Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
История
Из истории названий приазовских сел. Часть 2.
(№9 [39] 08.05.2000)
Автор: Виктор Литвиненко
Виктор Литвиненко
Часть 2. Частновладельческие поселения


О частновладельческих селениях можно найти довольно много материалов в архивах, но в публикациях сведений о них крайне мало, — гораздо меньше, чем о поселениях государственных крестьян. Как это ни удивительно, но еще более ста лет назад авторы "Сборника стат. сведений по Екатеринославской губернии" писали, например, что о времени и условиях заселения некоторых волостей — бывших помещичьих крестьян — они "не нашли никаких литературных и вообще письменных данных, а узнать об этом что-либо достоверное на местах тоже не удалось" [1]. Между тем архивные материалы проливают довольно ясный свет на эту проблему.

Первоначально, т.е. в последней четверти XVIII в., на Кагальнике имелось всего четыре помещичьих владения. Самым крупным из них был земельный надел оберпровиантмейстера Д.В. Змиева (свыше 10 тыс. десятин), располагавшийся вдоль левого берега Эльбузда и Кагальника. Ниже шли владения провиантмейстера Я.П. Пеленкина, к которым далее примыкала так называемая Алипрандиева пустошь, принадлежавшая некоему коллежскому асессору Алипрандию, затем перешедшая во владение к барону Б.Б. Кампенгаузену; частных поселений на этой земле не возникло, ее постепенно освоили государственные крестьяне села Кагальник и основали здесь село Пешково. Эти помещичьи земли, как сказано, находились на левом берегу Кагальника. На правом берегу, напротив владений Я.П. Пеленкина, располагался надел генерала К.К. Пекина.
В самом конце XVIII в. на Кагальнике появились новые землевладельцы: рядом с Пекиным отвели участок капитану Тетюпину, здесь же 3500 десятин получил действительный статский советник П.И. Ковалинский, который, так сказать, заодно купил землю у Тетюпина и часть надела наследников генерала Пекина, так что в документах того времени дача Пекина фигурирует как совместное владение Ковалинского и наследников — детей Семейкиных. На левом берегу между владениями Змиева и Пеленкина вклинился участок земли, отведенный майору Ф.С. Беляеву, одновременно с которым здесь появляется и шляхтич О.З. Пшенецкий — как совладелец [2].
Перечисленные частные владения явились своего рода "дворянскими гнездами", от которых ведут свое начало частновладельческие селения на Кагальнике. Рассмотрим соответствующие ойконимы, следуя в порядке расположения этих "гнезд" вниз по течению реки.

Новотроицкое (Анастасиевка, Антоновка) — село на левом берегу р. Эльбузд, основано на бывших владениях Д.В. Змиева Антоном Дорофеевичем Говорецким в период между 1810 и 1820 гг. Официальное название Анастасиевка впервые встречено в документе 1820 г. [3], дано, видимо, в память о "семейном" имени у Говорецких; в обиходе чаще употреблялось и употребляется поныне ойконим Антоновка — в честь основателя и первого владельца деревни. На некоторых историко-топографических картах можно встретить обозначение Антоновки и Анастасиевки [4] или Антоновки и Новотроицкого [5] как двух близкорасположенных селений (Антоновка ниже по течению). В "Списках населенных мест..." 1863 г. в качестве основного приводится Анастасиевка, а Антоновка дано при нем в скобках как вариант [6]. В материалах по отмене крепостного права имеется любопытное письмо крестьян из Анастасиевки, в котором они называют свою деревню Антоновкой, — свидетельство того, что оба названия обозначают одно и то же селение [7].
Наименование Новотроицкое — церковного происхождения (агиотопоним), его появление связано с постройкой здесь в 1893 г. церкви Живительного Источника [8].

Задонский (дер. Задонская, Малая Змиева) — хутор на левом берегу Кагальника (напротив села Самарского), основан на земле, принадлежавшей Д.В. Змиеву, в документах упоминается с 1840 г. Деревней владели помещики Яновичи, состоявшие, видимо, в дальнем родстве со Змиевым (у жены Дм. Яновича в Рязанской губернии было имение под названием Змиево). Задонской деревня называлась по местоположению: Яновичи происходили из Славяно-Сербского уезда и так обозначали свое задонское владение. В "Списках населенных мест..." в качестве варианта приводится название Малая Змиева — в отличие от трех расположенных ниже по течению населенных пунктов, составлявших Большую Змиеву (см. ниже) [9].
Победа (Ново-Александровка, Липовка, Победа, Веселая, Веселая Победа, Большая Змиева) село на левом берегу Кагальника, на землях Д.В. Змиева, происхождением тесно связано с хутором Левобережным (см.). Образовалось в результате слияния двух деревень — Веселой и Победы — после отмены крепостного права, т.е. в начале 60-х гг. XIX в. Обе деревни возникли в первые десятилетия XIX в., но Победа, — правда, под другим названием — Ново-Александровка — в документах встречается раньше деревни Веселой. Ойконим Веселая, видимо, перенесен с одного из названий родового имения Ковалинских, располагавшегося на Таганрогской стороне (дочь Д.В. Змиева была замужем за Петром Ковалинским). Ново-Александровкой деревня называлась вследствие того, что она возникла как селение, отделившееся от Александровки — родового имения Змиевых; в одном документе 1832 г. встречено название Липовка, происхождение которого не выяснено [10]. Неясно также происхождение ойконима Победа. Слияние деревень привело к автоматическому соединению названий, которые поначалу писались через тире (Веселая — Победа), а потом и без него (Веселая Победа). В советское время село стало называться просто Победа, без эпитета "веселая". Село входило в состав Большой Змиевой [11].

Левобережный (сельцо Александровка, Змиева, Большая Змиева) — хутор на левом берегу Кагальника, основан оберпровиантмейстером Д.В. Змиевым в конце XVIII в. как помещичья усадьба, селение поначалу называлось по имени владельца — Змиева (название известно и сейчас), с 1802 г. — сельцо Александровка (в честь императора Александра I). По переписи 1796 г. в нем зарегистрировано 33 двора. Здесь находился господский дом и была фабрика по производству чулок и перчаток [12]. Усадьба Змиевых не выросла в крупный населенный пункт, а осталась со временем неприметным хутором. Переименование Александровки в Левобережный в советское время было, очевидно, обусловлено стремлением избежать одинаковых названий в пределах одной административной зоны (Азовского района). В обиходе называют Змиевой.

Еремеевка (Новоселовка (Новоселье), Беляевка, Федоровка, Песчаный + Захаровка + Андреевка (Семеновка) + Валериевский + Херсония + Верная (Верочкино)) — деревня на левом берегу Кагальника, своего рода агломерация населенных пунктов, возникших на земле, отведенной в 1796 г. майору Федору Степановичу Беляеву [13] взамен его собственного надела, отошедшего к Области войска Донского. Основанная им деревенька называлась по-разному: Федоровкой, Беляевкой, Новосельем, но больше была известна как хутор Песчаный. Здесь же рядом шляхтич Пшенецкий основал деревню, названную в честь его отца Захаровкой. Владение Беляева наследовали Рыжковы, Андреевы, Семеновы, и к названным поселениям добавились еще Андреевка (Семеновка), а в 60-е гг. XIX в. — и хутор Валериевский. На некоторых топографических картах Беляевка, Новоселье и Песчаный показаны как разные населенные пункты. В состав Еремеевки входит деревня Верная (Верочкино) как самая западная часть ее. Эта деревня принадлежала в свое время Вере Яковлевне Новодворской, в девичестве Пеленкиной, доставшись ей в качестве приданого; располагалась она на самой окраине владений Пеленкиных по соседству с Захаровкой. Название Верная, очевидно, навеяно именем Вера: Верина — Верная.
В "Списках населенных мест..." приводятся варианты названий: для Андреевки — Забродино, для Новоселья — Валериевка, для Верной — Массоновка, Вирочкино; происхождение этих топонимов не выяснено.

История появления ойконима Еремеевка такова. В 1890 г. полицейский урядник из Новочеркасска Василий Ефимович Еремеев приобрел здесь два участка земли — в 133 и 413 десятин. В 1900 г. крестьяне Песчаного, Захаровки и Верной создали товарищество из 63 домохозяев и с помощью банка выкупили у Еремеева участок в 133 десятины; по фамилии урядника товариществу было присвоено название "Еремеевское". Это товарищество просуществовало до Октябрьской революции, а его название закрепилось как общее наименование указанных населенных пунктов в качестве официального [14]. Самая восточная часть Еремеевки называется Херсонией, по переписи 1915 г. — хутор Херсонский [15]. Хутор возник в начале XX в., возможно, на основе товарищества, предположительно созданного переселенцами из Херсонской губернии.
Зеленый Мыс (Зеленое, Земская, Тиммермановка) — хутор на левом берегу Кагальника, на мысе вблизи с. Васильево- Петровка (см.), возник на земле помещика Якова Петровича Пеленкина в конце XVIII в. Первоначально — для занятия скотоводством. С участком земли достался дочери владельца Любови Яковлевне, в замужестве Тиммерман, а от нее — сыну ее Александру. Зеленым Мысом хутор назван по местоположению, Тиммермановкой — по фамилии владельца; происхождение названия Земская не установлено [16].

Васильево-Петровка (Василе-Петровка, Васильево-Петровская, Спичаковка, Спичаково-Петровская, Васильевка, Петровская Третья, Петровская Садомцева, Новоселовка) — село на левом берегу Кагальника, на суходоле, на земле, по генеральному межеванию принадлежавшей Я.П. Пеленкину. Ведет свое начало с 1844 г., когда сын Я.П. Пеленкина Андрей продал свою долю наследства вместе с крепостными крестьянами коллежскому регистратору Василию Васильевичу Садомцеву [17], который и основал здесь деревню, названную по его имени Васильевкой. При этом в бумагах всегда уточнялось, что эта Васильевка — на земле сельца Петровского, что постепенно привело к контаминации названия: Васильевка — Петровская — Васильево-Петровская. Это название утверждено в 1861 г. Однако здесь не обошлось без небольшого курьеза. Дело в том, что у окрестных жителей деревня была известна как Спичаковка (Спичаково) — происхождение этого топонима, к сожалению, установить не удалось, хотя село называют так и поныне. В том году мировой посредник Павел Хоментовский предложил организовать для частновладельческих поселений волость с центром именно в этой деревне. Будучи человеком новым в здешних местах (он приобрел 500 десятин земли у Пшенецких вместе с Захаровкой в 1859 г.), Хоментовский в своем ходатайстве употребил бывшее на слуху слово "Спичаково", и губернское правление в июле 1861 г. утвердило деревню в качестве центра новой волости с названием Спичаково-Петровская. Однако на сельском сходе, посвященном открытию волости, крестьяне деревни опротестовали такое название и просили Хоментовского ходатайствовать о переименовании в Васильево-Петровскую. Это название губернским правлением было утверждено 8 сентября 1861 г. [18].

В "Списках населенных мест..." деревня записана под названием Петровская 3-я, в отличие от Петровской 1-й (см. Петровка) и Петровской 2-й (см. Платоно-Петровка) [19]. На карте Области войска Донского 1913 г. отмечена как Петровская Садомцева (что вполне понятно) [20]. Название Новоселовка, встреченное в "Списках населенных мест...", дано, возможно ошибочно, хотя связь со словом новоселье легко объснима: как место нового обитания проданных крестьян из сельца Петровского.
Платоно-Петровка (сельцо Петровское, Пеленкино, Верхнее Пеленкино, Платоново-Петровское, Петровская 2-я) — село на левом берегу Кагальника, бывшее родовое имение помещиков Пеленкиных, основанное в 80-е гг. XVIII в. провиантмейстером Яковом Петровичем Пеленкиным в том месте, где через Кагальник проходила древняя дорога из Азова на Кубань и Кавказ. Названо по имени отца владельца. Земля генерально обмежевана в 1788 г.

Петровское изначально состояло из двух поселений — Верхнего и Нижнего. Основным было Верхнее Петровское: здесь находился господский деревянный дом, большой фруктовый сад, водяная мельница, завод по производству кирпича и черепицы. Вверх по течению располагались два скотоводческих хутора (впоследствии — Верная и Зеленый Мыс) — Пеленкин занимался разведением лошадей русской и немецкой породы.
У Я.П. Пеленкина было шесть сыновей и три дочери; два сына — Яков и Николай — умерли, не имея детей. Между оставшимися детьми имение было поделено поровну: дочерям достались деревни Верная, Зеленый Мыс и Милая (см. Мило-Яковлевка), а Петровское было поделено между Андреем, Петром, Платоном и Павлом, причем Павел получил Нижнее Пеленкино, а Верхнее разделили на троих. Андрей, как мы уже видели, свою долю продал Садомцеву (сам жил в Петербурге), Петр умер, и в Петровском остался жить один Платон (не считая, конечно, племянников и племянниц). Его часть селения называли Платоново-Петровское. Постепенно это название распространилось на все селение и закрепилось в качестве официального (а поначалу в бумагах обычно перечислялись все владельцы имения: Петровское — Ивана Пеленкина, Петровское — Евграфа Пеленкина, Петровское — Ирины Дьяконовой и т.д.) [21].

Петровка (Нижнее Пеленкино, Пеленкино, Павлово-Петровское, Петровская 1-я, Пятихатки) — деревня на левом берегу Кагальника, часть бывшего родового имения помещиков Пеленкиных. История возникновения и развития селения неразрывно связана с селом Платоно-Петровка (см.). По имени владельца называлось Павлово-Петровское, народное название Пятихатки, очевидно, отражало начальное число дворов. Подобные "числовые" топонимы были не редкость в Приазовье. Например, в "Списках населенных мест..." такого рода топонимы приводятся как варианты названий селений: Лизетино (Семихат), Стефанидинодар (Олефировка, Двадцатихат) [22]. Однако применительно к Петровке название "Пятихатка" в письменных источниках нами не обнаружено [23].

Мило-Яковлевка (Милая, Андреевка, Яковлевка. Милая Яковлевка, Ценная (?) "Тринадцатая") — деревня на правом берегу рукава Кагальника — ерика Широкого, на суходоле; основана в 1800 г. Я.П. Пеленкин приобрел у вдовы майорши А.Н. Воиновой "всемилостивейше пожалованный" ей надел земли около 700 десятин и подарил дочери Александре, бывшей замужем за капитаном Андреем Николаевичем Андреевым. Они, Андреевы, и основали здесь деревню с красивым, немного романтичным названием — Милая. В плане деревня представляла квадрат, по сторонам которого располагалось 8 дворов. По условиям дара, это владение почти целиком должно было перейти в собственность первого сына Александры. Первого сына, родившегося примерно в 1813 г., назвали в честь деда Яковом. Яков вступил в права наследования в конце 50-х гг., после смерти матери. К тому времени деревня заметно разрослась (в ней насчитывалось свыше 30 дворов), и новую часть ее в честь нового владельца стали называть Яковлевкой. На некоторых картах даже изображали отдельно Милую и отдельно — Яковлевку [24], но поскольку имение принадлежало одному человеку и представляло по сути одну деревню, в документах наблюдается разнобой в написании названия: то с уточнением — "Милая, Яковлевка тож", то через тире: "Милая — Яковлевка", а то и просто "Милая Яковлевка", и со временем закрепилось написание Мило-Яковлевка. У местных жителей поныне популярно название по фамилии помещиков — Андреевка.

В одном из документов к названию Мило-Яковлевка добавлено "Ценная", суть которого неясна. В "Списках населенных мест..." отражен лишь начальный этап трансформации топонима, т.е. первая часть дана в качестве основного названия, вторая — как вариант: Милая (Яковлевка) [25].
В годы колхозного строительства исконное название населенного пункта нередко заменялось названием созданного здесь колхоза. В 30–40-е гг. Мило-Яковлевку модным было называть "Тринадцатой" — усеченное название колхоза им. 13-й годовщины Октября.
Павловка (Кохановка, Коханова) — село на правом берегу Кагальника, находившееся в совместном владении Петра Ивановича Ковалинского и "малолетних наследников — Никандра, Василия, Ивана и Николая Андреевых детей Семейкиных" и дочери К.К. Пекина — княгини Марии Костровой.
В документах наряду с названием Павловка нередко фигурирует уточнение: "Кохановка тож", — как, видимо, указание на первое название деревни, основанной в конце XVIII в. и переименованной в честь Павла I. В названии Кохановка (в просторечии — Коханова) угадывается основа украинского глагола "кохати" и производное от него "коханна" — "милая, желанная"(своего рода украинская калька названия соседней деревни — Милая). В качестве некоторого обоснования данной версии, пожалуй, может служить то обстоятельство, что Семейкины были родом с Украины, из Славяно-Сербского уезда [26].

Красногоровка (Петрогоровка, Петров стан, Ковалинское) — село на взгорье левобережья поймы Дона, основано действительным статским советником Петром Ивановичем Ковалинским. До 1917 г. называлось Петрогоровкой. Здесь находился господский дом, деревянный, имелся фруктовый сад, рыбоспетный завод, а также питейный дом, церкви не было. Петрогоровкой деревня была названа, можно полагать, по имени основателя — Петра Ковалинского, однако нельзя исключить здесь и связь с именем царя Петра I. Существовало предание, что во время Азовского похода 1696 г. здесь останавливался Петр I и здесь он, якобы в память о взятии Азова, посадил дуб, который более двух веков охранялся как важная реликвия. В пользу этого предания говорит тот факт, что деревня имела и другое, менее известное, название — Петров стан. У местных жителей в употреблении было название деревни по фамилии владельца — Ковалинское, которое можно встретить и в некоторых документах. В Красногоровку переименовано в советское время [27].

Такова история названий частновладельческих поселений, возникших на Кагальнике, в той его части, которая входила в Ростовский уезд. Как видим, скрупулезный анализ различных архивных материалов позволяет получить довольно подробные и интересные сведения по ойконимии рассматриваемой зоны (даже притом, что нами здесь исключена не менее ценная информация, отражающая историю развития самих поселений).
В заключение обзора хотелось бы привести несколько примеров из истории названий поселений в южной зоне побережья Таганрогского залива как непосредственно примыкающей к реке Кагальник. Ввиду ограниченности объема статьи мы не станем перечислять "дворянские гнезда", тем более что земельные участки здесь переходили из рук в руки гораздо динамичнее, чем на Кагальнике. Так, на смену Д.В. Змиеву и частично наследникам М.М. Блазо в начале XIX в. сюда активно вторгаются Шабельские, скупая огромные участки земли.
Крупнейший в этой зоне в конце XVIII в. землевладелец "греко-албанский подданный" Маргарит Мануилович Блазо основал всего одну деревню, названную по его имени Маргаритовкой. Все владения наследовала единственная дочь Блазо Мария, в первом браке Перичева, во втором — Сарандинаки. Сарандинаки наряду с Шабельскими были крупнейшими землевладельцами Ростовского уезда.

Новомаргаритовка (Некрасовка, Почта) — село на берегу Таганрогского залива, появилось в конце XVIII в. на месте сторожевого пикета и почтовой станции на земле, по межеванию 1796 г. принадлежавшей некоего "некрасовского старшины жене Пелагее Игнатьевой дочери Решетниковой", и потому первоначально называлось Некрасовкой. В 20–30-е гг.XIX в. числится за Марией Сарандинаки и ее наследниками и вследствие этого получает название Новомаргаритовка. В 40-е гг. село перешло во владение Шабельских. Старое народное название — Почта [28].
Порт Катон (Пустошь Круглая, Кругленькая, Андреевка, Милость князя) — село на берегу Таганрогского залива на земле, числившейся за генералом Иваном Ивановичем Фондервизом, в 20-е гг. продано Павлу Васильевичу Шабельскому. Имело несколько исторических названий. Андреевкой называли в честь одного из наследников Фондервиза — Андрея Лыкова. Круглая, Кругленькая — перенос названия местности (ороним) на населенный пункт — селение расположено у оврага Круглого. Судя по некоторым данным, называли его и по имени нового владельца — Шабельск. Здешний священник В. Гемберовский утверждал, что коренное название — Милость Куракина, которое существовало до постройки церкви в 1852 г. (на генеральной карте 1840 г. — Милость князя), а с постройкой церкви якобы переименовано в Шабельское [29]. Милость Куракина, Милость князя — перенос названия с родового имения Шабельских, которое находилось на Таганрогской стороне и которое было получено Иваном Шабельским в дар от князя Куракина за примерную службу при нем в должности секретаря; в знак благодарности Шабельские и назвали то имение Милость Куракина [30], по традиции именовали так и вновь приобретенное поместье. Наконец, несколько загадочное иноязычное название Порт Катон объясняется довольно просто: оно дано в честь владельца — Катона Павловича Шабельского, получившего селение в наследство; поскольку оно было хорошо известно как порт, то и называли "порт Катона", а потом Порт Катон [31].

Шабельское (Сазальник, Сазанлык, Николаевка, Ново-Николаевка) село, основанное оберпровиантмейстером Дмитрием Васильевичем Змиевым, у которого здесь, помимо владений на Кагальнике, было свыше 5 тыс. десятин земли; селение расположено на косе Сазальницкой, названной так по небольшой речушке Сазальник (Сазанлык), поэтому издавна существовало второе название села — Сазальник, которое является русской перегласовкой тюркского слова "сазанлык" — "изобилующий рыбой, сазанами". После постройки церкви в 1797 г., освященной в честь святого Николая Угодника, деревню переименовали в Николаевку (в одном источнике встречено название Ново-Николаевка). Дата основания села не установлена, но по переписи 1784 г. здесь было уже 96 дворов и 800 душ крестьян обоего пола. В 1811 г. имение перешло к Павлу Васильевичу Шабельскому и было переименовано в Шабельское [32].

Представленный нами в двух сообщениях материал по истории ойконимов одной из зон Приазовья преследовал цель преимущественно информационную — количественное накопление сведений по топонимии края. Строгий лингвистический и этимологический анализ не входил в нашу задачу, хотя накопленный материал интересно было бы сопоставить с наблюдениями и выводами, содержащимися в глубокой, содержательной статье З.В.Рубцовой, посвященной исследованию донской топонимии [33]. Все же хотелось бы обратить внимание на некоторые детали, свидетельствующие об общем и отличительном в этих ойконимах выбранной нами территории.

И казенные, и частновладельческие поселения в образовании названий имеют много общего; и там и там можно выделить общие классификационные группы: антропонимы (Пешково, Шабельское, Высочино, Андреевка и др.), гидронимы (Койсуг, Узяк, Сазанлык), оронимы (Кугей, Зеленый Мыс), агиотопонимы (Новониколаевка, Новотроицкое), указание на размеры (Малый, Средний, Пятихатка, Семихат), перенос названий с одного объекта на другой (Хороли, Херсонский, Веселая, Милость Куракина). Однако в этом процессе наблюдаются некоторые тонкости. Так, названия частновладельческих поселений чаще образованы от личных имен владельцев (Петровка, Захаровка, Федоровка), в то время как для казенных селений характерно использование только фамилий людей, основавших данный населенный пункт (Высочино, Пешково, Кулешовка, Головатовка; конечно, нельзя не подчеркнуть, что это были простые беглые крестьяне, имена которых навечно закрепились в названиях селений!). Частновладельческие ойконимы чаще подвергались изменениям: с появлением нового владельца менялось и название населенного пункта, этот процесс зачастую сопровождался своего рода симбиозом названий (Василе-Петровка, Платоно-Петровка, Мило-Яковлевка) — ср., например, Гуляй-Борисовка [34]. Помещики нередко давали своим имениям условные, эмоционально окрашенные названия (Веселая, Милая, Кохановка, Отрада), чего мы не наблюдаем в числе наименований казенных поселений.

Во второй половине XIX в. в Приазовье наблюдался интенсивный процесс внедрения иноязычных ойконимов, обусловленный массовым переселением сюда колонистов — преимущественно немцев и частично латышей. Данный процесс вызвал особое беспокойство Войскового правительства, стремившегося оказать на него свое воздействие.

Источники:

1. Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии: Т. 1. Ростовский на Дону уезд и Таганрогское градоначальство. Екатеринослав, 1884. С. 68.
2. ГАРО, ф. 213, оп. 1, д. 15308; ф. 229, оп. 1 доп. , д. 45, 51, 56, 59, 64, 88, 91; ф. 341, оп. 1, д. 84, л. 128; д. 300, л. 3–3 об.; ф. 429, оп. 1, д. 28, 34, 38.
3. Там же, ф. 229, оп. 2, д. 1.
4. Там же, фонд карт, К–290.
5. Спецкарта Европейской России. 1920 г.
6. Списки населенных мест Российской империи, составленные и издаваемые статистическим комитетом Министерства внутренних дел. XIII. Екатеринославская губерния и Таганрогское градоначальство. СПб., 1863. С. 112. (Далее — СНМРИ).
7. ГАРО, ф. 99, оп. 1, д. 9, л. 97.
8. ЦГИА РФ (СПб.), ф. 799, оп. 33, д. 475, л. 42.
9. СНМРИ. C. 112.
10. ГАРО, ф. 229, оп. 1, д. 2259, п.41.
11. СНМРИ. C. 112.
12. ГАРО, ф. 213. оп. 1, д. 15308.
13. Там же, ф. 341, оп. 1, д. 84, л. 128; ф. 429, оп. 1, д. 28.
14. Там же, ф. 232, оп. 1, д. 1756, л. 7, 49–53, 65; ф. 1549, л. 24.
15. Алфавитный список населенных пунктов Области Войска Донского по переписи 1915 г. Новочеркасск, 1915.
16. ГАРО, ф. 810, оп. 2, д. 15, л. 20 (см. также д. 10); ф. 229, оп. 2, д. 136, л. 69–78; л. 46 об.-49, л. 257; ф. 99, оп. 1, д. 4, л. 21–24; д. 146, л. 39; ф. 376, оп. 1, д. 723, поз.1039.
17. Там же, ф. 810, оп. 3, д. 22, л. 14–15.
18. Там же, ф. 235, оп. 1, д. 1, л. 45; ф. 99, оп. 1, д. 9, л. 1, 20–20 об., л. 79.
19. СНМРИ. C. 111.
20. ГАРО, фонд карт. К–290, л. 18.
21. Там же, ф. 429, оп. 1, д. 44; ф. 697, оп. 2, д. 77, л. 352 об.; ф. 232, оп. 1, д. 1819, л. 27–56 об., 116–117 об., д. 1465; ф. 810, оп. 3, д. 9, л. 2–7, 19–25, 50–51, 68–70, 87–88, 97; оп. 2, д. 10, 15, 5, л. 16; ф. 99, оп. 1, д. 4, л. 21–24; д. 15, л. 14; д. 33, л. 11 и далее; д. 146, л. 39–41; д. 184, л. 4 об.; ф. 229, оп. 1 доп., д. 50, 92, 107; оп. 2, д. 1, д. 47, 136, л. 69–101, 257; д. 218; оп. 1, д. 2259; ф. 213, оп. 1, д. 15308; д. 8696. К–290.
22. СНМРИ. C. 112–113.
23. ГАРО, ф. 697, оп. 2, д. 77, л. 352 об.; см. также [21; 22].
24. Там же, фонд карт. К–290.
25. Там же, ф. 429, оп. 1, д. 23; ф. 229, оп. 1 доп. , д. 50; ф. 810, оп. 3, д. 9, л. 5–5 об., 11–12 об., 19–25 и др., л. 44–48, 68–70; ф. 353, оп. 1, л. 158; ф. 229, оп. 1 доп. , д. 107; оп. 2, д. 218; К–290, л. 18; ф. 301, оп. 3, д. 858; оп. 1, д. 1274; ф. 99, оп. 1, д. 8, л. 152–153; СНМРИ, C. 111.
26. Там же, ф. 213, оп. 1, д. 15308; ф. 229, оп. 1 доп. , д. 45, 107; оп. 2, д. 1; д. 218; К–290; ф. 229, оп. 2, д. 4, л. 5 об.; д. 19, л. 10 об.; д. 121, 138, л. 52; ф. 99, оп. 1, д. 8, л. 152–153; д. 19, л. 64–65 об.; ф. 235, оп. 1, д. 2, л. 126–126 об., д. 3, л. 413; ф. 429, оп. 1, д. 34; СНМРИ. C. 111.
27. Там же, ф. 229, оп. 2, д. 1; ф. 213, оп. 1, д. 15308; ф. 229, оп. 1, д. 2259; оп. 1 доп. , д. 45, 64; оп. 2, д. 138, д. 218; ф. 99, оп. 1, д. 4, л. 21; ф. 341, оп. 1, д. 300; ф. 697, оп. 2, д. 77, л. 352; фонд карт, К–263, п.№ 1, Сев.-Кавк. край; К–264, карта губ. Екатеринославской и Земли войска Донского, л. 18; СНМРИ. C. 111.
28. Там же, ф. 213, оп. 1, д. 15308; ф. 229, оп. 2, д. 1; оп. 1, д. 2259; оп. 1 доп., д. 107.; Сборник статистических сведений по Екатериносл. губернии... С. 68. Федотова Т. В глубь истории приазовских сел // Голос истории. 1994. № 6 (нояб.).
29. ГАРО, ф. 697, оп. 2, д. 77, л. 138–153, л. 179.
30. Сборник статистических сведений по Екатеринославской губернии... C. 51. По мнению Н.Г. Фрадкиной, сейчас этот населенный пункт называется Политотдельское. См.: Фрадкина Н.Г. Заметки о донской топонимии // Изв. РОМК: Вып. 7. Ростов н/Д, 1997. С. 11-17.
31. ГАРО, ф. 213, оп. 1, д. 15308 (п.22.3); ф. 229, оп. 2, д. 1; оп. 1 доп. , д. 107; оп. 2, д. 218; ф. 429, оп. 1, д. 30; ф. 99, оп. 1, д. 17, л. 14.
32. Там же, ф. 213, оп. 1, д. 15308; ф. 429, оп. 1, д. 183, л. 181 об.; ф. 229, оп. 1 доп., д. 56; оп. 1, д. 2259; оп. 2, д. 1; ф. 697, оп. 2, д. 77, л. 171–179.
33. Рубцова З.В. Из истории донской топонимии // Историческая ономастика. М., 1997. C. 217–242.
34. Там же. C. 222.

________________________________
© Литвиненко Виктор Исидорович

Фейки соцмедиа: конструирование, трансформация, внедрение в массовое сознание
Пять статей цикла о функционировании фейков в современном социальном пространстве с использованием различных ф...
Символ Веры. Рассказы
Шесть новых рассказов нашего автора Николая Ефимовича Ерохина
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum