Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Вне рубрики
Социальная сущность глобализации. Интервью А. Зиновьева.
(№9 [87] 30.06.2002)
Беседа директора и главного редактора Washington ProFile Николая Злобина c известным российским социологом Александром Зиновьевым. Материал подготовлен журналистом газеты "ВЕК" Стасом Стремидловским.

Зиновьев: О глобализации написано и сказано многое и многими. Однако большинство исследователей в своих работах, как правило, опускают, на мой взгляд, один примечательный и важный фактор. А именно, социальный аспект глобализации. Социальные процессы носят сознательный характер, поэтому очень важно, кто является автором и проводником их. В нашем случае ответ очевиден. Глобализация есть дело рук западнистского сверхобщества, метрополией которого являются США, страны Западной Европы находятся во втором эшелоне. Если вдруг по каким-то причинам США откажутся исполнять миссию главного двигателя глобализации, все процессы застопорятся. Социальная же сущность глобализации заключается в следующем. Западнистский мир во главе с США ведет борьбу за установление единого мирового порядка, это новая форма мировой войны, в которой используются любые средства, от "холодных" до "горячих".

Злобин: Есть ли историческая точка отсчета у глобализации или она стала естественным продолжением прежних процессов, таких, например, как колонизация?

Зиновьев: Нет, колонизация не имеет никакого отношения. Я отношу начало глобализации, как социального явления, ко второй половине холодной войны, когда наметился перевес сил в пользу западного мира. Пока во время Второй мировой войны одна часть Запада боролась с другой, Советский Союз получил возможность усилиться. Этот факт, конечно, в высшей степени подхлестнул интеграционные процессы на Западе. По сути, США и часть европейских стран обрели общего врага - СССР. Причем, угроза была вполне реальной. Можно себе представить, чтобы произошло в случае победы советского блока, уже функционирующего по законам сверхобщества. Холодная война ликвидировала раскол западного общества. Впервые Запад выступил как интегрирующая сила, причем, объединившись сам, он уже не мог остановиться на этом. Запад пошел вперед. Деваться некуда. Европейцы при всем желании не могут сегодня самостоятельно справиться с современными проблемами, им требуется помощь США. Но и США не может остановить глобализацию.

Злобин: Почему? Им это попросту не выгодно или в силу каких-то других объективных законов?

Зиновьев: С одной стороны, социальные законы объективны. Но, с другой стороны, они сознательно приводятся в действие людьми, поэтому они и субъективны тоже. Известно, что во всяком человеческом объединении должен быть управляющий орган, причем, один. Вот в этом смысле глобализация делается сознательно, управляющий центр у нее есть. 50000 экономических и 50000 неэкономических субъектов по всему миру работают за пределами своих стран. Но есть еще и принудительное действие социальных законов. Оно состоит в том, что если США и Западная Европа прекратят глобализацию, то уже спустя 2-3 года для них это обернется катастрофой. Поэтому нельзя думать, что люди, занятые в глобализации - это злонамеренные субъекты. В силу законов выживания они вынуждены поступать так, а не иначе. Иначе Запад расколется, американцы потеряют своих союзников, распадется Европейский Союз, а за ним, вполне возможно, и сами США. В западном мире есть много влиятельных политиков, экономистов и ученых, которые понимают все это.
Злобин: На ваш взгляд, мир может потерпеть катастрофу, если остановится глобализация?
Зиновьев: Да, может.
Злобин: Если западный мир откажется поддерживать глобализацию, может ли это оказаться под силу азиатским странам или исламскому миру?
Зиновьев: Думаю, что нет. Но нет смысла гадать. Запад не откажется от этой роли ни в коем случае. И поэтому XXI век будет веком борьбы с Китаем и с исламским миром. Я думаю, что не позднее чем через 50 лет западнистское сверхобщество сумеет одержать вверх над Китаем.
Злобин: На чьей стороне Россия?
Зиновьев: Россия в борьбе с Китаем выступает на стороне Запада, выбора у нее нет. Она будет ориентироваться на позицию США, на Западную Европу.
Злобин: Что если интеграционные процессы азиатского или исламского мира окажутся более привлекательными и эффективными?
Зиновьев: Не думаю. Запад интегрируется более глубоко, чем азиатский и исламский мир. Он интегрируется социально.
Злобин: Нет ли здесь противоречия? Активные миграционные процессы приводят к насыщению западного мира разнородными людьми. При этом они могут иметь различные религии и языки, у них нет общих корней. В Китае и исламском мире все однородное, однако интеграции там нет, зато в США есть?
Зиновьев: А им вовсе не обязательно быть однородными. Этническая разнородность, напротив, есть сильная сторона США. Там единство обеспечивается характером социальных отношений западных стран, типом культуры, образом жизни и т.п. Этнический фактор важен только для национального государства. Язык, культура и вера – второстепенные факторы по сравнению с такими социальными явлениями как массовые коммуникации, компьютерные технологии и так далее. Сегодня средства массовой информации являются более важным средством для интеграции, чем религия. СМИ - это больше чем Ватикан, они несоизмеримо сильнее в ментальной сфере. Мир изменился так, что прежние интеграционные факторы теряют силу.
Запад эволюционирует в сторону сверхобщества: создается сверхэкономика, социальные сверхструктуры, привычные официальные институты теряют влияние. Сегодня президент США - исполнительный орган в руках структур сверхобщества.
Злобин: Как глобализация соотносится с национальными государствами, прежними представлениями о суверенитете?
Зиновьев: Разумеется, глобализация – это удар по национальному государству. Происходит ослабление и разрушение национального государства.
Злобин: А как глобализация влияет на наши традиционные представления о политике? Есть ли, например, будущее у политических партий?
Зиновьев: Западный мир вступил в постдемократическую эпоху. Вершиной демократии были времена холодной войны. Запад интенсивно эволюционирует в сторону сверхобщества: создается сверхэкономика, социальные сверхструктуры, привычные официальные институты теряют влияние. Скажем, сегодня президент США - исполнительный орган в руках структур сверхобщества.
Злобин: Демократическая партия США – это глобалистская структура?
Зиновьев: Частично. Партии будут оставаться, они в какой-то степени объединяют людей.
Злобин: Какова на сегодня роль географического фактора? Маленькие государства могут управлять большими территориями?
Зиновьев: Могут, но для этого им необходимо разработать теорию управления, как малыми силами управлять большими ресурсами. Сверхобщество в США само по себе сравнительно небольшое, но оно распоряжается 70-80 процентами мировых ресурсов. Кстати, большими массами легче управлять, чем маленькими, если разработана соответствующая технология управления. Для глобалистского Запада первоочередным является не столько управление всем человечеством, сколько своим собственным западным миром. Сверхобщество укрепляется тогда, когда успешно управляет само собой. Почему на Западе тревогу стали вызывать экстремисты всех мастей, антиглобалисты? Они стремятся нащупать "болевые точки". А подавить сопротивление своих граждан очень непросто. Можно получить согласие на бомбежку Ирака, но кто даст согласие на бомбежку тех, кто совершает действия вроде взрыва в Оклахоме? Я думаю, что сегодня на Западе возникают серьезные проблемы на этот счет.
Злобин: Я согласен с Вами в том, что старые модели управления нуждаются в пересмотре.
Зиновьев: Непонимание этого погубило в конце концов Советский Союз. Запад победил в значительной мере благодаря тому, что смог справиться с проблемами управления. СССР справиться не смог. Например, еще в 60-е годы в Советском Союзе выдвигались идеи отказаться от внешней экспансии и сосредоточиться на обустройстве своей территории, возводить промышленные предприятия преимущественно за Уралом, на территории нынешней России и т.п.. Есть важнейший социальный закон: единство большой страны имперского типа возможно только при условии превосходства метрополии над окраинами, интегрирующее ядро должно укреплять в первую очередь самое себя. В Советском Союзе поступили наоборот, нарушив фундаментальные законы управления. Западный мир пошел по пути укрепления собственных метрополий. И добился успеха. WPF
____________________________________
Дополнительная информация доступна на www.washprofile.org/subjects/global.html
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum