Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Творчество
Долгая дорога в школу. Пустыня
(№2 [80] 30.01.2002)
Автор: Ольга Сатурн
Ольга Сатурн
Долгая дорога в школу

Тот день был одним из череды обычных ноябрьских дней. Когда осень уже потеряла свое очарование, а зима еще не вытолкала слякоть и послушный ветру моросящий дождь. Восьмилетний Дис с отвращением натягивал теплую одежду землян, и даже мысль о том, что ему придется сейчас окунуться в эту пасмурно-промозглую погоду, заставляла его содрогаться.
Планета Ний, где родился и прожил шесть лет Дис, была теплой и светлой, одежда - легкой и удобной, а нийцев жило на ней куда меньше, чем здесь землян. А самое главное, поскольку у нийцев знания кочевали от родителей к детям, там Дису не нужно было ходить в школу.
Но жизнь распорядилась иначе. Два года назад нийцы обнаружили в просторах космоса Землю и, будучи прекрасно вооружены, без труда атаковали планету. Земляне так сильно верили в свое одиночество во Вселенной, что оказались абсолютно не готовы к инопланетному вторжению. И вскоре рядовой Арэт, отец Диса, был отправлен вместе с семьей на Землю для прохождения службы в одной из столиц планеты. В его обязанности входило патрулирование улиц и проверка документов, его жена "вела дом" в крошечной квартире, а сын, так как он был сыном рядового, ходил в школу, где он должен был получить на родном языке необходимые нийцу знания, вместе с земными детьми.
Школа могла быть менее ненавистной, если бы не соученики-земляне. Они хмуро выслушивали "необходимые знания" на малопонятном языке, периодически бросая недобрые взгляды на кучку нийцев, расположившихся за первыми партами. На переменах учителя-нийцы зорко следили за тем, чтобы земляне соблюдали дистанцию и не приближались к нийцам. Но перемена есть перемена, и Дис то и дело получал "случайные" тычки и подножки.
Первое время настоящим испытанием для нийцев были часы физической подготовки, которые сначала проходили вместе с учениками-землянами. В присутствии туземного учителя земляне чувствовали себя абсолютно свободно. Они значительно превосходили нийцев по силе и мастерству, и, поощряемые учителем, с удовольствием демонстрировали врагам свое превосходство. Вскоре физкультуру для землян упразднили, а преподавателя уволили.
Но рано или поздно уроки заканчивались, ученики дружно вылетали из школы, и справедливость восстанавливалась. Земляне попадали в "мир развлечений", а нийцы оказывались в ситуации, когда школа уже далеко, а спасительный кров еще не близко. Земляне вооружались сопутствующими предметами - электронными ранцами, ботинками, индикаторами здоровья и умело делали то, что не удавалось военным и политикам - доказывали, кто на Земле хозяин.
Обычно дело заканчивалось появлением родителя, обеспокоенного длительным отсутствием отпрыска. Земляне нехотя расходились под аккомпанемент угроз родителя, обнимающего свое избитое, трясущееся от страха чадо. Виновных в потасовке найти было невозможно. Нийцы пробовали устраивать репрессии: родителей предполагаемых зачинщиков заставляли платить огромные штрафы, самих виновных выгоняли из школы, но это только подливало масло в огонь, и дети нийцев еще быстрее обрастали увечьями.
Узнав землян ближе, нийцы старались поменьше с ними конфликтовать - неподготовленные и безоружные земляне оказались непредсказуемым и опасным противником. Стоило обострить ситуацию, и земляне отказывались работать, устраивали нийцам "несчастные случаи" или, вооружившись чем попало, набрасывались на инопланетян. В то же время политики спокойно наблюдали за уничтожением военного арсенала Земли и шли служить инопланетному правительству.
Но Дис политикой не интересовался. Единственное, о чем он хотел знать, это то, когда он сможет вернуться домой. И каждый раз, когда Дис брел в школу, он проклинал и землян и нийцев. Первых - за то, что они очутились во Вселенной, вторых - за то, что они решили завоевать Землю. Дис знал одно - когда нийцы ступили на эту планету, они не подумали о Дисе. О том, что щуплый мальчишка-землянин, одноклассник, будет с друзьями подкарауливать Диса, валить с ног, а потом, задыхаясь и дрожа от ярости, лупить тяжелыми ботинками и кричать: "Убирайся домой!" О том, что вокруг будут стоять другие земляне, радостно наблюдать унижение Диса и подбадривать товарища одобрительными возгласами. Они не подумали, что именно здесь, на утоптанной дорожке через рощу Земля ежедневно будет побеждать Ний, и даже тысяча нийцев у власти не сможет этому помешать. Дис знал, что, покоряя землян, они мечтали о славе непобедимых. Но они не видят презрительного выражения на лице землянина, чьи документы проверяет его папа, и как землянин плюет ему вслед, когда тот отвернется. Они не знают, что его мама пропадает на полдня, когда идет по делам; земляне игнорируют ее, если она не разговаривает с ними на их языке. Поэтому мама повсюду таскает с собой Диса, с которым хоть и брезгливо, но все же общаются земляне.
Дис наконец справился с ботинками, сделал глубокий вдох и рванул на себя дверь. Пока Дис шел по нийскому кварталу, он старался идти как можно медленнее, но как только показалась знакомая роща, Дис постарался напустить решительный вид и по возможности бодро зашагал по тропинке. Земные деревья цеплялись за неудобную одежду, ветер норовил смести с лица земли, холод заставлял замирать каждую клетку тела. Дис подумал: для того, чтобы день получился совсем "удачным", должен обязательно пойти дождь. И он не заставил себя ждать: с неба хлынула вода. Забарабанила по панцирю на голове и забралась за шиворот. Одежда промокла. Дису даже захотелось в школу - там по крайней мере ничего не льется с потолка и относительно тепло. Дис прибавил шагу. Но попасть нийцу в школу было совсем непросто. У развилки, где одна дорожка сворачивает в глубь рощи, а другая - к школе, Диса ждала ежедневная, традиционная "беседа" с землянами. Перехитрить их было невозможно; когда однажды Дис добрался до школы длиннющим окольным путем, после уроков с ним поговорили еще серьезнее. Но Диса пугала не столько драка, сколько опасность, что об этом узнают дома и додумаются его провожать. К счастью, на теле нийца невозможно оставить синяков, а делиться со взрослыми своими проблемами Дис не привык. Он пытался решать их сам. Часто ему это удавалось. Даже здесь, на этой планете. Но вот победить хотя бы одного землянина ему так и не пришлось. Дис с тяжелым сердцем спешил в школу. До развилки оставалось совсем немного. Каждый раз Дис надеялся, что произойдет чудо, и землян на ней не окажется. Но и в этот день чуда не случилось - вдалеке показались четыре знакомые фигуры.
Заметив нийца, земляне замолчали и стали напряженно ждать, когда он подойдет ближе. Дис остановился в нескольких шагах от землян.
- Эй, ниец! Так и будем стоять?
- В школу опоздаешь! - Земляне засмеялись.
- Ты забыл, Лан, - это землянам нельзя опаздывать, а нийцам можно.
- Не бойся, ниец, мы - быстро. К звонку доползешь! - Раздался
хохот.
- А мы придумали выход: не хочешь с нами встречаться - вали на
свой Ний!
- И в школу не надо будет ходить, и дождик не намочит. А, ниец ? - Земляне подошли ближе.
- Мне не нужна ваша Земля! И ваша идиотская школа не нужна! - Дис не стронулся с места. - Если бы я мог, я бы давно улетел отсюда.
-Сейчас поможем. Мы тебя в космос запустим. - Лан сделал несколько разминочных рывков руками. Его коренастый приятель внезапно прыгнул на Диса, повалил на землю и принялся колотить увесистым ранцем.
Дис всегда терпеливо сносил побои, осознавая, что землян больше и они сильнее. Но то ли погода в тот день особенно разозлила Диса, то ли удары были сильнее, чем обычно; Дис рассвирепел, изловчился и, когда землянин занес руку для очередного удара, схватил его между ног, изо всех сил сжав кулак. Землянин задохнулся и рухнул рядом с Дисом, корчась от боли.
- Ах так ! - Лан с друзьями набросился на нийца, но тот успел вскочить и кое-как отбивался от нападавших. Хотя сопротивлялся Дис недолго: Лан решил, что возня с нийцем слишком затянулась, подобрал камень и с размаху опустил его на голову Диса. Раздался звук - будто землянин щелкнул пальцами, и панцирь на лбу треснул прямо посередине. Лан охнул и отступил, на всякий случай все еще сжимая камень. Земляне замерли и настороженно наблюдали за Дисом. Тот стоял, слегка покачиваясь, и тупо смотрел, как капли желтоватой жидкости падают в лужу. Беззвучные всплески и крошечные круги по воде. Дис повалился набок и, как показалось землянам, перестал дышать. Первым вышел из оцепенения Лан:" Бежим! " И друзья помчались наугад сломя голову, петляя между деревьями.
- Стойте! - Кым, захлебываясь воздухом, пытался отдышаться. - Если мы не придем вовремя в школу, все поймут, что именно мы его убили. Нужно успеть к первому уроку и сделать вид, что ничего не произошло.
- Кым прав, Лан, - когда человек прячется, думают, что виноват именно он. Давайте быстрей в школу - еще можно успеть.
Земляне рванули обратно и за шесть минут до звонка влетели в школу. Вскоре они смешались с толпой учеников и по звонку заняли места за партами. Когда входил учитель-ниец, земляне обязаны были приветствовать его стоя. Лан послушно встал вместе с остальными. Прямо перед ним, за первой партой остался сидеть ниец, а рядом с ним пустой стул леденил душу Лана. Это было место Диса. Учитель кивнул. Так как нийцы очень не любили громкие звуки, вымуштрованные земляне сели бесшумно. Началась перекличка. Когда очередь дошла до Лана, он, занятый мрачными мыслями, не сразу отозвался. Товарищ ткнул его в бок. "Здесь!" - встрепенувшись, звонко выкрикнул Лан на чужом языке. Учитель хмуро посмотрел на Лана:
- Если ты занимаешься посторонними делами во время переклички, как ты собираешься работать на уроке? Лан ответил молчанием.
- Ты пришел учиться или бездельничать?
Тишина.
- Отвечай!
- Учиться, - выдавил Лан.
- В следующий раз ты должен встать, когда разговариваешь с учителем. Понял?
- Да!
Дис значился в списке последним. Учитель несколько раз повторил его тройное имя.
- Кто-нибудь знает, где Дис?
Класс молчал. Лан насторожился.
- Может быть, он болен?
Лан заерзал на стуле.
- Итак, Дис отсутствует.
Урок шел по привычному сценарию, когда дверь отползла в сторону, на пороге появился Дис и попросил разрешения войти. Аккуратная, прямая, как нарисованная, полоса прочертила его лоб.
Лан с удивлением и ужасом взирал на вошедшего.
- Дис, что с тобой случилось? - поинтересовался учитель.
Лан с трудом представлял репрессии, которые последуют, когда ниец поведает о том, что с ним случилось, и кто в этом виноват, но подозревал, что его жизнь и жизнь его семьи в ближайшее время весьма осложнится. Учитель повторил вопрос.
- Извините, я спешил, споткнулся и упал. Сильно ударился головой, - отчеканил Дис. - Можно сесть?
" ... а то снова упаду" - мысленно добавил Лан.
- Где это случилось? - не унимался преподаватель.
- У выхода из рощи. Там был большой камень. - Устало проговорил Дис.
- Ну, садись.
Дис довольно уверенно добрался до своего места в среднем ряду, опустился на стул и облегченно вздохнул. Позади с неменьшим облегчением вздохнул Лан. Остаток урока Дис просидел, подперев костяную щеку и пребывая в прострации. А Лан, уставившись в одну точку прямо перед собой, обдумывал, почему ниец его не выдал.
Звонок прервал размышления Лана и заставил Диса очнуться. Оба вышли из класса последними, не обмолвившись ни словом и даже не глядя друг на друга. В коридоре товарищи встретились и, забившись в угол, обсуждали происшедшее и поступок Диса. Кым утверждал, что ниец обязательно их выдаст, дождавшись удобного момента. Рой настаивал на версии о мести - Дис что-то задумал. И только Лан был убежден, что молчанью Диса есть другая причина:
- Нет, ребята, он просто не хочет стучать.
- Ты еще скажи, что он - свой парень.
- Испугался мести - вот и не стукнул.
- Нет, бояться ему некого. Скажи он правду, от нас осталось бы мокрое место.
- Еще останется. Дождемся. Надо было его прибить.
- Лан отрицательно помотал головой:
- Нет. И бить его мы больше не будем.
- Может, мы вообще - подружимся? - съязвил Кым.
- Нет. Но бить не будем. Он не такой, как остальные нийцы.
Рой скептически хмыкнул.
- Так пойди - обрадуй пацана.
- Вместе пойдем!
- Чего ради? Может, мы не собираемся прекращать наш "разговор" с нийцем.
- Не дурите. Идем к Дису!
Рой и Кым нехотя отклеились от стены и потащились за Ланом.
Дис обнаружился сидящим на ступеньках, которые вели к черному входу. Лан приблизился к нийцу, а товарищи решили соблюдать дистанцию.
- Дис, мы тебя больше не тронем. Да? - Лан обернулся к друзьям.
Те нахмурились, но кивнули.
- Это не значит, - продолжал Лан - что мы не желаем вам, нийцам, сдохнуть, и когда-нибудь мы с вами еще посчитаемся, но тебя мы бить не будем.
- Мне все равно, - Дис встал, отряхиваясь. - Я вырасту и улечу с вашей планеты.
- Такой вариант нас устраивает, - усмехнулся Лан.
- И советуем прихватить всю вашу шайку.
- Ну, давай, ниец! Пока!
Ниец смотрел вслед землянам и думал о том, что хозяева дома снова победили. И так всегда; изживают они тебя или разрешают ходить по земле.
Через несколько лет покрытый боевыми шрамами вожак Лан великодушно позволит искромсанному вожаку Дису погрузить остатки уцелевшего нийского народа на остатки нийских кораблей и отплыть на родную планету. И тот с радостью воспользуется разрешением.
И за пропасть лет от Земли, ступив на родную планету, Дис поймет, как здорово, что все эти годы он провел вдали от дома. Теперь никто не сможет заставить его и тех, кто с ним прилетел, угрожать вторжением другой планете, потому что самое главное, чему они научились в земной школе - нельзя стать непобедимым на чужой территории.
Землянин смотрел вслед уходящим кораблям и, улыбаясь, думал о том, что, оставив нийцев в живых, он навсегда избавил Землю от их присутствия. И где-то в глубине души он чувствовал сожаление, что закончилось противостояние, которое помогало землянам осознать свое превосходство.
И оба вспомнили тот промозглый школьный день, когда они выяснили, что врага можно уважать. Тот первый день в начале долгого пути, когда один понял, что в конце он победит, а другой осознал, что проиграет.
Сейчас их ждала другая дорога, на которой у землянина была возможность остаться хозяином своей жизни, а у нийца - наконец им стать.

Пустыня


Люди не должны забывать,
что на Земле им отведено
очень небольшое место, что
они живут в окружении
Природы...Если мы не будем
постоянно ощущать ее
рядом с собой в ночи, мы
позабудем, какой она может быть
грозной и могущественной. И
тогда в один прекрасный день,
она придет и поглотит нас.


Рэй Бредбери."451 по Фаренгейту".

1

Рэльф осторожно провел кончиком указательного пальца по подоконнику. За пальцем потянулась чистая белоснежная дорожка. Он недовольно поморщился; сейчас только 7 часов утра, а город уже полон песка. Он везде - на столе и книжных полках, на тротуаре и крышах домов, в утреннем чае и, как кажется Рэльфу, даже в его мыслях. Люди борются из последних сил: вечерами специальными машинами тщательно вычищают город; каждый метр, каждый переулок, каждую трещину в асфальте и складку на шторе. В домах гасят свет и ложатся спать с надеждой, что вокруг не осталось ни песчинки. Но едва сомкнутся глаза последнего страдающего бессонницей, как эти мошки: желтые, прозрачные, гладкие, острые прокрадываются в спящий город. Они завоевывают пространство и удобно устраиваются, отыскав подходящее место. И так каждый день. С той лишь разницей, что с новым вечером на войну с песком приходится затрачивать все больше времени и сил. Рэльф ненавидел этот песок, хотя понимал, что в пустынной войне виноват именно человек.

2

Много лет назад началось "Великое наступление на Пустыню". Люди решили, что им не нужны огромные километры песка и приятнее на их месте видеть лес или рощу, а полезнее всего - сад.
Предки Рэльфа могли бы долго рассказывать о радостном возбуждении, охватившем тогда Человечество при виде цветущих садов на месте покоренных пустынь. Его родители поведали об этом гораздо меньше, но поделились тревогой за будущее, глядя на увядающие деревья и молодых варанов, снующих по желтой кромке, плотно сжимающей сады. Сам Рэльф не по книгам знает, как выглядит бархан, и что испытывает человек, в утреннем кофе которого вместо сахара оседает песок. А вот слово "дерево" ассоциируется у него лишь с большим зеленым пятном на картинке учебника по биологии.

3

День, начавшийся пасмурным небом и колючим песчаным ветром, родившимся в сердце пустыни, закончился тем, что очередной порыв ветра распахнул окно в комнате Рэльфа, превратив ее вскоре в огромную песочницу. До сумерек Рэльф провозился с уборкой и, уже засыпая, подумал о том, что не слышал шума уборочных машин, значит, сегодня песок остался в городе.

4

Рэльф проснулся от внутреннего толчка и, повинуясь неосознанному желанию, выбежал на улицу. Едва он покинул дом, ноги увязли в сухом горячем песке на погребенных под ним ступеньках. До Рэльфа донесся шум моторов и шелест упругих шин, скользящих по песку. Рэльф обернулся на звук - несколько автомобилей вереницей потянулись под проливным солнцем к единственной в этом краю автострассе. Те, кто еще не успел уехать, заперлись в квартирах и, наверняка, собирали вещи. Рэльфу захотелось ворваться в жилища к людям, вытолкать их на улицы, включить машины и заставить убрать песок. Он бросился к ближайшему дому, колотил в окна, что-то в исcтуплении кричал, но на него никто не обращал внимание. Обессилев, Рэльф побрел по дороге, которая вела за город. Асфальт скоро закончился. Человек взглянул на последние дома - песок сплошной линией подобрался к самым стенам, а кое-где уже успел лизнуть оконные стекла.

На город надвигалась Пустыня


___________________________
© Сатурн Ольга (Текст и рисунок)





Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum