Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Культура
Пророк умер. Пророчества остались. Невостребованными…
(№14 [177] 10.10.2008)
Автор: Александр Акопов
Александр Акопов

Хотелось, чтобы Он больше прожил, как-то спокойнее при нем было, но он умер. Журналисты дружно назвали его пророком. А «Комсомолка» даже сострила: «Пророк умер в своем отечестве». Мол, раньше «не было пророка в своем отечестве», а теперь вот, даже умер спокойно, похороненный с почестями. И правда, схоронили достойно – без речей, скромно и в хорошем месте. В его духе, в общем. Сообщили: «Президент прервал свой рабочий отпуск». Что это означает – «рабочий отпуск» - трудящиеся не поняли, но внимание, сочувствие первых лиц государства было налицо. Не сомневаюсь, что искреннее.
Что же нынче, когда сороковины прошли, душа его улетела, что произошло в наших осиротевших душах? Что изменилось? Всеми силами власть имущие и обслуживающий власть корпус партийно-медийно-федеральных пропагандистов пытались в период похорон убедить народ, что мы – наследники Его духовного богатства, будем жить, думать и поступать по Солженицыну.

46 лет назад вышел в свет «Один день Ивана Денисовича», произведение, буквально перевернувшее общество, вселившее в людей надежду на перемены, но вызвавшее невиданное противодействие со стороны сталинистов, ненависть к Н.С. Хрущеву, организацию провокационных политических акций против лидера (особенно в Новочеркасске и менее известных - в Краснодаре и Ставрополе), посмевшего посягнуть не только на «великого кормчего» и «отца всех народов», но и на саму репрессивную машину, вечный и неистребимый фундамент российской власти. Думаю, можно даже сказать, что публикация «Одного дня» способствовала, в конечном счете, свержению Н.С. Хрущева.

Потом был «Матренин двор», затем написанные, но не опубликованные «Раковый корпус», «В круге первом» - и началось... Травля Солженицына не имеет себе равных по масштабу и форме. Ни один диссидент ни до, ни после него такого не выдерживал. Кроме разве академика Сахарова – великого ученого, ставшего великим правозащитником. Конечно, были и другие – и Орлов, и Щаранский, и С.А.Ковалев – физики из сахаровского гнезда, и генерал Григоренко, и священник Глеб Якунин, и Анатолий Марченко, и семерка отважных, решившихся выйти на Красную площадь в 68-м с протестом против ввода войск в Прагу, и много других. Но как ни оценивать их вклад в борьбу против репрессивного общественного устройства, все они вместе не оказали такого воздействия на российское и мировое сообщество, как это сделал Солженицын своими произведениями, главное и знаковое из которых, конечно, «Архипелаг Гулаг». Сила и мощь воздействия этой книги на людей, правительства и государства, одним словом на мир (!) заключалась в документальном изложении, создавшем эпическое полотно – картину Системы, картину, казавшуюся невозможной для описания. Потому что все факты всегда были скрыты или уничтожены и потому, что за такие попытки убивали. Однако А.И. остался жить. Чудом: судьба, бескорыстная помощь многих людей, случайное совпадение благоприятных обстоятельств, возможная помощь кого-то из Системы, невидимого и скорее всего казненного, - мы об этом уже никогда не узнаем. Но есть простое объяснение. Название Чуду – Бог! Так и Он считал…

История оставит в памяти бесстрашные поступки многих людей, благодаря которым и Солженицын, и дело остались жить. Надо помнить, что рискуя карьерой, благополучием, часто обрекая себя на страдания, ему помогали. И соотечественники этим могут гордиться не меньше, чем Самим. Одна хранила неизвестную копию, другой вывез за границу, третий издал, четвертый предоставил свою дачу для проживания, пятый дежурил, помогая скрываться, шестой тайно лечил… Не во всякой стране при таком режиме (сущность которого теперь уже не объяснишь молодым) - такое возможно.

Но. Но возникает вопрос: если это общественное осознание явления по имени Солженицын или по имени Архипелаг Гулаг, то почему жертвы забыты, а палачи благополучны? Кто с почестями ушел, кто сейчас в привилегированном положении. О палаче, ежедневно ломавшем крупнейшую личность в мировой науке, изощренно унижавшем (причем по своей инициативе) великого человека, – академика Николая Вавилова, писали в начале 90-х: жив, здоров, на повышенной пенсии. И так все остальные. Пораженный отец Глеб Якунин рассказывал: тот же офицер КГБ, который сажал его, бесчестно обрек на безвинное осуждение, теперь вызывает для реабилитации! Можно сказать: да ведь это Система, а Они выполняли приказ… Но дело не в наказании. При Н.С. Хрущеве, в первые годы реабилитации, жертвы могли написать на своего следователя или лжесвидетелей жалобу, и тех привлекали к судебной ответственности. Почти все жертвы отказывались от такого мщения, а затем этот процесс был приостановлен. Нет, не об этом речь, дорогие соотечественники, а о фактической реабилитации уже осужденных палачей, мучителей, сумрачных героев Архипелага…

Как же можно, объявляя о верности Солженицыну, показывать фильмы и передачи, обеляющие бывших сотрудников НКВД, мало того, показывающие их с симпатией. А иногда с восторгом! Нет, другие, осуждающие фильмы и передачи тоже бывают, но это не меняет грустную тенденцию. Мы же имеем дело не с разными взглядами на историю, а с трагедией небывалого масштаба и с преступлением невиданной тяжести. А тут с гордостью рассказывают об убийствах без суда и следствия, открыто, не стесняясь своих преступлений. Уже и печальной памяти СМЕРШ дается иногда в героическом свете! До этого не могли додуматься после 56-го – ни в 60-е, ни в 70-е, ни в 80-е, никакому застою такого не снилось. Самые агрессивные сталинисты не могли мечтать об этом, чтобы преступников, стреляющих безоружным безвинным людям в затылки, больше того - целыми воинскими частями, с танками и пушками уничтожающими собственных солдат и офицеров, - делать героями! С ума сойти! Ну, можно понять, что не хочется ворошить прошлое ради якобы спокойствия в обществе и, хотя это тоже ошибка, но по крайней мере понять можно… Но героизировать?!

А в это время люди, невинно пострадавшие только за то, что перевезли книгу из-за границы, или читали и давали другим, расплатившиеся своими судьбами, - это-то как? Вот, однокашник Александра Исаевича, отказавшийся его поносить, изгнанный из университета доцент, не могущий никуда устроиться на работу, жизнь поломавший себе ради честной позиции, полуголодный и полураздетый, по 20 лет в одних брюках. Или: блестящий, подающий надежды талантливый ученый-математик из-за того, что дал на размножение фрагмент из Солженицына – на десятки лет был обречен перебиваться случайными заработками, не имея возможности работать ни в одном вузе и как-то реализовать свою научную степень. А просто в тюрьме сидящие за «распространение антисоветской литературы» (тот же Архипелаг человек давал почитать другим), а те, кто, несмотря на вызовы в партийные органы и спецслужбы и чудовищное давление отказывался подписывать пасквили на уже гонимых, безработных и сидящих… Так и прошла у людей жизнь. Ничего не смогли люди достичь, добиться, ну отняли жизнь, и всё!
И что? Те же, кто преследовал, издевался над помощниками, сторонниками, да и просто читателями Солженицына, остались благополучно работать, учить студентов, публиковать статьи и книги, защищать диссертации, в том числе против Солженицына. Сотрудники КГБ издали множество пасквилей на писателя, которыми и сейчас заполонен Интернет. Есть книги, монографии, доказывающие лживость и несостоятельность Архипелага.

Сам слышал и видел на встречах с Солженицыным, а позднее с его сыновьями столько лжи и лицемерия, как люди, в 70-х называющие его врагом, – страстно, с пеной у рта долбящие своих коллег, отказывающихся его осуждать, теперь, не моргнув глазом, объявляли себя борцами за него. Вот, сейчас живы женщины – библиотечные работники, которых заставляли на специально выдаваемых машинках уничтожать книги – и Солженицына и других писателей, провинившихся перед режимом даже просто высказываниями. И тут же были люди, которые прятали экземпляры (сам читал такие книги, но боюсь назвать и сейчас не назову, представьте себе, этих женщин, рисковавших свободой тогда, но и сейчас об этом молчащих, что вполне объяснимо).

Так, где же это Время Солженицына, Век Солженицына, Наследие Солженицына? Пустые слова. В обществе, где Сталин в числе самых рейтинговых личностей по опросам проекта «Имена России». И то сказать: а как ему не быть в таковых, если пропаганда постоянно этому способствует, если многосерийный фильм показывают как о хорошем человеке, семьянине, добром и отзывчивом, жертве мелких заговорщиков…
По лучшим каналам. В лучшее время. Новые поколения уже скоро другого и не увидят.

Что касается вузовских и школьных учебников, в которых реабилитируется сталинско-бериевский режим, Гулаг, то это уже не просто подлость, а преступление против собственного народа. Именно борьбе против этого страшного преступления Александр Исаевич Солженицын посвятил всю свою жизнь.

В Ростове-на-Дону, где Солженицын жил с матерью с шестилетнего возраста, поступил и окончил среднюю школу, а затем Ростовский университет – накануне Отечественной войны - решили увековечить его память, что естественно. Правда, после указа Президента от 6 августа с рекомендацией увековечить. Только не нашлось для этого ни одной значительной улицы в центре города или в заметном районе (не только Буденовский, Ворошиловский, Ленина, Коммунистический проспекты, но и улицу Халтурина, где он жил долго, решили не переименовывать, «поскольку это повлечет за собой большие финансовые затраты»), решено было назвать именем Солженицына улицу в новом районе, которого еще нет, далеко за городом, на месте, где десятки лет был песчаный карьер, затем – мусорная свалка. Но теперь это в прошлом. Власти обещают, что проспект будет широким и застроится красивыми домами, так что со временем, возможно, уже к столетию, пророк (а точнее, уже память о нем) обретет новое существование. Если, конечно, политические установки вновь не изменятся…

Кроме улицы, в Ростове возникло предложение присвоить его имя университету, где он учился, но и тут споры пошли серьезные - и сейчас продолжаются. Противники бурно протестуют, предлагают другие кандидатуры на присвоение имени университету, цитируют его гневные антисоветские высказывания 70-х годов. Так что идеологические разногласия, созданные всё теми же адептами Системы и до сих пор обостряемые ими, не утихают. Сколько это будет продолжаться, трудно сказать. Одно ясно: пока время общественного осознания А.И. Солженицына и его произведений, увы, не наступило. (По большому счету многие из его текстов, особенно "Красное колесо", на мой взгляд, основной частью населения остаются непрочитанными)...

34 года назад, оказавшись вышвырнутым насильственно за границу, Он изложил свой главный постулат очень просто – «Жить не по лжи». А.И. предлагает: ну, давайте говорить правду. Боитесь говорить правду, не говорите хотя бы заведомой лжи!

К счастью, пока еще говорить ложь не заставляют. Люди это делают добровольно. Что печально - не подвергаясь ни малейшим опасностям…

Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum