Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Культура
Либретто для "мыльной оперы"
(№14 [44] 25.07.2000)
Автор: Елена Черепнева
Телевизионные сериалы сегодня являются наиболее популярным зрелищем на телевидении. По данным газеты "Рекламный мир", аудитория телесериалов в самый разгар предвыборных информационных войн превосходила аудиторию аналитических программ. Почему же не имеющее эстетической ценности, нудное и бессмысленное кино интересует граждан больше, чем коррупционные скандалы или дебаты между претендентами на пост президента России? Вряд ли это объясняется тем, что сериалы уводят зрителя от реальности и помогают забыть об опостылевших проблемах или тем, что наши зрители аполитичны, и смотреть про воровство во власти им наскучило еще при перестройке.
Отечественные сериалы, сделанные на российским материале и затрагивающие актуальные социальные проблемы, еще более популярны, чем экзотические бразильские или американские. А предметом самых популярных российских сериалов является все та же коррупция и криминал.
И все-таки публика в основном предпочитает Ларина и Дукалиса, а не Доренко и Киселева.


Принцип серийности, лежащий в основе сериалов, выкристаллизовывался в течение столетий. Его история начиналась задолго до появления телевидения и даже задолго до появления кинематографа. Зачатки серийности виделись исследователям и в фольклоре, и в литературе, в том числе, - в авантюрном романе.
Рождение кинематографа в начале века открыло для серийности новые возможности. Речь идет именно о немом кинематографе, поскольку музыка, отсутствие диалогов и экранные титры позволяли режиссерам легко оправдывать условность экранного времени. Именно в 20-е годы нынешнего столетия впервые был нащупан и коммерческий аспект многосерийных кинофильмов. Но сериал так и не стал для кино родным жанром, потому что каждая серия выходила на экраны со значительными промежутками во времени, и зрители успевали охладеть к киногероям.
Рождение телевидения позволило развить принцип серийности, в том числе и в художественном кинематографе. Телевидению было необходимо иметь постоянный контакт со зрительской аудиторией. Сначала это было довольно сложно представить, поскольку в первые годы вещание шло в прямом эфире несколько часов в сутки. Потом запись позволила расширить возможности телевидения, разнообразить телевизионные жанры, а затем создать и специфические жанры, существующие только в рамках телевидения.
Сначала было принято считать, что телевидение - это всего лишь техническое средство, которое представляет аудитории оригинальные произведения театра, кино, музыки. Казалось, что телевидение лишило публику главного, что давало ей массовое зрелище, - общения. Ведь при непосредственной форме восприятия зрелища люди могли друг друга видеть, слышать, знакомиться и обсуждать только что увиденное.
Появление средств массовой информации сделало общение опосредованным. Вместе с журналами и газетами стали возникать анонимные сообщества единомышленников. А технический прогресс делал зрелища все более массовыми и все более опосредованными. Если в театре за группой актеров следили зрители в зале, то в кино зрители следили за "живыми" картинками. С появлением телевидения зритель оказался изолированным и наблюдал за происходящим на экране либо в узком семейном кругу, либо в одиночестве.
Наверное, каждый замечал, что один и тот же анекдот, рассказанный в компании и к месту, смешнее, чем прочитанный в газете. Почему же телевизионное кино (главным образом, телесериалы) собирает больше зрителей, чем широкоформатное кино или театр?
Дело в том, что сериалы создаются по законам, обеспечивающим стабильно массовую аудиторию, которая со временем становится тем самым анонимным сообществом единомышленников. То есть, по выражению Е.М.Вильчека, многосерийное художественное кино провоцирует суггестивное осознание общности, обеспечивающее достаточную аудиторию даже самому глупому телесериалу. Такой эффект достигается отчасти с помощью дисциплины, к которой приучают телезрителя. С одной стороны, ему на протяжении нескольких месяцев или нескольких лет следует в определенное время включать определенный канал; а с другой - ему предлагают серии, построенные по одинаковой логической сюжетной схеме. Вот, к примеру, схема для уже упомянутого сериала "Улицы разбитых фонарей":
Обнаружение трупа (или другого результата преступных действий) - установки от начальства - оперативные действия - ошибочная версия - догадка Ларина - выход на преступника или виновного - оперативные действия - наказание виновных.
Имеет значение социальный статус, моральный облик главного героя, тематика и проблематика и многое другое, хорошо известное создателям телесериалов. Только на первый взгляд кажется, что сериал - примитивно организованное кино, предназначенное для домохозяек с очень средним уровнем развития. Культурный уровень аудитории телесериалов действительно невысок. Но, по сути, это довольно сложный и эффективный инструмент воздействия на телезрителей.
В "Литературной газете" в 1974 году был описан следующий случай, потом неоднократно упоминаемый в научной литературе. В провинциальном американском городке Санта-Барбара (по иронии судьбы) впервые был снят сериал, в котором играли не актеры, а заурядные граждане. Благополучная американская семья дала согласие на то, чтобы в течение трех месяцев их жизнь фиксировалась оператором, а затем по отснятым материалам был бы снят телесериал. Когда фильм вышел на экраны, его популярность превзошла все самые смелые ожидания. Но успех омрачился тем, что, супруги, посмотрев фильм, решили развестись.
Второй эпизод - сюжет в программе "Доброе утро, Россия" на канале РТР 18 мая 2000 года. Женщина средних лет, имеющая семью, после просмотра сериала, где дама ее возраста находит счастье с человеком, который моложе ее на пару десятков лет, буквально терроризировала своего соседа, молодого человека, предлагая ему свои чувства. В итоге он и его семья вынуждены были покинуть город.
Оба случая четко обозначили связь между телевизионным сериалом и поведением человека. В большинстве случаев эта связь менее очевидна. Но все же она имеет место.
Одни из наиболее важных функций телевизионных сериалов - ценностно-образующая и эстетико-игровая. В первом случае зрителю предлагают иерархию ценностей, наиболее приемлемую в современном обществе, а во втором случае - модели социально-санкционированного поведения в сложных ситуациях.
В этой связи весьма любопытно сравнить зарубежные "мыльные оперы" и российские сериалы.
Как западное телевидение отличалось от советского, так и отечественные телесериалы отличались от зарубежных. На Западе телесериалы были коммерческими, их функция заключалась в том, чтобы развлекать аудиторию и приносить прибыль владельцам канала. А в СССР кино было в лучшем случае искусством, а в худшем - пропагандой.
Советские киноведы, критикуя зарубежную кинопродукцию (и вполне справедливо), не принимали в расчет того, что, например, американские сериалы - это товар, и его эстетическая ценность не является самодостаточной. У производителей не было времени на то, чтобы работать годами над каждой серией фильма. Главное - это рейтинг и стоимость рекламного времени.
Если сериал имеет успех, он приносит прибыль каналу, то разумный продюсер будет инициировать его продолжение. Количество серий может принимать угрожающие размеры. При этом никто не будет обращать внимание на то, что количество серий обратно пропорционально смысловому наполнению этих серий.
В СССР количество серий определялось, прежде всего, режиссером и зависело не от рыночного спроса, а от того, сколько их нужно, чтобы реализовать замысел автора. Конечно же, кинематографисты не были свободными: при советской власти господствовала жесточайшая цензура. И это оказывало определенное влияние на содержание телевизионного кино.
Если советские киноведы обвиняли создателей западных сериалов в том, что они поощряли самые низменные инстинкты телевизионной аудитории, то авторы наших фильмов невольно поощряли невежество, навешивая ярлыки на неугодных власти и переписывая историю по требованию парии.
Когда в 80-х идеологический климат стал менее суровым, на еще советском телевидении появились первые зарубежные коммерческие телесериалы. Тогда же началась конкуренция между зарубежными и отечественными "мыльными операми".
В это время в российском обществе появились первые предприниматели и первые безработные, первые нищие и первые миллионеры. Такие понятия как демократия, рыночные отношения, предпринимательство, многопартийность, благотворительность получили новое значение.
Естественно, что отечественное многосерийное кино попыталось ответить на вызов времени: на телевидении и радио появилось несколько сериалов, которые учитывали опыт зарубежных сериалов и те проблемы, которые стояли в обществе наиболее остро. Героями первых российских сериалов были "новые люди": бизнесмены, кооператоры и просто граждане пытающиеся вписаться в новые экономические отношения. Кроме реформ в политике и экономике, происходила смена нравственных ценностей. Это тоже находило свое отражение в современных телесериалах.
В многосерийном кино изменению подверглась не только содержание, но форма, меняющаяся под влиянием латиноамериканских и европейских телесериалов. Однако практика показала, что отечественные сериалы, созданные по канонам западных, не способны конкурировать с американскими или европейскими. Сначала в силу того, что кинематограф в целом оказался в глубоком кризисе, а потом - в силу того, что аудитория предъявляла к отечественному кино иные требования.
Если непрофессионализм и низкое качество в зарубежных сериалах уходило на второй план благодаря тому, что зарубежные многосерийные художественные мелодрамы были на советском телевидении совершенно новым явлением и изначально предстали перед российским зрителем как кино второго или третьего сорта, то в отечественных фильмах, которые привыкли воспринимать как искусство, все изъяны бросались в глаза.
Сегодня, чтобы достичь успеха, создатели американских телесериалов обязательно должны затронуть проблемы семьи, отношения родителей и детей и прочее. А российским нужно коснуться коррупции и криминала. В американских и европейских сериалах принято объяснять, как правильно выбрать холодильник в супермаркете или как объяснить ребенку его обязанности по дому. А в российских (не смотря на "легкий" жанр) - каковы тайные и явные мотивы, которыми руководствуются правоохранительные органы в борьбе с оргпреступностью, или почему не доходят до судебной инстанции "громкие" преступления.
Детективные телесериалы стали наиболее востребованным жанром. В отличие от старых добрых "Знатоков" они более натуралистичны и полудокументальны. Если раньше кинематографистов консультировали представители МВД и разведки, то теперь штатные сотрудники милиции сами пишут сценарии. Примером могут служить литературные псевдонимы Кивинова и Марининой, авторов наиболее популярных экранизированных романов, а их герои имеют реальных прототипов, которые легко узнаваемы. Например, Иренархов - Мавроди ("Досье детектива Дубровского"), глава Прокуратуры в Петербурге - Скуратов ("Бандитский Петербург"), Каменская - Александра Маринина ("Каменская"), Шведов - В.Зайцев ("Мелочи жизни").
Тем не менее, в России, в отличие от США и Латинской Америки, телевизионные сериалы пока не рассматриваются как пропагандистский инструмент. А государство не проявляет интереса к этой отрасли кино. В Бразилии, которая является одним из крупнейших экспортеров телесериалов, государство борется за рынок "мыльных опер", и не только потому, что это приносит ощутимых доход, но и потому что это позволяет формировать ценностные приоритеты у телеаудитории. Практически в каждом фильме в качестве наиболее подходящего для отдыха места называется Европа или США, зрителя приучают к тому, что сексуальные меньшинства имеют право на существование, положительные персонажи употребляют словосочетание "права человек", жители богатых районов учат английский язык, а обитатели бедных кварталов говорят о здоровом питании.
Возможно, что в будущем позиция государства изменится, и кино, в том числе телевизионное, станет одним из важнейших для нас искусств. А пока телесериалы заслужили внимание только бизнесменов, которые извлекают из них немалые прибыли, и зрителей.
Писатель Владимир Березин, отвечая как-то на вопрос "Литературной газеты", заметил, что массовую культуру нужно не пропагандировать, а анализировать, так как это чрезвычайно важный компонент современной жизни.
Я, конечно же, не призываю забыть про театр и кино, и смотреть целыми днями "мыльные оперы" (это в некоторых случаях может пагубно сказаться на психическом здоровье). Но предлагаю подумать над тем, почему российские телезрители в массе считают наиболее адекватной формой для отражения современных событий телесериал со всеми присущими ему условностями, а не информационные или аналитические программы.

_____________________
©Черепнева Елена
Не осознают себя и не понимают мира вокруг
Известный экономист и финансист о своей жизненной позиции – с критикой людей, осуждающих либерально мыслящих п...
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum