Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Общество
Формирование источников права как начальный этап развития правосознания и правовой культуры
(№7 [37] 08.04.2000)
Автор: Алла Фролова
Многие считают, что несправедливо обвинять нашу интеллигенцию в слабости правосознания, так как в этом виновата не она, а внешние условия - то бесправие, которое господствует у нас в жизни. Отрицать влияние этих условий невозможно... Но нельзя их винить во всем, нельзя успокаиваться на признании того, что "наша государственная жизнь слишком долго - в целом ряде поколений - нас не воспитывала, а развращала", что "на общем пренебрежении к началу законности, на сознании его бессилия и ненужности воспитывались целые поколения русских людей" (См.: В. Маклаков, "Законность в русской жизни", "Вестник Европы", 1909, май, стр.273-274). Если мы осознали это зло, то с ним нельзя больше мириться, наша совесть не может быть спокойной, и мы должны в самих себе бороться с развращающим нас началом. Недостойно мыслящих людей говорить: мы развращены и будем развращаться, пока не устранят развращающей нас причины, - и всякий человек обязан сказать: я не должен больше развращаться, так как я сознал, что меня развращает и где причина моего развращения. Мы должны теперь напрячь все силы своей мысли, своего чувства и своей воли, чтобы освободить свое сознание от пагубного влияния неблагоприятных условий. Вот почему задача времени в том, чтобы пробуждать правосознание... и вызвать его к жизни и деятельности" [1].

Если учесть, что строки эти были написаны в апреле 1909г., то, как мы видим, задача времени с тех пор практически не изменилась. По-прежнему остро стоит вопрос о правовой культуре, о ее формировании, о создании в России правового государства.
Среди всех правовых явлений общественной жизни правовая культура безусловно представляет собой самое многостороннее, многоаспектное и многослойное явление. По сути дела, правовая культура общества представляет собой систему всех позитивных проявлений функционирующей правовой действительности, которая сконцентрировала в себе достижения юридической науки и практики.
Правовая культура выступает внутренней духовной стороной правовой системы в обществе и глубоко пронизывает правосознание, право, правоотношения, законность, правопорядок, правотворческую, правоприменительную и любую иную юридическую деятельность. Следует согласиться с мнением о том, что правовая культура общества представляет собой "... разновидность общественной культуры, отражающей определенный уровень правосознания, законность, совершенства законодательства и юридической практики и охватывающей все ценности, которые созданы людьми в области права" [2].

Тема правосознания и правовой культуры затрагивает самые злободневные вопросы человеческого бытия - вопросы соотношения сознания людей и власти, их прав и обязанностей, охраняемых норм общественной жизни и т.д.
Затянувшийся кризис в стране, сопровождающийся перманентным падением производства, обнищанием миллионов людей, социальным расслоением общества, разрушением традиционных устоев и ценностей жизни; разгулом преступности; неопределенностью государственного устройства, региональным сепаратизмом; коррупцией и бюрократизацией чиновничества - размывает правовую систему общества, деформирует массовое сознание, доминирующими особенностями которого стали разочарование в реформах, тревога, беспокойство, растерянность, обостренное ощущение большинством населения своей социальной отверженности, незащищенности; ослабление доверия к государственной власти.
Вместе с тем, все более отчетливо проявляется тенденция к осознанию необходимости учреждения в стране новой, цивилизованной государственности, основанной на законности и выражающей коренные интересы и волю народа. В обществе нарастают, с одной стороны, психологическая усталость, а с другой - проявления радикализма и социального экстремизма.

Несомненно, на состояние массового сознания россиян сильное негативное воздействие оказали события, связанные с противостоянием законодательной и исполнительной, а также федеральной и региональной властей. Но нельзя забывать о том, что общество состоит из индивидов, каждый из которых являет собой личность со своими жизненными установками. "Общественное правосознание приобретает ведущую роль в механизме функционирования государственной власти. Однако гражданское правосознание пребывает в процессе становления и, для того, чтобы оно окрепло, потребуется немало времени, духовных сил народа и политической воли властей. Важнее всего изменить место и роль гражданина в обществе, выработать механизмы, перемещающие в центр властных отношений интересы личности" [3].
В Центре демографии и экологии человека был разработан специальный прогноз, позволяющий оценить возможный диапазон изменений возрастной структуры.

Пока старение населения России не зашло еще так далеко, как в большинстве западных стран. Если сравнивать нашу ситуацию с прогнозом, сделанным для этих стран Бюро Цензов США, то и через 20 лет показатели старения в России будут довольно умеренными. В 1995г. средний возраст населения России был равен 36 годам, в пенсионном возрасте находился каждый пятый житель России (30 млн. человек), в детском и юношеском - до 20 лет- каждый третий-четвертый (42 млн. человек). Такое население можно охарактеризовать как "зрелое", сбалансированное по возрастным группам: детей больше, чем пожилых; трудоспособного населения - более 50%.
Однако такое, относительно благоприятное, положение не сохранится в будущем. Дальнейшее постарение населения России неизбежно.
Хотя процесс старения необратим и начался в России давно, в ближайшее десятилетие-полтора откроется своеобразное "окно демографического благоприятствования". За этот период практически не изменится доля населения в пенсионных возрастах, одновременно, значительно вырастет доля населения в трудоспособных и, как следствие, увеличится коэффициент демографической поддержки пожилых. Но затем совокупная нагрузка на одного трудоспособного (за счет детей и стариков) снова начнет расти, "окно демографического благоприятствования" закроется, коэффициент демографической поддержки детей и стариков уменьшится [4]. Не трудно сделать вывод о том, какими последствиями это грозит нашему обществу при нынешнем состоянии правовой культуры. Поэтому возникает насущная необходимость в разработке путей формирования правовой культуры личности и воплощения их в жизнь для того, чтобы общество будущего опиралось уже на правовые ценности и строило свою жизнь с их учетом. Не последнюю роль в этом играют средства массовой информации, которые, на мой взгляд, напрямую призваны формировать у граждан тот менталитет, который будет совершенствовать общество в целом.

Человечеству для обеспечения своего будущего необходима нравственно-ценностная, моральная система координат, принципов поведения. Пронизывая общественное бытие и общественное сознание, социальные ценности служат источниками, своего рода "контрольными эталонами" мотивации поступков людей. Охватывая все сферы общественной жизни, система ценностей и соответствующих принципов основана на историческом опыте человечества и на признании существования единой духовной субстанции - разумного начала в природе, частью которой является и человек. Ценности в обществе формируются как составная часть его социокультурной сферы, эволюционизирующей в качестве процесса бессознательной самоорганизации общества в целом. Система всех ценностей в обществе закрепляется и освещается моралью, правом, религией. Мораль присутствует в социальной организации общества в целом. Нравственный аспект имеет каждая из общественных ценностей, каждый вид человеческой деятельности.
"Человек является частью природы, и нет основания полагать, что наличие постоянных законов не распространяется на человеческое общество и поведение в нем людей, то есть на их нравственность. Приобретая национальные, религиозные, классовые особенности, нравственные абсолюты сохраняются тысячелетиями лишь потому, что тесно связаны со всеми другими системами и ценностями человеческой жизни" [5].

Для понимания того, как формируется правовая культура личности в современном нам мире, необходимо обратиться, прежде всего, к формированию и развитию источников права начиная с древнейших времен. Ведь именно от первых источников и отношения к ним идет начало общественного правосознания в государстве.
Обратимся в этой связи к социально-экономической сущности догосударственной, присваивающей системы хозяйства. Эта система объективно не нуждалась в учете вклада каждого члена общества в результаты конкретной охоты, занятия рыболовством, в другие способы добывания пищи.
Регулятивным фактором для таких затрат выступали только половозрастная структура общины, клана, локальной группы, экологическое состояние среды, возможности и потребности самих общин, умение и опыт отдельных членов. Самоорганизация, - вот главное, что характеризует в целом взаимодействие человека и природы в присваивающей экономике на протяжении многих тысячелетий.

Вместе с тем, широкое распространение и использование приобретают в таких обществах и регулятивные начала, формировавшиеся в ходе самоорганизации человечества. Эта регуляция обеспечивает существование и воспроизводство конкретных общин, кланов, групп. Это правила смягчения агрессивных столкновений между группами, организации семейно-брачных отношений, закрепления половозрастного деления, взаимопомощи, организации совместных охот, рыболовного промысла, распределения пищи, санитарно-гигиенические правила, нормы функционирования потестарных органов управления, процедуры решения споров и т.д. Эти регулятивные начала осуществляются в разных формах, но суть их одна: они направлены на поддержание присваивающих экономик, на гармоничное существование человека в природной среде, на его воспроизводство как биологического вида.
В этой связи надо отметить, что социальные нормы присваивающей экономики имели свое особое содержание, формы выражения, способы реализации и защиты, составляли достаточно сложную регулятивную систему.
Одним из элементов в структуре регулятивной системы является содержание. Важнейшим фактором существования общин в природной среде было закрепление за ними той или иной территории, на которой они перемещались. В социальных нормах закреплялась и тотемная система (тотем - идеализированное существо - покровитель отдельного члена группы или всей группы, как правило, вид животного или растения, которых нельзя убивать или употреблять в пищу). Эта система выполняла функции экологического регулятора, была своеобразной "Красной книгой".

В социальных нормах обществ с присваивающей экономикой можно выделить три основных способа регулирования - запреты, дозволения и позитивное обязывание.
В основном запреты существовали в виде табу, т.е. в виде подкрепленной религиозными верованиями недопустимости определенного поведения, например, браков между кровными родственниками.
Дозволения (или разрешения) также определяли поведение человека или объединений людей в присваивающей экономике, указывая, например, на виды животных и время охоты на них, на виды растений и сроки сборки их плодов, на пользование той или иной территорией, источниками воды и т.д.
Позитивное обязывание имело своей целью организовать необходимое поведение в процессах приготовления пищи, строительства жилищ, поддержания огня, изготовления орудий, средств передвижения (например, лодок). Однако все эти способы регулирования не были направлены на изменение природных условий и выделение человека из природы, а обеспечивали лишь наиболее эффективные формы присвоения предметов природы и их переработки, их приспособления для удовлетворения потребностей человека.

Социальные нормы присваивающей экономики находили свое выражение в мифологических системах, в традициях, обычаях, ритуалах, обрядах и иных формах.
Формирование и осуществление социальных норм также имело самостоятельные, отличные от раннеклассовых обществ, процедуры. Наряду с самоорганизационными процессами формирования традиций, обычаев, обрядов присваивающая экономика на некоторых этапах своего развития знала и сознательное, творческое создание норм.
В доклассовом обществе были дополитические, властные (потестарные) органы, которые тоже вырабатывали нормы. Эти нормы по объекту регулирования можно условно разделить на нормы земельные, имущественные, уголовные, а по субъекту - на нормы родственных отношений, брачно-семейные, групповые, межгрупповые.
Санкции являются еще одним важнейшим элементом регулятивной системы присваивающих обществ. Хотя и на сегодня остается бесспорным вывод о добровольном выполнении правил поведения в присваивающих обществах в силу привычного понимания полезности этих правил, подражания, но вместе с тем и эти общества знали различных нарушителей брачно-семейных отношений, пользования участками территорий, тотемных систем и строгое их наказание. В этих случаях к нарушителям применялись и суровые меры наказания, вплоть до лишения жизни. Санкции всегда как бы освещались, поддерживались религиозными силами.
Санкции имели свою структуру: общественное порицание, изгнание из общины, нанесение телесного повреждения, смертная казнь - вот наиболее типичные их формы.

Такой была структура регулятивной системы присваивающих обществ, которая и в целом по своему содержанию, и в своих элементах была совершенно иного типа, чем та, которая возникла в производящей экономике. Но, может, можно и эту систему назвать правом? На этот вопрос по-разному отвечают различные теоретико-правовые школы. Диапазон взглядов здесь весьма широк: от отрицательного ответа на этот вопрос (отечественная теория государства и права) до положительного (некоторые представители западной политической антропологии). Имеются и промежуточные позиции, когда первобытную нормативную систему определяют как протоправо или предправо. И я склонна к поддержанию именно этой позиции.
Мононормы присваивающих обществ под воздействием социально-экономических и политических условий классового общества перерастают в нормы права и морали производящих обществ как путем "расщепления" на эти нормы, так и путем появления новых, позитивно-обязывающих норм, обусловленных организацией земледелия, скотоводства и ремесла.
Регулятивная система раннеклассовых обществ получает новую структуру, отличающуюся и по содержанию, и по способам регулирования, и по форме выражения, и по процедурам, и, наконец, по средствам обеспечения - санкциям - от предшествующей регулятивной системы. В ней возникает специальный пласт норм, которые по всем характеристикам отличаются от социальных норм присваивающих обществ. Иными словами, появляется право. Появляются и первые письменные его источники. В разных частях света с развитием цивилизаций это происходит по-разному.

В Древнем Египте, например, первоначальным источником права был обычай. С развитием государства активной становится законодательная деятельность фараона. Кодифицированные законы того времени не сохранились.
В Египте раньше, чем в других странах сложилось классовое рабовладельческое общество, и впервые в мире возникло государство.
Древне-Вавилонское царство представляло собой централизованное государство. В руках царя была сосредоточена законодательная, исполнительная и судебная власть.
Законы Хаммурапи (1792-1750г.г. до н.э.) были выбиты на большом черном базальтовом столбе. Наверху лицевой стороны столба изображен царь, стоящий перед богом солнца Шамашем - покровителем суда. Под рельефом - текст законов. Он распадается на три части. Первая - обширное введение, в котором Хаммурапи объявляет, что боги передали ему царство для того, "чтобы сильнейший не притеснял слабого". Вторая часть перечисляет благодеяния, которые были оказаны Хаммурапи городам своего государства. Третья часть - непосредственно статьи законов, общим числом 282.
При составлении сборника в его основу было положено старое обычное право, шумерийские судебники, новое законодательство. Законы несовершенны с точки зрения их полноты и по своей категоричности они не предусматривают различных явлений жизни, не содержат общих принципов, нет системы в их изложении. Хотя известная логика присутствует. Но все представленные случаи разбираются с большой обстоятельностью.

В Древней Индии понятие права как совокупности самостоятельных норм, регулирующих общественные отношения, было неизвестно. Повседневная жизнь индейцев подчинялась правилам, утверждаемым в нормах, по своему характеру являвшимися скорее этическими, чем правовыми. При этом они носили яркий отпечаток религии. Нормы, определяющие поведение людей в их повседневной жизни (дхармы), содержались в сборниках - дхармашастрах. Наиболее известная в нашей литературе дхармашастра - Законы Ману (имя мифического бога), (IIв. до н.э.- IIв. н.э.).
Законы Ману состоят из 2685 статей, написанных в форме двустиший (шлок). Непосредственно правовое содержание имеют немногие из них. Основное же содержание - закрепление варнового строя.
Если верить преданиям, то в Древнем Китае уже в Х в. до н.э. чжауским Му-ваном было разработано Уложение о наказаниях. Эта кодификация насчитывала якобы три тысячи статей и предусматривала довольно сложную систему наказаний. В Уложении говорилось об отягчающих и смягчающих обстоятельствах, различались неосторожные и умышленные деяния. По всей вероятности, Уложение представляло собой запись отдельных судебных решений и закрепляло прежде всего нормы обычного права.
В идеологии господствуют два течения, оказывающие большое влияние на развитие права: конфуцианство и школа легистов. Философское учение конфуцианства признавало преобладающее значение норм морали над правом, отождествляя право с уголовным законом. Легисты, напротив, придавая большое значение правовым нормам, пытались распространить их действие на все случаи жизни. Они проповедовали равенство всех перед законом, неотвратимость наказания для всех лиц, выдвигали идею сильного государства. Одним из ведущих представителей этой школы Ли-Куем была написана "Книга Законов", посвященная различным преступлениям и наказаниям.

А конец рабовладельческого периода в истории Китая (после 220г. н.э.) отмечен многочисленными сборниками права.
Строгое соблюдение законов считалось первостепенным условием порядка в стране.
В Древней Греции наиболее развитую правовую систему имели Афины. Древнейшим источником права в Афинах был обычай. В 621г. до н.э. появляется писанное право в виде Законов Драконта. Это было крупной победой широких кругов демоса. Толкование обычного права, по традиции, принадлежало аристократии и приводило к частым злоупотреблениям. Запись действующих норм права позволила ограничить произвол в толковании юридических правил.
При этом Драконт включил в законы ряд новых существенных положений, которые отражали новую социально-экономическую ситуацию. Так, например, отменялась кровная месть, вводились новые правила судопроизводства. Законы оформляли право частной собственности, устанавливали при этом суровое наказание за посягательство на нее.
В начале VI в. до н.э. в Афинах большая законодательная работа была проведена Солоном. В V-IV в. до н.э. законы становятся главным источником права.
Видным представителем политической мысли в Греции становится Платон, ученик Сократа. В своем труде "Государство", написанном в форме диалога, он рисует модель наиболее приемлемой формы государства, в котором царит справедливость, над правителями стоят законы, а на их страже - правосудие. Уже Платон отмечает необходимость идеологического воспитания населения.
По установившейся традиции история Древнего Рима восходит к VIII в. до н.э. Древней кодификацией римского права стал Закон XII таблиц Для своего времени они послужили надежной опорой для регулирования сравнительно простых товарных, семейных, наследственных и т.п. отношений. В результате непрестанных войн Рим вышел за пределы своей первоначальной территории, завоевав Италию, а вслед за тем многие европейские и азиатские провинции. На новой экономической основе вырастает новое право. Уходит в прошлое юридический формализм, пронизывающий законы Таблиц. Получают признание принципы равенства сторон правоотношения, справедливости, доброй совести и др. Когда право противоречит справедливости, говорил Ульпиан (умер в 288 г. н.э.), следует предпочесть последнее и, таким образом, справедливость имеет преимущество перед строгим пониманием права.

По воззрениям римских юристов всю совокупность правовых велений следует делить на две части [6]: право частное и право публичное. К последнему, по известному определению уже упоминавшегося Ульпиана, принадлежат все те нормы, которые "относятся к положению римского государства" как целого; напротив, частное право имеет дело с тем, что касается "пользы отдельных лиц".
Стремясь навести порядок в судах, византийский император Юстиниан (483-565) поручил немногочисленной коллегии выдающихся юристов составить Дигесты, что можно перевести как "собрание юридических текстов". Авторы включили в Дигесты наиболее значительные мнения и определения 39 выдающихся римских юристов II в. до н.э. - III в. н.э. Было изучено 2000 книг, из которых взято 150 тысяч строк. Более других цитируются Ульпиан, Павел, Целез-сын, Лабион, Эмилий Папиниан. Дигесты состоят из 50 книг. В совокупности с другими частями юстиниановой кодификации Дигесты образуют основу "Свода римского права".
Очевидно, что право становится неотъемлемой чертой возникающих государств и развивается вместе с ними.
Таким образом, мы видим, что без права человеческое общество существовать не может. Право появляется, формируется и функционирует в любой культуре, во всех частях света. Развитие права является одним из условий развития общества, государства, движения его к становлению государства правового, отличительными чертами которого являются господство права и верховенство закона, что совершенно невозможно без высокой правовой культуры общества в целом и каждой конкретной личности в отдельности.

Литература:

1. Кистяковский Б.А. В защиту права.//"Вехи", М.,91, с.149.
2. Общая теория права. Курс лекций//Под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 1993. С.500.
3. Правосознание и государственность (круглый стол) // Государство и право. 1997. №7.
4. "Население России 1997" Пятый ежегодный демографический доклад. М.,98. (с.31-34).
5. Макеев В.В., Працко Г.С. Духовная культура как нормативно-регулятивная система. // Право и культура: проблема взаимосвязи. Ростов-на-Дону, 1996.
6. Батыр К.И. Всеобщая история государства и права. М., "Былина", 1997.
__________________
© Фролова Алла

Документы: фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории
В представленных видеодокументах – фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории.
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum