Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
История
«Нельзя воспитывать чувство комплекса вины…» Заметки о войне и нацизме. Листки из рабочей тетради. Часть 15
(№6 [169] 25.04.2008)
Автор: Александр Хавчин
Александр Хавчин
Тихий французский городок, скорее даже поселок. Церковь, мэрия, фонтан, памятник павшим на войнах. В Первую мировую погибло двадцать человек, а во Вторую – четверо.
Тихий баварский городок, скорее даже поселок. Кирха, ратуша, фонтан, памятник павшим на войнах. Выбиты не только имена, но и места гибели. Первая мировая – двенадцать фамилий: семь погибли во Франции, пять в России. Вторая мировая война: Польша, Франция, Норвегия, Греция, Африка – по две-три фамилии. И бесконечное: Руссланд, Руссланд, Руссланд...
Около сотни погибших на Восточном фронте жителей одного баварского поселка…

Письмо немецкого офицера из Сталинграда: «Я не отрицаю и моей собственной вины за все это. Она стоит в пропорции один к 70 миллионам. Пропорция мала, но вина есть. Я не собираюсь укрываться от ответственности и именно поэтому лишь своей собственной жизнью покрою эту вину...»
По-моему, о соотношении вины личной и вины коллективной, национальной лучше не скажешь.
Сложнее с виной исторической…
Из выступления Генерального Консула РФ в Страсбурге Владимира Короткова:
«Сегодня есть опасная тенденция: немецких школьников воспитывают в духе признания вины за то, что Германия вела захватнические войны… В нации нельзя воспитывать чувство комплекса вины, немецкому народу нужно понять, что во Второй мировой войне побежден не народ Германии, а фашизм с его нацистской государственной машиной. Народ же немецкий должен с высоко поднятой головой жить и творить в свободной стране».
Вообще-то ситуация парадоксальная: представитель страны-победительницы призывает граждан страны разгромленной не слишком близко к сердцу принимать преступления, совершенные их отцами и дедами. Утешает, можно сказать: вы, мол, ребята хорошие, никакого отношения к тем злодействам не имеете. Сами немцы, что характерно, несут бремя своей национальной ответственности и вины и в этом духе воспитывают своих детей, - а представитель России утверждает, что это не только неправильно, но и – ОПАСНО!
На свой страх и риск такие заявления дипломаты не делают. Значит, это официальная или полуофициальная точка зрения?
Дальше ехать некуда. Значит, побежден был не народ, а его государственная машина. Должно быть, г. Коротков умеет провести четкую грань между этими понятиями. Я, признаюсь, таких высот диалектики не достиг. Кто воевал, глумился над мирными жителями, жег, грабил, насиловал – абстрактная государственная машина или конкретные немецкие солдаты и офицеры? Кто погибал под бомбежками городов, кто издыхал от голода и болезней в сибирских лагерях - конкретные сыны и дочери немецкого народа или абстрактный тоталитарный строй?

Далее. Если потерпел поражение не народ, а тоталитарный гитлеровский режим, государственная машина, нацистский строй, то, по той же логике, и победили нацизм не народы (СССР, США, Великобритании), а государственные устройства – тоталитарный сталинизм и англо-саксонская либеральная демократия.
Если немецкий народ не должен стыдиться того, что натворили предшествующие поколения, то не ставится ли под сомнение моральное право нынешнего поколения россиян гордиться победой своих отцов и дедов?
А примет ли г. Коротков как должное, если немецкий народ, с высоко поднятой головой, заявит: «Все правильно, мы хорошие ребята, мы не виноваты, не мы потерпели поражение, а Гитлер и его клика, так за что же до сих пор несет наказание весь народ? Не настала ли пора вернуть нам Восточную Пруссию? Этот благодатный край веками населяли немцы, он достался России вопреки обязательству Сталина не аннексировать территории побежденной страны, и Россия убедительно показала, что не умеет с толком распорядиться отнятой у нас, немцев, землей».
Понятно желание нынешних российских чиновников сказать что-нибудь приятное Германии, угодить ей. Но надо же Генеральному Консулу великой державы иметь чувство меры и соблюдать приличия!

Царская Россия не выдержала войны с Германией, хотя имела сильных и упорно дравшихся союзников и против нее действовала только часть немецкой армии.
А Советский Союз - выстоял! Почти в одиночку противоборствуя с Германией, располагавшей ресурсами почти всей Европы. И не только выстоял, но и победил!
Константин Симонов считал Победу советского народа над гитлеровской Германией одним из доказательств преимущества социалистического строя. Довольно спорное суждение!
В Первую мировую Россией правил царь Николашка - человек всем известных талантов, умственных достоинств и волевых качеств, пользовавшийся соответствующим авторитетом в армии и народе. Во Вторую мировую во главе СССР стоял человек огромного ума и стальной воли, почитавшийся массами как гениальный политик и великий полководец и имевший непререкаемый авторитет в армии.
Офицеры в царской армии презирали солдатскую массу. Солдаты царской армии не доверяли офицерам, чувствуя в них представителей чуждой касты. В СССР же народ и армия, офицерский корпус и рядовой состав были едины.
Солдаты царской армии не понимали, за что проливают кровь, начиналась война с наступления в Восточной Пруссии, так что не мог сработать защитно-патриотический народный инстинкт. Солдаты Великой Отечественной защищали свою Родину, на которую напал враг.

Царская Россия была отсталой страной, что признавали сами ее правители. Поэтому в организационно-техническом отношении она оказалась еще более не готовой к длительной войне, чем ее основные союзники и противники. Катастрофически низким был образовательный уровень народа, не хватало специалистов во всех областях. Советский же Союз, ценой неимоверных жертв населения, вошел в число передовых индустриальных стран, обладал к началу Великой Отечественной войны огромным военно-промышленным потенциалом. Танки и авиация по меньшей мере не уступали вражеским как в количественном, так и в качественном отношениях. (По данным М.Солонина, группам немецких армий, располагавшим 728 танками, противостояли 13 мехкорпусов Красной Армии – 5617 танков, в том числе 615 Т-34 и 278 КВ-1, то есть новейших, да и так называемые «устаревшие» были не хуже немецких.) Были в достатке подготовлены кадры ученых, конструкторов и других специалистов.
Государственный строй СССР обеспечивал единство политического, идеологического, военного, экономического управления. По замечанию видного современного ученого С.Г. Кара-Мурзы, «В 1943 г. промышленный потенциал СССР был в 4 раза меньше чем тот, что работал на Германию - а танков и самолетов Красная Армия уже получала больше немецкой. А в 1916 г. правительство того же (да не того же) Отечества не могло закупить металла для военных нужд - весь его сбыт контролировался тогдашними абрамовичами и черными».
Россия, ее союзники и враги вступили в Первую мировую войну почти одновременно, новейшие тактические и технические разработки немцев были русским военным не известны. СССР же вступил в мировую войну почти на два года позже других великих держав, нападение Германии не могло стать стратегической неожиданностью, было время изучить методы и приемы вермахта.
Разведка и контрразведка в царской России, несмотря на отдельные блестящие операции, в целом отставала от немецкой. Многие шпионы и изменники (а в измене был обвинен сам военный министр!) были разоблачены слишком поздно, только в ходе войны. А в СССР, как нам говорят, благодаря своевременно проведенному НКВД очищению, «пятая колонна» (троцкисты-зиновьевцы, инженеры-вредители, банда Тухачевского и т.д.) была разгромлена еще за 3-4 года до начала войны.
В Первую мировую войну, несмотря на военную цензуру, болтовня трусов, предателей и паникеров, в том числе с думской трибуны, оставалась безнаказанной и подрывала боевой дух армии. В СССР безответственная болтовня и распространение слухов беспощадно преследовались.
К началу Великой Отечественной войны конфигурация западных границ СССР была более выгодной, чем у России в 1914 году: Западная Украина и Западная Белоруссия, вошедшие в состав Советского Союза, до Первой мировой войны были частью враждебной Австро-Венгерской империи. Турция, союзник Германии и Австро-Венгрии в 1914-1918 гг., во Второй мировой войне сохраняла нейтралитет.
Как же использовал «самый передовой в мире общественный строй», его мудрейший вождь эти преимущества?

За два с половиной года кровопролитных сражений Германия и Австрия-Венгрия сумели лишь немного продвинуться вглубь российской территории. О том, чтобы дойти до Москвы и Волги, они и мечтать не смели.
В Первую мировую войну страна не знала таких страшных испытаний, не напрягала последних сил, женщины и подростки почти не привлекались к службе в армии и работе на оборону (правда, привлекалась рабсила со стороны - китайцы и корейцы). Не было голода как массового явления. В 1914-1917 гг. лишения и бедствия не достигли таких трагических, чудовищных размеров, как в 1941 – 1945 годах (достаточно вспомнить Ленинградскую блокаду).
В 1914-1915 гг., в отличие от 1941-1942, не было массового дезертирства, сдачи в плен целыми ротами и батальонами. Масштабы перехода на сторону врага и сотрудничества с оккупантами (в самых разных формах) не имеют аналогов в истории России, да и в других странах, оказавшихся под властью Гитлера, коллаборационизм не приобретал такого размаха.
Предполагается, что народ терпит лишения, идет на большие жертвы в мирное время, чтобы сократить количество жертв во время войны. Но в данном случае людские потери, связанные с подготовкой к войне, не обеспечили сокращения потерь военных. Возможно, как раз наоборот. И к чему были репрессии («очищение») тридцатых годов, если даже после них осталось столько предателей и затаившихся врагов режима?
Одно из двух: или удары наносились «не по тем», или «по тем», но слабо, недостаточно. Первое предположение не требует дальнейших комментариев, все уже давно было сказано. Если же карательные органы в 1937-1938 годах просто «недоработали», количеству потенциальных противников Советской власти просто ужасает (ведь в ходе войны далеко не все они оказались в плену или на оккупированных территориях и таким образом могли проявить себя).
Сколько же надо было пересажать и уничтожить, чтобы полностью избавиться от подозрительных и ненадежных – половину всего взрослого населения страны или еще больше? Если целые народы изменили Сталину и перешли на сторону Гитлера – как же смела эта власть называть себя «народной»?

Злоба, жажда мести, ненависть – чувства плохие, нехристианские. Но возможно ли поддержание боевого духа войск без подогревания этих аффектов? Без деления мира на своих и чужих? Без воспитания уверенности в собственной силе и в грядущей победе, в том, что МЫ лучше всех и с нами Бог (который, как известно, в правде)?
А кто это – МЫ, СВОИ? Приверженцы такой-то религии. Сторонники такой-то партии. Жители такой-то страны. Представители такой-то нации. Желательно, чтобы ЧУЖИЕ легко отличались от своих, поэтому пробудить ненависть к иностранцу, инородцу, приверженцу другой религии – а часто все это совпадает - при прочих равных условиях легче, чем к другому сословию или классу своей же страны и нации.
Бойцов Красной Армии воспитывали в духе государственно-классово-патриотическом, изгоняя дух национально-патриотический. До того старались избежать даже намека на шовинизм, что воевали не с Польшей как таковой, а с «панской Польшей» или «с белополяками», не с Финляндией, а с «финскими баронами», «белофиннами».
«Убей немца!» - в советской военной пропаганде появилось не сразу. Поначалу всерьез утверждалось, что германский пролетариат вот-вот повернет оружие, не станет сражаться с братьями по классу…
Зато потом Сталин не только принял гитлеровский лозунг расовой войны (естественно, «с обратным знаком»: благородные славяне против гнусных недочеловеков-тевтонов), но и проводил его более последовательно, чем сами нацисты.
Гитлер, начав войну с Россией, не бросил в концлагеря всех живших в Германии этнических русских.
Сталин же отправил в ссылку и не возвращал из нее даже после окончания войны ВСЕХ немцев, включая коммунистов и давным-давно обрусевших. Предполагалось, что никому из них доверять нельзя: кровь, национальная принадлежность сильнее убеждений, воспитания, культуры... (Может быть, это был демагогический жест: народ жаждет мести, однако наказать тех немцев, что с оружием, - не получается, отыграемся на безоружных).
Оправдывая Сталина, наши державники ссылаются на то, что и Рузвельт после Пирл-Харбора директивой 9066 так же отправил в концлагеря всех американских японцев.
Но японцы жили в США недолго, сравнительно с немцами в России, притом жили компактными группами, почти не ассимилируясь. Так что подозрительность была гораздо более оправданна.
Далее. Директива президента США о принудительном выселении японцев не была опубликована, в отличие от постановления ЦК ВКП(б) и Совнаркома от 26 августа 1941 г.: «… согласно достоверным данным, полученным военными властями, среди немцев имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, готовых по сигналу из Германии производить взрывы в местах своего компактного проживания». Нечего и говорить, что никаких «достоверных данных» у Сталина не было. В первые два месяца войны, т.е. до принудительного выселения, в Красной Армии воевали около 65 тыс. этнических немцев, многие пошли добровольцами, и даже за эти два месяца одиннадцать успели стать Героями Советского Союза.

Японцы в Америке обратились в Верховный суд, который признал директиву президента незаконной (правда, только спустя полгода после обращения). Японцев вернули, извинились, выплатили компенсацию.
А Рузвельт-то, в отличие от Сталина, не называл себя пролетарским интернационалистом. Даже по сравнению с царем Николаем и кайзером Вильгельмом Сталин выглядит дремучим шовинистом: в Первую мировую Россия доверяла своим немцам командовать армиями, дивизиями и боевыми кораблями, а в армии кайзера Вильгельма воевал генерал французского происхождения с недвусмысленной фамилией Франсуа.
Американские немцы и итальянцы не хуже других воевали с Гитлером и Муссолини. А кем был сам главнокомандующий Эйзенхауэр? Этническим немцем. Трудно представить себе немца-генерала в воюющей с немцами Красной армии, не правда ли?
Возможно, у Сталина было больше, чем у Рузвельта, оснований подозревать своих подданных в нелояльности. Другими словами, сталинский режим, по видимости несокрушимый, был внутреннее слабее, чувствовал себя гораздо более неуверенным, чем «гнилая» демократия.
Информация к размышлению: согласно американским и английским источникам, из числа советских граждан, угнанных на работу в Германию (таких было больше трех миллионов), только 15-20 процентов вернулись на родину по доброй воле.

Во времена хрущевской оттепели много недобрых слов было сказано о лозунгах типа «война малой кровью, могучим ударом, на чужой территории», «Красная Армия – самая наступающая армия в мире». Но В.М.Молотов (в передаче Феликса Чуева) совершенно справедливо, на мой взгляд, спрашивает: а как иначе можно было вести пропаганду?
«Мы будем упорно сопротивляться», «ляжем костьми, но не отступим», «стоять до последнего» - это подходит для маленькой и слабой страны. А правители мощной державы должны бросать в массы лозунги бодро-победительные, даже если прекрасно знают, что на самом деле война будет тяжелой и долгой.
Как это обычно бывает при диктатуре, разумные директивы начальства подчиненные проводили в жизнь слишком ретиво, а удержать услужливых дураков было некому – кроме того же начальства. Настроения шапкозакидательства легко овладевали душами, так утешалось патриотическое самолюбие, становились оправданными все лишения: «да, живем плохо, бедно, зато у нас самая сильная в мире армия, все нас уважают и нами восхищаются».
Увидев в первые месяцы войны, как легко «немецко-фашистская сила пересиливает советскую силу», народ растерялся, опустил руки, впал в отчаяние не столько от неожиданности и страха, сколько от внезапного осознания того, как бесстыдно и нагло врала власть - те самые большевики, «которые никогда не лгут народу».

Вспомним заявление ТАСС, появившееся за неделю до нападения вермахта: Германия, мол, никаких агрессивных намерений не имеет и так же добросовестно, как СССР, соблюдает условия договора. После было объяснено: заявление ТАСС предназначалось не для «внутреннего пользования», это был тактический ход, зондаж, Сталину хотел проверить реакцию немцев. Но советские-то люди об этих хитрых политических играх не знали! Что они должны были думать после 22 июня? То ли товарищ Сталин наивный дурачок, то ли их, советских людей, считает наивными дурачками. Точнее, он уверен, что никто не посмеет уличить его во лжи, и не боится выглядеть в глазах народа обманщиком. Мнение народа вообще не принимается в расчет…
Были евреи, совершившие в 1941 году самоубийственную ошибку: они не воспользовались возможностью эвакуироваться, бежать с отступавшими советскими войсками: «Немцы убивают евреев? Бросьте, как можно этому верить, это очередная брехня коммунистов!»
Если в начале войны сталинской пропаганде не верили евреи, для которых встреча с фашистами означала почти неминуемую смерть, почему должны были верить русские? Почему надо было верить правдивым сообщениям советских газет о зверствах немцев на оккупированных территориях и об издевательствах над военнопленными, если рядом были помещены менее правдивые обещания близкой победы над врагом?

Немецкий публицист Себастьян Хафнер считает, что ошибочно относить Гитлера к крайне правым политикам. «Его диктатура носила скорее левые черты. Он был ближе к Сталину, чем к Муссолини».
А Харальд Вик, профессор социологии Ганноверского университета, утверждает: «Национал-социализм был историческим проектом с большой долей утопии. То, что сегодня мы оцениваем ее как антиутопию, ничего не меняет».
Нам непросто не то что согласиться с этими тезисами, но хотя бы не отвергнуть их сходу, вступить в обсуждение.
Книга немецкого историка Гетца Али «Народное государство Гитлера» описывает, как настойчиво и последовательно нацисты, придя к власти, принялись выполнять свои обещания.
Национал-социалисты ввели такую систему налогообложения, при которой треть граждан - наиболее состоятельные вносили две трети общей суммы налогов. 80-90% предпринимательских доходов изымалось государством. (Так можно ли называть нацистский режим «диктатурой наиболее оголтелого отряда буржуазии»? Была обеспечена законодательная защита должников по квартплате от принудительного выселения, защита крестьян от последствий неурожая или падения цен на мировом рынке. Серьезно увеличены пенсионное обеспечение и государственные пособия семьям с детьми. Было удвоено число нерабочих дней, развивался массовый туризм – недорогой, доступный для рабочих,
При Гитлере была достигнута невиданная ранее степень благосостояния, социального равенства и вертикальной социальной мобильности. Именно поэтому режим не встречал серьезного сопротивления, хотя еще совсем недавно миллионы немцев голосовали за коммунистов и социал-демократов, и преступная сущность режима, казалось бы, у многих не должна была вызывать сомнений, и лично Гитлера ненавидели и презирали многие. Секретная полиция в бывшей ГДР насчитывала в десятки раз больше сотрудников, чем нацистская служба безопасности.
Не стали для немецкого народа временем лишений и первые годы войны. Солдатские семьи получали 73-85% чистого заработка кормильца (в Англии и США менее половины). С 1939 по 1945 г. пособия на детей были увеличены втрое. Военные налоги вносили в основном богатые слои и предприятия, широким массам приходилось платить больше только за пиво и сигареты.
Можно сказать, что так хорошо, как в предвоенные и первые военные годы, немцы не жили никогда.

(Поэтому фанатическая вера в Гитлера миллионов немцев не вызывает удивления. Куда труднее объяснить, не прибегая к метафизической терминологии, веру миллионов советских людей в Сталина. Значит, щедрое предоставление таких духовных благ, как удовлетворенное чувство социальной справедливости, гордость за победы общественного строя, ощущение народом собственного величия,- может заменить блага материальные?)
За чей счет достигалось благополучие нацистской Германии?
Для ликвидации безработицы, обеспечения экономического роста и социального развития нацистское государство залезло в колоссальные долги. Вернуть их не было никакой другой возможности – кроме грабежа. Придя к власти, Гитлер стал планировать грабеж других стран, а кстати, и собственных граждан-инородцев. (Так называемая аризация еврейской собственности принесла рейху больше средств, чем кредиты США). Три четверти того, что фашисты изымали у покоренных народов, шло на погашение бюджетного дефицита. Более 70 проц. военных расходов несли оккупированные страны.
В грабеже участвовала вся нация. Вся нация потребляла награбленное и так или иначе извлекала пользу из рабского труда иностранных рабочих. (Гетц Али считает, что, если бы пришлось вернуть все награбленное с процентами, – пришлось бы сократить нынешние зарплаты и пенсии в два раза). Стало быть, Гитлеру удалось весь немецкий народ сделать соучастником своих преступлений. И расплачиваться пришлось всему народу. Платой стали жизни не только солдат, но и детишек, женщин и стариков, погибших под бомбежками союзников. Платой стали позор, многолетнее национальное унижение, оккупация и раздел страны.

Немецкий анекдот времен войны. Старушка-крестьянка впервые увидела глобус. Ей показывают: «Вот Америка, вот владения Британской империи, вот Россия…» - «А где же Великая Германия?» - интересуется старуха. Ей показывают. Она потрясена и спрашивает шепотом, оглядываясь: «Скажите, а у фюрера есть такой глобус?»
Представим себе, что этой почтенной даме удалось бы спросить самого фюрера, всё ли он хорошо продумал, ввязываясь в драку со странами, располагающими гораздо бОльшими всевозможными ресурсами. Я полагаю, Гитлер ответил бы, что, как ни важны материальные условия – нефть, пушки, танки и прочее, гораздо важнее непобедимый дух германского народа, его непоколебимая вера в свое высшее предназначение и своего вождя и тому подобное.
Но мистицизм и суеверия, всякие оккультные общества «Туле», астрология и поиски Шамбалы не мешали самому педантическому учету сугубо земных обстоятельств и факторов. Планы завоевания мирового господства справедливо называют авантюристическими. Но авантюризм это был особого рода – продуманным с истинно немецкой тщательностью.
Был детально подготовлен, например, план, как развалить внешнюю торговлю США и вновь погрузить эту страну в пучину экономического кризиса (намечалось вывести из-под влияния США основные государства Латинской Америки, опираясь на немецкие и итальянские общины в Бразилии, Аргентине, Чили, Парагвае).
Гитлеру были представлены хорошо продуманные предложения, как быстрее и с меньшими проблемами обеспечить «новый порядок» на захваченных территориях СССР. Рекомендовалось образовать под германским протекторатом якобы самостийное украинское государство, установить там мягкий оккупационный режим, как в дружественной стране, выкачивать из колхозов не больше продуктов, чем советское государство, предоставить украинцам некие привилегии, ставящие их выше поляков, белорусов и русских. Выражалась полная уверенность в том, что при этих условиях украинцы станут надежной опорой нацистскому режиму и даже внесут достойный вклад в борьбу с еврейством и большевизмом.
В оккупированных белорусских и русских областях частям вермахта и спецподразделениям предлагалось, вплоть до окончательной победы германского оружия, вести себя так, чтобы по возможности не озлоблять население – не допускать грабежей и насилий, проявлять доброжелательность, не вывозить молодых людей на принудительную работу в Германии и т.д.
Можно гадать, как развивались бы события, если бы эти серьезные разработки были утверждены (наверняка не получило бы, например, такого размаха партизанское движение в Белоруссии).
Но Гитлер решил иначе: «Фактически мы уже победили Сталина – и нечего миндальничать с этими недочеловеками!»
Авантюризм, вера в чудо часто спасали Гитлера в самых рискованных обстоятельствах. Тот же авантюризм и привел его к краху.

Привожу текст письма, которое получила жена фронтовика:
«6 ноября 1943 г.
Глубокоуважаемая (имярек)!
Настоящим выполняю прискорбную обязанность сообщить Вам, что Ваш любимый супруг (имярек), 8.10.1906 г. рождения, рядовой, пропал без вести 17.10.1943 г. у Казароги, юго-западнее Гомеля. В тот день был ожесточенный бой. В сражении Ваш муж отстал от своих и, вероятно, попал в плен.
Никто лучше нас, фронтовиков, не знает, как горька для семьи неизвестность о судьбе любимого человека. Будьте уверены, что к тяжелому удару судьбы, который постиг вас, мы относимся с сердечным участием. Рота потеряла не только верного друга, но и мужественного, преданного своему долгу солдата. Вместе с вами я надеюсь, что все переменится к лучшему, и искренне Вам сочувствую.
Капитан (имярек)».
Офицер сумел найти сердечные нешаблонные слова. Скорее всего, был какой-то шаблон, утвержденный образец. Но обратим внимание на то, что высшее начальство решило разработать, утвердить, «спустить» в подразделения такой шаблон. Начальство исходило из того, что семьям погибших и пропавших без вести необходимо выразить искреннее сочувствие (или хотя бы его видимость), попытаться их утешить, т.е. продемонстрировать единство армии и народа.
Вот я и спрашиваю: почему в гитлеровской армии, которая вела бесчеловечную войну за бесчеловечные цели, командиры обращались к солдатским женам с человеческими словами? А в Советской Армии, которая вела священную, справедливую войну, командиры обходились дежурными словами, по официальному трафарету, без тени искреннего человеческого чувства?
Впрочем, выражать человеческое или государственное сочувствие семье без вести пропавшего было недопустимо: может, он сдался добровольно и предательски ведет себя в плену.

Хребет фашистскому зверю переломил русский Иван, а не Дядя Сэм с Джоном Буллем. Об американском и английском союзниках и их вкладе в Победу у нас было принято говорить с ехидцей. Мол, отсиживались до последнего за морями-океанами, а вместо Второго фронта, присылали консервы с тушенкой.
Западные же историки доказывают, что без той же свиной тушенки и других поставок из США (знаменитый «ленд-лиз») наша страна не смогла бы победить.
Так была ли помощь союзников «несущественной» либо «сыгравшей решающую роль»? Есть на этот счет свидетельство человека, отнюдь не склонного к низкопоклонству перед Западом: эти поставки «в значительной степени содействовали завершению войны» (Письмо И.В.Сталина Президенту США от 11 июля 1945 г.) А четырьмя годами раньше (31.07.41) на переговорах со специальным посланником президента Ф.Д.Рузвельта Верховный Главнокомандующий заявлял, что считает невозможным без материально-технической помощи США устоять против Германии, располагающей ресурсами всей Европы.
Известно, что весьма уважительно отзывался о полученной по ленд-лизу технике и Г.К.Жуков.
Цифры и факты, которые я буду приводить далее, взяты из зарубежных изданий. Российские же издания (во всяком случае, массовые газеты) о помощи союзников напоминают отнюдь не назойливо.
Итак, чтобы лучше представить себе масштабы поставок, вспомним о погибшем английском караване PQ-17, направлявшемся в Мурманск (этой трагедии посвящен роман В.Пикуля и поставленный по его мотивам телевизионный сериал). Тогда на дно пошли 210 самолетов, 430 танков, 3350 грузовиков, предназначавшихся нашей армии. Но ведь это был только один из 77 подобных караванов! И поток грузов шел не только с Запада, но и с Юга, через Иран, и с Востока, через Тихий океан!
В самые тяжелые 1941 и 1942 годы большинство истребителей и бомбардировщиков, находившихся на вооружении Красной Армии, были изготовлены в США или в Англии (так же, как и свыше 25% танков). Трижды Герой Советского Союза легендарный А.И.Покрышкин и все летчики его эскадрильи летали на «Спитфайере» и отказывались, несмотря на уговоры, пересесть на истребитель отечественного производства.
Около 90 процентов алюминия, огромное количество авиационного бензина, станков и легирующих добавок для производства боевых машин были получены из-за рубежа. В советских танках и самолетах были установлены, как правило, американские радиостанции.

Советскую артиллерию возили американские тягачи-студебеккеры. А железнодорожный транспорт - как бы он действовал в годы войны без союзнической помощи, если пять из каждых семи новых паровозов, почти все грузовые вагоны и рельсы были получены по импорту?!
Любопытно также, что в числе поступивших из США 15 миллионов пар обуви были…валенки: американцы разыскали где-то у себя специалиста, знавшего технологию, и наладили массовый выпуск.
И, конечно, вовсе не заслуживает насмешки пресловутая свиная тушенка. Из потребленных нашим населением в военные годы пищевых жиров половина поступала из Америки. Полученного оттуда продовольствия, как подсчитано специалистами, было достаточно, чтобы в течение четырех лет кормить Красную Армию. Сколько советских людей умерли бы от голода, если бы не презренные американские консервы?!
Грех не помянуть добрым словом союзников, как бы ни складывались отношения с ними в дальнейшем!
Молодецки выпячивая грудь, заявлять: «Подумаешь, ленд-лиз, не так уж он был нам нужен, мы бы и без него справились!» - это гордыня, хвастовство и неблагодарность, качества, вовсе не свойственные православному русскому народу.
Много ли нажилась Америка на Советском Союзе? Общая сумма поставок составила около 9 миллиардов долларов. Я не раз слышал и читал: «Какое кощунство, какой цинизм говорить о долларах, когда русский народ за все уже заплатил кровью!» Но США требовали возврата кредитов на покупку не боевой техники, а гражданских материалов и оборудования (тракторов, железнодорожных вагонов и т.д.) – всего на 700 млн. долларов. Сталин возвращать этот долг не собирался.
В 1972 г. СССР и Америка договорились об условиях оплаты, но уже в следующем году наша сторона договоренность нарушила, сославшись на дискриминацию во взаимной торговле.
Россия как правопреемница СССР платежи по ленд-лизу возобновила, они будут продолжаться до 2030 г.
Насколько я знаю, вернуть предстоит еще около полумиллиарда долларов.

Коммунисты уверяли, что через диктатуру пролетариата, т.е. меньшинства, принесут счастье всему человечеству. Гитлер говорил о счастье в первую очередь для немцев, во вторую очередь - для остальных народов германской расы. Славянам, не говоря уже о неграх и китайцах, ничего хорошего не обещалось.
Да, но при этом коммунизм оказался неизмеримо более лицемерным, потому что называл себя самым гуманным, единственно и истинно гуманным, вершиной гуманизма, в противовес фальшивому, абстрактному буржуазному гуманизму. (Здесь, кстати, подлая подмена понятий, о чем писал Гегель: абстрактен, теоретичен именно классовый и партийный «гуманизм», а сострадание к слабому, несчастному непосредственно и конкретно).
Национал-социализм в этом смысле был честнее: «гуманизм - химера, обман и предательство народа, в лучшем случае – сказочка для простаков».

Роман турецкого классика «Птичка певчая»: история любви прекрасной и добродетельной девушки к прекрасному, хотя и не вполне добродетельному молодому человеку.
Далеким фоном проходит Первая мировая война - досадное препятствие, разлучающее влюбленных.
Между тем, как раз в это время турки целыми селами вырезали армян. Но героиня не чтобы ничего не знает – для нее это происходит как бы на другой планете.
Представим себе, что в наказание за армянскую резню Антанта принялась методично бомбить турецкие города, мешать подвозу продовольствия, обрекая их население на муки голода. Чудовищная, дьявольская, ничем не оправданная и совершенно беспричинная жестокость – так, наверное, восприняла бы это наша юная турчанка.

Далеко не все в Германии 1933-1945 годов были сторонниками Гитлера и запятнали себя кровавыми преступлениями. Жили себе, не интересуясь политикой. Выращивали картошку, водили трамваи, пилили доски, разносили почту, воспитывали детей – простые честные люди, ничего не имевшие против русских, поляков и евреев.
Можно поверить в то, что многие немцы ничего не знали о Холокосте. Есть тому хотя бы такое косвенное подтверждение. В 1943-1944 г. множество граждан Третьего рейха предлагали использовать евреев в качестве «живого щита», чтобы союзники не бомбили немецкие города. К тому времени евреев в немецких городах уже не осталось, но, значит, основная масса немцев этого действительно не знала.
Это не снимает с них, конечно, исторической, моральной, метафизической ответственности. Не знали, потому что не хотели знать.
Их заставили узнать, и уроки были весьма болезненными.

Какое счастье для турецкого и советского народов, что им не пришлось отвечать за преступления своих правителей так, как пришлось ответить немецкому народу – невинным заодно с виноватыми.
Если не пришлось отвечать, не пришлось каяться – значит, и преступлений как бы не было, о них можно не знать, о них можно забыть. И удивляться и возмущаться: «За что они нас так не любят? Ну, если даже и было что-то такое, ведь столько времени прошло… И какое лично я к этому имею отношение? Нельзя быть такими злопамятными, как эти армяне. Как эти поляки, прибалты, западные украинцы, крымские татары…»
Список длинный…
____________________________
© Хавчин Александр Викторович
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Скельновские петроглифы: путешествие в первобытную эпоху
Статья об уникальных природных явлениях на территории Ростовской области, в том числе образцах первобытного ис...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum