Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Новогоднее обращение международного сообщества АВААЗ
АВААЗ – глобальная общественная организация, занимающаяся организацией социальн...
№01
(379)
01.01.2021
Творчество
Сияющие сердолики
(№20 [50] 23.10.2000)
Автор: Наталья Боровская
Наталья Боровская
Говорят, что сердолик на берегу океана надо искать на рассвете, когда восходящее солнце, преломившись в нем, бьет из него ярким острым лучом. Такими сердоликами мне показались работы Владимира Карначева, когда я случайно обнаружила их в Салоне союза художников на Крепостном.

Зашла я туда в очень плохом физическом состоянии, чтобы как-то развеять скверное настроение, а ушла с музыкой в душе. Это было мое открытие, и я горжусь им. Первая картина запечатлелась в памяти как первая любовь. Она изображала старую улицу, веселую, с пятнистым многоцветьем покосившихся домов и условными "человеками" - одним, как бы нелепо взлетевшим, и другим, лежащим спиной на земле с растянутой гармоникой в руках.

Нажмите, чтобы увеличить.
Владимир Карначев
Первое впечатление было яркой эмоциональной реакцией подсознания, освещенного солнечным сердоликом, радостным всплеском души. Но ведь этот всплеск и есть необходимый знак подлинного искусства. Осознание, то есть "почему?" и "как?", вторично и приходит потом.
Прошло более двух лет с того дня, как я "заболела" Карначевым. Я неизменно искала его работы, следила за его творчеством, познакомилась с художником, побывала в его мастерской.

Выставка работ Карначева, открывшаяся в салоне "Авангард" на ул. М.Горького, показалась мне выставкой драгоценных камней. Это свечение картин Карначева своим внутренним светом я заметила еще в его мастерской, как и одна посетительниц выставки, написавшая в книге отзывов: "Свет не нужен для Ваших картин. Они светятся сами изнутри…"

Автопортреты Карначева - такие же разные, как и сам Карначев. На одних - в холодной гамме - острый взгляд разума, на других - в горячих тонах - само вдохновение. Большая программная картина - "Художник и муза". Полузакрыты глаза художника. Это взгляд, обращенный вовнутрь. Рука, как бы ищущая, нащупывая что-то в пространстве, вдруг прикасается к музе. Вечен поиск и вечно прикосновение, потому что муза ускользает, удержать ее невозможно. Белый колорит равнодушного фона - как слияние и сияние всех цветов, как космическое пространство. На первый взгляд, композиция кажется неустойчивой (и в этом ее смысловое значение), потому что обе фигуры сдвинуты в одну сторону пространства картины, но ритм цветовых пятен - сполохов, их пластика, как и прозрачный куб, плавающий в свободной от фигур части полотна, создают гармонию. Недаром в Ростовском художественном училище им. Грекова, которое окончил художник, по композиции он неизменно получал только "отлично".

"Картины Карначева абстрактны. Они искажают действительность", - сказала одна из посетительниц выставки. Вопрос о взаимоотношении искусства и действительности - философский вопрос тысячелетней давности. Даже в так называемом реализме невозможно изобразить реальное трехмерное пространство (трехмерное ли?) на двумерном полотне. Реализм приучил нас мыслить социально усредненными стандартами, не допускающими отклонений. Искусство и действительность в принципе не могут совпадать друг с другом. Сам Карначев в связи с этим вспоминает слова своего учителя по "грековке" скульптора И.И. Резниченко: "Как ни старайся точно изобразить корову, она не замычит и молока не даст".

"Задача художника - создать свое, - говорит Карначев, - бог, творец создал нас по своему образу и подобию, и мы должны быть творцами. И делать зрителя творцом." Его кредо: "Истинный художник копирует не натуру, а свое воображение". А воображение Карначеву не занимать. Это ясно даже по названиям картин. Например, "Музы в городе", "Хандра и музы", "Сон". Сон для Карначева так же реален, как мир материальных вещей. "Сон - подсказка для воображения", - говорит он и свято верит, что в каждой вещи есть дух. Духи невидимы, они проступают из пятен, как, например, на картине "Старый диван". Видение мира Карначевым - поэтическое. Только с поэзией в душе можно так бесконечно, многообразно и вдохновенно изображать одну и ту же любимую женщину, его жену, его Веру, такую близкую и такую загадочную. Он видит ее в самых разных ипостасях: то деловой женщиной, то романтической незнакомкой с таинственным взглядом из под широкополой шляпы; то красавицей эпохи Возрождения, то женщиной Модильяни. Мечтает сделать выставку портретов жены под названием: "Выставка одного портрета".

Карначев не воспроизводит натуру, а как бы дает ее переложение. Он фантазирует. Это фантазия - игра. Игра порой радостная, порой грустная, иногда ироничная. В эту игру вовлекаются зрители. Подобно музыкальному произведению картины Карначева живут в интерпретациях зрителя, порой неожиданных для него самого. Библейский сюжет полотна "Путина" не вызывал у меня сомнения. Оказалось, что художник и не думал об этом.

"Для меня душа - самое главное, - говорит Карначев, - "примитивное искусство идет от души. Например, Дали: он идет от рассудка. Дети талантливы в своей непосредственности. Учеба калечит видение, появляется жесткость. А я хочу быть свободным и никогда не стремлюсь угодить зрителю. Именно цвет раскрепощает. Я постоянно учусь передавать цветом свои чувства. Сколько провел бессонных ночей, чтобы сломать науку!"
- Так вы против школы? - спросила я Карначева. Могли бы вы без грековского писать так, как пишете?
- Нет. Конечно, нет. Я школу не отрицаю. Я многими художниками переболел прежде, чем выработал свой стиль: Рембрандтом, Ван-Гогом, Пикассо.

Он говорит, что Рембрандт до сих пор живет в нем. Это у Рембранта он ощутил вибрацию цвета - до сорока лессировок на одном месте.
- А кто из ростовских художников оказал на вас влияние?
- Токарев, Легостаев, но больше всего Покидченко. Он не был непосредственно моим учителем, но его живой колорит всегда был мне близок.
- А кто из современных художников вас восхищает?
- Из зарубежных - итальянец Томайо, из наших - Савицкий.

В 1990 году у Карначева был творческий кризис. Ему казалось, что он больше никогда не сможет писать. Пять лет не брал в руки кисть. И вот в 1995 году почувствовал, что запел. А в 1997 году - состоялся. Карначев не верит в чистое вдохновение. Он верит в труд. Сам он - великий труженик. И только труду и размышлению над каждым сантиметром картины, размышлению и труду обязан он появлением своего неповторимого карначевского стиля. И в то же время Карначев - человек очень страстный. И он, и жена соглашаются с этим. Да что тут говорить - страсть переплескивается за рамки каждой его картины, даже написанной в самом холодном колорите, потому что самый холодный колорит напоен у Карначева всеми цветами радуги.

Карначев - живописец, живописец до мозга костей. Он благоговеет перед цветом, упивается игрой красок. "Вся моя философия - игра цвета, - говорит он, - хочу быть разнообразным, хочу чтобы не было равнодушного цвета. Все можно превратить в драгоценность." И ему это удается. Суть изображения для Карначева - в пластике пятен. И в каждой картине она своя. Пятна цвета без тональных переходов формируют предметы, фигуры, взаимопроникающие друг в друга, создающие орнаментальную структуру поверхности. Он любит и однотонный колорит ("Скрипач", "Художник и муза", "Сенокос"), и контрасты ("Свечи", "Старый диван", "Автопортрет"). Но в любом сантиметре его холста - цветовая вибрация всей палитры красок. Он сознательно добивается этого. И потому его картины дышат, звучат, светятся. Портрет жены, обнаженной, в желтых, солнечных тонах - да ведь это же Даная, золотой дождь! Или "Свечи" - зажженные XX веку в память о всех жертвах прошлого - свечи с живым, колышащимся, потрескивающим пламенем. Или "Старый диван", как старинный восточный ковер, где из синего полумрака фона проступают высвеченные вспышками красно-оранжевых тонов фигуры мужчины и женщины, разделенные диваном и объединяемые им в неторопливой, но страстной беседе - душа к душе. Вибрирует воздух, все кружится, как в космосе, в этом одновременно и реальном и зачарованном мире.

Авангардная живопись в своих лучших проявлениях возвращает нас к детству человечества, замыкая круг - проекцию "Спирали развития". Она возрождает условные отвлеченные геометрические изображения, типичные для древних цивилизаций. "Живопись учит детству", - говорил Александр Блок. Но живопись и учится у детства. Карначев восторгается рисунками своей шестилетней племянницы Машеньки. "Машенькин мир" - так называется одна из его картин - мир треугольничков, квадратиков, рожиц, раскосых глазок, летящих кукол - незамутненный мир детского видения - зеркало души самого художника.

В день открытия выставки меня в Ростове не было. Говорят, звучал замечательный дуэт "Баркаролла" Николая и Ирины Гарликовых, а срипачка Эльвира Восканян играла Баха. Это удивительно точно. Именно Бах с его страстью и необычайным многообразием тончайших оттенков чувств от глубочайшего трагизма до непосредственной детской веселости и мажорности в конечном счете, именно Бах был здесь уместен. Картины Карначева музыкальны в самом высоком смысле слова, а его творчество сравнимо с симфонией. В них есть и контрастные темы, и их развитие, в них важен ритм цветовых пятен, подчиненный общей мелодической идее, но чаще сам ее формирующий. В них есть то, что музыканты называют обертонами.
Да, не случайно на открытии выставки звучала музыка.
Карначев мечтает об искусстве синтетическом, потому что неосознаваемо чувствует в себе и поэта, и музыканта. А все это можно назвать одним словом - Артист.

Основа его артистизма - любовь к жизни. Карначев любит жизнь во всех ее проявлениях, со всем ее многоцветием и плотской красотой.
Во всем, что он делает, - полнота бытия. Его "Петухи" или "Лягушки и фрукты" будто говорят: "Любите все создания божии… Будешь любить всякую вещь и постигнешь тайну божию… и полюбишь, наконец, весь мир… Верь до конца, даже если все не будут верить. Принеси и тогда жертву".

В картине "Ноша" тема жертвы соединяется с темой всеобщей вины человечества. Ритм картины композиционно создается тяжелым движением двух фигур. Это - движение каменных изваяний, движение вечное, непрекращающееся никогда. На их плечах - снятый с креста Христос. Горизонтальные линии его тела выражают божественный покой, вертикальные - бессильно повисшие руки и ноги - трагизм происходящего. Вечная ноша всего человечества - вечная вина.

Глубина обобщения и соответствующая ей простота формы - простота, выражающая сложность сути - создают очень мощное, поистине баховское звучание. Без обобщения нет искусства. А простота формы - итог колоссальной работы разума и души по отбрасывания всего, что не работает на выражение общей идеи, внутренней природы изображаемого. В многочисленных портретах жены поиск образа вечной женственности, в картине "Женский торс" - обобщенное изображение женского тела, как тепла и округлости. Что ищет художник в обнаженных фигурах? Не обнаженную ли душу? "Секс меня не привлекает", - говорит Карначев. В его обнаженных телах нет и намека на столь модную сейчас тему. На картине "Грехопадение" - земной шар в космическом пространстве и суетливые человечки, кувыркающиеся на нем и срывающиеся с него. А на этом фоне - двое: мужчина и женщина, обнаженные, открытые, взявшиеся за руки. В этом союзе, в этой цепи из двух звеньев - противостояние миру суетных страстей и огромная жизнеутверждающая сила, вера, надежда.

Картина "Старый диван" - я глазами искала этот диван в квартире художника - смешная затея. Да ведь это тоже образ - символ домашнего очага, человеческой традиции, устойчивого бытия. Карначев верит в жизнь и утверждает эту устойчивость в своих картинах. Владимир Карначев - человек очень цельный. Устойчивость в этом мире он видит только в духовности. И говорит об этом искренне и горячо.

"Только страдая, человек познает истину… Чем больше у человека денег, тем больше он теряет человеческое". Сам Карначев живет очень скромно, в очень старом доме, на очень старой улочке возле Дона. Все делает в доме своими руками. Подрабатывает где придется. А в свободное от подработок время пишет картины - сияющие сердолики, свет от которых, судя по многочисленным отзывам о его работах, помогает нам жить.
- Вы так талантливы, Володя, что мне просто страшно за Вас.
- Днем раньше, днем позже - какая разница. Главное - успеть что-то сделать.

___________________________
© Боровская Наталья Ивановна
Галерея
Нажмите, чтобы увеличить.
Путина, 2000
Нажмите, чтобы увеличить.
Изумрудный сенокос, 1999
Нажмите, чтобы увеличить.
Маменькин мир, 1997
Нажмите, чтобы увеличить.
Прогулка, 1999
Нажмите, чтобы увеличить.
Откровение, 1999
Нажмите, чтобы увеличить.
Автопортреты, 1999
Нажмите, чтобы увеличить.
Прогулка, 1998
Нажмите, чтобы увеличить.
Женщина в шляпе, 1995
Нажмите, чтобы увеличить.
Вера, 1995
Нажмите, чтобы увеличить.
Портрет жены, 1987
Нажмите, чтобы увеличить.
Обнаженная, 1995
Нажмите, чтобы увеличить.
Лежащая на драпировке, 1998
Нажмите, чтобы увеличить.
Обнаженная, 1991
Нажмите, чтобы увеличить.
Улица
Нажмите, чтобы увеличить.
Вероника
Экспедиция на Полюс холода
Рассказ об экспедиции на Полюс холода Северного полушария – Оймякон
Реальный и виртуальный миры между прошлым и будущим
Статья о том, как новые технологии изменили мир, а пропаганда этому способствовала
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum