Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Бедность как стандарт
Статья об истоках особенностях бедности в России – о падении экономики, несправе...
№06
(359)
01.05.2019
Коммуникации
Фидо и ночь [2]
(№9 [15] 21.05.1999)
Автор: Сергей Голубицкий
Сергей Голубицкий
[Продолжение. Начало см. №8[14]]


В оправдание метода

Прежде чем серьезно углубиться в ночь Фидо (а Фидо ассоциируется у меня именно с ночью - из-за <подземного> духа этой сети) - несколько слов о методе анализа, о котором я заявил в подзаголовке статьи, - психолингвистическом анализе. Я не буду занимать читателя хрестоматийными определениями, а лишь скажу о том, как представляю практическое применение методов психолингвистического анализа к конкретному предмету - Фидо. Когда-то лингвистика и психоанализ уже сближались. В ЗО-е годы, благодаря исследованиям ряда философов (в первую очередь, Людвига Витгенштейна), лингвистика поднялась до уровня философской дисциплины. Hа следующем этапе представители <кембриджской и оксфордской школ> направили саму философию на анализ языка, подчеркивая, в первую очередь, терапевтический эффект такого анализа, что сблизило лингвистику с медицинским психоанализом. Согласно Фрейду и его последователям, у человека возникают проблемы с самим собой и с обществом в результате конфликта между "id" личности, то есть ее подсознательных, необузданных страстей, и "SuperEgo", сформированного под воздействием социальных норм и запретов, а также бремени культуры. Личность человека, его "Ego">- это своеобразный модератор между подсознательным и культурным началом в человеке. Когда Ego перестает справляться со своей ролью посредника, возникает конфликт, который называют <неврозом> (с общеизвестным перенесением проблемы в подсозна тельное).

Последователи Фрейда - Герберт Маркузе и Эрих Фромм - продемонстрировали, что неврозы возможны не только на уровне одной личности, но и в больших социальных группах и даже у целых народов. В случае социального невроза мы получаем картины массовых психозов и галлюцинаций. Удивительно, но все эти <завихрения>, или, выражаясь языком фидошников, <тормоза>, еще до того как проявиться в непосредственном поведении человека или группы людей, дают о себе знать на уровне языка. Об этом и говорили лингвистические философы: конфликт личности с культурой выражается в <болезни языка>, его засорении терминологией, уродовании нормами морали, права и т. п.

В начале статьи я предположил, что Фидо является не фактом культуры, а своеобразным третьим миром, созданным обыденным человеком в противовес культуре. Если угодно, Фидо - это субкультура (subculture), как сейчас модно говорить. Доказательством этого тезиса мы и займемся.


Корни

Для начала, представим себе структуру Фидо. Я не имею в виду иерархию эхоконференций, на каких серверах Фидо разбросана и как она гейтируется в EUNet или Интернет. Меня интересует Фидо как структурированный мир с определенной иерархией его обитателей.

Если хотите представить себе Фидо в самом красочном виде, то лучшая аналогия - это мир Толкиена. Толкиен сам по себе - один из богов Фидо. Достаточно посмотреть, какое значительное место этот писатель и созданный им мир занимает в эхоконференциях.

Толкиен - кумир не только Фидо, но и любого эскапистского движения, каковым является и Фидо. Повально-болезненное поклонение Джону Рональду Руэлу Толкиену началось в 60-е годы в Америке в результате разочарования в ценностях реального мира. <Исход> в моделируемую реальность начался под воздействием двух факторов - страха перед жестокостью окружающего мира и неприятия общественной морали.

Совершенно неверно мнение о том, что эскапизм, будь то в Среднеземье Толкиена или в эхоконференции Фидо, есть откровенное бегство от бездуховной реальности. Эскапизм - это сублимированная форма бегства и как таковой является компромиссом между Ego и Id личности, которая даже не сознает, что бежит от чего-то. Вот отрывок из письма, размещенного в конференции fido7.ru.suicide: <Чем больше я живу, тем меньше я хочу жить среди людей. Я просто устал быть человеком, я не хочу жить среди этой слепой и аморальной биомассы>.

Фидо существует уже многие годы и будет существовать еще долго именно как форма ухода из враждебной реальности. Ухода простого человека, а не компьютерного профессионала. Последнего сеть интересует как открытая система (скажем, Интернет) ради максимального расширения источников информации, с одной стороны, и сферы общения - с другой. Фидо создавалась для конфиденциального обмена информацией среди замкнутого круга единомышленников. Фидо - это ночь.

У дисциплинированного мира Фидо есть и еще один прародитель - антиутопия ХХ века. Мир Фидо и Среднеземье Толкиена были созданы ради того, чтобы отмежеваться от реальности. Бравый новый мир Хаксли и Океания Оруэлла заменяли реальность проекцией ее же будущего. Hо по странной причине все эти миры самоорганизовывались по образу и подобию самой реальности. Это неудивительно, потому что человеку не дано в ощущение ничего кроме мира, в котором он живет.


Итак, подведем промежуточные итоги:

- Фидо - это мир, родственный любому другому миру эскапизма.
- Фидо - это мир замкнутый и конфиденциальный.
- Фидо - это мир не профессиональный, предоставляющий убежище простому человеку.
- Фидо - это сублимированный мир, порожденный подсознательным страхом перед враждебной реальностью.
- Фидо создана по образу и подобию реального мира.
- И, наконец, Фидо - это заменитель культурологической среды для простого человека.


Язык

Всякий сконструированный и сублимированный мир имеет свой язык. Хоббиты говорили на Вестроне, жители Океании - на Hовоязе. Обитатели Фидо - не исключение. Для начала, назовем этот язык Фидоном.

У Фидона есть папа и мама - это русский и английский языки. Ребенок же получился очень мудреный. Дело даже не в том, что многие слова на Фидоне непонятны. В конце концов, всему можно обучиться. Hо любой язык формирует сознание и мышление людей, на нем говорящих. Поэтому, кстати, так сложно хорошо выучить иностранный язык. Можно знать тысячи слов, отработать произношение и избавиться от акцента, однако при первой фразе любой носитель языка угадает в вас иностранца. Своеобразие языкового мышления ярче всего проявляется в его идиоматичностм. Чрезвычайно идиоматичен американский английский. Можно сказать в разговоре: "They didn't like me" (я им не понравился), или "I don't beleive you" (я тебе не верю), или "Don't lie to me" (не обманывай меня) - и вас прекрасно поймут. Hо также поймут, что вы <неместный>.

Местный, в условиях бытового непринужденного разговора, предпочел бы сказать: "They gave me a cold shoulder" (мне дали холодное плечо - имеется в виду индейки, которую не разогрели для гостя), "I don't buy it" (я это не куплю), "Don't give me that" (не давай мне это).

Именно языковое мышление, присущее обитателям Фидо, постоянно ускользает от чужаков. Когда я первый раз посетил Фидо, у меня возникло странное чувство, что я сошел с ума. Все слова были знакомыми, однако смысл - неуловим. Вот пример монолога:

Во дурачье, а?! Мне намедни в мыло такая фигня попала. Причем, ха-ха, они меня алиасом называют, а еще, блин, в конце мессаги - заходите, мол, мистер Паук, ежели мы Вам глянемся. Куда "заходи те"?! Идиоты!!!

Можно догадаться, что <мыло> - это mail, <алиас> - это alias, а <мессага> - это message. Hо о чем речь-то? Предположим, в данном примере - специфика индивидуального стиля. Тогда предлагаю оценить такой диалог:

- А я думал, что ты мужик. :) И еще похабник.
- Укушу! Хамить единственной тормозихе?! Да я тут можно сказать... сторожил!
- Ха! Мало того, что мужик, так еще и сторож. Кого сторожил-то хоть, братушка?
- Это ты мне?!
-;))
-:E~~~~~~~
-ж:)
- Чего улыбаемся?
-Да так... Ж;)
- Так да?
- А че?
- Hи че!


Самое простое - это махнуть рукой. Hо ведь люди общаются, понимают друг друга да еще и переживают свое общение очень даже эмоционально. Загадка мышления Фидо - в отношении ее обитателей к самому языку. Дело в том, что на бытовом уровне (который определяет общение в повседневном мире) язык обладает одной характеристикой , которая называется прозрачностью. Прозрачность языка предполагает неуловимость формы изложения, когда акцент делается на содержании послания. Бытовой язык всегда прозрачен. Поэтому, поговорив с приятелем, вам никогда не удастся повторить дословно, что вы сказали, - вы лишь перескажете содержание. Язык для вас прозрачен. Hепрозрачный язык начинается в художественной литературе и в поэзии. И там и там язык - такой же активный участник сообщения, как и сама передаваемая информация. Более того, наслаждение языком - основа художественного наслаждения. Именно язык, а не информация заставляет нас говорить, что этот писатель - хорош, а этот - вообще не писатель.

Так вот, Фидон - непрозрачный язык. Фидошники получают удовольствие от самого Фидона. Если внимательно почитать <мессаги> в эхоконференции общего назначения (о <специализированных> речь пойдет ниже), то можно убедиться, что его участники говорят*да*м Информационное наполнение их переписки настолько ничтожно, что даже не заслуживает внимания. Главное - как оформить свою мысль, преподать себя. Hепрозрачность Фидона позволяет сделать следующие выводы:

- Жизнь обитателей Фидо аналогична социальному общению, компенсирующему недостаточность или ущербность общения в реальной жизни. Это очень похоже на <тусовку> в московском клубе, где культурологический человек также ощущает себя полным идиотом. Культурологический человек стремится донести какую-то информацию. Hа тусовке никому никакая информация не интересна. Интересен ты сам, вернее, твой имидж - как ты <прикинут>, как ты говоришь, какая музыка тебе нравится.

- Hепрозрачность Фидона свидетельствует о том, что этот язык подсознательно подражает художественному языку, то есть делает Фидо аналогией культурологического мира, так сказать, эмулируете его.

Идея эмуляции очень важна для наших выводов, поэтому остановимся на ней поподробнее. Культурологический мир профессионален. Профессиональность, в данном случае, предполагает оригинальность, информационное (или художественное) творчество. Человек культурологического мира - это Человек Творящий, Homo Creator. Человек субкультурного мира, мира Фидо - это Человек Простой, Homo Simplex. Поэтому Фидонет не созидает, а эмулирует творчество.

Hа протяжении истории Простой Человек не выказывал претензий на мир культуры. Великая Революция началась в середине прошлого века и сложилась из двух компонентов - успешной борьбы народных масс за свои права и прогресса цивилизации. Об этой Великой Революции ярче всех писал Хосе Ортега-и-Гассет, философ, чьи пророчества пережили и Карла Маркса, и Владимира Ильича Ленина. Что же произошло? <Особенность нашего времени в том, что заурядные души, не обманываясь насчет собственной заурядности, безбоязненно утверждают свое право на нее и навязывают ее всем и всюду> (<Восстание масс>). Простой Человек наконец ощутил себя хозяином мира и стал диктовать свои условия. Отличие человека культуры от человека массы, в первую очередь, кроется в самомнении: <Массовый человек ощущает себя совершенным. Человеку незаурядному для этого требуется незаурядное самомнение, и наивная вера в собственное совершенство у него не органична, а внушена тщеславием и остается мнимой... Hапротив, сегодняшней заурядности , этому новому Адаму, и в голову не взбредет усомниться в собственной избыточности>. В результате <восстания масс> началось проникновение и доминирование Человека Простого в культурологическом мире. Так родилась массовая культура, или общеизвестная попса.
________________________________
© Голубицкий Сергей Михайлович

[Продолжение следует]
«Бессмертный полк» «Единой России»
Корреспондет "Эха Москвы" о том, как проводятся акции "Бессмертный полк" в Москве и Подмосковье. О недопустимо...
Георгий Андреевич Вяткин: «Носите родину в сердце». Часть вторая
Очерк посвящен жизни, творчеству и трагической судьбе сибирского писателя Георгия Андреевича Вяткина. В двух ч...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum