Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
История
Из истории средств массовой информации Болгарии
(№17 [180] 15.12.2008)
Автор: Любомир Стойков
Любомир Стойков
Взгляд на отношение болгарина к масс-медиям неизбежно связан с
выяснением его отношения к журналистике и к литературному творчеству, к публицистике и общественной деятельности, к любознательности и жажде новой информации. Газета и печатное слово находятся в основе не только духовного самопознания, но и социального, культурного и нравственного интегрирования болгарской общности. Создание и чтение газет и журналов с давних времен является способом проявления гражданского и социального мышления, критики и изоблачения общественных и личных пороков, восхваления добродетели и положительных качеств, культурного и образовательного развития. Болгарин с давних времен любит «пересуды о политике», любит комментировать, спорить, обсуждать актуальнейшие проблемы дня, возмущаться преступными деяниями и восторгаться перед величием подвига, героев, ума и духа своих и чужих, знакомых и незнакомых обаятельных личностей.

     Первое болгарское периодическое издание – это журнал „Любословие”. Его создателем и редактором был Константин Фотинов – купец, учитель и переводчик. Он начинает выпускать “Любословие” раз в месяц в городе Смирна (Турция) – сегодня это город Измир. С апреля 1844-го по март 1845 гг. и с января 1846-го по декабрь 1846 гг. вышло в свет 24 номера. Тираж „Любословия” насчитывал около 500 экземпляров. Фотинов являлся не только собственником и создателем журнала, но и его основным автором. В число пишущих в журнале „Любословие” входили: Васил Априлов, Гаврил Кръстевич, Никола Тъпчилещов, Стефан Изворски и другие болгарские просветители, родолюбы, дарители и общественники. Два года после выхода в свет первого болгарского журнала начинает выходить и первая болгарская газета, которая называлась „Български орел”. Ее редактором стал болгарский книжник, просветитель и журналист Иван Богоров. Газета выходила совсем недолго – с 20 апреля 1846 по 1 января 1847 гг. вышло всего три номера. Она печаталась в Лейпциге и выражала амбицию сохранить чистый народный язык – таким, каким его знают во всех краях Болгарии. Как пишет проф. Филипп Панайотов, „Болгарский орел” был задуман как информационная газета полностью в духе новейших, современнейших изданий, которые в то время утверждались в самых развитых европейских странах. Таким образом он одним прыжком пытается достичь своих европейских собратьев” [1].
     
Появление и развитие болгарского национального радио является одним из особо убедительных аргументов быстрой модернизации все еще неукрепшего восточноевропейского государства. Только около 30 лет спустя освобождения от турецкого рабства и приобретения национальной независимости болгарское государство дает зеленый свет первым радиоэкспериментам в сфере радиообщения – попыткам передачи информации через радиоволны. Историческим является факт, что впервые передача и принятие радиосигнала в эфире в Болгарии осуществлено в 1903 г., а первая болгарская радиопередача выходит в эфир в ноябре 1929 г. в Софии. Радиотехник Георги Вълков осуществил передачу музыки и голоса при помощи самодельной радиостанции.
Как отмечает проф. Веселин Димитров, за два года до этого в болгарском парламенте (Народное собрание) началось обсуждение законопроекта, который является прообразом первого болгарского Закона о радио. Он был представлен на обсуждение министром путей сообщения того времени Кимоном Георгиевым, а его авторами являлись проф. Асен Златаров, журналист Димо Казасов, генерал Велизар Лазаров, д-р Янчулов, продавец радиоаппаратов Никола Джебаров и радиоинженер Георги Георгиев.

В 1930 г. регулярные передачи начинает транслировать общественная организация „Родно радио” („Родное радио”), которая просуществовала до 1935 года. Первые передачи длились по несколько часов и выходили в эфир несколько дней в недели. В основном в их содержании входили церковные богослужения, утренняя гимнастика, новости о спорте и туризме, биржевые сведения, экономические беседы и информация о ценах на мировом и местном рынке, музыка, сельскохозяйственные новости и так далее [2].
В последующие годы постепенно начинают появляться радиостанции и во внутренней части страны – радио „Варна” (1934), радио „Стара Загора” (1936) и радио „Пловдив” (1955). Радио „София” (1935-1960) меняет свое название на Болгарское радио (1960-1990). В 70-е годы возникают: программы “Орфей” (1971-1992), “София” (1976-1998), “Знание” (1977-1992) и выходящие до настоящего времени: программы “Хоризонт”, “Христо Ботев”, радиостанции “Шумен” и “Благоевград”. А с 1990-го - Болгарское национальное радио.
Вопреки тому, что с годами радиопрограммы в Болгарии развиваются и обогащаются как в плане содержания, так в жанровом отношении; вопреки тому, что в последние 10-20 лет тоталитарного режима они все больше и больше персонализировались и усиливался диалог, в целом – подобно другим болгарским медиям, на развитие радио сказывались все деформации, связанные с партийным контролем, грубой идеологизацией и ограничением свободы слова со стороны коммунистической власти и обслуживающих их органов.

     Первая – хотя и экспериментальная передача телевизионного сигнала в Болгарии осуществлена 16 мая 1953 года, когда из одного зала в другой была транслирована фотография выдающегося болгарского ученого Ангела Балевского (тогда профессора). Событие произошло в здании Машинно-электротехнического института в Софии. Регулярные экспериментальные передачи болгарского телевидения начинаются 7-го ноября 1954 года, в честь годовщины Октябрьской социалистической революции. 26-го декабря 1959 г. состоялось официальное открытие болгарского телевидения. Вот как это происходит по словам двух известных исследователей д-ра Младена Младенова и проф. Владимира Михайлова. В своей книге “Телевизионная журналистика в терминах” д-р Младенов описывает коротко факты и детали, связанные с транслированием первой телевизионной программы, которая состоялась из трех частей. В одной, которая длилась чуть больше часа, было показано вручение наград строителям-передовикам и поздравления заграничных телекомпаний; во второй в течение двух часов передавали концерт, а в третьей был показан болгаро-советский фильм “Накануне”.

Стало очевидным, что болгарское телевидение воспринимает полностью технические стандарты Советского Союза и телевидения других социалистических стран. В то время телевидение располагало одной единственной передвижной телевизионной станцией и одной единственной телевизионной студией площадью в 80 кв.м. [3]. Другой болгарский исследователь проф. Владимир Михайлов акцентирует внимание на доминирование новостей еще на заре развития телевизионной передачи: „Как и полагается экранной журналистике, делающей свои первые шаги, в первую очередь в программе появились новости. Стоит отметить тот факт, что в самом начале выпуск новостей не выходил в четко определенные дни и часы, а также не была зафиксирована их продолжительность. Обычно новости выходили около 21 часа, но это соблюдалось не всегда. Да и в самих новостях цитировались бюлетени либо Болгарского телеграфного агентства, либо радио София. Публицистическая передача „По света и у нас” (В мире и у нас) выходит на маленьком экране 15-го июня 1968 г.”[4].
Вполне естественно, что при возникновении телевидения как нового вида СМИ оно взяло на вооружение все приемы и технологии уже утвердившихся информационных структур - газет, бюллетеней, телеграфных агентств, радиостанций и т.д. Но уже начав свою собственную жизнь, телевидение все больше и больше приближается к реальным потребностям зрителей, в поисках интимного и увлекательного подхода захватить их мысли и эмоции. В этом отношении, несмотря на давление тоталитарного правления, болгарское телевидение развивалось как незаменимое средство общения и развлечения.

     В 60-е годы болгарское телевидение развивается очень динамично и после первых лет, когда доминируют в основном информационные, общественно-политические и спортивные передачи, резко обогащает свой репертуар, принимая соотношение 2:1 в пользу развлекательных жанров за счет информационных. Статистические данные указывают, что в 1967, 1968, 1969 гг. информационно-публицистические и образовательные передачи занимали 67%, а художественно-музыкальные и развлекательные передачи – 33 % в общей сетке вещания. До середины 70-х годов в стране уже начали свою работу региональные телевизионные центры – в Пловдиве, Варне, Велико Търново, Благоевграде, а чуть позже – и во Враце. В 1977 г. рождается и вторая круглосуточная телевизионная программа, а через пять лет появляется и цветное телевидение. Светла Цанкова подводит интересный итог размышлений по поводу отношения болгар к радио и телевидению, по поводу государственной медийной политики и идеологизации электронных медий: „...Как на радио, так и на телевидении государственная медийная политика определила роль второй программы только как дополнительной, даже можно сказать обслуживающей. Можно сделать и еще один вывод – болгарский слушатель и зритель был очень активной аудиторией – по опросам 90% населения страны ежедневно слушало радио, а 80% смотрело телевидение. Естественно, професиональная деятельность электронных средств массовой информации была не менее идеологизирована, чем та в печати и даже в определенной степени эта идеологизация была сильнее, так как рассчитывала на живом, непосредственном и визуальном контакте, на его эффекте. Медии в тоталитарный период являлись не просто социальными институциями – они были идеологическими. Последствия этой функции долгое время оказывали свое негативное влияние и после 10 ноября 1989 г.”[5].

Даже поверхностный анализ тоталитарной модели болгарской журналистики показывает, насколько она была деформирована в результате сверхидеологизации, насколько она манипулирована и превращена в элементарный инструмент партийной пропаганды, дезинформации или информационного занавеса. Как раз отдаление СМИ от их основных функций, их нагрузка агитационными и пропагандистскими задачами, то, что они были поставлены на служение управляющей коммунистической партии, уничтожило их сущность, помешало выполнять свои основные задачи – объективно отражать социальную жизнь, быть коррективом общества, способствовать его развитию, благоденствию населения на протяжении почти пятидесяти лет (1944-1989). Сверхидеологизация медий в тоталитарном государстве превращает их в анти-медии, а журналистику – в антижурналистику, так как и медии, и журналисты предают самих себя, выполняя контролированные заказы, обслуживающие только и единственно авторитарный режим и коммунистическую идеологию.

Аналитики и историки, рассматривающие тоталитарный период болгарской журналистики, критикуют ее за ее серость, однообразие и двуполюсность, которые являются результатом идеологического схематизма и полной опутанностями с тоталитарными структурами. Правильно и логично Мария Дееничина делает следующий вывод: „Болгарская журналистика социалистического периода полностью зависела от коммунистической партии и при помощи разных механизмов полностью включена в осуществление ее политики. Она находилась на перекрестке двух антитез: прошлое-будущее и Восток-Запад. В ее одномерной черно-белой схеме социальное инженерство выделяется как одна из ее основных функциональных особенностей. В условиях тоталитарного общества журналистика теряет свой традиционную информационную направленность и превращается в инструмент органов социального управления страны” [6].

Наследство тоталитарной модели медийной политики Болгарии оказалось тяжелым и до настоящего времени сказывается на массово-коммуникационной ситуации в стране. Это наследство является одной из основных причин того, как медленно, трудно и с множеством потрясений создавалась эффективная система регулирования и саморегулирования СМИ, устанавливались правила и нормы, которые могли бы гарантировать нормальное функционирование информационного общества в условиях настоящей демократии, рыночной экономики и конкуренции.

Литература:

1. Панайотов, Ф. Вестници и вестникари. Издателство “Захарий Стоянов”. София, 2008, с. 95.
2. Вж. Димитров, В. Радиопрограмата. Етюди. “Витраж”.София, 2007, с.39 – 48.
3. Вж. Младенов, М. Телевизионната журналистика в термини. “Наука и изкуство”, София, 1979.
4. Михайлов, Вл. Несполучливият ни модел тв журналистика, сп. „Медиа свят”, май 2005, с. 12.
5. Цанкова, С. Въведение в медиазнанието. “Стопанство”, София, 2007, с. 170 – 171.
6. Дееничина, М. Между фанфарите и заклинанията. Тоталитарният модел на българската журналистика 1956 – 1989 година. УИ “Св.Климент Охридски”. София, 2008, с.250.
_______________________
© Стойков Любомир


Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum