под сильным влиянием Н.И. Тургенева, петербургского аристократа и мецената, исповедовавшего радикальные идеи. Еще одним признаком оппозиционности журнала являлась его ориентация на романтизм как эстетику, декларировавшую свободу личности, призыв к избавлению от культа условностей. Все ведущие романтики, «родившиеся на брегах Невы», были постоянными авторами журнала: А. Грибоедов, А. Дельвиг, П. Катенин, В. Кюхельбекер, П. Плетнев, будущий ректор Петербургского университета, и А.С. Пушкин.

Два издания с одинаковой направленностью плохо уживались на тесном информационном поле, каждое стремилось найти свою нишу, стать интересным своей читательской группе. С 1816 г. газета Пезаровиуса стала именоваться «Русский инвалид или военные ведомости», ее логотип украсился виньеткой, символизирующей переход издания в ведение Комитета о раненых. Объем газеты уменьшился до 4 полос, но зато периодичность стала ежедневной, кроме понедельника. В «Русском инвалиде» печатались распоряжения императора, а в рубрике «Российская военная история» - биографии известных военачальников, отличившихся воинов и рецензии на книги военных историков. В середине 1822 года появляется рубрика «Заграничные известия», что было связано с назначением нового редактора: в последней декаде марта в газете было напечатано объявление, где сообщалось, что с «высочайшего соизволения Коллежский советник Войеков принял издательство и признал за полезное сделать в газете перемены». Новый редактор, взявший «Русский инвалид» в аренду, особо подчеркнул, что в газете будут помещаться следующие статьи: «Высочайшие приказы по армиям и флотам, которые более ни в каких ведомостях помещаться не будут». Кроме того, Войеков обещал печатать топографические, статистические и исторические описания разных частей России и других государств, новости литературные, в том числе небольшие лучшие стихотворения и прозаические произведения, библиографию, особенно книг по военному искусству, новости наук, искусств и художеств, исторические анекдоты и путешествия. Очевидно, что новый редактор сделал попытку «объять необъятное» и выйти за рамки ранее заявленного типа издания. Но увеличение конкуренции (с 1825 г. стали выходить издания со столь же широкой программой: «Московский телеграф» и «СП», и запрет на публикацию политических и заграничных известий) не дали реализоваться планам Войекова, чье издание ввязалось в затяжную, основанную на личных счетах войну почти со всеми крупными литераторами, что окончательно отвратило публику.

Греч тоже вынужден был скорректировать редакционную политику, опасаясь за журнал из-за резкого поворота Александра I вправо в 1818 году. Из прежних приоритетов на страницах «Сына Отечества» сохранилась лишь приверженность романтизму. С 1825 г. соредактором стал Ф.В. Булгарин, добившийся соединения «Сына Отечества» в 1829 г. со своим «Северным архивом». Этот союз негативно сказался на репутации журнала «Сына Отечества». Про Греча можно сказать, что он всегда к кому-нибудь присоединялся, но в данном случае он стал неразличим на фоне колоритной эпатажности компаньона настолько, что их стали воспринимать как «грачей-разбойников». Вплоть до 1845 г. журнал старался выжить, о чем говорит лихорадочная смена периодичности: в 1825-1828г. – 2 раза в месяц, в 1829-1836г. – еженедельно, в 1837 – 2 раза в месяц, в 1838-1840 - ежемесячно, в 1841 – еженедельно, в 1842-1844 – ежемесячно. О том же говорит смена редакторов: Н. Греч, Ф. Булгарин, Н. Полевой, О. Сенковский, К. Масальский. В журнальных обозрениях начала 1840-х годов В.Г. Белинский лишь изредка упоминал «Сына Отечества», почитая его за «литературного мертвеца». С 1852 г. журнал под редакцией Масальского выходил нерегулярно, а с 1854 прекратил свое существование.

После смерти Войекова в 1840 г. редактором «Русского инвалида» опять становится Пезаровиус, он оставляет претензии на универсальность издания, тем более, что спектр русской журналистики, в том числе специализированной, постоянно расширяется. Символично даже то, что он перевел контору с Невского проспекта, т.е. из центральной и престижной части столицы, разместив ее у Полицейского моста в магазине книготорговца Ю.А. Юнгмейстера, где она оставалась почти 20 лет. Пезаровиус старался поддерживать невысокую цену на издание – 15 рублей (тогда как у Войекова ранее было 35 рублей, а у Булгарина в «Северной пчеле» – 40 рублей), издавая ежедневную газету объемом в 4 страницы. Более половины нижней части трех первых страниц занимал подвал, где печатались «Журнальные заметки», «Смесь» и «Библиография», в основной части размещались «Высочайшие приказы»: о назначениях и переводах, наградах и увольнениях, а также «Внутренние» и «Иностранные известия».

Помещая столь разнородную информацию, редактор пытался в одной упряжке соединить «коня и трепетную лань», однако при поддержке военного министерства газета дожила до бурных 1860-х гг. Этот период общественного подъема и государственного реформирования вызвал к жизни немало новых изданий и придал силы старым. В 1861 г. «Русский инвалид» значительно изменился, стал другим его логотип: на смену суровому рубленому шрифту пришла славянская вязь, формат увеличился до А2, что говорило о заявке на публицистику, во всем содержании видны симпатии к демократическим преобразованиям. В первой половине 1861 г. газета дает публицистические отклики на отмену крепостного права, и в их числе – выступлениям известного ученого и журналиста, бывшего крепостного, М. Погодина, тогда же газета с сочувствием пишет о смерти Т. Шевченко или об учреждении «Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым»; многие фельетоны посвящены критике сословного чванства, в качестве положительных героев изображаются разночинцы, студенты, «люди с идеями». 1 сентября 1861 г. печатается объявление об изменении формата газеты при сохранении цены, о новом составе редакции и ее переезде на угол Невского проспекта и Адмиралтейской площади, неподалеку от Генерального штаба.
Под редакцией Н. Писаревского «Русский инвалид» получил новый подзаголовок: «Газета военная, политическая, литературная и ученая», что отражало стремление усилить общественное значение издания и вполне соответствовало либеральным настроениям как в правительстве в целом, так и в Генштабе. Но полученные привилегии редакция использует осторожно, одной из первых применяя принцип разделения факта и мнения, для осуществления чего при «Русском инвалиде» была учреждена газета «Современное слово», в которую была почти полностью выведена собственно публицистика, а в «Русском инвалиде» осталась фактическая составляющая: «Высочайшие приказы» по разным военным ведомствам, затем «Заграничная военная хроника» и «Казенные объявления», и это при том, что газета получила право печатать частные объявления. Попытка совместить две тактики оказалась неудачной, вернее, несвоевременной: во второй половине 1862 г. правительство перехватило у общества инициативу, а начавшееся польское восстание придало другое направление патриотическим настроениям: на смену самокритике пришло недоверие к вольнодумцам, подталкивающим империю к развалу.

С отстранением Н. Писаревского для «Русского инвалида» настали другие времена – газета-спутник закрылась, демократическим настроениям был прекращен доступ на страницы издания, которое получило новый подзаголовок: «официальная газета военного министерства», а с 1869 года стало просто «Газетой военной». В логотип вернулся рубленый шрифт под стать сухому официозу изложения; газета меняет периодичность: она выходит уже не ежедневно, а 3 раза в неделю: воскресенье, вторник, четверг, но ее объем увеличивается до 8 страниц, хотя это происходит за счет уменьшения формата до А3. Газета выходит в «связке» с «Военным сборником», подписка на два издания сразу сулит значительные (до 50 %) скидки, что означает серьезное намерение Военного министерства усилить пропагандистскую работу в армии. У «Русского инвалида» уже нет намерений расширять аудиторию за счет материалов, интересных для других слоев общества, окончательно устанавливается тип издания – специализированная газета, имеющая четкую целевую аудиторию. Цельность программы видна в системе рубрик, где уже нет места литературным или театральным новостям, где нет публицистики, а преобладают информационные заметки, официальные сообщения, сведения телеграфных агентств, отчеты, приказы, инструкции. Подробно освещаются «Высочайшие указы по Военному ведомству», внутренняя политика, последствия международных событий для русской армии, например, печатаются известия об открытии Суэцкого канала и его военном значении, о проекте Женевского договора о помощи раненым и т.д. Только на последней, восьмой странице, размещаются объявления о продаже книг или подписке на другие журналы. Этот тип газета сохранила и после отсоединения от «Военного сборника» в 1869 г. вплоть до самой революции 1917 г.

Новая страница в истории «Сына Отечества» также началась с восхождения на престол Александра II, с 1856 года. Хотя требования к журналистике смягчились, все еще трудно было добиться разрешения на новое издание, вот почему А.В. Старчевский вспомнил о впавшем в «летаргический сон» журнале. Адальберт Викентьевич Старчевский, историк по образованию, уже 8 лет исполнял обязанности помощника редактора «Библиотеки для чтения». Стремясь к самостоятельной деятельности, он уговорил К. Масальского уступить ему права на «Сына Отечества». В воспоминаниях Греча говорится, что К. Масальский испытывал почти те же сомнения, как и гоголевские помещики в ответ на предложение продать «мертвые души», но его материальные обстоятельства были настолько стеснены, что он рискнул пойти на сделку и с удивлением узнал, что его права на бренд еще действенны. Став хозяином «Сына Отечества», Старчевский сумел применить на практике знания, полученные у Сенковского, не ограничивая себя «устарелыми» моральными эстетическими взглядами учителя, а также воспользовался его связями. Объявление в первом номере обновленного «Сына Отечества» извещало, что «контора журнала находится в Санкт-Петербурге при книжном магазине Придворного книгопродавца А. Смирдина», то есть в центральной части Невского проспекта – престижном и многолюдном месте. Успеху издания содействовала и рационально высчитанная ценовая политика: Старчевский снизил стоимость подписки более чем в 10 раз по сравнению с однотипными изданиями: «подписная цена за год 4 р. сер. По Петербургу, с доставкою на дом- 5 р. сер.». Редактор сделал издание доступным средним слоям населения, среди которых стало много грамотных людей, интересующихся положением дел в предреформенной России. Компромиссным был и тип издания: сохраняя старое звание журнала, «Сын Отечества» на самом деле превратился в газету. День выхода тоже был выбран удачно – воскресенье, день, свободный от службы, что гарантировало изданию внимание разных слоев аудитории и перспективы обсуждения в семейном и дружеском кругу, что должно было подогревать интерес публики. Содержание было разнообразным, что также было рассчитано на широкие круги. Наряду с постоянными рубриками были и сменные. Если постоянные демонстрировали приоритеты редакции: «Внутренние известия», «Иностранные известия», «Провинциальная хроника», «Библиографические известия», «Словесность», то сменные рубрики акцентировали новости, а их название передавало отношение редакции. Старчевский пошел на смелый ход: не имея спецкоров и собкоров, он стал перепечатывать самые острые и важные новости из других газет: «Северной пчелы», «Санкт-Петербургских ведомостей», «Русского инвалида», предлагая читателю своеобразный дайджест самых интересных публикаций из недоступных по цене или содержательному уровню изданий. Этот прием насторожил редакторов-конкурентов, но первым стал защищать свои представления об авторском праве Ф. Булгарин, имевший большой опыт журнальных войн. Он ввязался в драку, когда увидел, что в подвале первой полосы появились «Листки Барона Брамбеуса», где стал печатать свои фельетоны О.И. Сенковский. Последний всегда остро чувствовал духовные запросы аудитории, а его креативность как редактора была абсолютно признанной и потому опасной для конкурентов. Попытка Булгарина высмеять журналиста успеха не имела, а журнальная склока лишь придала известности молодому изданию.

«Сын Отечества» динамично увеличивал свою аудиторию: за 1856-1857 гг. тираж составил 6 тыс., концу 1858 г. – 8 тыс., в 1860-1861 г. еще удвоился и продолжал расти, самым высоким показателем станет тираж в 26 тыс. В 1862 г. Старчевский переводит газету на ежедневный формат. В программной статье, опубликованной в «Русском инвалиде»(28.08.1861), он заявил, что темпы развития общества в связи с производимыми реформами таковы, что еженедельные газеты не успевают освещать картину действительности и поневоле должны уступить место ежедневным. Кроме того, он утверждал, что большинство ежедневных газет придерживаются старой информационной модели и не все их внимание «обращено на Россию, когда приводится в исполнение великий крестьянский вопрос». Старческий предложил читателю новую модель: в будние дни газета будет носить информационный, а в воскресенье - аналитический и культурно-просветительский характер, также редактор впервые в истории периодической печати пообещал, что «выход газеты не будет прекращаться и в праздничные дни». Старчевский продолжал лидировать по дешевизне подписки: «Сын Отечества» выходил в будни объемом 1 п.л., в воскресенье - 3 п.л., «таким образом, читатель получал в год вместо 160 п.л. – 470 п.л., т.е. в три раза больше за 6 руб. сер. по Петербургу и 7 руб. по России».
Формат газеты был чуть больше современного А3, полоса делилась на три колонки. Объем статей был большим, рассчитанным не на просматривание, а на внимательное чтение. Полосы выглядели скучновато, зато на последней странице печатались карикатуры, без которых уже не мыслилась общественно-политическая газета.

«Сын Отечества» выбрал своей целевой аудиторией средний класс, обычно отличающийся политическим и эстетическим консерватизмом. Газета была далеко не оппозиционным изданием, это видно по негативным отзывам в 1863 г. на публикацию в «Современнике» романа Чернышевского «Что делать?» Установка на согласие с правительственной политикой видна и на протяжении 1863-1864 гг. во время польского восстания. Почти каждый номер начинался с материалов из Польши и Литвы, что показывает, какое значение редакция придавала этим событиям. Оценка действий польских повстанцев выдержана в имперском духе. «Сын Отечества» сочувственно отзывается о выступлениях «Московских ведомостей» М.Н. Каткова по польскому вопросу, были случаи перепечатки оттуда статей. Подводя итог своей журналистской деятельности в период реформ, Старчевский писал, что «Сын Отечества» стремился к полноте сообщаемых фактов, не забегал вперед, не имел претензий быть предсказателем», старался выдержать баланс между событиями разного масштаба и, наряду с информацией об идущих в стране преобразованиях, рассказывал об их влиянии на быт людей, уделял много внимания реформе образования. Ориентацию на массового читателя Старческий стремился сохранить на всем протяжении своего редакторства, даже перестав быть издателем «Сына отечества».
Старчевский был одним из первых петербургских медиа-предпринимателей. Будучи учеником Сенковского, он в некоторых отношениях повторил и его судьбу. Долго и упорно сколачивая капитал на собственное дело, скитаясь по убогим квартиркам, он за пять лет издания «Сына Отечества» становится владельцем дома в центральной части Петербурга и в качестве местонахождение конторы указывает собственный дом сначала «у Почтамтского висячего моста на набережной реки Мойки, 48», затем «у Почтамтского моста в Прачечном переулке,4». Одни из современников помнят его «блестящим богатым барином» (П. Быков), другие (С.Н. Шубинский) – постаревшим, нуждающимся журналистом, распродающим автографы знаменитых корреспондентов. Его архив в Пушкинском Доме содержит кипы долговых расписок, вызовов в полицию за неуплату долгов, квитанций от ростовщиков - все приметы литературного быта, знакомые современному читателю по романам Достоевского.

Российская печать к концу XIX века представляла широко разветвленную типологическую систему, и закрепление за «Русским инвалидом» постоянной информационной ниши – среднего и высшего военного состава – было целесообразным и оправданным, только однажды название места издания изменилось: со времени вступления России в мировую войну в 1914 г. редакция печатала – Петроград вместо Петербург.
Труд издателя периодической прессы всегда был нелегким, огромным и далеко не всегда вознаграждаемым, а надежды на прибыль часто таяли из-за переменчивости общественных настроений. Даже высокотиражные издания искали либо правительственные субсидии (как «Русский инвалид»), либо покровительства мецената (как «Сын Отечества», которого отдал за векселя Старчевский богатому мукомольному фабриканту, отказавшись со временем и от редактуры). Надежнее было изучение запросов публики, потому что только так журналистика могла обрести свое место в общественной жизни страны, но на пути к успехам независимых газет лежало усвоение опыта разных изданий, в том числе «Русского инвалида» и «Сына Отечества».

Литература:

Лисовский Н.М. Периодическая печать в России (1703-1903)// Литературный вестник, 1903.
Литературно-библиографический сборник//Труды комиссии по описанию журналов 19 в. /Под ред. Л. К Ильинского.- Пг, 1918.
Русская периодическая печать: 1702-1884 гг./Под ред. А. Дементьева, А. Западова, М. Черепахова.- М., 1984.
История отечественной журналистики XVIII-XIX вв./Под ред. Л.П. Громовой.- СПб, 2005.
Греч. Н.И. Записки моей жизни. СПб, 1886.
Старчевский А.В. Воспоминания старого литератора// Исторический вестник. 1888, №10;1889, №9-10.
____________________________
© Щербакова Галина Ивановна
Испанские добровольцы в Красной Армии
История об испанских добровольцах, воевавших в Крыму и геройски погибших в 1943-м году.
Шест ему в руки. Фантастический рекорд
Рассказ о том, как был побит великий рекорд великого чемпиона по прыжкам с шестом Сергея Бубки, который продер...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum