Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Общество
Россия и США должны действовать сообща
(№6 [84] 22.04.2002)
Автор: Эндрю Беннет
Интервью профессора Э.Беннета

Вопрос: Какое место в мировой политике Россия сохранила после распада СССР? Где Россия сохранила самые сильные позиции?

Беннет: Россия продолжает оставаться членом Совета Безопасности ООН и ее голос сейчас очень хорошо слышен по вопросам безопасности на Ближнем Востоке - в области урегулирования израильско-палестинского конфликта. Её значительное влияние сохраняется в Афганистане. Россия упрочила свои отношения с НАТО, благодаря этому она расширяет свое влияние на события, происходящие в Европе. Естественно, она крайне влиятельна в тех регионах мира, которые находятся в непосредственной близости от ее границ, в частности, в бывших советских республиках. Россия пользуется уважением в Азии, она член Азиатского регионального Форума. Она играет важнейшую роль в этом регионе. По очень многим вопросам Россия сохранила те позиции, которые ранее занимал СССР.

Вопрос: Еще полтора года назад очень многие в России серьезно говорили о необходимости образования геополитического блока с участием России, Индии и Китая. Но после событий 11 сентября Россия изменила дипломатические приоритеты и стала активно двигаться в сторону Запада. Возможно ли создание некоего нового блока: например европейско-российского или американо-российского?

Беннет: В международной политике может произойти всё. Государства находятся в постоянном движении, постоянно изменяются их цели. Позиции России на самом деле стали достаточно близки к позициям США. В некоторых областях, например в области создания американской системы противоракетной обороны (НПРО), Россия не пошла на конфронтацию с США, понимая невозможность изменения позиции администрации Буша. С другой стороны, позиции США по некоторым вопросам также сблизились с позициями России - например, в области борьбы с терроризмом. Совершенно естественно, что в некоторых вопросах наши страны имеют схожие взгляды, а в некоторых - нет. Возвращаясь к Вашему вопросу об отношениях США, России и Китая, Китай оценивает национальную противоракетную оборону США несколько по-иному, чем США и Россия, поскольку у Китая небольшое количество ракет. Создание НПРО меняет стратегическую ситуацию в отношении Китая намного сильнее, чем ситуацию с Россией. Но это, опять-таки, нормально, поскольку каждая страна идет своим курсом. Сейчас Россия и США имеют схожие взгляды на многие проблемы в Европе, чего не было многие годы перед этим - например, на ситуацию на Балканах. НАТО все более разворачивается в сторону борьбы с терроризмом и роль России в этом деле, конечно же, крайне важна. Мы также совместно работаем над предотвращением распространения оружия массового поражения. Эта тема всегда играла важную роль в наших отношениях. Даже во время "Холодной войны" США и СССР действовали совместно и очень осторожно в области передачи ядерных технологий другим странам. Россия проявляет определенный интерес в области копирования американской системы противоракетной обороны, которая может быть полезной для противостояния небольшому количеству ракет. С другой стороны, Россия оказывает помощь Ирану в военной и ядерной сферах - надо сказать, что причины этих действий России до сих пор остаются загадкой для США.

Вопрос: Насколько сегодня эффективна внешняя политика России?

Беннет: Безусловно, в последнее время Россия установила более стабильные отношения со многими странами мира, не только с США. Она проводит более предсказуемую политику. Россия сидит сразу за многими столами: она участвует в работе многих межгосударственных структур, не только в работе ООН, но и Большой Восьмерки и т.д. Я могу сказать, что её контакты с другими правительствами стали развиваться более профессионально, уменьшились опасения, что подобные отношения будут внезапно оборваны. Я думаю, что после 11 сентября Россия стремится более тесно сотрудничать с другими странами по очень многим вопросам, что, по моему мнению, позволило ей стабилизировать своё положение и, в целом, улучшило политическую ситуацию во всем мире.

Вопрос: Насколько долгая жизнь может быть у российско-американского сотрудничества? Предположим, сменятся президенты обоих стран: в этом случае что-либо изменится в отношениях между США и России? Существуют ли какие-либо фундаментальные причины для этого альянса?

Беннет: Я думаю, что существует много направлений, в которых США и Россия имеют схожие подходы в независимости от личностей первых лиц государства. Во-первых, это терроризм, поскольку обе страны столкнулись с этой проблемой. Во-вторых, борьба с нераспространением оружия массового поражения. Так как у обеих стран существуют значительные ядерные арсеналы, мы беспокоимся об их безопасности, поскольку небольшие государства с радикальными правителями или террористические организации могут попытаться получить к ним доступ. Существуют общие геополитические интересы: развитие технологий, экономики и т.д. Сотрудничество в этих сферах должно развиваться вне зависимости от индивидуальностей лидеров обоих стран. Я думаю, что в разрешении очень многих вопросов наши государства вынуждены будут действовать сообща.

Вопрос: Что Вы думаете о проблеме Чечни? Радиостанция "Свобода", финансируемая Конгрессом США, начала вещание на чеченском языке, что в России воспринято как недружественный шаг со стороны США ...

Беннет: Чечня - чрезвычайно сложный вопрос. Мы знаем, что некоторые чеченские лидеры - Басаев, Хаттаб - могут быть с полным правом названы террористами. Они использовали террористические методы еще во время первой чеченской войны. С другой стороны, другие лидеры - такие, как Масхадов, - выступают против терроризма. С моей точки зрения, США были бы крайне заинтересованы увидеть переговоры о мире между Масхадовым и правительством России, поскольку только этот путь способен прекратить войну и ежедневную гибель российских солдат и чеченцев. Мы также имеем свидетельства сотрудничества террористов в Чечне и в Афганистане. Но кроме этого, мы знаем о наличии в Чечне более умеренных политических сил. Понятно, что продолжение оккупации невыгодно ни России, ни Чечне. И я был бы рад, если бы переговоры, способные остановить насилие, начались бы как можно раньше. Чеченское общество нуждается в достойном уровне жизни, в развитии экономики, безопасности. Если эти задачи будут решены, то в этом случае чеченское общество само отторгнет террористов.

Вопрос: Каков может быть будущий статус Чечни? Она станет независимой или останется частью России?

Беннет: Для России главный вопрос в отношении Чечни - вопрос безопасности. Естественно, что Россия рассчитывает сохранить контроль за границами Чечни, чтобы предотвратить инфильтрацию оружия, наркотиков, террористов и преступных элементов. В тоже время, я думаю, допустимо говорить о возможности определенной автономии для Чечни. Мы видим, что произошло в Афганистане после того, как оттуда были выведены советские войска, и эта страна осталась предоставлена самой себе. Поэтому я думаю, что не только Россия, но и международное сообщество будет заинтересовано в предоставлении максимальной помощи Чечне. Совершенно очевидно, что период 1997-1999 годов в практически независимой Чечне был периодом хаоса. Никто не захочет повторения этой ситуации. Понятно, что чеченское общество нуждается в достойном уровне жизни, в развитии экономики, безопасности. Если эти задачи будут решены, то в этом случае чеченское общество само отторгнет террористов.

Вопрос: Возможно ли использование международных миротворческих сил в Чечне?

Беннет: США сейчас очень осторожно подходят к использованию миротворцев. Опыт применения миротворческих сил, если можно так выразиться, разный. Сейчас США и многие другие страны проводят подобную операцию в Афганистане. Я думаю, в Чечне возможно использование международных наблюдателей, которые могли бы следить за соблюдением мирных соглашений. Такой международный мониторинг, вероятно, был бы полезен. Однако сегодня трудно представить, что ситуация в Чечне обострится настолько, что потребуется срочный ввод международных миротворцев. Прибытие подобных наблюдателей - это даже не ближайшее будущее, это лишь один из возможных вариантов развития событий. Здесь можно провести ряд аналогий: например, с израильско-палестинским конфликтом. Разговоры о необходимости ввода на палестинские территории миротворцев ведутся давно, но соглашение по этому поводу до сих пор не достигнуто и неизвестно - будет ли оно достигнуто когда-либо.

Вопрос: Каково качественное состояние российской армии сейчас?

Беннет: Если мы посмотрим на компанию в Чечне как на индикатор состояния российской армии, то можно сказать, что проблемы у российской армии - прежние. Россия до сих пор обладает наиболее могучими ядерными силами в мире. Однако по ряду направлений Россия уступает США: к примеру, американские войска смогли достичь успеха в Афганистане с минимальным числом жертв среди мирного населения. У российской армии в Чечне это не получилось. Это показывает имеющиеся недостатки в подготовке войск и, к сожалению, служит причиной антагонизма местного населения против России. Взгляды многих граждан России не отличаются от воззрений современных европейцев, однако россияне живут в государстве, сохраняющем многие традиции империи

Вопрос: Некоторые действия США в России расцениваются, как скрытая форма агрессии. Речь идет о национальной противоракетной обороне, военных базах в Средней Азии и т.д. Ваш комментарий?

Беннет: Существует ясная формулировка, что национальная противоракетная оборона США предназначена для противостояния небольшим ракетным силам таких стран, как Ирак, Иран и Северная Корея. Необходимость этого шага стала особенно понятна после событий 11 сентября. Это решение США не направлено против России, которая обладает значительно более мощными ядерными силами. Более того, я думаю, что это решение понятно России - она также заинтересована в создании подобной системы. Непонятно, почему в России НПРО вызывает такие протесты. США не способны создать эту систему за несколько месяцев и даже за несколько лет. Очень многие в США, и я в том числе, не уверены в том, что эта система вообще будет работать. Появление американских военных баз в Средней Азии, опять-таки, было вызвано событиями 11 сентября и необходимостью проведения военных операций в Афганистане. Я уверен, что США не имеют каких-то долговременных стратегических планов, и не собираются играть некую новую роль в Средней Азии: военное присутствие может занять ровно столько времени, сколько времени Афганистан будет источником нестабильности. Кроме того, США рассчитывают на сотрудничество с некоторыми местными правительствами в области улучшения ситуация с правами человека. Я знаю, что очень многие российские руководители негативно относятся к военному присутствию США в Средней Азии, но я уверен, что они должны понять, почему США сделали этот шаг, и специфические условия, в которых нам приходится действовать. США не рассчитывают менять стратегическую ситуацию в Средней Азии.

Вопрос: Если президент Путин станет обычным гражданином России, может ли на следующий день измениться российская политика?

Беннет: Любые изменения в любой стране возможны лишь при условии, если они отвечают интересам местных элит. Однако Путин начал движение в сторону США, вступив в противоречие с многими в России - среди его оппонентов военная элита. Именно российские военные, кстати говоря, протестуют против развертывания американских баз в Средней Азии, создания противоракетной обороны, выступают за развитие отношений России с Ираном и Китаем ... Таким образом, определенный критицизм в отношении политики Путина присутствует. Путин добился улучшения отношений с США, добился определенного успеха в области урегулирования ситуации в Чечне, начал развивать отношения с НАТО. Но критика в его адрес лишает его свободы маневра. Владимир Путин также обеспокоен проблемой распространения оружия массового уничтожения и ядерных технологий - и, мне кажется, что это демонстрирует, что в национальных интересах Россия стремится к сотрудничеству с США.

Вопрос: Когда Вы изучаете Россию, Вы думает о ней, как об империи или как о европейской стране?

Беннет: У меня существует смешанное впечатление. Взгляды многих граждан России не отличаются от воззрений современных европейцев, однако россияне живут в государстве, сохраняющем многие традиции империи. К сожалению, экономика России развивается намного медленней, чем мы хотели бы видеть. Это конфликт, который существует в России несколько сотен лет: русские не могут понять - они европейцы или особая цивилизация, имеющая глубокие отличия от Европы. Однако, подобный идеологический конфликт присутствует не только в России, а во многих странах мира. Он идет не в направлении борьба Востока и Запада, а борьбы старого и нового. В России очень образованное население, развитая наука и техника, сделаны серьезные шаги в сторону демократии, начато создание гражданского общества. Естественно, что через 10 лет после падения коммунизма в стране сохраняются определенные проблемы. России потребуется время для того, чтобы преодолеть их.

Вопрос: Россия остается единственной страной, которая может уничтожить США. Как к России относятся американская элита - как к врагу или как к потенциальному союзнику?

Беннет: Я думаю, что в США действуют две большие силы. Одна сила настроена на согласие с Россией, вторая - на разлад. Однако, к счастью, исчезло мнение, что обе страны продолжают угрожать друг другу своими ядерными силами. Россия - не единственная страна, которая может уничтожить США. Великобритания, к примеру, тоже может это сделать, у Франции также хватит ядерной мощи для этого. Однако у США совершенно иные отношения с этими странами, и мы движемся в сторону построения таких же отношений с Россией. Конечно, сохраняются некоторые спорные моменты. Но невозможно представить, чтобы наши отношения дошли до такой точки, чтобы военные получили приказ о начале ракетной атаки. Надо сказать, что после окончания "холодной войны" наши страны прошли колоссальный путь друг к другу. Обе наши страны, как я уже говорил, имеют основания опасаться одного и того же - террористов, стран-изгоев с оружием массового уничтожения. Но эти проблемы гораздо меньше тех, которые существовали в эпоху противостояния США и Советского Союза.

Вопрос: Есть ли у Вас "русская мечта"?

Беннет: Да, конечно! Я профессор университета. Десять лет назад, когда я начал преподавать, у меня не было ни одного студента из России. Когда на Тайване пришла к власти оппозиция, и страна пошла по пути демократизации, у меня появилось много тайваньских студентов, которые приехали в США учиться политике, экономике, технике и т.д. Сейчас я вижу российских студентов в США - их немного, но они появились. И я мечтаю, чтобы больше российских студентов учились в США, а больше американских студентов изучали Россию. Я уверен, что процесс демократизации в России продолжится, Ваша страна будет больше вовлечена в мировую экономику. Постепенно это приведет к тому, что отношения США и России будут мало отличаться от отношений США с другими европейскими странами.

______________________________

http://www.washprofile.org
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum