Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Образование
Распространение английского языка в мире как одна из форм американского мессианизма
(№18 [163] 25.12.2007)
Автор: Евгений Зарецкий
Евгений Зарецкий
Герман Мелвилл в 1850 году писал, что «мы, американцы – особый, избранный народ, Израиль нашего времени... Бог предназначил нашему племени великие свершения, а человечество ждет их от нас» [1]. Такая уверенность была типична для американцев второй половины 19-го века не в меньшей степени, чем для наших современников. В данной статье мы рассмотрим только один аспект американского мессианизма – сознательное распространение английского языка в мире. Подчеркнем, что речь идет именно о сознательной, целенаправленной деятельности некоторых организаций, преимущественно религиозного характера, которые пытаются добиться таким образом не только и не столько улучшения знаний английского, сколько приобщения максимального числа людей посредством этого нового информационного канала к той системе ценностей и тому мировоззрению, которое они проповедуют. Сразу оговоримся, что никаких официальных планов по вытеснению других языков в госдепе, насколько нам известно, не разрабатывается [2], хотя, например, исследователь данного вопроса Роберт Филлипсон утверждает в книге «Лингвистический империализм», что после Второй мировой войны существовал некий засекреченный совместный план американцев и британцев популяризировать английский для достижения политических целей [3].

Он, среди прочего, приводит отрывок из так называемого Drogheda Report, одного из наиболее важных британских документов второй половины 20-го века по внешней политике, где имеются следующие строки, свидетельствующие, что британскому правительству была вполне понятна роль английского в достижении политических и экономических целей:

«У нас нет сомнений, что работа Британского Совета, особенно по распространению английского языка в Азии, в дальнейшем будет чрезвычайно полезна для нашей торговли в других странах. (...) Знания английского, в свою очередь, способствуют росту интереса к чтению английских книг, общению с британцами, изучению их жизни или каких-то ее отдельных аспектов. (...) Поступательное конституционное развитие колоний делает все более необходимым укреплять узы понимания между Великобританией и зависимыми странами. Растет необходимость противодействовать коммунистическим махинациям в колониях и удовлетворять растущий интерес других стран мира в делах колоний.
Drogheda Report (1954)» [3].


Можно также вспомнить, что Уинстон Черчилль в своей знаменитой фултонской речи (05.03.1946), с которой началась «холодная война», обращается, в первую очередь, к англоязычным странам, включая колонии, как к потенциальным союзникам в борьбе с Советским Союзом, чем подчеркивается роль языка в качестве консолидирующего фактора:

«Мы должны неустанно и бесстрашно провозглашать великие принципы свободы и прав человека, которые представляют собой совместное наследие англоязычного мира и которые в развитии Великой Хартии, Билля о правах, закона Хабеас Корпус, суда присяжных и английского общего права обрели свое самое знаменитое выражение в Декларации Независимости. (…) Ни надежного предотвращения войны, ни продолжительного существования всемирных организаций не может быть достигнуто без того, что я назвал братским союзом англоязычных народов. (…) Если население англоязычного [Британского] Содружества и Соединенных Штатов будет действовать совместно, при всем том, что такое сотрудничество означает в воздухе, на море, в науке и экономике, то будет исключен тот неспокойный, неустойчивый баланс сил, который искушал бы на амбиции или авантюризм. Напротив, будет совершенная уверенность в безопасности» [4].

Эсэсовец Георг Шмидт-Рор, разрабатывавший методы замены английского языка в колониях на немецкий, исходил из того, что любой англоязычный народ – это союзник англичан и американцев [5]. В работах современных специалистов по нациеобразованию (identity planning, nation-building) также нередко встречается мысль, что с помощью распространения определенного языка можно сделать тот или иной народ лояльным или дружественным носителям этого языка: «Policies on teaching of foreign languages, the development of scientific terminology and linguistic purification often refer to interstate rather than intrastate influences and aim to strengthen or erode particular interstate solidarities» [6]. Один из министров Шри-Ланки в середине 1980-х годов охарактеризовал важность английского языка для пропаганды следующим образом: «За одну десятую тех средств, которые они выделяют на 'звездные войны', американцы могли бы заставить всю Азию слушать их президента. Обучение английскому – это более мощное оружие на вооружении англоязычных народов, чем 'звездные войны'» [3].
Таким образом, две цели популяризации английского уже обозначены – ведение политической борьбы с противниками англо-саксонских стран и облегчение торговых отношений. Дополнительно можно назвать такую мотивацию, как привлечение в различные секты новых членов через бесплатные курсы английского и популяризацию английского ради якобы закодированного в нем мировоззрения. Коммерческий аспект в случае государственных и религиозных структур вторичен. Английский рассматривается, в первую очередь, в качестве основного канала доступа к информации о западном (или более узко – американском, британском, связанном с какой-то церковью) образе жизни, а также проводника идей и ценностей, распространение которых должно ускорить глобализацию и интеграцию определенной группы, определенного коллектива в англоязычную среду. Сознательное или несознательное убеждение, что англо-саксонская культура, в т.ч. язык, должна распространяться и вытеснять другие, является следствием феномена, называемого мессианизмом. Под мессианизмом мы понимаем здесь веру в богоизбранничество народа для выполнения особой предопределенной роли в судьбах мира. В США и Англии он в значительной мере уже секуляризирован, т.е. не подразумевает веры в какие-то высшие силы, но вера в особое призвание, избранность для высокой миссии по сравнению с другими народами все-таки остается.

Не исключено, что склонность именно американской культуры к мессианизму обусловлена, среди прочего, тем свойством, которое в культурологии называется универсализмом. Некоторые культурологи (напр., Чарльз Хэмден-Тернер и Фонс Тромпенаарс) делят все культуры на два типа:
а) партикуляристские: их носители верят, что у каждого своя правда, что законы, представления о хорошем и плохом могут различаться у разных народов;
б) универсалистские: их носители верят, что правда может быть только одна, что определенное мировоззрение, определенное видение добра и зла универсально и распространяется на всех [7].
США, Англию и Германию причисляют к ярким универсалистским культурам, стандартным примером партикуляристской культуры является Франция. Наблюдается определенная, но не очень четкая корреляция с дихотомией индивидуализм / коллективизм. Индивидуалистические культуры обычно проявляют больше универсалистских тенденций, чем коллективистские. Соответственно, американцы исходят из примата своей системы ценностей, своего взгляда на жизнь и своей политической системы над остальными, и чем больше какая-то культура отличается от американской, тем более неправильной (архаичной, недемократичной, тоталитарной и т.д.) она им кажется. Хотя подобные культурологические объяснения часто несколько спекулятивны, как и все обобщающие классификации культур мира, но, возможно, определенное зерно истины здесь содержится. Прямая корреляция между типом культуры (универсализм / партикуляризм) и склонностью к мессианизму представляется нам, однако, сомнительной.

Активный мессианизм приписывают и англичанам [8], и американцам [9], и немцам [10, 11], и французам (вопреки их партикуляризму) [3, 11], причем в одном источнике говорится даже, что англичане по сравнению с французами прикладывают очень мало усилий для распространения своего языка [12]. Ангела Бартенс утверждает, что англичанам во времена колониализма вообще было все равно, какой язык распространять, лишь бы это способствовало ослаблению покоряемых народов по принципу «разделяй и властвуй» [13]. Французы же и тогда, и сейчас популяризируют только свой язык, не брезгуя такими средствами, как открытая дискриминация говорящих на других языках.
В рамках американской традиции развилось два вида мессианизма, которые Джон Лоренс называет «яростным национализмом» и «пророческим реализмом» [14]. Корни «яростного национализма», по мнению Лоренса, следует искать в Ветхом завете, игравшем значительно бóльшую роль в становлении североамериканского религиозного мировоззрения, чем русского. Ветхозаветный бог известен своей необузданной ревностью и мстительностью, он убивает сам и призывает к массовым убийствам свой избранный народ (а избранный народ может быть только один). Он не обращает внимание на то, сколько невинных погибнет вместе с виновными. Он оправдывает любое насилие вплоть до уничтожения всего человечества кроме горстки особо праведных. Язычники и все, кто живет согласно «неправильной» системе ценностей, должны быть либо ассимилированы, либо уничтожены. Спасать мир в соответствии с этой традицией можно и атомными бомбами. Вторая традиция, «пророческий реализм», в большей мере основывается на Новом завете и подразумевает спасение более мирными, бескровными путями и равноправие всех народов перед Богом, т.е. упразднение избранного народа. Поскольку исчезает догмат об особой миссии одного народа, исчезает и обоснованность насилия со стороны одного «правильного» народа по отношению к остальным «неправильным».

Американцы постоянно колеблются между этими двумя традициями, неизменно возвращаясь к первой. В религиозных кругах, занимающихся вербовкой новых членов путем распространения английского, преобладают протестанты, т.е. группа, чаще придерживающаяся первого варианта мессианизма. Это видно по результатам опросов, согласно которым именно протестанты наиболее активно поддерживают американские интервенции и прочие агрессивные действия США на международной арене. Например, в 2003 нападение на Ирак было поддержано среди всех крупных американских церквей только протестантами [15].
Поддержка, которую получают американские власти во время своих регулярных «превентивных» ударов и «антитеррористических» операций на чужой территории, представляет собой выражение еще одного признака мессианизма – так называемой «коллективной невинности» [14]. Под этим подразумевается уверенность в собственной непогрешимости, в правоте своих действий, в их оправданности волей каких-то высших сил даже при использовании сомнительных методов типа физического устранения каких-то неугодных лиц, военных вторжений, экономических санкций, ведущих к массовому голоду, пыток и т.д. СМИ подпитывают эту веру постоянным муссированием библейской терминологии и введением неологизмов, которые должны напоминать американцам голливудские фильмы о борьбе супергероев с силами зла (например, «Химический Али», «Доктор Бактерия» по отношению к конкретным лицам иракского правительства в 2003 году, «Ядерный Ахмади» по отношению к президенту Ирана Махмуду Ахмадинеджаду в 2007 году). «Коллективная невинность» выражается, среди прочего, и в том, что большинство американских граждан поддерживает, согласно опросам, все войны, которые начинает их правительство: Косово (1999) [16], Судан и Афганистан (1998, атака американцев на лагерь террористов) [17], Афганистан три года спустя (2001) [18], Ирак (1990 [19] и 2003 [20]) и т.д., причем особым рвением в этом отношении отличаются протестанты. Хорошо «коллективная невинность» отразилась в следующем опросе: большинство американцев дважды, в 2001 и 2004 году, на вопрос «Могли ли действия самих США привести к атакам 11 сентября 2001 года?» ответило отрицательно [21].

Таким образом, протестантскому мировоззрению, доминирующему в США, присущи две основные характеристики: во-первых, стремление переделать мир по своим лекалам, т.к. Америка является «Градом на холме», «Новым Иерусалимом» и моральным авторитетом для остальных стран (если бы это было не так, бог не дал бы Америке успех – успех является в протестантском мировоззрении признаком избранности для вечной жизни); во-вторых, любые или почти любые действия для обращения неверующих являются оправданными. Распространение английского – один из самых безболезненных способов ассимиляции других народов.
Если в Англии «бремя белого человека» уже имеет солидную историю в несколько веков, то в США мессианское мировоззрение распространилось только в 19 веке:

«В течение 19 века вера в то, что бог особенно благоволит американцам, все больше усиливалась. Христианство, демократия, американизм, английский язык ... – все это смешивалось друг с другом и приводилось к общему знаменателю. Уверенность в собственной добродетели вызвала у американцев такое чувство превосходства, что они не остановились перед тем, чтобы приравнять божьи законы к своим. (...) Свет заблудшим должны были, в первую очередь, нести представители англосаксонской расы» [22].

Уже в 19 веке возникают первые американские организации, предназначенные для распространения английского за пределами США. Официальную поддержку они получили только после Второй мировой войны [3]. Как указание к распространению английского языка некоторые секты восприняли следующие слова из Книги Софония, 3:8-9 (Ветхий завет): «Итак, ждите Меня, говорит Господь, до того дня, когда Я восстану для опустошения, ибо Мною определено собрать народы, созвать царства, чтобы излить на них негодование Мое, всю ярость гнева Моего; ибо огнем ревности Моей пожрана будет вся земля. Тогда опять Я дам народам уста чистые, чтобы все призывали имя Господа и служили Ему единодушно». В данном отрывке говорится, очевидно, о будущем введении единого языка для спасенных. Представители тех протестантских сект, которые исходили из избранности американского народа, пришли к выводу, что речь идет об английском.

Например, в помпезном произведении американского поэта 18-19 веков Джоэля Барлоу «Видение Колумба» находим такие строки о конце истории: «The tongues of nations, here, harmonious blend, / Till one pure language thro' the earth extend» (1787) [23]. В поэме рассказывается о том, как все человечество принимает американскую демократию, американцы берут бразды правления в свои руки и, среди прочего, распространяют свой язык по всему миру. Не менее интересным в этом отношении представляется труд Тимоти Двайта «Америка, или Поэма об основании британских колоний» (1780) [24]. Поэма представляет собой приукрашенное описание американского прошлого и фантастическое – американского будущего. Индейцы изображаются в самых мрачных тонах: они не верят в бога, у них нет гражданского общества, они мстительны, злобны, подлы и дики; их существование – это века варварства и потопленных в крови равнин. Сами небеса привели британцев в Виргинию, где они основали колонию и стали заниматься земледелием. Массовое истребление индейцев представляется вынужденной мерой, одобренной небесами, поскольку «яростные варвары» и «крашеные банды» беспрестанно нападали на мирных колонистов. Вообще англичане изображены избранным народом, особо опекаемым богом. После истребления индейцев в колониях наступает благоденствие: расцветает религия, бедные живут в безопасности, благодетель, справедливость и богопослушание распространяются повсеместно. Видение будущего автору демонстрирует спустившийся с небес человек с сияющим лицом, скипетром, на котором автор замечает надпись «свобода», и в белой одежде. Рассказчик видит в будущем страшную войну, после которой наступает век Америки: ее мощь распространяется на всю планету, самые могущественные царства дарят американцам свои богатства, в Америке поднимаются новые Римы, воцаряется мир на земле, поэты славят бога, и Иисус действительно является на землю, чтобы продемонстрировать свою силу. Затем наступает страшный суд, природа тает, солнце темнеет, луна исчезает, и дети бога отправляются в лучший мир, где пьют потоки чистейшей радости и пробуют на вкус вечную любовь. Заметим, что в более поздних работах о конце истории авторы обычно не упоминают о страшном суде, ограничившись всеобщим благоденствием под предводительством США. Двайт возвращается еще раз к этой теме в поэме «Холм Гринфилда» (1794) [25].

Автор снова рассказывает о борьбе с индейцами и добродетелях переселенцев, после чего переходит к описанию видения, показанного ему тем же небесным духом. Америка представляется царством мира и закона, разума и науки. Американцам предписано судьбой спасти человечество и поразить его своими добродетелями. Америка – это оазис, охраняемый Атлантическим океаном от войн, зависти, гордости, атеизма, самодержавия и прочих пороков Европы; она специально была создана для правления миром. Именно в ней особенно расцветет забота о правах человека, именно американцы освободят всех угнетенных, избавят мир от бедности и преступности, накормят сирот, распространят просвещение и утешат грустных, ибо американцы – избранная нация. На этот раз Двайт уже не говорит об избранности Британии, называя ее проклятием человечества (очевидно, его отношение к англичанам претерпело значительные изменения во время войны за независимость США, которая закончилась уже после публикации предыдущего произведения). О конце света он также не упоминает, т.е. история заканчивается на всемирном правлении США. Мы рассмотрели эти два произведения столь подробно, поскольку они отражают популярные взгляды протестантских сектантов на ход и смысл мировой истории, а также на роль их страны в событиях последних времен.
Рассмотрим еще один вариант описания конца веков, на этот раз в изложении влиятельного мормона Парли Прэтта, одного из 12-и «апостолов» церкви [26]. В своей брошюре «Ангел прерий» (1844) он описывает видение, продемонстрированное ему человеком в белых сияющих одеждах, которого он принимает за ангела. В будущем рассказчик видит, что в каждом из соседних штатов (Арканзасе, Иллинойсе и т.д.) проживает по 100-200 миллионов человек всех наций, что земли эти чрезвычайно богаты и плодородны, а народ счастлив. В центре США стоит гигантский дворец вселенского правительства. Вокруг него ходят выглядящие очень свободными люди, среди них попадаются и вполне цивилизованные на вид индейцы. На одной из дверей дворца он обнаруживает надпись «Тиранам вход воспрещен», в самом здании лежат горы ржавого оружия – это вооружение всех армий мира. На Троне Свободы сидит сам бог – старик с явными признаками пережитого страдания на лице. Ангел сообщает, что страна пережила страшную войну, в которой погибла и возродилась вновь благодаря лучшим представителям народа, спрятавшимся в лесах от превосходящего по силе врага, а затем основавшим новую Америку. Ангел показывает рассказчику свиток, представляющий собой пособие по строительству идеального государства; содержание свитка сводится к тому, что толпа – это худший тиран, потому миром должен править лично бог – здесь вера в теократию еще не сменилась верой в демократию. Как бы ни нелепо казалось описание такой версии конца истории современному читателю, в 19 веке его ждали на полном серьезе, к нему готовились и старались приблизить его миссионерской деятельностью.

     В четырех описанных нами произведениях история заканчивается полным главенствованием США во всем мире. Американский народ представляется избранным, ему дается право вести войны и «принимать» богатства других держав (которые, по Тимоти Двайту, будут сами добровольно делиться ими с американцами). Американская система ценностей и американский образ жизни с одобрения самого бога и под его личным руководством распространятся по всему миру. Вполне закономерным выводом из такого видения вещей было некое привилегированное положение английского по сравнению с другими языками. Английский язык лучше не только потому, что он проще, а, в первую очередь, из-за отраженной в нем системы ценностей. Вот как объясняет необходимость распространения английского The Indian Peace Commission (целью этой комиссии было умиротворение индейцев посредством обучения их английскому):

«Все истинные американцы понимают, что Конституция, законы и институции Соединенных Штатов по своей приспособленности к потребностям и требованиях человека превосходят свои аналоги в других странах. Им также наверняка понятно, что распространение английского языка способствует распространению этих законов и институций, а также их укреплению. Нет ничего, что в такой же полной мере закрепляло бы в индивиде характеристики его нации, как язык. Этот факт столь известен и важен, что народы всего мира, древнего и настоящего, самым строгим образом следили, чтобы в общественных школах производилось обучение национальному языку» [27].

А вот как описывает мотивацию американских политиков, требовавших скорейшего обучения иммигрантов английскому, исследователь вопроса Джеффри Нюрнберг:

«Самой важной составной частью программы американизации было принуждение иммигрантов к переходу с их родного языка на английский, что осуществлялось не только путем обучения английскому, но и путем препятствования обучению и использованию других языков. Более 30 штатов объявили английским единственным языком образования в частных и государственных школах. Эти меры основывались на особом видении соотношения языка и мышления, согласно которому иностранный язык представлялся препятствием на пути основных идей демократического общества. Высший Суд Небраски в защиту государственного запрета на использование какого-либо языка, кроме английского, для обучения в школах до 9-го класса предупреждал о «гибельных результатах» проведения занятий на иностранных языках, которые наверняка «естественным образом прививают идеи и чувства, чуждые интересам страны». Основой подобных подозрений было представление об английском, как некоем «избранном языке», носителе англо-саксонских (или, по крайней мере, англо-американских) идеалов и институтов. Английский стали видеть чем-то типа «истинного языка», сопоставимого с арабским, ивритом или церковной латынью, но с той разницей, что те истины, которые могли быть выражены только на нем, относились к секулярной религии американской демократии. На конституционном конвенте в штате Нью-Йорк в 1916 г. во время дебатов о необходимости знания английского для голосования один из делегатов сопоставил английский (в котором отражены демократические идеи) с Магна Карта (этот текст вообще часто цитируется в подобном контексте, хотя он был написан на латыни): «Наш язык надо учить, т.к. это инструмент мышления, который нам передали люди, в груди которых впервые загорелся огонь свободы». Теодор Рузвельт выразился похожим образом, когда настаивал, что «[у] нас должен быть только один флаг. У нас должен быть только один язык. Это должен быть язык Декларации независимости, прощальной речи Вашингтона, Геттисбургской речи Линкольна...» (...) Язык начали рассматривать не как следствие политических институтов, а как их причину, что ознаменовало значительное видоизменение концепции американской нации, с английским в качестве связующего материала в плавильном котле. (...) Защитники американизации перекладывают бремя передачи ценностей на институты культуры, т.е. не полагаются на расовое происхождение. Например, вот что говорит Эллвуд П. Кабберли, декан Стэнфордского университета, о целях кампании американизации: «Наша задача состоит в том, чтобы ликвидировать группы или поселения [иммигрантов], чтобы ассимилировать и слить этих людей с американской расой, чтобы передать их детям, насколько это возможно, англо-саксонские концепции добродетели, закона и порядка, нашего народного правительства». (...) Именно американцы склонны верить в заблуждение, что значение слов типа «свобода» и «права» каким-то образом неразрывно связано со структурой языка» [12].

В. Бракебуш в своей диссертации «Предназначено ли английскому стать универсальным языком мира?» (1868) суммирует преимущества английского языка следующим образом: английский проще всех остальных языков мира, в английском чрезвычайно много односложных слов (короткие слова легко запоминаются и произносятся), в английском крайне простая система флексий, английский синтаксис представляет собой образец простоты и прозрачности [28]. К экстралингвистическим причинам грядущего распространения английского он относит самую храбрую армию, самый лучший в мире флот, физическое и умственное превосходство англичан над другими нациями, особую склонность англичан к высокой морали, твердым религиозным убеждениям и напористости, свободолюбие и справедливость англичан. Заметим, что речь идет не об убеждениях лично Бракебуша, а о собранных им доводах, типичных для тех времен. Некоторые сектанты пытались также обосновать происхождение английского непосредственно из иврита, а самих англичан – от потерянного колена Израилева (British Israelism).

Значительную роль в развитии мессианских настроений играет чрезвычайная религиозность американских граждан по сравнению с другими странами Запада. По данным Института социальных исследований (2007 год), США по-прежнему являются одной из самых религиозных стран мира и самым религиозным среди индустриально развитых государств [29]. 90% американцев заявляют, что верят в Бога, примерно 60% молятся каждый день. Число американцев, посещающих религиозные мероприятия, превышает число зрителей на спортивных соревнованиях. 46% американцев еженедельно посещают церковь (синагогу, мечеть, храм и пр.) – аналогично поступают лишь 14% британцев, 8% французов, 7% шведов, 4% японцев и 2% россиян. Авторы исследования считают, что причиной этого является совокупность двух факторов: во-первых, США были созданы и постоянно «подпитывались» волнами религиозных беженцев; во-вторых, система социального обеспечения США работает малоэффективно, что заставляет жителей страны бояться будущего и искать утешения в религии. Американизация мира представляется наиболее привлекательной американцам со следующими характеристиками: белый, протестант, без высшего образования, из южных штатов, республиканец, сторонник войны в Ираке, сторонник применения пыток, сторонник президента Джорджа Буша-мл. и однополярной модели мира [30]. Всего в 2001 году протестанты составляли 53% населения США [31], потому кандидат в президенты автоматически получает больше голосов, если он протестант [32]. Согласно опросу 2002 года, большинство американцев полагает, что они представляют собой христианскую нацию, что религия играет слишком незначительную роль в мире, а 48% считают, что США имеют особую защиту со стороны Господа (против – 40%); 58% верят, что мощь США объясняется религиозностью их жителей; 91% не склонны видеть в атаках 11 сентября 2001 знак божьего гнева [33].

     Религиозность американцев искусно эксплуатировалась во время «холодной войны» американскими политиками. С самых высоких трибун можно было услышать, что Советский Союз является страной антихриста, зверем апокалипсиса, прообразом ада и т.п. Огромными тиражами расходились труды телепроповедников и даже докторов наук, где на полном серьезе доказывалась неизбежность конца света в ближайшем будущем, когда силы зла (в лице советского руководства) попробуют в последний раз за мировую историю одолеть силы добра (в лице США и их союзников).

Будущий президент США Рональд Рейган провозгласил в 1971 году:

«В 38-й главе Иезекиля говорится, что страна Израиля будет атакована армиями безбожных наций, и что Ливия будет среди них. Вы понимаете всю значимость сказанного? Теперь, когда Ливия стала коммунистической, это можно считать знаком приближающегося Армагеддона. Все пророчества, которые должны были свершиться перед Армагеддоном, уже свершились. В 38-й главе Иезекиля говорится, что бог соберет детей Израиля, разбросанных среди языческих наций, в земле обетованной. Это, наконец, свершилось 2000 лет спустя. Впервые все условия для битвы Армагеддона и второго пришествия Христа выполнены. (...) Все сходится. Время [Армагеддона] приближается. Иезекиль говорит, что огонь и сера падут на врагов божьего народа. Это должно означать, что они будут уничтожены ядерным оружием. Оно сейчас существует, впервые в истории... Иезекиль говорит нам, что Гог (нация, которая поведет силы зла против Израиля) явится с севера. Уже несколько поколений толкователей библии утверждают, что под Гогом наверняка подразумевается Россия. Какая еще могущественная нация находится к северу от Израиля? Никакой. Но до революции, когда Россия была христианской страной, такие толкования не были понятны. Теперь же, когда Россия стала коммунистической и атеистической, когда она отвернулась от бога, описание Гога к ней подходит идеально» [34].

Теория, о которой говорит Рейган, основывается на следующих словах из библии (Книга Иезекеля, 38: 7-9): «Готовься и снаряжайся, ты и все полчища твои, собравшиеся к тебе, и будь им вождем. После многих дней ты понадобишься; в последние годы ты придешь в землю, избавленную от меча, собранную из многих народов, на горы Израилевы, которые были в постоянном запустении, но теперь жители ее будут возвращены из народов, и все они будут жить безопасно. И поднимешься, как буря, пойдешь, как туча, чтобы покрыть землю, ты и все полчища твои и многие народы с тобою». Западные теологи последних веков зачастую видели в Гоге, к которому обращается в этой цитате бог, образ России [35-48]. Американская пропаганда с готовностью подхватила эту идею и популяризировала ее в СМИ, голливудских фильмах и псевдонаучных трактатах. Впрочем, даже после окончания «холодной войны» она продолжает существовать; теологи спорят преимущественно о том, кто будет воевать на стороне России в последней битве с Америкой (после терактов 11.09.2001 чаще всего называют различные мусульманские страны) [49, 50], само же участие России в Армагеддоне под вопрос не ставится. Скептические мнения по этому вопросу найти практически невозможно [51-54].

Не могло не способствовать пылу американских миссионеров и то обстоятельство, что с точки зрения некоторых влиятельных американских мыслителей русские вообще не принадлежат к белой расе. Например, Бенджамин Франклин (один из «отцов-основателей» США, 1706-1790) предостерегал от допуска русских к иммиграции в Соединенные Штаты, т.к. русские – не белые, а «swarthy complexion», т.е. смуглые, нечто среднее между белыми и черными [27]. Таким образом, миссионерская активность в России можно расценивать в какой-то мере как все то же «бремя белого человека», воспетое еще Киплингом в одноименном стихотворении.
Любопытен социологический портрет предводителей американских церквей, явно указывающий на мессианские настроения [55]. В 1993 году 100% избранных представителей церкви позитивно ответили на вопрос, должна ли Америка быть самой активной среди ведущих стран мира. То же касается и почти всех остальных опрошенных групп населения. Расхождения во мнениях возникают только тогда, когда надо более точно определить, что подразумевается под словом «активный» («assertive»). 45% представителей церкви считали необходимым распространять американские ценности в мире даже в том случае, если это серьезно испортит отношения с дружескими нациями, которые придерживаются других религиозных и культурных традиций (столько же было против). 87% сочли «совершенно необходимым» или «необходимым», чтобы американское правительство занялось демократизацией России. Россию тогда воспринимали как врага номер два после Ирака, примерно половина опрошенных представителей церкви опасалась воскрешения СССР к 2000-му году. Т.е. американские церковники вполне разделяют мнение властей по основным вопросам внешней политики, в т.ч. по России. Они считают необходимым распространение во всем мире американской системы ценностей и американской культуры (вспомним в связи с этим высказывание министра обороны США Каспара Вейнбургера, 1984 г.: «Нет такого уголка мира, который был бы слишком отдаленным, и нации, которая была бы слишком малозначительной, чтобы не представлять собой жизненный интерес для Соединенных Штатов» [3]). Как выразился А. Пфайфер относительно популярных в США взглядов на зарубежье, «люди других этнических групп не могут считаться людьми, пока не говорят на английском и не ведут себя сообразно ценностям капиталистического общества, основанного на соревновательности и успехе» [3] (Пфайфер видит в этой идеологеме влияние пуританизма). Отрицательное отношение к людям, говорящим на других языках, получило название лингвицизма.
Учитывая мнение американских церковников об СССР, вполне объяснимо применение военной лексики, с помощью которой они рассказывают о своей работе в России. Адвентист Пол Ланда называет свою миссию «крестовым походом» против «кошмара коммунистического атеизма» и «безбожного Советского Союза» [56]. В связи с этим можно вспомнить слова американского президента Дуайта Эйзенхауэра, назвавшего участие американских войск во Второй мировой войне «крестовым походом в Европе» [57]. Еще один проповедник, Джей Роджерс, уже в середине 1990-х, во время тотального хаоса и обнищания, хвалит успехи российских реформ, объясняя их возвращением к богу: «Русским сейчас живется лучше, чем во времена коммунизма. Нет сомнений, что реформы возымели свое действие»; ниже он добавляет, что «Россия и бывшие республики Советского Союза должны перестраиваться людьми Господа», к которым он себя причисляет [58].
Целью нападок становятся не только коммунисты, но и коллективистское мировоззрение, не позволяющее, например, обогащаться за счет окружающих: «This combination of radical individualism and Anglo-Saxon nativism has led inevitably to the paranoic fear of socialism and communism now so closely identified with United States political life. Every form of communalism (including, be it noted, tribal concepts of life) now languishes under the same taboo on the collective American psyche» [59]. Коллективистское мировоззрение органично влилось в советскую идеологию еще с дореволюционных времен, из крестьянских общин, называемых миром. Общины брали на себя заботу о стариках, бесплатно возделывали поля детей-сирот, собирали деньги на постройку новых домов погорельцам. В общинах не могло быть сильной социальной стратификации по доходам, т.к. богатых – хотели они того или нет – вынуждали делиться с бедными. Все это противоречит тем принципам свободного рынка, которые пропагандировались американскими политическими и религиозными идеологами. Потому вместе с распространением английского языка во всем мире, а особенно в странах с сильным влиянием СССР, популяризировалось учение, названное Gospel of Prosperity, т.е. Проповедь процветания:

«Согласно идеям, ассоциирующимся с Проповедью процветания, успех в земных делах получают те люди, которые заслуживают этого, что не только совершенно правильно, естественно, но и соответствует божьей воле. Бедность, болезни, слабое здоровье и прочие неприятности – это явные знаки греховности, недостатка истинной преданности христианским идеалам, это сигнал со стороны бога, что ему известны пороки того или иного человека. Следовательно, с точки зрения данной логики самые преданные христиане – самые богатые...» [60].

Аргументация проповедников Gospel of Prosperity сводится к типично протестантским утверждениям типа «Когда люди бедны, Бог печалится», «Мы должны верить, что процветание приходит по божьей воле, иначе у нас его не будет», «Иисус оплатил процветание человечества», «Финансовые потребности у большинства людей – самые главные», «Выполнять Великое Предписание Христа – нести слово Евангелия каждому – стоит денег», «Мы получаем от Господа только по нашей вере» (т.е. чем больше веры, тем больше денег) и т.п. [61].

Распространением английского в России занимаются следующие церкви и секты: «Животворящая благодать» [62], методисты [63], баптисты [64], поместная церковь Витнеса Ли [65], сайентологи [66], пресвитерианцы [67] и муниты [68]. Организация Educational Services International (США) объединяет миссионеров из разных стран и разных церквей, среди способов обращения в веру используется и обучение английскому [71]. Чаще всех остальных к этому способу привлечения новых верующих прибегают мормоны:
«Благочестивые [американские] семьи посылают своих сыновей в 5-летние командировки за границу в миссионерских целях. Все эти люди хорошо образованы, разбираются в праве и очень быстро адаптируются в чужой стране. За вербовку новых членов мормоны получают баллы. По возвращении на родину количество баллов сыграет не последнюю роль в карьере молодого человека. Кстати, домой они везут значительный багаж знаний по экономике, политике, традициям и обычаям региона своей командировки. (...) Люди в Ростовской области, как и во всей России, идут к мормонам не из религиозных убеждений, а из расчета. Мормоны привлекают ростовчан бесплатными курсами английского языка, которые сочетаются (или полностью вытесняются) с религиозной пропагандой» [69].
«Двери церкви мормонов открыты для всех желающих каждый вечер. Для тех, кто приходит сюда по объявлению, доброжелательные американцы предлагают пройти специальный тест на определение уровня знаний, а затем проводят индивидуальную беседу. (...) В расписании программы занятия языком стоят на последнем месте, намного важнее посещение утренних и вечерних молитв, молодежных религиозных вечеров, которые устраивают в Иркутске мормоны. Ну а вместо учебной литературы по языку всем новопришедшим предлагают почитать священную книгу Мормона» [70].


Сектанты часто работают в школах, университетах, детских домах, детских садах, в лагерях отдыха, причем родители не всегда ставятся в известность [67]. Детей, помимо обучения английскому, приобщают к американской культуре, т.е. учат праздновать День независимости США, День благодарения, Рождество 25 декабря [72]. У некоторых религиозных организаций имеются и свои учебные заведения, напр., у мунитов [73]. Иногда английский распространяется через посредство православной церкви, которая таким образом пытается ограничить поток желающих бесплатно изучать английский у сектантов. Например, в 2001 году появилось сообщение о курсах английского в Новгородском монастыре [74].
Помимо распространения самого английского американские сектанты способствуют и внедрению англицизмов в русскую речь. Особенно много англицизмов у сайентологов, имитирующих в своих работах научный стиль с помощью малопонятных заимствований. Вот, например, несколько дефиниций из их интернет-глоссария [75]:

Ассесмент: одна из методик одитинга, которая помогает обнаружить определенные области или темы, в отношении которых у преклира имеется заряд, чтобы затем с ними можно было работать в одитинге.
Ассист: простой процесс, который можно провести для того, чтобы смягчить существующий в настоящее время дискомфорт. Такой процесс направлен на то, чтобы помочь человеку быстрее оправиться от несчастного случая, болезни или огорчения. Слово происходит от английского assist, что значит «помощь».
Аффинити: степень любви и дружеского расположения или степень их нехватки. Это чувство любви или дружеского расположения к чему-либо или к кому-либо.
Висхолд: оверт, который человек совершил и не говорит об этом; невысказанный, необъявленный проступок, противоречащий моральному кодексу, которым человек связан. Любой висхолд имеет место после того, как был совершен оверт. Это слово происходит от английского «withhold» –утаивать. См. также «оверт» в этом глоссарии.
Оверт: вредное действие или проступок, нарушающий моральный кодекс группы. Когда человек совершает что-то, что противоречит моральному кодексу, с которым он согласился, или когда не делает чего-то, что должен был сделать в соответствии с этим моральным кодексом, то совершает оверт. Оверт – это нарушение соглашения о чем-либо. Оверт может быть совершен как осознанно, так и неосознанно.
Одитинг: совершенно уникальная форма личной консультации, которая помогает человеку взглянуть на свое собственное существование и улучшает его способность спокойно воспринимать то, что он собой представляет, и спокойно воспринимать свое окружение.
Процессинг: другое название для одитинга.
Релиз: 1. действие, направленное на отсоединение человека от душевных и физических трудностей и болезненных эмоций (существующих лишь в настоящее время или хронических). 2. состояние, при котором человек был освобожден от текущих или хронических умственных и физических трудностей, а также болезненных эмоций.


Ниже будут рассмотрены некоторые аспекты распространения английского с помощью правительственных или полуправительственных организаций. Власти разных стран относятся к распространению английского по-разному: правительство Малайзии всячески способствует этому процессу (например, увеличивает расходы на обучение английскому в школе) [76]; в Японии англицизмы и сам английский стараются не выпускать за пределы сфер экономики, спорта и развлечений, т.е. основной состав повседневных слов оберегают от английских влияний [77]; министр образования Дании Б. Хаардер заявил в 1990 году, что английский – это второй родной язык датчан [3]; английский является официальным языком или одним из официальных языков в 18 африканских странах [78]; позитивно к распространению английского относятся правительства Таиланда, Индии, Афганистана, Турции, Пакистана, Египта, Колумбии и Перу; в некоторых африканских странах правительства пытались ограничить влияние английского и расширить влияние местных языков, но удалось это только в случаев языков суахили и сомали, напр., в Танзании [3]; националисты Сьерра-Леоне пытаются максимально отдалить основанный на английском креольский язык крио от английского путем введения слов из местных языков [79]. Общеизвестно негативное отношение к влиянию английского языка со стороны французского правительства. Например, по закону минимум 40% песен на радио должны быть на французском, с 1972 года специальные терминологические комиссии разрабатывают собственную научную терминологию, чтобы избежать заимствования англицизмов; французский используется даже в международном авиасообщении вопреки установленным правилам (что уже привело минимум к двум авиакатастрофам, причем в одной из них погиб президент Македонии Борис Трайковский); все инструкции по применению товаров должны быть на французском; в марте 2006 года президент Франции Жак Ширак покинул заседание Ассоциации французских работодателей (UNICE), т.к. глава Ассоциации Эрнест-Антуан Сейер, будучи французом, говорил по-английски [80].
Критики американской и британской языковой политики часто говорят о лингвициде (намеренном уничтожении языка или языков), языковом национализме, языковом империализме, лингвофагии (пожирании одного языка другим), языковых войнах, языке-убийце (английском) и лингвокультурном империализме. Например, комментируя распространение английского за счет других языков, немецкий лингвист Рудольф Любелей высказал мнение, что основная причина данного явления – это отнюдь не простота английского синтаксиса, а «в большей мере историческое следствие английского империализма» [81]. Американский лингвист Саликоко Муфвене видит в расширении сферы влияния английского признак новой фазы колониализма:

«Всемирную глобализацию, начавшуюся с конца 1980-х годов, можно считать новой формой эксплуататорской колонизации, когда мультинациональные корпорации с руководством преимущественно в западных странах ... колонизируют развивающиеся страны, не управляя ими политически. В то время как расселение [европейцев] и эксплуататорская колонизация, начавшиеся в 15 веке, распространили по всему миру нескольких основных европейских языков, новая форма всемирной глобализации распространила английский, причем и за политические границы, установленные предыдущими колониальными режимами» [82].

Распространители английского отрицают эти обвинения и сами переходят в наступление. Например, на интернет-странице Британского Совета тех авторов, которые говорят об американском и английском языковом и культурном империализме, называют марксистами и приверженцами теории заговоров [83]. Хотя на той же странице сообщается, что Британский Совет использовался во время «холодной войны» не только для того, чтобы обучать русских английскому, но и для проведения идеологической работы с учениками [84]. Такой способ популяризации западного мировоззрения они называют «soft power» – оружие, которое нельзя недооценивать, если учитывать, что Британский Совет, например, в 2003-2004 годах провел занятия с 500.000 желающими учить английский, а также выпустил 7,5 млн. книг и видеофильмов [85]. На содержание Британского Совета министерство внутренних дел Англии выделяет ок. 0,5 миллиарда фунтов в год [86]. Нередко можно также встретить мнение, подобное тому, которое высказал в 2000 году американский ученый и журналист Кенан Мэлик: «Ну и что, что половина языков мира вымирает? Пусть покоятся с миром» [87]. Если у британцев и возникают какие-то сомнения относительно необходимости распространять английский, то мотивируются они совсем по-другому. В 2006 году представители Британского Совета выступили с предостережением правительству Англии, что одностороннее распространение английского без уравновешивающего его распространения иностранных языков на территории Англии приведет к тому, что англичане потеряют свою экономическую конкурентоспособность [88].
Помимо распространения всевозможных английских школ, часто подвергаются критике также программы обмена, создающие, по мнению некоторых авторов, прослойку «агентов влияния» США в других странах. В сущности, англосаксы не изобрели в этом отношении ничего нового – испанцы применяли те же методы (приравнивая при этом распространение языка к распространению культуры) сначала в Европе, а затем и в Америке еще в 15 веке:

«Хотя Колумб первоначально намеревался обучать испанцев местным [индейским] языкам, чтобы сделать возможным обращение [в христианство], официальной политикой короны с самого начала было обучение индейцев кастильскому языку. По теории властей, кастильский язык и католицизм должны были распространяться вместе, причем кастильский должен был служить в качестве медиума для передачи религии и культуры испанцев. Этот способ обращения уже применялся на Иберийском полуострове, когда испанские монархи занимались объединением империи у себя дома. [Ширли] Хит замечает, что «прибегнув к инквизиции для очищения королевства от еврейского и арабского влияния, Изабелла запустила программу религиозной национализации, которую более поздние монархи продолжили, все более ассоциируя католицизм и распространение кастильского». Эта же традиция была перенесена и в Америку. Власти исходили из того, что культура и язык неотделимы друг от друга, и что кастильский язык распространит испанскую культуру, включая религию» [89].

Как и американцы, испанцы воровали детей индейцев и заставляли их изучать испанский, обращали их в христианство, знакомили со своим мировоззрением и держали у себя до тех пор, пока не убеждались, что дети стали во всем послушны и искренне разделяют убеждения колониалистов. После этого детей либо оставляли при себе в качестве переводчиков, либо отпускали к родителям, чтобы впоследствии использовать в качестве «пятой колонны» при покорении или уничтожении этих племен. Со временем обучение испанскому стало обязательным для подрастающего поколения местной «элиты». Предполагалось, что дети вождей вернутся после обучения домой и передадут свои знания остальным, причем такой способ будет более эффективным, чем всеобщая школьная повинность. В чем-то это напоминает программы обмена России и США, которые на самом деле оказываются односторонними программами обучения русских в Америке, т.к. американцы в Россию учиться не едут (за редкими исключениями, когда дети русских эмигрантов предпочитают дешевое образование в России слишком дорогому на новой родине). О том, какое отношение русские студенты проявляют к Америке после возвращения с заокеанских курсов, можно догадаться по названиям их сочинений: «Why I fell in love with Minnesota», «The America that loves», «America! America!» [90] (речь идет об участниках программы Fulbright Office).

Ниже мы рассмотрим некоторые конкретные результаты английской и американской языковой политики в Англии, США, Австралии и за их пределами.
•     В самой Великобритании до середины 20-го века проводилась жесткая политика по вытеснению всех языков, кроме английского. Таким образом власти добивались полной ассимиляции покоренных когда-то народов. Напомним, что в Англии говорят также на кельтских языках: валлийском (700.000 носителей), корнском (3500 носителей), мэнском (осталось ок. 2000 носителей с примерным знанием языка, последний настоящий носитель умер в 1974 году), ирландском (1,6 млн.), шотландском (59.000); в 11 веке вымер кумбрийский язык. Именно на кельтские языки и были направлены усилия властей:

«Борьба против остальных [языков] считалась необходимой, т.к. распространение английского и подавление других языков были частью официальной политики Великобритании, как и прочих основных англоязычных стран. Эта политика больше повредила местным языкам в Ирландии и Шотландии, чем в Уэльсе. Школьный инспектор Его Величества Мэтью Арнольд (также влиятельный поэт и мыслитель) в 1852 году высказался по этому поводу следующим образом, агитируя за то, что можно назвать для краткости лингвицидом: «Какие бы доводы некоторые индивиды ни высказывали за сохранение валлийского языка, будь то филологический интерес или любовь к древностям, правительство заинтересовано в том, чтобы сделать свои владения по возможности однородными и разрушить барьеры для максимально свободного общения между их частями. Рано или поздно разница между языком Уэльса и Англии сотрется, как уже случилось с Корнуоллом». Действительно, корнский язык вымер, хотя, может быть, во времена Арнольда еще оставались его носители, а теперь этот язык возрождают. Носители валлийского, которые сохранились после яростной атаки на их язык, только недавно получили значительные лингвистические права. Как бы там ни было, будущее всех кельтских языков, включая валлийский, на Британских островах чрезвычайно сомнительно вопреки активным попыткам сохранить эти языки и препятствовать наступлению английского» [3].

•     В мьянманском языке, на котором говорят в Мьянме (бывш. Бирма, государство в Юго-Восточной Азии), из-за массивных заимствований из английского собственное словообразование остановилось, потому язык настолько переполнился иноязычными элементами, что его уже описывают среди пиджинов и креольских языков [79]. Заметим, что заимствования в данном случае являются вполне осознанным процессом, объясняющимся желанием местной интеллигенции показать свою принадлежность к западному миру.
•     Пуэрто-Рико:

«...американское правительство финансировало 50-летнюю кампанию англизации Пуэрто-Рико через систему образования. Сразу после Испано-американской войны английский был объявлен «официальным языком школы» по всему острову. В 1902 году назначенный из США уполномоченный по образованию честно признался: «Колонизация, которая опирается на армии войны, намного дороже, чем колонизация, опирающаяся на армии мира, гарнизоны и заставы которых – это государственные школы развивающихся стран». Позже защитники кампании подчеркивали ее преимущества для жителей острова так: «Английский – это основной и практически единственный источник демократический идей в Пуэрто-Рико» (так говорилось в докладе Brookings Institution). Но едва ли можно предположить, что Вашингтон действительно заботился о демократии в Пуэрто-Рико, по крайней мере, в плане самоуправления острова. Процветание колониализма сопровождалось и расцветом теории англосаксонского превосходства. Сенатор Элберт Дж. Беверидж (Индиана) выразил ее следующим образом: «Бог тысячелетиями готовил англоязычные и тевтонские народы не для пустого и праздного самолюбования. Нет! Он сделал нас главными организаторами мира, которые установят порядок там, где царит хаос. (...) Он сделал нас умелыми правителями, чтобы мы могли перенять управление дикими и дряхлыми народами». (...) В Пуэрто-Рико различные варианты указов по использованию английского в образовании насаждались местными чиновниками вопреки непрекращающимся протестам законодателей острова и забастовкам школьников и учителей. Конечно, ненавистные законы не смогли значительно распространить английский среди пуэрториканцев. Но они способствовали тому, что целые поколения островитян не получили должного образования, т.к. обучение обычно просто сводилось к зубрежке на языке, который не использовался за пределами школьных классов. Исследование, проведенное в 1925 году, показало, что 84% учащихся исключались из школ до окончания третьего класса. Тем не менее, управляющий территорией Теодор Рузвельт-мл. описывал систему образования на острове как «самое великое благословение, ...которое мы можем даровать. Нет более возвышенного и благородного труда, чем переделать этих людей по нашему образу и подобию». (...) В 1948 году, когда Пуэрто-Рико получило некоторую политическую автономию, испанский был, наконец, снова введен в качестве основного языка образования вопреки протестам президента [Гарри] Трумэна» [27].

Похожим образом развивалась ситуация на Гавайях, о чем можно прочитать в том же источнике.
•     Папуа-Новая Гвинея является многонациональным государством с рекордным количеством языков – 800, причем на каждом из них говорит в среднем по 7000 человек. Объясняется это географическими особенностями государства – огромным количеством островов, на многих из которых развился свой язык, имеющий мало общего с соседними из-за многовекового отсутствия всяких контактов. Вполне логично, что для общения на национальном уровне нужен был какой-то общий язык, приемлемый для всех племен и сообществ. Таким языком стал образовавшийся из смеси английского с различными австронезийскими языками ток-писин. В конце 1970-х годов на нем говорило 80-90% населения, сейчас – 4 млн. из шести, причем для 120.000 он является родным, для остальных – лингва франка. Еще одним языком межнационального общения стал хири-моту, получивший, однако, распространение только на территории Папуа. Число носителей английского остается стабильным уже полвека – где-то 13% населения, но для большинства из них он иностранный. Все три названные языка являются официальными. Уже несколько десятилетий различные американские фонды вместе с австралийским правительством занимаются искоренением ток-писина и заменой его на настоящий английский. Делается это путем постоянного введения в ток-писин новой лексики, которая вытесняет оттуда слова из местных языков и заимствования из немецкого, французского, латыни. Неуклюжая политика англизации ток-писина привела, однако, к тому, что жители сельских регионов перестают понимать жителей городов, т.к. язык горожан постоянно меняется под давлением СМИ, в то время как селяне доступа к СМИ не имеют [91]. Чтобы обеспечить понимание законов и предписаний обеими группами населения, власти теперь вынуждены прибегать к постоянному использованию двух синонимов в текстах, сельского и городского, что значительно удлиняет формулировки и делает их неудобными для чтения. Австралийский территориальный министр высказал когда-то надежду, что жители Папуа-Новой Гвинеи с изучением английского будут перенимать и идеи, закодированные в этом языке, т.е. будут перестраивать свое мировоззрение на англосаксонский лад [92].
•     В Сингапуре, официальным языком которого является малайский, школьники в первую очередь изучают английский, а родной язык – только в качестве дополнительного. Власти стремятся сделать английский языком межнационального общения, официально наряду с китайским, но на практике пропагандируется лишь распространение английского [3].
•     Скажем также несколько слов о распространении английского среди индейцев:

«Но после окончания гражданской войны, когда индейцы противились продвижению белых на запад, власти пересмотрели свою языковую политику. Indian Peace Commission, созванная в 1868 году, пришла к выводу, что единственный способ умиротворить воинственные племена прерий – это обратить их к цивилизации. Одним из предложенных средств было использование исключительно английского в системе образования: «Через одинаковость языка будет создана одинаковость мыслей и чувств, будут формироваться одинаковые привычки и обычаи, и так с течением времени те особенности [индейцев], которые доставляют проблемы, могут исчезнуть». Начиная с 1880-х годов, американское правительство принялось воплощать эти замыслы на практике. Оно наняло охотников за удачей, которые отлавливали индейских детей и привозили их в отдаленные школы с полным пансионом. По сути дела, детей держали в качестве заложников, чтобы обеспечить «хорошее поведение» племен. (...) Бюро по делам индейцев продолжало политику насильственной англизации, официально или неофициально, до 1960-х годов. Хотя, с одной стороны, им часто не удавалось заставить ребенка забыть первый язык, они, с другой стороны, вполне преуспели в воспитании чувства стыда [за индейское происхождение], в результате чего следующее поколение воспитывалось уже только на английском» [27].

Согласно тому же источнику, в 1990-х из оставшихся 175 индейских языков дети учили только 20, т.е. остальные 155 вымирают. Еще около двухсот индейских языков уже исчезло.
•     В Австралии, где также были уничтожены целые народы, за 19-20 вв. исчезло приблизительно 375 языков [93]. В среднем в конце 20-го века каждые две недели на земле умирал один язык [107], но едва ли данный процесс можно объяснять только влиянием английского.
•     На острове Гуам (западная часть Тихого океана), завоеванном американцами в 1898 году, кампания американизации приняла особенно брутальные формы. В качестве единственного языка образования был введен английский, в качестве государственного языка – также английский (сейчас их два), все книги на родном языке жителей острова – чаморро – были собраны и сожжены (1922 год) [3].

В России в 1990-е годы распространением английского занималась американская организация Корпус мира. 10 лет несколько сот американских учителей обучали русских языку и основам бизнеса. Кроме того, они способствовали, по собственному утверждению, развитию критического мышления, становлению гражданского общества, замене советских учебников английского на новые, обучению техникам карьерного роста и утверждению новых методик преподавания, основанных на более активном участии студентов в процессе обучения [94]. Критики обращали внимание на то, что присылаемые из Америки учителя не имеют соответствующей квалификации (безработные водители, грузчики, официанты), что их подозрительно часто обнаруживают у секретных военных объектов, что они настойчиво пытаются «по-дружески» вступить в контакты с учеными, работающими над закрытыми военными проектами, что в отдельных случаях среди «учителей» были узнаны сотрудники американских спецслужб [95]. Наконец, в 2002 году правительство РФ выслало Корпус мира из страны по обвинению в шпионаже. Представители Корпуса его, конечно, отвергают: «Добровольцы Корпуса мира не занимаются в принимающих их странах ничем, кроме обучения мужчин и женщин. Предположение, что добровольцы вовлечены в сбор какой-либо информации, не имеющей отношение к их работе, необоснованны и безответственны» [96]. Еще один критик Корпуса мира, на этот раз с Запада, обращает внимание на то, как осуществляется пропагандистская работа через расширение сферы влияния английского языка:

«Политические и экономические цели Англии и США достигаются двумя способами. Первый – это через англоязычные библиотеки, где местное население за минимальную плату может брать на дом книги, смотреть видеофильмы и читать английские и американские газеты. Хотя на первый взгляд все это выглядит довольно безобидно, пропагандистские задачи Запада решаются вполне успешно. (...) Второй способ, более прямой – это обучение языку. Как Британский Совет, так и USIS [United States Information Service] имеют отделы по обучению английскому, причем США ту же задачу возлагают также на Корпус мира. Обучение языку – это более, чем обучение языку. Если не считать того, что соответствующие программы облегчают внедрение шпионов и поддержание надежных конспиративных сетей, курсы английского ценят за их социокультурное влияние на народы Восточной Европы. Как непрямым образом в языковых школах, так и прямым в университетах и колледжах (посредством курсов по истории цивилизации), этот «культурный» элемент заключается в постоянном повторении, что есть «хорошего» и привлекательного в демократическом и потребительском обществе Англии и США. Не делается или почти не делается попыток посмотреть на другие культуры или цивилизации с глобальной перспективы. Не освещаются и преступления, совершенные демократическими обществами, такими как трагедия североамериканских индейцев и эскимосов» [97].

К слову сказать, особый интерес к секретным военным объектам проявляли и другие американские организации, сфера деятельности которых должна ограничиваться преимущественно лингвистическими проектами. Например, Летний институт лингвистики (Summer Institute of Linguistics), известный своими связями с ЦРУ, правыми и религиозными фундаменталистами в правительстве США, еще с 1960-х годов проявляет особый интерес к закрытой информации по Кавказу, сейчас – по Чечне. Доступ к таким регионам сотрудники института имеют благодаря прокламируемым ими научным целям (обычно описание малоизученных языков) [98].
В отличие от Корпуса мира, Британский совет по-прежнему активно работает в России. Его филиалы имеются в Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде, Екатеринбурге, Иркутске, Красноярске, Нижнем Новгороде, Омске, Ростове-на-Дону, Самаре и Сочи. В СССР Британский совет появился в 1945 году, закрылся в 1947 году из-за начала «холодной войны», затем снова открылся в 1967 году, когда был назначен представитель для работы при посольстве Великобритании в Москве. Последующие 26 лет организация занималась преимущественно организацией академического, научного и культурного обмена. В 2006 году 485.000 россиян приняли участие в проектах Британского Совета, посетили его выставки, фестивали, конференции, образовательные программы; Совет администрировал более 24.000 экзаменов [99]. Более 2000 преподавателей английского языка повысили квалификацию в 2001-2006 гг. Сейчас Британский Совет имеет офисы в 215 городах 110 стран мира со штатом более 7000 сотрудников. Британский Совет имеет отличную репутацию в России, если не считать регулярных обвинений в сокрытии доходов [100].
Международная организация The English-Speaking Union (Англоязычный союз) занимается непосредственно популяризацией английского по всему миру, организовывает конференции, семинары, программы обмена [101]. Имеет 50 филиалов вне Англии, два в России (Москва и Санкт-Петербург). Со стороны американского правительства после ухода Корпуса мира остались еще 5 Американских центров (библиотек) и 23 Американских уголка (небольшие библиотеки), еще несколько откроются в ближайшем будущем [102]. Непосредственно популяризацией английского занимается Офис английского языка в Москве (в составе Отдела прессы и культуры Посольства США). Офис английского языка сотрудничает с Министерством образования РФ и с российскими преподавателями английского языка по целому ряду вопросов, связанных с обучением английскому языку как иностранному. В частности, оказывается помощь в обеспечении учебных заведений информационными и учебными материалами. Офис спонсирует участие американских специалистов по преподаванию английского языка в крупных российских конференциях, проводит отбор кандидатов для участия в спонсируемых Посольством США прoграммах «международных визитов» специалистов по американистике и преподаванию английского языка как иностранного, организует летний детский лагерь английского языка.

Еще одна американская организация, Совет по международным исследованиям и обменам, включает в свои цели повышение качества российского образования, поддержку и развитие учебных заведений, подготовку и переподготовку преподавательского состава, разработку учебных планов и пособий, финансовую поддержку международной исследовательской и профессиональной деятельности, проведение программ обучения студентов и аспирантов за рубежом, развитие образовательных технологий [103]. В данном случае популяризация английского происходит только косвенно, через приобщение русской интеллектуальной элиты к американским методам обучения, американским научным программам и т.д. Организация American Councils for International Education (Американские советы по международному образованию) занимается подготовкой программ обмена и обучением английскому языку [104]. Как и многие другие организации, о своей деятельности они говорят не как об обычной работе, а как о миссии (mission).

Р. Айрдейл писал в 1986 году, что «[к]онечно, когда люди учат английский, неважно каким способом и для какой цели, они перенимают и особенности нашей культуры, наших институтов, нашего мировоззрения и нашего общения» [3]. Потому распространение английского – это наиболее эффективное из мягких средств ассимиляции неанглоязычных народов. Прибегают к нему как политические силы, стремящиеся привить другим народам свои идеалы и свое видение добра и зла, так и различные религиозные организации, укрепляющие узы групповой солидарности адептов с их заокеанскими наставниками. Кроме того, зачастую бесплатные уроки английского – это наиболее эффективный способ привлечь максимальное число людей к изучению священных текстов (поскольку занятия в классах проводятся обычно по библии, Книге мормона и прочим подобным произведениям). На неизбежный вопрос о роли мессианизма русских в распространении русского языка отвечают следующие статистические данные: русские в большинстве своем (78%) не верят в существование избранных народов (2001 г.) [105]. Советское руководство, что бы ни говорили националисты бывших республик СССР, не стремилось заменить другие языки русским, а распространяло русский только в качестве языка межнационального общения. Сталин самолично заклеймил в 1930 году попытки насаждения русского, назвав их великорусским шовинизмом:

«В чем состоит существо уклона к великорусскому шовинизму в наших современных условиях? Существо уклона к великорусскому шовинизму состоит в стремлении обойти национальные различия языка, культуры, быта; в стремлении подготовить ликвидацию национальных республик и областей; в стремлении подорвать принцип национального равноправия и развенчать политику партии по национализации аппарата, национализации прессы, школы и других государственных и общественных организаций. (...) Во-первых, Ленин никогда не говорил, что национальные различия должны исчезнуть, а национальные языки должны слиться в один общий язык в пределах одного государства, до победы социализма во всемирном масштабе. Ленин, наоборот, говорил нечто прямо противоположное, а именно, что «национальные и государственные различия между народами и странами... будут держаться еще очень и очень долго даже после осуществления диктатуры пролетариата во всемирном масштабе». (...) Не ясно ли, что, ратуя за один общий язык в пределах одного государства, в пределах СССР, они [социал-шовинисты] добиваются по сути дела восстановления привилегий господствовавшего ранее языка, а именно – великорусского языка? Где же тут интернационализм?» [106]

Можно также вспомнить о политике «коренизации», проводившейся компартией в 1920-е годы и заключавшейся в вытеснении русского из всех республик СССР, кроме России (например, украинизация Украины, перевод 50 языков на латиницу между 1923 и 1939 годами). Таким образом коммунисты надеялись найти сторонников среди национальных меньшинств. Что же касается постсоветских властей, то они с самого начала не проявляли никакого интереса к распространению русского языка и защите прав русскоязычных, если не считать декларативных заявлений, обычно предшествующих выборам. Культуролог и лингвист Светлана Тер-Минасова заметила в одном интервью, что все ее попытки добиться от российских властей поддержки русского языка в других странах заканчивались одинаково: «Я даже ставила вопросы перед разными высокими инстанциями о создании культурных центров при российских посольствах за рубежом, предлагая это делать бесплатно, исходя из патриотических соображений. На меня смотрели, как на сумасшедшую» [107].



Литература:
1.     Абрамс М. «Апокалипсис: тема и вариации» // Новое литературное обозрение, том 46 (2000), http://magazines.russ.ru/nlo/2000/46/apolak.html.
2.     Calvet Louis-Jean. Language wars and linguistic policies. – Oxford: Oxford University Press, 1998.
3.     Phillipson Robert. Linguistic imperialism. – Oxford: Oxford University Press, 1992.
4.     Winston S. Churchill: his complete speeches 1897-1963 / Ed. Robert James. – New York: Chelsea House Publishers, 1974.
5.     Schmidt-Rohr Georg. «Von der Notwendigkeit eines geheimen politischen Sprachamtes» (1940). Интернет-страница проф. Герда Симона, 2007, http://homepages.uni-tuebingen.de/gerd.simon/spracha...
6.     Pool Jonathan. «Language Planning and Identity Planning» // International Journal of the Sociology of Language, том 20 (1979). – C. 5-21.
7.     Dahl Stephan. Intercultural Skills for Business. – London: ECE, 2000.
8.     Цветкова М. «Английское» // Межкультурная коммуникация / Под ред. В. Зусмана и А. Фролова. – Новгород: Деком, 1997. – С. 158-182.
9.     Bellah Robert. Habits of the Heart. Individualism and Commitment in American Life. – Berkley: University of California Press, 1985.
10.     Заиченко О. «Образ России и формирование национального самосознания в Германии» // Россия и внешний мир: диалог культур / Под ред. Ю. Борисова. – Москва: Ин-т рос. истории РАН, 1997. http://www.auditorium.ru/books/766/ch3gl5.pdf.
11.     Свадост-Истомин Эрвард. Как возникнет всеобщий язык? – Москва: Наука, 1968.
12.     Nunberg Geoffrey. «Afterword: The Official English Movement: Reimagining America» // Language loyalties. A Sourcebook on the Official English Controversy / Ed. James Crowford. – Chicago: University of Chicago Press, 1992. – C. 479-494.
13.     Bartens Angela. Der kreolische Raum. Geschichte und Gegenwart. – Helsinki, 1996.
14.     Jewett Robert, Lawrence John. Captain America and the crusade against evil: The Dilemma of Zealous Nationalism. – Cambridge: William B. Eerdmans Publishing, 2003.
15.     «Different Faiths, Different Messages». The Pew Research Center, 19.03.2003, http://people-press.org/reports/display.php3?ReportI...
16.     «Poll Excerpts: Kosovo Airstrikes» // Los Angeles Times, 26.03.1999, http://www.latimes.com/news/nationworld/timespoll/la...
17.     «Poll Excerpts: Clinton & Terrorists» // Los Angeles Times, 23.08.1998, http://www.latimesinteractive.com/pdfarchive/nationw...
18.     «Poll Excerpts: Bush & the War» // Los Angeles Times, 15.11.2001, http://www.latimesinteractive.com/pdfarchive/nationw...
19.     «The People, The Press and The War in The Gulf». The Pew Research Center, 31.01.1991, http://people-press.org/reports/pdf/19910131.pdf.
20.     «Poll Excerpts: Iraq War» // Los Angeles Times, 05.04.2003, http://www.latimesinteractive.com/pdfarchive/nationw...
21.     «Foreign Policy Attitudes Now Driven by 9/11 and Iraq». The Pew Research Center, 18.08.2004, http://people-press.org/reports/pdf/222.pdf.
22.     Niebuhr Richard. Der Gedanke des Gottesreichs im amerikanischen Christentum. – New York: Church World Service, 1948.
23.     Barlow Joel. The Vision of Columbus. – Hagers-Town: W.D. Bell, 1820.
24.     Dwight Timothy. America or a Poem on the Settlement of the British Colonies Addressed to the Friends of Freedom, and their Country. – New Haven, Connecticut, 1780.
25.     Dwight Timothy. Greenfield Hill: A Poem in Seven Parts. – New-York: Childs and Swaine, 1794.
26.     Pratt Parley. The Angel of the Prairies: A Dream of the Future. – Salt Lake City: A. Pratt, 1880.
27.     Crawford James. «Anatomy of the English-Only Movement» // Language legislation and linguistic rights / Ed. Douglas Kibbee. – Philadelphia: Benjamins. – C. 96-122.
28.     Brackebusch W. Is English destined to become the universal language of the world? – Göttingen: W. Fr. Kaestner, 1868.
29.     «США остаются самым религиозным среди индустриально развитых государств». Rambler, 02.10.2007, http://www.rambler.ru/news/world/0/11298981.html.
30.     «Foreign Policy Attitudes Now Driven by 9/11 and Iraq». The Pew Research Center, 18.08.2004, http://people-press.org/reports/pdf/222.pdf.
31.     «Faith-Based Funding Backed, But Church-State Doubts Abound». The Pew Research Center, 10.04.2001, http://people-press.org/reports/print.php3?ReportID=...
32.     «Government and Politics». Polling Report, Inc., 15.01.2003, http://www.pollingreport.com/politics2.htm.
33.     «Americans Struggle with Religion's Role at Home and Abroad». The Pew Research Center, 20.03.2002, http://people-press.org/reports/print.php3?ReportID=...
34.     Diamond Sara. Spiritual warfare: the politics of the Christian right. – Boston: South End P, 1989.
35.     Thomas John. Exposition of Daniel. – Birmingham: The Christadelphian, 1868.
36.     Hitchcock Mark. After The Empire: The Fall of the Soviet Union and Bible Prophecy. – Wheaton: Hearthstone Publishing, Ltd., 1994.
37.     «The Gog/Magog War» // Prophecy News Watch, 2004, http://www.prophecynewswatch.com/magog.html.
38.     Way of Life. Encyclopedia of the Bible & Christianity / Ed. David Cloud. – 2. Ed. – Oak Harbor, WA: Way of Life Literature, 1998.
39.     Lindsey Hal. The 1980s: Countdown to Armageddon. – New York: Bantam, 1981.
40.     Pitts F.E. The U.S.A. in Prophecy. – Baltimore: J.W. Bull, 1862.
41.     Eisemann Moshe. Yechezkel: The book of Ezekiel. – Jerusalem: Mesorah Publications, Ltd., 1980.
42.     Moore Philip. The End of History – Messiah Conspiracy. – Atlanta: RamsHead Press International, 1996.
43.     Haynes A.J. «Tomorrow: What do the Prophets Say?» // Historicism, 1999, http://www.historicism.com/Haynes/tomorrow.htm.
44.     Lalonde Peter, Lalonde Patti. The Edge of Time: The Final Countdown Has Begun. – Eugene: Harvest House Publishers, 1997.
45.     LaHaye Tim. «Will God Destroy Russia?» // Storming Towards Armageddon: Essays in Apocalypse / Ed. W. James. – Green Forest: New Leaf Press, 1992. – C. 260-261.
46.     Candel Joseph. «Daniel 8 – Part 2: A Vision of the Future» // Activated, 2002, http://www.activated.org/reading/future_article.php?...
47.     Marineau Ken. «Israel's Revival: Sure signs of Christ's coming». Интернет-страница церкви The St. John's Christadelphians, 01.03.2005, http://www.explorethebible.com/site/archives/2005/03...
48.     Phillips Jim. «The March of the Rainbowed Angel». Интернет-страница церкви The Berean Christadelphians, 2007, http://www.angelfire.com/bc2/Bereans/Myfiles/mrba2.h...
49.     Rast Jennifer. «The Coming War of Gog and Magog, an Islamic Invasion?» // Contended Ministries, 28.10.2002, http://www.contenderministries.org/prophecy/gogmagog....
50.     «Will the Islamic nations unite, attack Israel and trigger WW III?» // Missionary's Journal, 21.11.2005, http://www.missionarysjournal.com/archives/will_the_...
51.     Fruchtenbaum Arnold. «A Review of 'After The Empire' by Mark Hitchcock». Интернет-страница Pre-Trib Research Center, 1995, http://www.pre-trib.org/article-view.php?id=200.
52.     King David. A glance at the history of Christadelphianism. – Birmingham: Ecclesiastical observer, 1881.
53.     Coombes R. «In Search Of Gog – Magog» // Alpha-Omega Report, 2002, http://aoreport.com/Studies/study9.htm.
54.     DeMar Gary. Last Days Madness: Obsession of the Modern Church. – 4. Ed. – Atlanta: American Vision, 1999.
55.     «America's Place in the World». The Pew Research Center, 02.11.1993, http://people-press.org/reports/pdf/19931102topline....
56.     Landa Paul. «To Russia, with loving concern» // Adventist Today, № 1 (1995), http://www.atoday.com/magazine/archive/1995/janfeb19...
57.     Von Schrenck-Notzing Caspar. Charakterwäsche: die Politik der amerikanischen Umerziehung in Deutschland. – 2. Aufl. – Frankfurt am Main: Ullstein Taschenbuchverlag, 1996.
58.     Rogers Jay. «Rebuilding Russia» // Предвестник, без даты (до 1998 г.), http://www.forerunner.com/predvestnik/X0056_Rebuildi...
59.     Starkoff Carl. «Beyond the melting pot: An essay in cultural transcendence» // Beyond individualism: toward a retrieval of moral disclosure in America / Ed. Donald Gelpi. – Notre Dame: University of Notre Dame Press, 1989. – C. 157-188.
60.     Haynes J. Religion and politics in Africa. – London: Zed Books, 1996.
61.     «We Must Preach Prosperity». Интернет-страница Believers Church, 2007, http://www.believers.org/believe/bel102.htm.
62.     «Вероотступники» // Полюс, № 11 (2000), http://www.qutb.org/arxiv/11a.htm.
63.     Vladamour Nicola. «Calendar girls». Интернет-страница британских методистов, янв. 2004, http://www.methodist.org.uk/downloads/wc_vladamour02...
64.     «В Екатеринбурге баптисты вербуют молодежь под прикрытием курсов английского языка» // Седмица, 20.09.2005, http://sedmica.orthodoxy.ru/214-26-09-05.php#3.
65.     «Лагерь по изучению английского языка: 'Поиск сокровищ'». Интернет-страница Института индуктивного изучения библии, 2005, http://www.pm-moscow.ru/camp.php.
66.     Капкан безграничной свободы / Под ред. А. Дворкина. – Москва: Издательство Братства Святителя, 1996.
67.     Ивлева Марина. «Посмотри, какой там веры твой сосед» // Владивосток, 02.05.2003, http://www.vladnews.ru/magazin.php?id=13¤t_mag...
68.     Мороз Алексей. «Лжеучение Муна». НетДа, 22.01.1999, http://www.netda.ru/belka/text_mil/sun_moon1.htm.
69.     Воробьев Александр. «Американский опиум для народа» // Седьмая столица, 01.02.2005, http://www.7c.ru/print/Society/3222.html.
70.     Церадзе Лела. «Мормоны затягивают иркутян в свои сети» // Номер один, 10.03.2005, http://pressa.irk.ru/sm/2005/09/003005.html.
71.     «Who we are». Интернет-страница Educational Services International (ESI), 2007, http://www.teachoverseas.org/who/index.html.
72.     Куликов И. Метастазы оккультизма в системе образования. – Москва: Паломник, 1999.
73.     Зыгина Валентина. «Где начинается и заканчивается свобода совести» // Северная Осетия, № 234 (2002), http://sevos.alania.net/12_02/17-4.htm.
74.     Шумилова Наталья. «Социальное репетиторство» // Новгородский университет, № 4 (2001), http://newspaper.home.nov.ru/6/univAp.htm.
75.     «Саентология и Дианетика. Глоссарий». Саентологический Центр, 2007, http://scientology.spb.ru/gloss/glossary.htm.
76.     «Привлечение иностранных инвестиций Малайзией». Интернет-страница Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, 2004, http://www.exportsupport.ru/1:ru/law.tv?n$docid=1946...
77.     Алпатов В. «Глобализация и развитие языков». Доклад на Второй международной научной конференции «Язык и культура», Институт иностранных языков, Москва, 2003, http://anti-glob.narod.ru/st/alpatov.htm.
78.     Мечковская Н. Социальная лингвистика. – 2-e изд. – Москва: Аспект Пресс, 2000.
79.     Adler Max. Pidgins, creoles and lingua francas. A sociolinguistic study. – Hamburg: Helumt Buske Verlag, 1977.
80.     Дмитриева Ольга. «Франция борется за язык» // Взгляд, 25.03.2006, http://www.vz.ru/politics/2006/3/25/27343.html.
81.     Lubeley Rudolf. Sprechen Sie Engleutsch? – Isernhagen: Varia TB Verlag, 1993.
82.     Mufwene Salikoko. «Globalization and the Myth of Killer Languages: What’s Really Going on?» Интернет-страница The University of Chicago, Humanities division, 26.04.2005, http://humanities.uchicago.edu/faculty/mufwene/publi...
83.     Taylor Philip. «Cultural imperialism?» Интернет-страница British Council, 2007, http://www.britishcouncil.org/history-why-cultural-i...
84.     Cull Nicholas. «Propaganda?» Интернет-страница British Council, 2007, http://www.britishcouncil.org/history-why-propaganda...
85.     «Facts and figures. A quick look at our work over the past year». Интернет-страница British Council, 2007, http://www.britishcouncil.org/home-about-us-facts-fi...
86.     «Выучить английский поможет Британский Совет» // Вечерний Новосибирск, 22.02.2003, http://www.vn.ru/22.02.2003/society/24459/.
87.     Malik Kenan. «Let languages rest in peace» // San Francisco Chronicle, 11.12.2000, http://www.sjsu.edu/depts/linguistics/news/rip.htm.
88.     Taylor Matthew. «Global spread of English 'a threat to UK'» // The Guardian, 15.02.2006, http://www.guardian.co.uk/uk_news/story/0,,1709857,0...
89.     La Rosa Zhenja. «Language and Empire: The Vision of Nebrija» // The Student Historical Journal, том 27 (1995-1996). – C. 24-42.
90.     Интернет-страница The Fulbright Office, без даты: Victor Gargai, «America That Loves», http://english.fulbright.ru/newsletter/newslet_2/ind...; Klavdia Pakhomova, «Why I Fell in Love with Minnesota»; Angelina Bezrukova, «America! America!», http://english.fulbright.ru/newsletter/newslet_2/ind...
91.     Mühlhäusler Peter. «Synonymy and communication across lectal boundaries in Tok Pisin» // Diversity and development in English-related creoles / Ed. Ian Hancock. – Karoma: Karoma Publishers Inc., 1985. – C. 134-155.
92.     Леонтьев А.А. «Социальные, лингвистические и психологические факторы языковой ситуации в Папуа Новой Гвинее» // О языках, фольклоре и литературе Океании. – Москва: Наука, 1978. – C. 5-15.
93.     Радчук Віталій. «Українська мова в колі інших на зорі третього тисячоліття: перспективи розвитку» // Мовні конфлікти і гармонізація суспільства. Матеріали наукової конференції 28-29 травня 2001 року / Под ред. В. Радчука. – Київ: Київський університет, 2002. – С. 150-161.
94.     A legacy of service and compassion. Peace Corps. Congressional budget justification. Fiscal year 2006. – Washington, 2005.
95.     Анатольев Владимир. «Волонтеры, пакуйте чемоданы!» // Гудок, № 3 (2003). – C. 3.
96.     «After a Decade of Success – Peace Corps Completes Work in Russia». Интернет-страница Peace Corps, 03.01.2003, http://www.peacecorps.gov/index.cfm?shell=resources....
97.     Horvath John. «The Cutting Edge of Imperialism» // Left Curve, № 22 (1998), http://www.leftcurve.org/LC22WebPages/cutedge.html.
98.     Солдатов Андрей. «По Чечне шпионы ходят хмуро...» // Сегодня, № 4 (2000), http://www.segodnya.ru/w3s.nsf/Archive/2000_41_crime...
99.     «Наша история и достижения». Интернет-страница British Council, 2007, http://www.britishcouncil.org/ru/russia-about-us-pre...
100.     «К открытию саммита Россия-ЕС: Евросоюз свел сотрудничество с Россией к регулярным посиделкам». NEWSru, 04.10.2005, http://www.newsru.com/world/04oct2005/sammit.html.
101.     «What is the ESU?» Интернет-страница The English-Speaking Union, 2007, http://www.esu.org/what/index.asp.
102.     Интернет-страница американского посольства в России, 2007, http://www.usembassy.ru.
103.     «Про АЙРЕКС». Интернет-страница IREX, 2007, http://www.irex.ru/about/.
104.     «Американские советы по международному образованию». Интернет-страница American Councils for International Education, 2007, http://actr.nsk.ru/.
105.     Клямкин Игорь. «Русские идеи и современная цивилизация» // Западники и националисты: возможен ли диалог? / Под ред. А. Трапковой. – Москва: ОГИ, 2003. http://www.liberal.ru/sitan_print.asp?Num=245.
106.     Сталин И.В. «О национальном вопросе и национальной культуре» // Культура и письменность Востока, т. 7-8 (1931). – С. 5-13.
107.     Федорова Екатерина. «Глобальный язык как глобальный вызов» // Независимая газета. Круг жизни, № 16 (2000), http://life.ng.ru/circum/2001-05-25/1_language.html.
Переводы с английского и немецкого выполнены автором статьи.
_____________________________________
© Зарецкий Евгений Владимирович


Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum