Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
Общество
Олегу Львовичу Афанасьеву - 75
(№10 [248] 05.07.2012)
Автор: Олег Лукьянченко
Олег  Лукьянченко

4 июля с. г. постоянному автору RELGA писателю Олегу Афанасьеву исполнилось 75 лет. В вышедшем недавно объемистом справочнике Сергея Чупринина «Малая литературная энциклопедия. Русская литература сегодня» (М.: Время, 2012) о юбиляре приводятся такие сведения:

Афанасьев Олег Львович (4.07.1937, Ростов-на-Дону). Окончил среднюю школу. Работал на предприятиях Ростова токарем, электросварщиком, строителем.  

Печатается как прозаик с 1980 г. Автор книг: Годы взрастания (М., Молодая гвардия, 1987); Праздник по-красногородски (Ростов-на-Дону, Ростиздат, 1990); Праздник по-красногородски, или Легкая жизнь (М., Молодая гвардия, 1991); Тихий Ростов-Дон (Торонто, Канада, Booklandpress, 2007); Праздник по-красногородски (Торонто, Канада, Booklandpress, 2009); Под монументом: Пьеса (Таганрог, Нюанс, 2010); Рождение червя по имени Антон Ященко: Рассказ (Таганрог, Нюанс, 2010); Юрка Лютик: Повесть. В 2 кн. (Таганрог, Нюанс, 2010). Печатался в журналах «Дон», «Аврора», «Молодая гвардия», «Ковчег», в альманахах и газетах. 

Является членом Союза российских писателей (1991). Отмечен премией журнала  «Ковчег» (2007). Живет в Ростове-на-Дону.

 

Нажмите, чтобы увеличить.

 

   Поздравляя Олега Афанасьева с очередным юбилеем, попытаюсь коротенько вспомнить, как мы с ним познакомились. С той встречи тоже как раз круглая дата – тридцатник… Итак, начало 1982-го. В отделе критики журнала «Дон» мне поручили подготовить обзор так называемого молодежного номера – последнего за 1981 год. Там я и увидел впервые имя сегодняшнего юбиляра как автора повести «В стороне далекой». А на обсуждении – и его самого. Повесть я отметил как удачную и многообещающую, раскритиковав лишь заглавие и концовку. Как нетрудно было догадаться, и то и другое представляло собой плод «творческой помощи» начинающему автору со стороны редакторов, дабы пригладить ее и привести к дозволенному общему знаменателю. После обсуждения Олег подошел ко мне поблагодарить за сказанные слова, и на том наша первая встреча и кончилась.

   С тех пор мы двигались в литературу, можно сказать, нога в ногу. Почти одновременно пробились в центральные журналы, выпустили первые книжки в Москве, прошибли лбами железобетонные барьеры в «родном» Ростиздате, а последнее десятилетие постоянно встречались на борту «Ковчега», где Олег Афанасьев регулярно печатается, стал лауреатом премии журнала, а позднее и членом редколлегии. Путь сегодняшнего юбиляра в литературу был неразрывно связан с этапами жизни Олега Львовича Афанасьева, ибо наш автор каждой написанной строкой утверждает критерий жизненной правды, определяющий для эпохи шестидесятников, когда он начинал пробовать свои силы в писательстве, и практически выведенный за пределы эстетических категорий в литературе нынешней.

     «Вообще-то я могу писать только о себе, всё остальное постольку, поскольку это касалось меня», – сознаётся автор. И это можно бы счесть за скромность авторских амбиций, но не стоит. Касалось-то его всё, что выпало пережить поколению «детей войны». И голодное, полусиротское детство под аккомпанемент бомбежек и артобстрелов, так впечатляюще отразившееся в ставших хрестоматийными повестях «Детство», «Годы взрастания», «Юрка Лютик». И отчаянно трудные попытки найти себя в бесшабашной юности – на фоне разрухи и нищеты, лживости господствующей идеологии и приспособленчества. И не менее тяжкий путь к писательскому ремеслу в ту пору, когда поминавшийся выше критерий правды жизни расценивался власть имущими как «очернительство» и прямая угроза тоталитарной власти (роман «Легкая жизнь, или Праздник по-красногородски»). И, наконец, зрелость в пору слома эпох, когда пахнувший было свежий ветер перемен так быстро и непредвиденно сменился атмосферой всеобщей продажности, бездуховности и беспредела (повесть «Построить дом»). 
Нажмите, чтобы увеличить.
В Венеции

Принято считать, что в своих жизненных воззрениях и творческих установках О. Афанасьев – последователь Виталия Сёмина. Это и так, и не совсем так. Их близость основывалась как на случайных житейских обстоятельствах (что позволило Сёмину изобразить юного Афанасьева в персонаже знаменитой повести «Семеро в одном доме» Вальке Длинном), так и на общем неприятии идеологических догм. Несомненны были и отношения учитель – ученик. Но Афанасьев попытался пойти дальше своего наставника в обнажении сути эпохи, вынося за скобки тогдашние правила литературного поведения. И в итоге, как заметил, характеризуя повесть «Юрка Лютик» В. С. Сидоров, «у Афанасьева тот же материал, что у В. Семина (″Ласточка-звездочка"), но свой, оригинальный художественный результат!..».

И такая же невписанность в социум, внеполагание ему стали важнейшей приметой личной судьбы Олега Афанасьева. «Я не был даже пионером» – так назван один из автобиографических рассказов. Всю жизнь добывая средства к существованию физическим трудом, он мог бы заявить, что не был и рабочим. Потому что всегда шел по непроторенной, абсолютно самобытной жизненной стезе. То же можно сказать и о его месте в литературе. «Вышли мы все из народа, – повторил он как-то избитую фразу. И добавил: – А я не вышел. Я остался».

   Остался Олег Афанасьев и в литературе. И поздравляя его с юбилеем, хочу от редколлегии нашего издания, от лица всех читателей пожелать ему здоровья, творческой энергии и новых писательских достижений.

Нажмите, чтобы увеличить.
В Монте Карло

Символ Веры. Рассказы
Шесть новых рассказов нашего автора Николая Ефимовича Ерохина
ТАСМАНИЯ. Путевой очерк
Очерк нашего автора, жителя Австралии Ильи Буркуна об увлекательном путешествии на уникальный остров Тасмания
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum