Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
С Днем Матери
Поздравление читателей с Днем Матери в России
№14
(367)
25.11.2019
История
"Окна войны..." Репортаж из Арт института Чикаго
(№18 [236] 10.11.2011)
Автор: Наталья Боровская
Наталья Боровская

Windows on the War: Soviet TASS Posters at Home and Abroad, 1941–1945. July 31–October 23, 2011  - так называлась уникальная выставка, прошедшая в Чикаго с 31 июля по 21 октября 2011 года.

 
Нажмите, чтобы увеличить.

   «В 1997 году, - рассказывает  искусствовед  Арт института, - глубоко в хранилище Департамента печати и рисования были обнаружены 26 свёртков, плотно завёрнутых в коричневую, потемневшую от времени бумагу. Их появление было тайной, а содержание - головоломкой». Старая бумага грозила раскрошиться при неумелом прикосновении. Открыть эти пакеты, не повредив содержимое, могли только очень опытные реставраторы.  В них оказались огромные конверты с плакатами. Увлажнить, выровнять, наклеить куски на бумагу, специально вручную изготовленную в Южной Корее по особому заказу на особой фабрике, выдержать под прессом, заделать трещины и дыры, придать устойчивость фактуре, восстановить недостающие куски – это был длительный, кропотливый процесс, можно сказать, ювелирной работы. 

    Извлечённые из конвертов 250 монументальных плакатов, созданных ТАСС, главным и в то время единственным информационным агентством Советского Союза, стали для большинства американцев сюрпризом. После месяцев изучения стало ясно, что этот тайник становится одной из самых значительных коллекций подобных материалов в США, а, может быть, и во всём мире. Оказалось, что плакаты были отправлены из Советского Союза в Арт Институт Чикаго в годы  мировой войны как один из способов сплотить международные силы и направить  на борьбу с нацизмом, но со времён войны эти плакаты никто не видел. И с этого времени внезапно родившаяся идея выставки постепенно стала принимать очертания. Однако понадобилось ещё целых 14 лет, чтобы она, наконец, воплотилась в жизнь. На выставке представлены и довоенные советские плакаты Окон РОСТа, плакаты  военного времени из разных коллекций Германии, Великобритании и США, а также из частной коллекции «Ne boltai!». Они рассказывают об огромной, давно забытой в США главе  истории социально-политической жизни мира и искусства графики. Кроме плакатов выставка представляет огромный текстовый материал, фотографии и кинопроекции, непрерывно работающие и освещающие непростые отношения США и СССР до и во время второй Мировой войны, а также историю создания этих плакатов, художественные и технические способы и средства их выполнения, кропотливую работу реставраторов. Вот почему эта выставка является крупным научным мероприятием, одним из самых значительных спонсируемых правительством  в течение столетия.

Нажмите, чтобы увеличить.

     Из текстовых материалов, расположенных на стенах рядом с плакатами, посетители выставки узнают о том, что уже 23 июня 1941 года три художника Михаил Черемных, Николай Денисовский и Павел Соколов-Скаля встретились с главой оргкомитета Союза Советских художников Герасимовым, который одобрил их предложение о создании новой студии пропаганды в Москве. По согласованию с Агентством новостей ТАСС молодёжная студия была включена в работу этого агентства. Как гласят материалы выставки, эти художники взяли на себя обязательства  воодушевлять советских граждан на борьбу с врагом, укреплять веру в себя, в свой народ, в победу. Весной 1942 года, когда работа студии была уже в разгаре, журнал «Художник-агитатор» писал, что «искусство может стать оружием наряду с танками, винтовками и пушками. Каждое слово может стать идеологическим боеприпасом для обучения масс». Впоследствии художник Соколов-Скаля скажет: «Моё оружие – 300 плакатов, которые я создал во время войны». Темы брали из бюллетеней новостей, партийных директив, приказов, а после июля 1941 года, когда начались выступления Сталина перед народом, - из его выступлений. Некоторые темы предлагали сами художники и писатели-создатели текстов.

   Впечатляюще большие плакаты (до полутора-трёх с половиной метров высотой) поражают динамизмом и текстурой. Ведь каждый плакат – это кропотливая ручная работа. Первоначально автором создавался макет, затем вырезались трафареты. Затем уже на отдельных листах бумаги с помощью трафаретов тиражировались полноцветные изображения. Они вывешивались в специальных информационных окнах на улицах городов, в витринах магазинов и учреждений. Работая в условиях дефицита необходимых технических средств, художники призывали на помощь всю свою изобретательность, чтобы выпускать по одному плакату почти на каждый день войны. Один плакат требовал порой до 60-65 трафаретов, чтобы показать изгибы локона или косичек убитых детей, отблески света на штыках и многие другие выразительные детали. Когда кончались растворители, употребляли скипидар. Кончался скипидар – употребляли пестициды от клопов. Необходимые красители иногда приходилось делать вручную, крупинки застревали в кистях, оставляя нежелательный след. Это была самоотверженная работа. Вначале художники придерживались старой техники Окон РОСТа 20-х годов, но после 1943 года графический стиль переходит на более детальное и плотное изображение с более плотным живописным эффектом. Некоторые плакаты и стихотворные надписи к ним напоминают  русский лубок. Именно такой стиль отличался наибольшей доходчивостью и давал необходимый эмоциональный эффект в народе. Но при всём этом плакаты, созданные выдающимися художниками и писателями, всегда были настоящими  произведениями искусства. Иначе они не могли бы стать оружием. В создании текстов принимали участие Илья Эренбург, Константин Симонов, Самуил Маршак, Василий Лебедев-Кумач, Демьян Бедный и другие известные поэты и писатели. Количество художников выросло за годы войны от трёх человек до нескольких десятков. Среди них такие имена, как Дейнека, Дени, Тоидзе, Кукрыниксы, Ефимов, Моор, Соколов-Скаля.  Стилистика плакатов разнообразна, но выделяются два стиля: графическая сатира, где Гитлер представлен как нечеловек в образах различных омерзительных животных,  и  героический реализм, где, к примеру, советский народ  в патриотическом порыве  марширует перед огромными изображениями Ленина или Сталина.

- Потрясающая выставка, - сказал служащий Аллан Картер. - Вы чувствуете себя, как если бы вы были на этой войне в течение четырёх лет и проходили все её этапы: начало войны с потрясающей силы плакатом «Родина-мать зовёт!», Сталинградская битва, вступление в войну союзников, капитуляция Италии, освобождение Парижа, освобождение узников концлагерей, смерть Гитлера, охота за национальными преступниками, Нюрнбергский процесс. Я интересуюсь историей и мне кажется, здесь затронута практически любая тема, касающаяся второй Мировой войны.

- Выставка большая. Наверное, она утомила Вас, - спросила я молодого человека, назвавшего себя Джоном.

- Нисколько,- ответил он. - Да, выставка массивная, но увлекательная. Вы чувствуете себя, как будто получили некоторое образование в советском колледже.

- Изменила ли эта выставка Ваше отношение к России? - обратилась я к пожилому джентльмену, который оказался преподавателем истории. 

- Нет. Я всегда хорошо относился к России, откуда в 1900 году эмигрировали в США мои прабабушка и прадедушка. Но вообще отношение к России и русской истории в Америке сложное. Американцев пугает революция и социализм, который они обычно отождествляют со сталинизмом. Выставка показывает, что Запад и Россия могут быть вместе, как они вместе воевали против нацизма. Американцы плохо знают русскую историю, да и истории как предмету почти не уделяется внимание в учебных заведениях.

Далеко не все посетители хотели вступать в разговор с журналистом.  Аспирант Иоханнес из Германии уходил от ответов на все вопросы, а потом и сам, скомканно попрощавшись, ушёл. Но соглашавшиеся на беседу говорили с восторгом о выставке и сильном разностороннем впечатлении о ней.

- Выставка очень интересная,- сказала Изабель, работник страховой кампании. - Моя семья – коммунистическая, и мне трудно быть беспристрастной. Но выставка очень объективная, не пропагандистская. Она не изменила моего хорошего отношения к России. Она даёт много информации о том периоде, о котором моё поколение ничего не знает.

Мужчина лет сорока, назвавший себя Стенли Кейдж, в ответ на вопрос: «Какое отношение к России вызывает у Вас эта выставка?», - сказал: «Россия очень пострадала во второй Мировой войне. Чем больше людей увидят выставку, тем больше будет взаимопонимание между нашими народами». 

- Как Вы смотрите на русских: как на освободителей Европы или оккупантов?

- О, это - сложный вопрос, но тогда они, конечно, были освободителями.

- Может ли такая выставка на тему  давно минувшей истории сблизить сейчас наши народы?

- Да, безусловно, - сказала преподаватель колледжа Джулия. Она вызывает сочувствие к страданиям русского народа и преклонение перед его героизмом и стойкостью. Я здесь во второй раз. Сегодня я привела сюда своих студентов. 

Во второй раз пришла на выставку и Дебора Рейн. 

- Постеры волнующие, - сказала она, - ты видишь детали, о которых не думал раньше. Удивительно большое количество постеров и очень полное освещение событий войны. Очень понравились плакаты Маяковского. Американцы не очень информированы в вопросах истории. Лучше понимаешь русских людей и те ужасы, которые пережил Ваш народ. Особенно понравились плакаты, где Гитлер изображён как грязное животное. 

- Некоторые из этих постеров я видел в своих учебниках русского языка в Сербии, - сказал профессор Иллинойского университета Миша Радуловачки.- Я пережил оккупацию Югославии и помню её освобождение советскими войсками. Для меня эта выставка как машина времени.

   Книги отзывов, куда хотелось заглянуть, на выставке не было, но в последнем перед выходом зале на стене висела огромная, метра три длиной, классная доска, где каждый мог цветными мелками выразить свои чувства. Свободного места практически не было. Со слов одного из американских журналистов служители музея рассказывали, что были люди, которые выходили, чтобы поплакать. В этом же зале стоял длинный стол с несколькими экземплярами великолепного тяжеленного объёмистого в 400 страниц каталога выставки, выполненного на  самой лучшей бумаге с прекрасным качеством репродукций и краткими, но выразительными эссе искусствоведов Арт института. Купить этот каталог можно было тут же, рядом, в Арт магазине.

    Именно культура, искусство дают нам лучшие способы взаимопонимания между народами. Мне было приятно вспомнить, что несколько лет назад в Третьяковской галерее была так же великолепно организована такая же полномасштабная с участием многих государств, в том числе и США выставка, посвящённая творчеству замечательного американского художника Уистлера, получившего первые импульсы к творчеству в Петербурге ХIХ века.  И каталог был сделан точно также профессионально прекрасно. И была атмосфера не только непредвзятости, но и любви к американскому художнику, любившему Россию.  

    В прочитанных мною статьях о выставке наряду с восторгами я встречала негативные замечания, где плакаты назывались советской пропагандой и принижалась их художественная значимость. Один из авторов говорил о том, что они не идут ни в какое сравнение, например, с работами Пикассо и других художников, которые к тому же смогли подняться до свободной критики своего правительства. Однако никто же и не спорит с тем, что эти плакаты, действительно были советской пропагандой, но ведь совершенно необходимой для сплочения сил народа. Иной и быть не могло в тех условиях. О какой критике правительства могла идти речь? Художественный стиль плакатов был найден совершенно точно для поставленных целей и эмоционального воздействия на массы, к тому же в условиях столь интенсивной работы. Стиль Пикассо выглядел бы здесь просто нелепо. Кто бы из рабочих и крестьян, да и интеллигенции, не изощрённой в вопросах искусства, понял бы такие плакаты в то время?

   К сожалению,  я смогла посетить выставку только в последние дни её работы. Случись это раньше, я бы осмелилась напомнить её организаторам о замечательном американском документальном фильме, выпущенном в 1943 году под названием «Почему мы сражаемся» (Why we fight) (http://www.youtube.com/watch?v=eUJFyjzJPRE&;feature=BFp&list=FLOy9Cn5MOWp8zuJ8jUMeOhA) Может быть, они включили бы и его в свою экспозицию. Фильм начинается фразами, приведенными в качестве эпиграфа: «История не видела большей храбрости, чем та, которую показали люди Советской России» - Henry L Stimson. Secretary of war. И - «Мы и наши союзники находимся в величайшем долгу перед армией и людьми Советского Союза» - Frank Knox. Secretary of Navy.

__________________________

© Боровская Наталья Ивановна

 Фотографии с сайта выставки

Плакат 21 августа 1941 г. "Встреча над Берлином". Худ. Кукрыниксы, текст - С.Я.Маршак. 1970х885. Из коллекции Джослин Арт-музея.

Родина-мать Iraklii Moiseevich Toidze (Born Tiflis, 1902; died Moscow, 1985). The Motherland Calls!, 1941. 584 x 406. The Museum of Modern Art, New York, P440

Плакат «Громовой удар». 17 июня 1942 года. Худ. Кукрыниксы. 2142x1165. Из коллекции Арт Института

Нажмите, чтобы увеличить.
Чего Гитлер хочет. Mikhail Mikhailovich Cheremnykh?Russian, 1890-1962. What Hitler Wants—And What He Will Get, June 27, 1941

Плакат «Спаси» (1942 года) изображает мать с ребёнком, на которых направлен окровавленный штык с фашистской свастикой. Худ. В.Б.Корецкий. Размеры 288x191 мм. Из коллекции «Ne boltai!»

Плакат «Изверги», созд 31 июля 1943года, изображает фашиста, прикрепляющего мину к детской игрушке. Худ. В.П.Соколов, автор текста - Демьян Бедный. 2040x890. Из колл Арт Института.

Окно ТАСС  5 июня 1944 года. Плакат "Наш тысячный удар", художники Н.Ф.Денисовский, П.П.Соколов-Скаля, текст В.И.Лебедева-Кумача. Из коллекции Арт Института Чикаго.

Нажмите, чтобы увеличить.
Последний маскарад. Petr Ashotovich Sarkisian, Russian, 1922-1970. The Last Masquerade, May 11, 1945. Gift of the USSR Society for Cultural Relations with Foreign Countries

Нажмите, чтобы увеличить.
Советский плакат 31 августа 1945 года. Худ. М.М Соловьёв. Текст- И.М. Левидова. 1214x1198. Из музея Арт Института

Американский плакат 1942 года. Офсет, литография. 260x190мм. Из коллекции Northwest университета Чикаго. Изображает советского солдата, рядом с которым написано: русский. На синем фоне наверху и внизу надписи: «Этот человек- твой ДРУГ. Он борется за СВОБОДУ»

Американский плакат 1942 года художников Карла Кёлера и Виктора Анкона, изображающий немецкого офицера, в монокле которого отражается повешенный партизан. Чёрными буквами написано: ЭТО- ВРАГ! Офсет. Литография. 1126 607 мм. Частная коллекция. Плакат был представлен на выставке в Национальной галерее искусств с 17 января по 7 февраля 1943 года

Американский плакат 1940/41 года: НАРОД ГОВОРИТ НЕТ ВОЙНЕ! Автор неизвестен. Офсет. Литография. 660x533 мм. Музей Центра Армии США. На плакате – газеты, заголовки которых гласят: I Have Never Wanted Germany To Win This War - Я никогда не хотел, чтобы Германия победила в этой войне. Quit War Meddling – остановим военное вмешательство. Launch Anti-War Crusade – начнём антивоенный крестовый поход. DEFEND. America First – ЗАЩИТИМ. Америка первая. Внизу на чёрном фоне слова: Wire Your Representative in Washington NOW! – направляйте ваших представителей в Вашингтон AMERICA FIRST COMMITTEE. Сейчас. Американский первый комитет.

Американский плакат 1942 года "Помощь России помогает нам!" призывает оказать России военную помощь. Он изображает советских людей работающих в тылу и сражающихся на войне. Худ. неизвестен. 540x335. Из частной коллекции


Мы читали, мы читали…
Воспоминания филолога и университетского педагога о своих знаменитых родственниках и друзьях, беседах о литера...
Преступность и бизнес
Статья посвящена роли и значению преступности в функционировании американского бизнеса. В рассуждениях автора ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum