Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Общество
Андрей Мекушкин: «Бог – это и есть любовь»
(№19 [237] 01.12.2011)
Автор: Анна Ивченкова
Анна Ивченкова

«Он ещё истовый», - так говорят про молодых священников только что принявших постриг и по-мальчишески горящих своей идеей. Отец Андрей из таких. Нет в нём ни степенности, ни дородности, ни сановитости. 16 лет назад лауреат конкурса «Учитель года» и подающий надежды певец Андрей Мекушкин неожиданно ушёл в церковь.

 

В поисках пути

 

- Отец Андрей, вот ведь парадокс. Пока всё сытно и благополучно, про Бога мы не вспоминаем и говорим: «Я сам всего добился». Но стоит случиться беде, когда ничего кроме чуда помочь не может, вспоминаем молитвы и причитаем: «Это злой рок». 

- Так и есть. Многим, для того чтобы измениться и уверовать, нужна встряска. Но у меня всё было иначе. Я вполне благополучно и насыщенно жил в Ташкенте. Вот только никак не мог определиться с профессией. Пошёл работать сразу после школы и чего только не перепробовал. В пять утра мёл улицы, между прочим, у меня до сих пор сохранилась грамота дворника высшего разряда (говорит с гордостью). Потом ехал на пары, после на республиканское радио, где был диктором, и, наконец, на вечерние музыкальные репетиции. Параллельно поступал в педагогический университет и на вокальное отделение музучилища. В 20 лет пел в Травиате одну из ведущих партий на сцене ташкентскомго театра оперетты, а в 22 года, получив красный дипломом педагогического университета, пошёл преподавать русский язык и литературу в школу. Меня заметили после конкурса педагогов и пригласили работать в Ростовскую область. И вроде бы всё в жизни складывалось ладно, но я чувствовал, что пока не нащупал свой путь. Ещё во времена студенчества тайно  пошёл в храм певчим. То были советские времена, когда религия, сами знаете, была под запретом. Пусть был не из набожной семьи, и никто не учил молитвам, но я уверовал и оставил всё ради служения Богу. Но не жалею о своём прежнем деле, ведь сейчас Господь сподобил меня применять навыки учительства при проповедовании. 

 

- Говорят, вы не только наставляете, но и сами продолжаете учиться.

 Я аспирант московского православного богословского университета на филологическом факультете и в скором времени надеюсь приобрести учёную степень. Я пошёл учиться в семь лет, а сейчас мне уже за сорок, но не прошло ни года без наук. Видите, у меня на кресте с внутренней стороны надпись «пресвитеру, дающему образ верным словом и бытием». Священник должен быть примером во всём, и в образовании, и в образе жизни.

 

Деревенский батюшка

 

- Так просто уйти от светской жизни в духовную... Неужели не было сомнений в правильности выбора?

- Искушения были и ещё какие. Помню, только-только принял сан, и меня с семьёй сразу же направляют на службу батюшкой в деревеньку Милютинского района. Еду туда в приподнятом настроении, представляю светлый деревенский храм, толпу прихожан. Мои мечты прервал водитель автобуса объявивший, мол, приехали, дальше пешком пойдёте, а то дороги нет. «А где центр?» - интеллигентно спрашиваю я. «Да вот же», - кивает он на два продуктовых вагончика в поле. Я долго брёл по ухабистой дороге, пока не увидел храм с заколоченными окнами, без крыши, поросший сорняками. Признаюсь, первая мысль была: «И это то, ради чего я старался?» Прихожан не было. Местные жители сквернословили, пили и меньше всего думали о вере. А тут я... субтильный батюшка, привыкший к театру, к городскому лоску, свободно говорящий на французском. Да кому мой французский был нужен? Дом нам с матушкой дали без света и отопления, «со всеми удобствами» на улице. По воду надо было ходить к колодцу-журавлю. А у нас на руках младенец, которому постоянно нужен уход. Однажды сынок приболел, и фельдшер по такой грязи даже на тракторе не смог к нам проехать. Но надо работать, семью кормить и, самое главное, восстанавливать храм. Брал палку в руку, чтобы отбиваться от собак в поле, и каждый день отправлялся в дом Божий. Зимой было особенно тяжко. Приходишь, а там всё заметено снегом. Если на литургии стоит хотя бы один человек - уже хорошо. А иногда и вовсе пусто. И вот я сам служу, сам пою, сам кадило подаю. А мороз в помещении лютый -25 градусов, через разбитую крышу на голову летит снег, и я в валенках, тулупе и с бутылками горячей воды под рясой, чтоб совсем не околеть. Так и жил, но ни разу не отменил ни одной службы. С большим трудом вместе с приходом поднимали хозяйство. У нас было громадное количество кур, утки и беспокойная свинья. Однажды она вырвалась из загона и пустилась в бега по огородам. Конечно, пришлось всё бросить и ловить её. И вот я, оставив молитвы, подхватив рясу, бегу за свиньёй и плачу: «Господи! За что?!» Как в каком-то дурном анекдоте. Но всё проходит, и это прошло. Со всего района постепенно потянулись прихожане, помогающие моей семье и церкви, кто чем богат. Мы восстановили храм, в райцентре открыли ещё один приход и первый приют для обездоленных. Вот так и прошли 10 лет в деревне, и меня здорово обтесали эти годы. А потом Владыка благословил на переезд в Ростов.

 

- И когда Вы чувствовали, бОльший душевный комфорт: в деревне или в городе, где у вас есть хороший дом, дорогая машина?

- Условия неважны. С богом я счастлив и в поле, и на приёме у высокопоставленных лиц. Если мы тяжело больны, то чтобы попасть к хорошему врачу, готовы терпеть раздражёных медсестёр и сидеть в утомительных очередях. Так же и здесь. Когда поймёшь, что кроме Бога тебе никто не поможет, со временем перестаёшь обращать внимание на сложные условия. И разве сила веры определяется тем, есть или нет у священника машина? Если продам её, много ли людей придёт в церковь? Когда ещё бедствовал и собирал по крохам деньги на основание храма, одна женщина, наоборот, поинтересовалась: «Что ж вы молитесь, а Господь вам ничего не даёт?» А сейчас у меня один из самых многочисленных приходов, которому обязан всем, что имею. Ведь как таковой зарплаты у священника нет. Нет и великого счёта в банке. Я ничего не прошу. Если люди помогают, принимаю помощь, но материальное благополучие – совсем не цель. 

- После переезда ваши испытания закончились?

- Скорее начались вновь. Сейчас покажу, каким я стал после переезда... (достаёт из кармана паспорт).

- Это ВЫ?! (имя, отчество, фамилия совпадают. Но я всё равно переспрашиваю. Не могу поверить, что безобразно истощённый человек на фото в документе и мой пышущий здоровьем собеседник – одно лицо)

 - Снимок был сделан два года назад. Мне поставили страшный диагноз - тяжёлая стадия панкреонекроза, проще говоря, отмирание поджелудочной железы. Болезнь настолько подкосила, что я стал абсолютно лысым и при росте метр 80 весил всего 42 килограмма. Не мог не то что ходить, даже ногу поднять. Операция не помогла, и врачи дали понять, что, скорее всего, меня не спасти. Страх, конечно, был. Не было отчаяния. Вместе с матушкой мы продолжали строить планы на будущее. Даже лёжа в реанимации, я не переставал руководить новым приходом. Вопреки протестам врачей, с помощью одного из прихожан я уезжал из больницы в храм молиться святителю Спиридону. Спрятав под рясой дренажные трубки, торчавшие из живота, я вёл службы. Главное было не упасть, не напугать людей. И врачи отметили небывалый факт: после посещения  церкви моя температура на сутки падала до нормы.  Хотя у человека с панкреонекрозом она постоянно высокая - 39 - 39,5. А однажды боль вдруг исчезла. Врачи назвали мой случай одним на миллион: болезнь полностью оставила тело. Теперь я  каждое утро выхожу на пробежки и не придерживаюсь диет. Молитва укрепляет, и не только физически. Молитва и человечное отношение к окружающим. Зло надо побеждать добром... 

 

Впервые взял за руку на венчании

 

- ... Не таить обид, не раздражаться, помогать людям. Известно всем, но так сложно этому следовать.

- Главное начать. Мне было 12 лет, когда вместе с другими школьниками-активистами я попал на встречу с лётчиком-космонавтом Джанибековым. Он спросил: «Кем мечтаешь стать, когда вырастишь?»  Отвечаю: «Хирургом». Тогда Владимир Александрович сказал то, чего я никогда не забуду: «Кем бы ты не стал, главное, всегда оставайся человеком». Но чтобы быть человеком, нужно иметь очень прочный внутренний стержень.

- Свой стержень Вы обрели в вере?

- Да. Вера укрепляет меня в трудные минуты. И ещё меня очень поддерживает матушка. Она не только моя любимая женщина, но и самый близкий друг. Мы  познакомились ещё в школе, где оба преподавали. Не знаю, как всё-таки решился сделать ей предложение. Я же ничего не мог ей дать и не верил, что такая красавица и умница согласится быть с простым парнем, но... У нас с матушкой до сих пор очень трепетные отношения, а с момента знакомства полгода и вовсе называли друг друга на «Вы». Я впервые взял её за руку только на венчании. Многие это называли причудой, а для меня странность, наоборот, в том, что люди торопят события. За настоящее глубокое чувство они принимают всего лишь страсть и не осознают, что любовь ещё надо заработать. Страсть проходит, а истинная любовь вечна. 

- «Любовь» и «Бог». Пожалуй, это единственные понятия, которым люди до сих пор не могут дать определения.

- Наверно потому что Бог – это и есть любовь.

________________________

© Ивченкова Анна Александровна


Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum