Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Ростов-на-Дону. Фотоочерк Дениса Демкова
20 фотографий с видами города Ростова-на-Дону с сайта Дениса Демкова с его обращ...
№04
(372)
01.04.2020
Общество
Взаимоотношения личности и государства в романах Бориса Акунина
(№1 [199] 15.01.2010)
Автор: Инна Гуляева
Инна Гуляева
Детективные романы Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина» приобрели популярность прежде всего благодаря интересным динамичным сюжетам и обаятельному герою. Однако за внешней увлекательностью в них открываются и весьма серьезные мировоззренческие вопросы, обычно нехарактерные для детективного жанра. Одним из них является проблема взаимоотношений личности и государства, традиционно болезненная для российского общества. Эта проблема в той или иной степени ставится и анализируется в нескольких книгах из названной серии.
В романе «Левиафан» упоминается о том, что Фандорин перепечатывал на пишущей машинке «кое-что из Гоббса» [1]. Логично предположить, что выписки он делал из философско-политического труда Гоббса «Левиафан». Из сюжета романа и реплик Фандорина следует, что в этой книге его заинтересовала проблема соотношения государственных и личных интересов. Английский философ полагал, что государство возникло для того, чтобы прекращать конфликты между людьми и поддерживать порядок в обществе. Таким образом, оно служит интересам всего общества и каждой личности в отдельности, но при этом требует от личности подчинения и обуздания некоторых эгоистических потребностей. «Для установления общей власти необходимо, чтобы люди назначили одного человека или собрание людей, которые явились бы представителями их лица; чтобы каждый человек считал себя доверителем в отношении всего того, что носитель общего лица будет сам делать или заставит других делать в целях сохранения общего мира и безопасности, и признал себя ответственным за это; чтобы каждый подчинил в этих вопросах свою волю и свое суждение воле и суждению носителя общего лица» [2]. Естественно, в этой ситуации возникает вопрос: в какой степени ограничение свободы личности оправдано интересами государства? Гоббс обдумывал эту концепцию во время Английской революции XVII века и предназначал ее для защиты королевской власти от этой революции. Поэтому с его точки зрения подчинение индивидуума должно быть абсолютным. Это условие безопасности и благополучия самого человека. Но при этом представители государственной власти должны добросовестно выполнять свои обязанности, иначе нарушаются условия общественного договора.

В романах Акунина неоднократно и в разных аспектах возникает тема взаимоотношений человека и государства. Главный герой, Эраст Фандорин, поступил на государственную службу в полицию вначале в поисках приключений, увлеченный детективными историями. Но вскоре он пришел к осознанию того, что предназначение полиции – в охране гражданского мира и спокойствия в государстве, в обеспечении безопасности людей. Уже во втором романе серии – «Турецкий гамбит» – в ответ на упреки критически настроенной Варвары Суворовой Фандорин говорит: «Что же непочтенного в том, чтобы охранять государственные интересы?» [3]. И далее: «Если живешь в государстве, надобно либо его беречь, либо уж уезжать – иначе получается паразитизм и лакейские пересуды» [4]. Здесь Фандорин коротко выразил мысль Гоббса, который писал: «Мы говорим, что государство установлено, когда множество людей сговариваются и заключает соглашение каждый с каждым в том, что в целях водворения мира среди них и защиты против других людей каждый из них будет признавать как свои собственные все действия и суждения того человека или собрания людей, которому большинство дает право представлять лицо всех <…> независимо от того, голосовал ли он за этого человека или собрание или против них» [5]. Недовольство государственной властью Фандорин неслучайно называет паразитизмом и лакейскими пересудами: человек пользуется защитой и покровительством власти, но при этом хулит ее.

Все это указывает на то, что уже в начале своей службы Фандорин стал убежденным сторонником концепции Гоббса. Однако уже в скором времени его уверенность несколько пошатнулось. Случилось это в четвертом романе серии – «Смерть Ахиллеса», действие которого происходит через пять лет после действия «Турецкого гамбита». Расследуя загадочную скоропостижную смерть знаменитого генерала Соболева, Фандорин обнаружил, что убийца был нанят представителями царской семьи. Чтобы предотвратить антиправительственный заговор и сохранить власть дома Романовых, они не только пошли на уголовное преступление, но и решили пожертвовать Фандориным, который зашел в своем расследовании слишком далеко. «Хороши государственные интересы, если честного работника сначала превращают в бессмысленный винтик, а потом и вовсе собираются уничтожить», – рассуждает следователь [6]. Государство не только не защитило своего верного слугу, но само угрожало его жизни.
С точки зрения Гоббса такая ситуация вполне естественна. Соболев покусился на власть суверена и был за это казнен. («…Если бы тот, кто покушается на власть своего суверена, был последним убит или наказан за эту попытку, то наказуемый был бы сам виновником своего наказания согласно обязательству, взятому на себя при установлении государства…» [7]). А устранение Фандорина было продиктовано государственной необходимостью, и он не имел права возмущаться этим. («Так как благодаря указанному установлению каждый подданный является ответственным за действия и суждения установленного суверена, то отсюда следует, что все, что бы последний не делал, не может быть неправомерным актом по отношению к кому-либо из своих подданных, и он не должен быть кем-либо из последних обвинен в несправедливости» [8]. С философско-политической точки зрения проблема разрешена, но остается еще этический вопро- С. Этот вопрос Фандорин задал в другом романе («Алмазная колесница», том 2 «Между строк») своему знакомому японцу: «Неужели служение отечеству оправдывает любую подлость?» [9]. Интересно, что для японцев в этом романе не существует проблемы верности государству. Они считают себя обязанными быть верными только отечеству, а государство – только служебный механизм, который в случае необходимости можно перестроить. Вот что говорит один из персонажей этого романа о крупном японском политике: «Господин Цурумаки – искренний человек. Он действует на благо моей Родины. И еще он сильный человек. Если верховная власть и закон вредят интересам отчизны, он меняет власть и исправляет законы. Я решил, что буду помогать ему» [10].
В концепции Гоббса о патриотизме речь не идет. В философско-политическом сочинении вполне разумно было ограничиться только одним аспектом общественной жизни человека. Но для самого себя Фандорин неизбежно должен был решить, служит ли он государству или родной стране. На момент, который описан в «Смерти Ахиллеса», для него, по-видимому, эти понятия еще были неотделимы.

Наиболее подробно вопрос о служении государству рассмотрен в романе «Статский советник». В нем на эту тему высказывается несколько персонажей, у каждого из которых своя точка зрения.
Самое идеалистическое представление (во многом близкое представлению молодого Фандорина) – у поручика Жандармского корпуса Смольянинова. На вопрос о том, не задевает ли его распространенная в обществе неприязнь к жандармам, он отвечает: «Я на это внимания не обращаю, потому что служу России и совесть моя чиста. А предубеждение против чинов Жандармского корпуса рассеется, когда все поймут, как много мы делаем для защиты государства и жертв насилия» [11]. Смольянинов – типичный идеалист. Поэтому для улучшения ситуации в обществе он предлагает воздействовать на сознание людей: «Нужно только перенаправить настроение просвещенной части общества от разрушительности к созиданию, а непросвещенную часть общества следует образовывать и постепенно воспитывать в ней чувство самоуважения и достоинства. Это самое главное! Если этого не сделать, то Россию ожидают самые чудовищные испытания…» [12].
Другой вариант выведения страны из кризиса предлагает чиновник Охранного отделения Зубцов. В его планах – гораздо более конкретные меры: используя возможности самодержавной монархии ввести законы, которые бы заставили владельцев фабрик и заводов создавать для рабочих нормальные условия труда и жизни. «Пусть простые люди понемногу привыкают к мысли, что государственная машина охраняет не денежных мешков, а трудящихся» [13]. Однако для осуществления этого замечательного плана есть одно серьезное препятствие, – он противоречит взглядам императора. «У его величества твердые представления о благе империи и общественном устройстве. Государь считает, что царь – отец подданным, генерал – отец солдатам, а хозяин – отец работникам. Вмешиваться в отношения отца с сыновьями непозволительно» [14]. И гоббсовская теория государства, и система общественных отношений, поощряемая российским императором подразумевают абсолютное подчинение и доверие подданных к своему властителю и совершенную неподотчетность властителя своим подданным. В этом и кроется их слабость. Для того чтобы модель государства, сформулированная Гоббсом, полностью выполняла свои функции, правитель должен быть человеком мудрым и добросовестным, должен понимать, что его благо неотделимо от блага его подданных.

Перечисленные персонажи романа «Статский советник» сходятся на том, что государство должно охранять в обществе мир и социальную справедливость. И только один из персонажей – вице-директор Департамента полиции Пожарский – высказывает иную точку зрения: «С чего вы взяли, юноша, что государство – это справедливость и чистота? <…> Хороша справедливость. Наши с вами предка, разбойники, награбили богатств, отняв их у собственных соплеменников, и передали по наследству нам, чтобы мы могли одеваться и слушать Шуберта. <…> Собственность – это кража. И мы с вами стражники, приставленные охранять краденое. <…> Наше государство несправедливо и нечисто. Но лучше такое, чем бунт, кровь и хаос» [15]. В этом его взгляды очень близки взглядам Гоббса: «…Величайшие стеснения, которые может иногда испытывать народ при той или иной форме правления, едва чувствительны по сравнению с теми бедствиями и ужасающими несчастьями, которые являются спутниками гражданской войны, или с тем разнузданным состоянием безвластия, когда люди не подчиняются законам и не признают над собой никакой принудительной власти, удерживающей их от грабежа и актов мести» [16].
Гоббс основывает свою теорию на представлении об изначальной порочности людей. Цель государства – ограничивать возможности проявления человеческих пороков. Но каким образом следует это делать? Нужно ли обращаться к разуму людей и стараться пробуждать и развивать их лучшие качества, как считают Смольянинов, Зубцов, а вместе с ними и Фандорин? Или нужно искоренять зло злом, поощряя проявления худших качеств, а затем карая за это? Именно так действует Пожарский. Он сторонник карательного полицейского государства, которое держит своих подданных в страхе. Чтобы доказывать свою необходимость, ему нужно постоянно иметь врагов. Для этого Пожарский ведет двойную игру, придумывает задания для террористов, поддерживает провокаторов. Таким образом он создает себе поле для деятельности. Пожарский утверждает, что поступает так ради спасения России, но одновременно и ради своей карьеры.
Можно предположить, что в романе «Статский советник» использованы некоторые мотивы романа братьев Вайнеров «Эра милосердия» и сделанного на его основе фильма Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя». Косвенным подтверждением может служить то, что имя и отчество Пожарского совпадают с именем и отчеством Жеглова – Глеб Георгиевич. Обоих персонажей сближает и неразборчивость в средствах восстановления общественного порядка. В то же время, Фандорин, как и Шарапов в романе Вайнеров, выступает за то, что представители закона прежде всего должны действовать исключительно законными методами. Весьма характерна в этом смысле сцена, когда он вместе с сотрудниками Охранного отделения приходит в квартиру провокатора Ларионова, где планируется задержание «нигилистов», специально для того, «чтобы проследить, будут ли соблюдены во время операции установления законности» [17]. Поскольку эти установления соблюдены не были, он помешал аресту.

В романе противопоставлены два типа отношения к закону и к государству. Один – это Пожарский, приравнивающий интересы государства к своим интересам, а в законе видящий только средство для достижения цели, которое можно использовать по своему усмотрению. Другой – Фандорин, который считает, что человек и государство должны оберегать друг друга ради взаимного блага, а закон должен служить для них опорой. В финале романа Фандорин обнаруживает, что людям, стоящим во главе государства, ближе точка зрения Пожарского, поэтому он оставляет службу и становится частным лицом.
Но есть в этом романе и другое противопоставление – государственного чиновника Фандорина и революционера-террориста Грина. Они тоже расходятся во взглядах на государство и способы его улучшения. Грин считает, что периодическая кардинальная перестройка государства (то есть революция) необходима и неизбежна: «Государство ветшает, как давно не ремонтированный дом, и если процесс разрушения зашел слишком далеко, подпирать и латать гнилую постройку нецелесообразно. Нужно ее спалить, и на пепелище выстроить новый дом, крепкий и светлый» [18]. Точка зрения Фандорина по этому поводу в «Статском советнике» не высказана, но очевидным ответом Грину выглядит его реплика из другого романа – «Турецкого гамбита»: «Государство – это не дом, а скорее дерево. Его не строят, оно растет само, подчиняясь закону природы, и дело это долгое» [19]. Сравнение с деревом говорит само за себя: Фандорин – сторонник эволюции, постепенных изменений, основанных на законах естественного развития. Посвятив себя государственной службе, он, по-видимому, рассчитывал способствовать этому развитию.
Но государственным деятелем Фандорин не стал, и в дальнейшем на вопрос о том, по каким правилам он живет, отвечал так: «Да, у меня есть правила. Но это мои собственные правила, выдуманные мною для себя, а не для всего мира. Пусть уж мир сам по себе, а я буду сам по себе. Насколько это возможно. Собственные правила… это не желание обустроить все мироздание, а попытка хоть как-то организовать пространство, находящееся от тебя в непосредственной близости. Но не более» [20].

Разочарование героя знаменует собой принципиальное изменение мировоззрения: человек больше не доверяет государству и не хочет связывать свою жизнь с ним. Примечательно, что с Фандориным это происходит именно в романе «Коронация». Накануне вступления на престол Николая II преступник похищает одного из его родственников – малолетнего великого князя Михаила Георгиевича. Царская семья готова пожертвовать жизнью мальчика ради сохранения репутации правящей династии. «Пожертвовать меньшим ради большего», как говорит один из персонажей романа, признавая, однако, что «с обычной человеческой точки зрения это чудовищно» [21]. Смерть ребенка как залог благополучия государства, пренебрежение к народу, проявившееся в Ходынской трагедии и в реакции на нее царской семьи, – все это признаки приближающегося заката империи. И одним из таких признаков становится разрушение связи между человеком и государством.

Литература:

1. Акунин Б. Левиафан. М., «Захаров», 2000. - С. 64
2. Гоббс Т. Левиафан. М., 1973. - С. 146
3. Акунин Б. Турецкий гамбит. М., «Захаров», 2000. - С. 52
4. Там же. - С. 54
5. Гоббс Т. Указ. соч. М., 1973. - С. 147
6. Акунин Б. Смерть Ахиллеса. М., «Захаров», 2000. - С. 308
7. Гоббс Т. Указ. соч. М., 1973. - С. 148
8. Гоббс Т. Указ. соч. М., 1973. - С. 150
9. Акунин Б. Алмазная колесница. Том 2. М., «Захаров», 2003. - С. 526
10. Там же. - С. 420
11. Акунин Б. Статский советник. М., «Захаров», 2000. - С. 30-31
12. Там же. - С. 31
13. Там же. - С. 181
14. Там же. - С. 180
15. Там же. - С. 112-113
16. Гоббс Т. Указ. соч. М., 1973. - С. 154-155
17. Акунин Б. Статский советник. М., «Захаров», 2000. - С. 72
18. Там же. - С. 42
19. Акунин Б. Турецкий гамбит. М., «Захаров», 2000. - С. 54
20. Акунин Б. Коронация. М., «Захаров», 2000. - С. 258-259
21. Там же. - С. 182
______________________
© Гуляева Инна Борисовна


В.М. Молотов на строительстве Куйбышевской ГЭС
Заметка о посещении Министром иностранных дел В.М.Молотовым строительства Куйбышевской ГЭС в августе 1955 года...
Из истории донского конезаводства: братья Михайликовы
история возникновения и развития коневодства в Ростовской области: документы, воспоминания
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum